Смерть Алексея Тихого (1984, 10-1)

N 10 – 31 мая 1984

6 мая 1984 в лагерной больнице скончался Алексей Иванович Тихий, член-основатель Украинской Хельсинкской группы, политзаключенный пермского лагеря особого режима ВС-389/36-1.

Официальная причина смерти – рак, однако ее ставят под сомнение. Известно, что А.Тихий страдал циррозом печени, гепатитом, язвой желудка. Он дважды перенес операцию по поводу язвы желудка, последний раз – в начале 1984.

***

А.Тихий родился в 1927, по профессии – учитель.

Впервые был арестован в 1957 за “антисоветскую пропаганду”. Ему инкриминировались, главным образом, критические высказывания о советской школе. Тогда А.Тихий был приговорен к 7 г. лагерей и 5 г. поражения в правах.

В 1976 А.Тихий стал одним из инициаторов создания Украинской Хельсинкской группы {ХТС 43.7}. В 1977 арестован вместе с Н.Руденко и приговорен позднее к 10 г. лагерей особого режима и 5 г. ссылки {ХТС 44.9}.

А.Тихий – автор ряда статей, распространявшихся в самиздате и затем опубликованных на Западе: “Не могу больше молчать!”, “Сельские проблемы”, “Размышления об украинском языке и культуре в Донецкой обл.” и др.

Новое в советском законодательстве (1984, 11-5)

15 июня 1984 (11)

25 мая 1984 Председатель ПВС СССР К.Черненко подписал Указ, вводящий новые ограничения на общение советских граждан с иностранцами. Полного текста Указа еще нет в нашем распоряжении, так что, возможно, в нижеследующем имеются отдельные неточности. Они будут исправлены позднее.

Указ запрещает советским гражданам приглашать в СССР по личной инициативе иностранцев и лиц без гражданства, предоставлять им жилье, перевозить их в личных автомашинах или оказывать им иные услуги в нарушение установленных правил, касающихся поведения иностранцев на территории СССР.

Лица, по роду своей работы общающиеся с иностранцами или работающие с документами, касающихся иностранцев, подлежат за нарушение Указа штрафу от 10 до 100 руб., прочие граждане штрафу от 10 до 50 руб. Наказание, предусмотренное Указом, невелико, однако важен самый факт, что неконтролируемое общение с иностранцами объявлено противозаконным.

Указ вступает в силу с 1 июля 1984.

Положение Группы доверия (1984, 11-4)

N 11 – 15 июня 1984

Клумба в форме международного знака движения за ядерное разоружение, разбитая в районе Таганской пл. в Москве членами Группы доверия М. и В. Флейшгаккерами и др. 21 апреля 1984 [1984, 8-20], была через две недели тщательно вытоптана.

Стали известны некоторые дополнения и уточнения к сообщению [1984, 10-22] о сборе подписей под петицией о проведении советско-американской встречи в верхах с целью уменьшения международной напряженности. Сбор подписей 19 мая 1984 в 15 час. проводили на Арбате в Москве члены Группы доверия Марк Рейтман, Ольга и Алексей Лусниковы, Николай Храмов и Александр Рубченко. В течение 45 мин. они собрали 350 подписей. Почти никто из тех, к кому обращались члены Группы, не отказывался поставить свою подпись. Одно время около сборщиков подписей образовалась даже небольшая очередь желающих подписаться.

Об А.Рубченко, инвалиде 3 группы, арестованном во время сбора подписей на 15 сут. (остальных задержали до 21 часа, а потом отпустили), а затем арестованном повторно у себя дома [1984, 8-20], до сих пор нет никаких известий. Обвинение А.Рубченко во время первого ареста (в “мелком хулиганстве”) было сформулировано так: “хватал за руки и за ноги прохожих, требуя подписаться под каким-то воззванием”.

***

3 июня 1984 в 13 час. члены Группы доверия Николай Храмов и Алексей Лусников вновь вышли на улицу (на проспект Мира в Москве) для сбора подписей под той же петицией. Им удалось за 5 мин. собрать 10 подписей, после чего их задержали. Как только их увезли, на то же место вышли другие два члена Группы: Марк Рейтман и Лев Дудкин. И в этот раз среди прохожих было большое число желающих подписать петицию. Когда М.Рейтмана сажали в милицейскую машину, один человек из собравшейся толпы подбежал к нему, вырвал листок с подписями и на глазах у милиции поставил также и свою подпись.

При сборе подписей и при задержании сборщиков присутствовали еще два члена Группы и два члена американской пацифистской группы “Мобилизация за выживание”, прибывшие в СССР по приглашению Советского комитета защиты прав мира. Ни те, ни другие задержаны не были. Четверо задержанных членов Группы были после 4-х часового допроса освобождены.

На следующий день 4 июня 1984 в 7 час. утра Николаю Храмову, студенту факультета журналистики МГУ (р. 1963) позвонили из МГУ и сообщили, что в 9 час. с ним хочет беседовать ректор. Когда Н.Храмов выходил из дому, направляясь к ректору, его задержали, отвезли в отделение милиции и отпустили только в 16 час. Когда он, наконец, пришел в ректорат, ему сообщили, что, поскольку он не явился вовремя, он исключен из МГУ за неуспеваемость (?).

6 июня 1984 восемь членов Группы доверия были посажены под домашний арест, когда они пытались выйти из дому для сбора подписей под петицией. Позднее, однако, трем членам Группы удалось выйти из дому и пройти в Мосгорпрокуратуру, где они официально обратились за разрешением о сборе подписей. Им в этом было отказано.

Один из этих трех членов Группы, Н.Храмов, был позднее задержан, допрошен и отправлен домой.

***

7 июня 1984 практически все члены Группы доверия были поставлены под наблюдение. Так, у двери Владимира Бродского несли постоянное дежурство двое агентов в штатском. Когда Марк Рейтман пытался выйти из своей квартиры, ему без всяких объяснений помешали это сделать. Всего в тот день под домашний арест были поставлены, как и ранее, восемь членов Группы.

8 июня 1984 на ул.Горького за “неповиновение милиции” был задержан Николай Храмов. Его отвезли в 108 о/м г.Москвы. Над Н.Храмовым, по-видимому, уже состоялся суд, но его результаты неизвестны (речь идет об административном аресте).

Дело Юрия Османова (1984, 11-3)

15 июня 1984 (N 11)

В декабре 1982 в г.Фергана УзССР был арестован крымский татарин инженер-физик Юрий Бекирович Османов (р. 1941). Ему было предъявлено обвинение по ст.191-4 УК УзССР (аналог ст.190-1 УК РСФСР).

Юрий (Юсуф) Османов – давний участник крымскотатарского национального движения. Впервые он был арестован в январе 1968 вместе с Э.Меметовым, С.Меметовым, С.Османовым и др. Тогда ему было предъявлено обвинение по той же статье УК, и он был приговорен к 2,5 г. лагерей.

***

Суд над Ю.Османовым начался 3 мая 1983 и длился неделю. Дело рассматривал городской суд г.Ферганы. В первый день слушание дела было отложено на сутки, т.к. Ю.Османов отказался участвовать в процессе, если в зале суда не будет по крайней мере его жены. На следующий день в зал были допущены родственники и несколько знакомых Ю.Османова. Нескольким крымским татарам, однако, помешали присутствовать на суде. Так, был выведен из зала суда Иззет Хаиров. Его доставил в отделение милиции, а затем отправили в г.Алмалык, где он живет. Пытались помешать войти в зал суда Сабрие Сеутовой: ее пропустили только после предъявления журналистского удостоверения.

Ю.Османов защищал себя сам. Приглашенный им адвокат из Москвы не смог приехать, т.к. ему не дали командировки. От назначенного судом защитника Ю.Османов отказался. Ю.Османову инкриминировалось подписание писем и обращений крымских татар и несколько документов, написанных им лично, в частности, открытое письмо артисту О.Ефремову.

Ю.Османов виновным себя не признал. Свидетели, вызванные в суд, выразили свою солидарность с подсудимым. Все они подтвердили правдивость инкриминируемых Ю.Османову документов.

Ю.Османов был приговорен к 3 г. лагерей строгого режима. Приглашенная на суд публика аплодировала приговору.

12 июля 1983 кассационная инстанция рассмотрела жалобу Ю.Османова и оставила приговор без изменений. Ю.Османов прибыл в лагерь в ЯАССР.

***

26 мая 1983, вскоре после суда над сыном, в Крыму скончался отец Ю.Османова Бекир Османов, один из старейших активистов крымскотатарского национального движения. 28 мая 1983 он был похоронен в с.Беш-Терек (Донское) Симферопольского р-на, близ могилы Мусы Мамута, совершившего в 1978 самосожжение.

Похороны проходили под наблюдением милиции и КГБ. Участников похорон фотографировали, записывали номера автомашин. Через неделю после похорон к Мухсиму Османову (г.Белогорск Крымской обл.) явились сотрудники КГБ для “беседы”. Разговор шел о якобы “подстрекательской” речи, которую М.Османов произнес на похоронах Б.Османова.

Положение А.Сахарова и Е.Боннэр (1984, 11-2)

15 июня 1984 (11)

За истекшие две недели положение А.Сахарова и Е.Боннэр продолжало оставаться совершенно неясным. Одно за другим следовали различного рода официальные и полуофициальные (однако ничем не подтвержденные) сообщения о том, что А.Сахаров и Е.Боннэр здоровы и не голодают.

4 июня 1984 ТАСС опубликовало заявление о том, что “Сахаров и Боннэр в добром здравии” и сообщения западных средств информации о смерти А.Сахарова – это происки секретных служб. В тот же день западные корреспонденты обратились с запросом к представителю АН СССР о положении А.Сахарова. Тот обещал навести справки и дать ответ позднее. Когда ему позвонили вновь, он ответил: “АН СССР не располагает информацией о смерти Сахарова. Это все”. Однако гл. редактор “Нового мира” В.Карпов и некоторые “осведомленные лица”, имена которых остались неизвестными, заверили западных корреспондентов, что А.Сахаров жив. Это же заявил директор Института биохимии АН СССР акад. Ю.Овчинников.

7 июня 1984 правительство США было официально информировано советским правительством о том, что “Сахаров жив и жизнь его вне опасности”. Тогда же поступили неофициальные сообщения о том, что Е.Боннэр вновь видели в лоджии ее квартиры и даже встречали на улице г.Горького. Все эти и более ранние сообщения не могут быть, однако, ни подтверждены, ни опровергнуты независимым образом.

Фантастические “новости” о положении А.Сахарова и Е.Боннэр продолжают между тем распространяться. Так 13 июня 1984 появились сообщения о том, что Е.Боннэр якобы позвонила министру иностранных дел Великобритании Джеффри Хау и обратилась с просьбой о помощи (?!). Второй секретарь советского посольства в Бельгии Ю.Бузыкин заявил члену экологической партии Бельгии Алэну Тийсу, что А.Сахаров в прекрасном состоянии здоровья и даже совершает прогулки. Ю.Бузыкин сказал также, что А.Сахаров заслуживает быть судимым за свои призывы к Западу вооружаться, но судить его все же не будут.

Дело Владаса Лапениса (1984, 11-1)

N 11 – 15 июня 1984

13 февраля 1984 в Вильнюсе был арестован Владас Лапенис. В день ареста в его квартире был произведен обыск, которым руководил сотрудник КГБ Чапуленис. Следствие по делу В.Лапениса вел п/п КГБ Пилялис. Предъявленное В.Лапенису обвинение неизвестно.

Суд над В.Лапенисом несколько раз откладывался. Последняя назначенная дата суда – 27 мая 1984. Ввиду преклонного возраста (В.Лапенис родился 6 июня 1906) и плохого состояния здоровья В.Лапенис был освобожден до суда под подписку о невыезде. После этого В.Лапенис ушел из дому и с тех пор скрывается.

***

Экономист В.Лапенис был впервые арестован в 1976 за публикацию статей и заявлений в “Хронике Литовской Католической Церкви” и за распространение самиздата. Тогда его приговорили к 3 г. лагерей строгого режима и 2 г. ссылки. В.Лапенис страдает гипотонией, болезнью сердца, радикулитом.

Жена В.Лапениса Елена живет по адресу: г.Вильнюс, ул. Даугуветиса, 5, кв. 11.

Дело “национально-освободительной организации Грузии” (1984, 12-4)

30 июня 1984 (12)

Стали известны подробности дела З.Лашкарашвили и др. [1983, 23/24-5 ; 1984, 6-2], арестованных в Тбилиси летом 1983.

Захарий Константинович Лашкарашвили (р. 1954) и Тариэл Николаевич Гвиниашвили (р. 1960) были арестованы 13 июля 1983 по подозрению в том, что они участвовали в распространении листовок. Листовки, изготовленные фотоспособом, распространялись 26 мая 1983 в автомеханическом техникуме, педагогическом и политехническом институтах г.Кутаиси.

Доказательств участия арестованных в распространении листовок следствие не получило, однако З.Лашкарашвили и Т.Гвиниашвили освобождены не были. Обвинение их по ст.71 УК ГрузССР (аналог ст.70 УК РСФСР) было сохранено, изменилось лишь конкретное содержание обвинения.

29 декабря 1983 обвинение по тому же делу было предъявлено экономисту Гураму Шавловичу Гогбаидзе (р. 1949, в [1984, 6-2] фамилия дана с искажением). Однако, Г.Гогбаидзе до суда арестован не был. У Г.Гогбаидзе еще до предъявления обвинения был проведен обыск (13 июля 1983), его многократно допрашивали и даже избивали во время допросов (9 ноября 1983, майор Т.Чумбуридзе). В следствии по этому делу (N202), кроме Т.Чумбуридзе, участвовали Тахвелидзе, Майсурадзе, Горхелашвили. Руководил следствием нач. следственного отдела КГБ ГрузССР полк. А.Мирианашвили.

***

Дело З.Лашкарашвили, Т.Гвиниашвили и Г.Гогбаидзе было рассмотрено Верховным судом ГрузССР 15 февраля 1984. Председательствовал судья Теймураз Герсамия, обвинение поддерживал прокурор Г.Сванишвили. В суд было вызвано 30 свидетелей.

З.Лашкарашвили обвинялся в том, что он еще в 1974-1975, находясь на службе в армии, пытался создать “Национальную партию Грузии”. Эту попытку он повторил позднее, и в 1981 создал “Национально-освободительную организацию Грузии” (СЕГО – Сакартвелос Еровнул-ганматависуплебели организация). Устав ее был составлен З.Лашкарашвили. Целью организации была пропаганда идеи об отделении Грузии от СССР. З.Лашкарашвили обвинялся также в попытке создания типографии для печатания “антисоветской” литературы, в написании ряда самиздатских документов: “Правда, борьба и свобода”, “Кто мы, грузины?”, в составлении текстов листовок, изготовлении трафаретов для нанесении краской на стенах “антисоветских” лозунгов.

Т.Гвиниашвили обвинялся в участии в “Национально-освободительной организации Грузии”, предоставлении своей квартиры для собраний организации, в напечатании на машинке по просьбе З.Лашкарашвили 300 листовок, направленных против празднования “юбилея” присоединения Грузии к России (он печатал листовки совместно со студенткой исторического ф-та ТГУ Ламзирой Мишаевной Тоточава).

Г.Гогбаидзе обвинялся также в принадлежности к организации и в сборе для нее членских взносов.

З.Лашкарашвили признал факты обвинения, однако, отказался признать себя виновным и раскаяться. Т.Гвиниашвили полностью отрицал даже факты обвинения, и, как говорится в обвинительном заключении, “своим поведением мешал следствию в установлении истины”.

З.Лашкарашвили приговорен к 5 г. лагерей строгого режима и 2 г. ссылки, остальные двое – к 4 г. лагерей строгого режима каждый.

***

З.Лашкарашвили до ареста жил по адресу: Тбилиси, ул.Гомборская, 45а.

Т.Гвиниашвили жил по адресу: Тбилиси, Глданский массив, 6 микрорайон, корп.27, кв. 166 (его отец Николай Михайлович – в том же корпусе, в кв. 85).

Семья Г.Гогбаидзе (в ней трое малолетних детей) живет по адресу: ГрузССР, г.Рустави, ул.Баланчавадзе, 4, кв. 4.

Из дела N202 выделены материалы в отношении ряда других лиц, выступавших на суде свидетелями и, видимо, подозреваемых в членстве в СЕГО. Материалы выделены, в первую очередь, в отношении Ламзиры Тоточава (Тбилиси, овраг Шатберашвили, 8а). Л.Тоточава вменяется в вину размножение на машинке листовок.

Суд над Павлом Везиковым (1984, 12-3)

30 июня 1984 (12)

В мае 1984 выездная сессия Верховного суда ЭССР в г.Нарва рассматривала дело по обвинению Павла Викторовича Везикова (р. 1957) по ст.194-1 УК ЭССР (аналог ст.190-1 УК РСФСР).

П.Везиков, слесарь Нарвского завода железобетонных изделий, – член зарегистрированной общины ЕХБ. До суда он не был арестован и находился под подпиской о невыезде. П.Везиков заявил ходатайство об отказе от защитника: он намеревался защищать себя сам. Ходатайство это было отклонено.

П.Везиков обвинялся в распространении журналов “Вестник Истины”, книги Д.Дудко “О нашем уповании”, сборника “Из-под глыба”, других книг и журналов, слайдов религиозного содержания. Всего у него на обыске было изъято около 1000 экз. религиозной литературы. Следствие утверждало также, что П.Везиков принимал активное участие в религиозном воспитании детей, однако, дело по ст.137 УК ЭССР (аналог ст.142 УК РСФСР) не было возбуждено, т.к. данные, имевшиеся в распоряжении следствия, относились ко времени, выходящему за пределы срока давности.

П.Везиков виновным себя не признал. Он был приговорен к 2 г. лагерей общего режима. Его жена с тремя детьми живет в г.Нарва ЭССР.

Положение А.Сахарова и Е.Боннэр (1984, 12-2)

30 июня 1984 (12)

За истекшие две недели мало что прояснилось относительно положения А.Сахарова и Е.Боннэр. В официальных советских заявлениях по-прежнему говорилось о том, что оба они находятся в хорошем состоянии здоровья. На пресс-конференции в связи с приездом в Москву президента Франции Ф.Миттерана Леонид Замятин заявил: “А.Сахаров живет хорошо, ест хорошо, и все у него в порядке”. Согласно Замятину, А.Сахаров “зарабатывает ежемесячно 900 руб. в институте ядерной физики в Горьком” (?!).

17 июня 1984 советский журналист Виктор Луи, известный своими связями с КГБ, продал в Цюрихе представителям западногерманской газеты «Bild» и американской телекомпании CBS фотографию А.Сахарова, снятую, по его словам, 15 июня 1984, и фотографию Е.Боннэр, снятую 12 июня 1984. Он заверил журналистов, что фотографии подлинные, но на самих фотографиях нет ничего, что могло бы подтвердить указанное им время съемок. Родственники А.Сахарова и Е.Боннэр указывают, однако, что А.Сахаров на фотографии одет не совсем обычно, у него нет в руках сумки с бумагами, с которой он никогда не расставался, так что можно сделать вывод, что он находится не дома и разделен с Е.Боннэр (не случайно они не сняты вместе).

26 июня 1984 родственники А.Сахарова и Е.Боннэр получили в Бостоне телеграмму из Горького, отправленную 22 июня 1984, в которой говорилось: “не беспокойтесь, мы живы и здоровы”. Далее шло поздравление Е.Янкелевичу, мужу дочери Е.Боннэр, с наступающим днем рождения. Телеграмма подписана: “мама и Андрей”.

Наконец, в последних числах июня поступило письменное сообщение от лица, знающего Е.Боннэр, о том, что в первой половине июня Е.Боннэр видели идущей в булочную “втроем” – видимо, в сопровождении двух агентов КГБ.

В общем, можно предположить, что Е.Боннэр, по-видимому, на самом деле относительно здорова – по крайней мере для того, чтобы выходить на улицу. По-видимому, с А.Сахаровым они разделены.

***

Тем временем, следствие по делу Е.Боннэр продолжается. По этому делу были допрошены члены Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях В.Бахмин и А.Подрабинек (после выхода из заключения первый живет в Калинине, второй – в г.Киржач Владимирской обл.). В Ленинграде по делу Е.Боннэр прошел обыск у Леонида Гальперина, знакомого Н.Гессе, недавно выехавшего в США, которая была очень близка к Сахаровым.

Что касается самого А.Сахарова, то никаких независимых подтверждений официальных заявлений о том, что с ним “все в порядке”, не появилось. Уровень информированности иллюстрируется сообщением газеты «Los Angeles Times», в котором говорится следующее: в начале июня 1984 один москвич подслушал в общественной бане разговор двух сотрудников КГБ из Горького, которые находились в командировке в Москве. Сотрудники КГБ сказали, что “теперь изоляция А.Сахарова полная. Он – единственный пациент на целом этаже горьковской больницы, и этаж этот усиленно охраняется”.

Арест Александра Якира (1984, 12-1)

30 июня 1984 (12)

18 июня 1984 в Москве арестован Александр Евгеньевич Якир (р. 15 октября 1955).

Отец А.Якира Евгений Морисович и его жена Римма добиваются эмиграции в Израиль с 1973. А.Якир в последние годы жил преимущественно за пределами Москвы, работал в археологических экспедициях и т.п. Он опасался призыва в армию, в результате которого могли бы появиться дополнительные мотивы для отказа в эмиграции – по соображениям “секретности”. Отказ в эмиграции отцу Александра – Е.Якиру был мотивирован именно “секретностью” его работы.

Точное обвинение, предъявленное А.Якиру, неизвестно, но, по-видимому, он обвиняется по ст.80 УК РСФСР (“уклонение от очередного призыва на действительную военную службу”).

Родители А.Якира живут по адресу: 117485, Москва, ул.Профсоюзная, 100, корп.5, кв. 35.

Дед А.Якира Морис был расстрелян в 1937, его бабушка провела в лагерях 15 лет. Брат Мориса Иона Якир, знаменитый командарм, тоже был расстрелян.