Положение ссыльных (1979, 8-9)

N 8 – 30 апреля 1979

А.Подрабинек 28 апреля 1979 женился.

Жена его Алла Хромова сейчас живет вместе с ним в ссылке. Подрабинеку дали направление на работу учеником слесаря в трест “Индигирзолото”, однако он настаивает на трудоустройстве по специальности. Имена местных официальных лиц: председатель Оймяконского райсовета И.К.Дмитриев, председатель райисполкома Любимов, начальник райотдела внутренних дел Н.Б.Емельянов.

*

С.Сапеляк в с.Богородское Хабаровского края работает электриком.

*

В.Слепак работает механиком в колхозе в с.Цокто-Хангил.

*

Крайне жесткий режим установлен В.Стусу в пос.Матросова Магаданской обл. Ему запрещают жить на частной квартире, возражают даже против перемены комнаты в общежитии. Стус подвергается постоянным провокациям со стороны местной шпаны. Здоровье его резко ухудшилось. Большая часть корреспонденции исчезает, а доходящая явно перлюстрируется. С учетом этапа срок ссылки у Стуса кончается 1 октября 1979.

*

У В.Чорновила с учетом этапа срок ссылки кончается 24 октября 1980. В апреле 1979 он поехал в отпуск во Львов [1979, 7-7].

К суду над Зисельсом (1979, 8-8)

N 8 – 30 апреля 1979

Сообщаем подробности суда над Зисельсом, состоявшегося в Черновцах 3-5 апреля 1979 [1979, 7-2]. Председательствовал В.С.Ищенко, народные заседатели Макаров и Вайнберг, прокурор Коцюрба, защищала Зисельса адвокат из Ворошиловграда Н.Я.Нимиринская. Адвокат смогла ознакомиться с делом лишь за день до начала процесса.

Обвинение включало:

1. Устная клевета на советский общественный и государственный строй (показания свидетелей Остапенко и Сахаровой, причем последняя на суд не явилась);

2. Распространение “Архипелага ГУЛаг” (показания Н. и В. Кругловых), “Из-под глыб” (показания Р.Блита), “Просуществует ли Советский Союз…” (показания И.Шенкера);

3. Изготовление двух неоконченных текстов и обращения в защиту А.Подрабинека;

4. Сбор тендециозной информации о заключенных СПБ;

5. Хранение с целью распространения 7 документов (поскольку хранение вообще не входит в диспозиции статьи УК, по которой обвиняется Зисельс, то из приговора этот последний пункт был исключен).

В первый день, кроме П.Подрабинека [1979, 7-2] у зала суда были задержаны и доставлены в милицию брат Иосифа Семен Зисельс, а также Р.Круг, Б.Гринфельд, Г.Мягкий, В.Касавин. У С.Зисельса в этот день на сутки отключили телефон.

На следующий день после суда, 6 апреля, родные Зисельса имели с ним свидание через стеклянную перегородку по телефону. И.Зисельс подал кассационную жалобу в Верховный Суд УССР.

К аресту Георгия Михайлова (1979, 8-7)

N 8 – 30 апреля 1979

Коллекционер Георгий Михайлов, арестованный в феврале в Ленинграде [1979, 5-5], возможно будет направлен на судебно-психиатрическую экспертизу.

***

Михайлов вызвал недовольство КГБ еще в 1972 своим отказом сотрудничать с ним в период работы переводчиком в Доме дружбы с зарубежными странами.

Начиная с 1975 он принял активное участие в организации выставок художников-нонконформистов и пропаганде их работ.

27 июля 1977 у Михайлова был проведен обыск под предлогом поиска украденных в Новгороде икон. Обыск проводился по подложному ордеру (на нем была санкция прокурора г.Новгорода, но тот, в ответ на запрос, сообщил, что санкции он не давал). 14 августа 1977 в газете “Неделя” появилась клеветническая статья, намекающая на шпионские связи Михайлова с иностранцами.

В сентябре 1977 он был уволен с работы, однако суд позднее его восстановил.

Тем временем Михайлов продолжил свою деятельность по пропаганде нонконформистов, что и привело к его аресту. “Занятие запрещенным промыслом” {ст. 162}, в котором его обвиняют – это изготовление слайдов с картин по просьбам самих художников, причем по себестоимости, с возмещением лишь стоимости фотоматериалов. Плата, взимаемая профессионалами, вчетверо больше.

Арест Льва Волохонского (1979, 8-6)

N 8 – 30 апреля 1979

Лев Волохонский, один из основателей СМОТ, арестованный на допросе 20 марта 1979 [1979, 6-2], находится в ленинградской тюрьме “Кресты”.

Следствие ведет Ленинградская городская прокуратура (ул. Якубовича 4), следователь Носов. 25 апреля 1979 Носов допросил другого члена Совета СМОТ В.Новодворскую. Он пытался также вызвать на допрос Е.Николаева, но тот отказался участвовать в следствии по политическому делу.

***

Известно,что показания на Волохонского еще до его ареста дал физик Александр Снисаренко, подтвердивший получение от Волохонского журналов “Посев” и “Континент”. Впоследствии Снисаренко отказался от своих показаний, послав заявление о том, что они были получены в результате шантажа. Другой свидетель, чьими показаниями располагает следствие – человек по имени Р.Пенис, эмигрировавший впоследствии в США и проживающий ныне в Гарварде.

У жены Волохонского Натальи Лесниченко в начале апреля 1979 был отключен телефон. Она живет вместе с 3-месячным ребенком по адресу: Ленинград, пр.М.Тореза 40, корп.4 кв. 68.

Л.Волохонскому 16 мая исполняется 34 года.

К делу журнала “Поиски” (1979, 8-5)

N 8 – 30 апреля 1979

Следствие по делу журнала “Поиски” [1979, 3-5 ; 1979, 6-4] продолжается.

Один из редакторов журнала, Валерий Абрамкин, был трижды вызван на допросы в прокуратуру. Прокурор угрожал В.Абрамкину арестом, если издание журнала не будет прекращено. Другим членам редколлегии прокурор угрожал высылкой из Москвы.

Тем временем, Петр Егидес был уволен с должности преподавателя в институте, а Раису Лерт (р.1906), члена КПСС с 1926, исключили из партии.

Редколлегия в специальном заявлении отвергла шантаж и попытки сделать В.Абрамкина заложником, дабы добиться прекращения выпуска журнала. В заявлении говорится,что все члены редколлегии несут за содержание журнала равную ответственность.

Освобождение “самолетчиков” (1979, 8-4)

N 8 – 30 апреля 1979

20 апреля 1979 на основании Указа ПВС СССР, подписанного Л.Брежневым, были досрочно освобождены из заключения Анатолий Альтман, Гидель Бутман, Вульф Залмансон, Борис Пэнсон и Арье Хнох.

Срок заключения у всех них – 10 лет, так что освобождены они были на 14 месяцев раньше. Трое были осуждены на “ленинградском процессе” о захвате самолета {ХТС 17.6}, а Залмансон и Бутман на связанных с ним параллельных процессах. Никто из освобожденных не подавал прошения о помиловании.

27 апреля Бутман вылетел в Израиль самолетом через Вену. Остальные в тот же день выехали поездом.

***

В день освобождения “самолетчиков” стало известно, что сын видного еврейского активиста и отказника В.Слепака, ныне отбывающего ссылку, Леонид Слепак (р.1960) получил разрешение на выезд в Израиль с женой и ребенком. До этого он 1,5 года уклонялся от призыва в армию и подлежал уголовному преследованию.

Накануне, 19 апреля, неожиданно получил разрешение на выезд ленинградец Феликс Аронович (отказник с 7-летним стажем) и еще 6 отказников из Киева.

Описанные события произошли во время пребывания в Москве делегации из 17 американских конгрессменов, с том числе Ч.Вэника, соавтора известной поправки к закону о торговле. Вэник и другие конгрессмены имели встречу с А.Лернером и другими еврейскими активистами-отказниками, 20 апреля конгрессмены У.Грэдисон, Т.Вирт, М.Макхью и Г.Спеллман встретились с А.Сахаровым, Е.Боннэр, И.Валитовой-Орловой и И.Жолковской-Гинзбург.

***

В преддверии приезда делегации конгрессменов резко возросла еврейская эмиграция.

В марте 1979 СССР покинуло 4416 чел. (предыдущий рекорд, 4408 чел. в октябре 1973). Ожидается, что в текущем году СССР покинет 50 тыс.чел. (предыдущий рекорд, 35 тыс. чел. – в 1973). Большое число заявлений, однако, еще остаются неудовлетворенными: в 1978 число заявлений о выезде возросло до 140 тыс., по сравнению с 71 тыс. в 1977.

Обмен заключенными (1979, 8-3)

N 8 – 30 апреля 1979

27 апреля 1979 были освобождены узники совести Георгий Винс (секретарь Совета Церквей ЕХБ), Александр Гинзбург (распорядитель Фонда помощи политзаключенным, член Московской Хельсинкской группы), Марк Дымшиц и Эдуард Кузнецов (осуждены по “ленинградскому процессу” {ХТС 17.6} за попытку захвата самолета для бегства в Израиль) и Валентин Мороз (один из видных активистов украинского национального движения).

Освобожденные были доставлены на советском самолете в Нью-Йоркский аэропорт им.Кенеди, где состоялся их обмен на советских шпионов В.Энгера и Р.Черняева, осужденных американским судом в октябре 1978. Обмен явился результатом длительных переговоров, проходивших с осени прошлого года между советником Президента США по вопросам национальной безопасности З.Бжезински и послом СССР в США А.Добрыниным. На отдельных этапах в переговорах участвовал Президент Дж.Картер.

***

Согласно договоренности, семьи вскоре должны присоединиться к осводожденным. Уже 26 апреля И.Жолковская-Гинзбург была вызвана в ОВИР, несмотря на нерабочий день. Она, однако, заявила, что поедет только в мае, т.к. у нее много неоконченных дел. Она настаивает также на выезде с нею вместе приемного сына Сергея Шибаева, отбывающего ныне воинскую повинность на Таймыре ( в/ч 16519).

Освобождение произошло неожиданно для заключенных и их семей. Родственники освобожденных услыхали о случившемся по радио.

Согласия заключенных на обмен не спрашивали. Винс, Гинзбург и Мороз заявили, что не собирались покидать родину. Дымшиц и Кузнецов были удивлены своим прибытием в США и намерены в кратчайший срок выехать в Израиль.

Дело “левой оппозиции”, 6 (1979, 8-2)

N 8 – 30 апреля 1979

Суд над Александром Скобовым [см. 1979, 7-1 и ранее], назначенный сначала на 16 апреля 1979, состоялся лишь 19 апреля. Суд постановил направить Скобова для принудительного лечения в ПБ общего типа.

***

В тот же день, 19 апреля 1979, на углу ул.Пестеля и Фонтанки был арестован Алексей Викторович Хавин [1979, 1-1, 1979, 2-6]. Он выходил из суда, где только что отказался от своих показаний против Скобова, данных на предварительном следствии. За несколько дней до этого он сделал то же самое на суде над Цурковым [1979, 7-1].

В милиции, куда доставили Хавина, его подвергли обыску, не давшему никаких результатов. Тогда его переодели, собственную одежду унесли в другое помещение, где в его отсутствие “обнаружили” в четырех местах одежды наркотики. Хавину предъявлено обвинение по ст.224 ч. 1 УК РСФСР (”Изготовление или сбыт наркотических… веществ”, максимальная санкция 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества). Дело ведет Дзержинское районное управление милиции г.Ленинграда. Дознание осуществляет инспектор милиции Никитин.

А.Хавин (р.1959) – студент 1 курса 1-го Ленинградского мединститута. В 1977 школьником помещался в психбольницу за распространение произведений Кропоткина. У Хавина отец и 10-летний брат. 25 мая должна была состояться его свадьба с Ириной Верещака. 20 апреля невеста принесла жениху передачу. Передачу приняли, но лекарства, которые Хавину необходимо принимать 3 раза в день, вернули.

20 апреля с обыском по делу Хавина пришли к Андрею Резникову [см.1979, 7-1 и ранее]. Обыск проводили инспектор милиции Гуделайтис и Кобко. Обыск длился всего 40 мин. и ничего найдено не было.

Через три дня, 23 апреля, с обыском к Резникову пришли вторично, на этот раз руководитель дознания Никитин и инспектор Миколашников. Войдя в комнату, они сразу направились к шкафу и достали из-за него пакет, содержащий 10 г. анаши и морфина. В ходе последовавшего за этим поверхностного обыска были изъяты также записи суда над А.Цурковым. На следующий день Резникова вызвали на допрос.

***

19 апреля 1979, отбыв по 15 суток, освободились В.Павленков и Л.Кучай [1979, 7-1]. Физическое состояние обоих после голодовки крайне тяжелое (Павленков держал сухую голодовку). За день до освобождения оба они, находившиеся в разных камерах, одновременно заболели. Температура у Павленкова при освобождении 39 С, у Кучая – 38,6 С.

Невеста А.Цуркова Ирина Залмановна Лопотухина так и не получила освобождение от работы после травмы, нанесенной ей у зала суда, и вынуждена была работать больной, дабы не быть уволенной. (Исправление опечатки в номере ее телефона в [1979, 1-1]: 216 68 46).

Положение Бориса Евдокимова (1979, 8-1)

N 8 – 30 апреля 1979

1 марта 1979 Борис Евдокимов был переведен из Казанской СПБ в ПБ им.Кащенко (Лениградская обл., г.Гатчина, с.Никольское). 12 апреля больница пригласила сына Евдокимова Ростислава. Ему сообщили, что в суд направлены документы на отмену принудительного лечения его отца. 24 апреля Евдокимов был освобожден.

Причиной этого акта является то, что Евдокимов находится при смерти. Полгода назад у него начались горловые кровотечения, однако никакого лечения он не получал (врачи диагностировали осложнение после воспаления легких). Сейчас стал известен истинный диагноз: “Бронхиальный рак левого легкого. Метастазы в печени. Неоперабелен”.

Врачи обещают не более 3-4 месяцев жизни.

***

Евдокимов знает о своем положении. Он просит прислать ему любой вызов (на постоянное жительство, гостевой, для лечения), чтобы умереть в условиях слободы.

Данные для вызова: Евдокимов Борис Дмитриевич, р.1923; жена Евдокимова Галина Владимировна, р.1934; дочь Евдокимова Татьяна Борисовна, р.1967; адрес: Ленинград, ул,Бурцева 19 кв. 120.

Вызов нужен крайне срочно. Сын Евдокимова Ростислав о выезде не ходатайствует.

***

Б.Евдокимов был арестован 26 октября 1971 по обвинению в антисоветской агитации и пропаганде. Ему инкриминировались публикации за рубежом статей под псевдонимом Сергей Разумный. Его обвиняли также в связи с НТС. Был признан невменяемым (”шизофрения”) и много лет провел в СПБ в Ленинграде, Днепропетровске и Казани.

Преследования художников-нонконформистов (1979, 7-9)

N 7 – 15 апреля 1979

Проект серии выставок под девизом “Москва-Париж”, о котором сообщалось в
[1979, 5-5], перерос в проект международного фестиваля нонконформистского искусства, который должен пройти 28-29 апреля в Москве, Ленинграде, Ярославле, Новгороде, Калинине, Париже, Нью-Йорке и Вене.

28 марта 1979 в квартире московского коллекционера Людмилы Кузнецовой собрались художники, чтобы провести пресс-конференцию в связи с фестивалем. Однако, в 11 час. утра в квартиру явились милиционеры. Они арестовали Кузнецову, ссылаясь на то, что она оказала неповиновение милиции, не явившись для объяснений по жалобе соседей (Кузнецова живет в коммунальной квартире). Кузнецову приговорили к 15 сут. ареста, которые она отбывала в Бутырской тюрьме. Все это время она голодала.

Тем временем, оставшиеся в квартире Кузнецовой художники Валерий Аккс, Виталий Длугий, Иосиф Киблицкий, Владислав Провоторов, Вячеслав Савельев и Вячеслав Сысоев забаррикадировались в квартире, отказываясь покинуть ее до освобождения Кузнецовой.

30 марта 1979 вечером 20-30 милиционеров взломали дверь квартиры, арестовали всех шестерых и отвезли их в три разные тюрьмы. На следующий день В.Аккс и И.Киблицкий за сопротивление милиции были приговорены к 15 сут. ареста. Остальные оштрафованы на 20 руб. каждый.