“Юридическая” основа выселения крымских татар (1979, 9-13)

N 9 – 15 мая 1979

Приводим выписку из Постановления Совета Министров СССР N 700 от 15 августа 1978 “О дополнительных мерах по укреплению паспортного режима в Крымской области”.

Совет Министров постановил, что в качестве временной меры, начиная с 15 октября 1978:

— лица, пребывающие в Крымскую область в неорганизованном порядке и проживающие без паспортов, по недействительным паспортам, без прописки и регистрации, несмотря на наложенное на них административное взыскание за нарушение паспортных правил, по решению исполнительных комитетов городских, районных, районных в городах Советов народных депутатов удаляются из области органами внутренних дел.

— граждане, являющиеся владельцами домов, нанимателями или поднанимателями жилых помещений, либо проживающие в общежитиях, допускающие проживание других лиц у себя без паспортов, по недействительным паспортам, без прописки или регистрации, если они за это время дважды в течении года подвергались админитстративному взысканию, выселяются за пределы Крымской области на срок до двух лет по решению исполнительных комитетов городских, районных, районных в городах Советов народных депутатов”.

Этот документ стал юридической основой усилившихся с конца 1978 выселений крымских татар, явочным порядком прибывающих в Крым [см., например, 1979, 7-5].

ИТК-19 (1979, 9-12)

N 9 – 15 мая 1979

После ликвидации мужской политической зоны ЖХ-385/3-5 в. пос. Барашово [см. 1979, 7-11] лагерь ЖХ-385/19 в пос. Лесной (Уморский) остался единственным политическим лагерем строгого режима в МордАССР (рабочее название исправительная трудовая колония ИТК-19).

Начальником его является капитан Киселев, прежде бывший начальник оперативной части в том же лагере.

Зам. начальника по режиму – ст. лейтенант Зиненко, бывший начальник отряда в ныне ликвидированном ИТК-17а. Прежний зам. начальника по режиму подполковник Вельмакин, славившийся своим садизмом, ныне работает в министерстве культуры Мордовской АССР, в управлении по охране памятников культуры.

Начальник оперативной части – кап. Якубенко, бывший раньше лишь помощником начальника оперчасти. Теперь его помощник ст. лейтенант Воробьев. Зам. начальника по политической части – бывший начальник отряда капитан Кильгишов.

Начальник части инвентарного снабжения – капитан Кузне цов. Цензор – жена замполита Т. Н. Кильгишова. Зав. домом свиданий, выдачей посылок и бандеролей – сержант М. Иншакова. Начальник санчасти – Л.Ф. Родкина, фельдшеры Л. И. Кузнецова и М. Т. Лукина.

Директор завода майор Емельяненко. Завод деревообделочный, главная продукция его часовые футляры, изготовляемые для часового завода в г. Сердобске Пензенской обл.

Дежурные помощники начальника колонии (ДПНК) – майор Чекмырев, капитан Беглов, ст. лей тенант Федотов, лейтенант Андреев.

Из существовавших ранее 6 отрядов – ныне только три, ибо население лагеря сократилось с 450 до 175 (главным образом в результате уменьшения числа военных преступников). Начальники отрядов: 1-го – капитан Гайченко, 2-го – капитан Хлевин, 3-го – ст. лейтенант Пятаченко.

Уполнамоченный КГБ по лагерю – капитан Борода, его помощник-Буртышев. Лагерь курирует Отдел КГБ при Управлении Дубровлага (система Мордовских лагерей) в пос. Авас. Начальник Отдела – полковник Романов, его заместитель подполковник Трясоумов.

Надзирателями в лагере работают: прапорщики Бутаков, Дацик, Инцаков, Коняев, Коркаш, Матвеев, Орешкин, Резанов, Фролкин, Шлепанов, старшина Лоскутов и еще трое, имена которых неизвестны.

Инциденты у посольства США (1979, 9-11)

N 9 – 15 мая 1979

24 апреля 5 этнических немцев пытались пройти в посольство США в Москве. Один был задержан, четверым удалось пройти и беседовать с представителем посольства, который убедил их уйти.

26 апреля 3 других немца также пытались пройти в посольство [см. 1979, 8-23].

***

27 апреля разыгрались события иного рода.

Неизвестный человек прорвался на такси на территорию посольства и сделал там два выстрела из пистолета, не объясняя своих мотивов и не предъявляя никаких требований. Он был задержан сотрудниками посольства и передан советским властям.

Предыдущий инцидент такого рода имел место 28 марта 1979, когда «некий моряк торгового флота Ю. Власенко проник в посольство с бомбой на теле». Он требовал немедленного выезда в США и заявлял, что хочет дать пример диссидентам. По просьбе посла Малколма Туна милиция вошла в здание посольства и захватила вторгшегося, который при этом взорвал на себе бомбу и, как сообщают позднее скончался. Из сотрудников посольства никто не пострадал.

Посол М.Тун после описанных двух инцидентов решил установить существенные ограничения доступа посетителей в посольство. Эти ограничения раньше были минимальными (насколько это зависело от американской стороны). Посольство США было одним из самых доступных, по сравнению с другими посольствами, расположенными в Москве.

Демонстрация отказниц и положение семьи Елистратовых (1979, 9-10)

N 9 – 15 мая 1979

19 апреля 1979 в 16 ч. у здания МИД СССР на Смоленской площади в Москве группа евреек-отказниц провела демонстрацию под лозунгами “Визы в Израиль”.

В ней участвовали Марина Вигдорова с 6- и 8- летними детьми Левой и Соней, Алла Другова, Батшева Елистратова, Галина Кремень, Фаина Коган, Мила Лившиц, Наталья Розенштейн, Наталья Хасина и Елена Чернобыльская. Демонстрация была насильственно прекращена через несколько минут группой людей в штатском, которые при этом выкрикивали сами и побуждали собравшуюся толпу к антисемитским и профашистским лозунгам.

Женщин доставили в милицию, где продержали 4 часа. Б. Елистратову судили и приговорили к 15 суткам за “хулиганство”, Е. Чернобыльскую оштрафовали на 20 руб., а Ф. Коган – на 10 руб.

***

24 апреля 1979 муж Б. Елистратовой Виктор был задержан в метро и доставлен в Московское управление КГБ. Там ему было сделано предупреждение по указу ПВС СССР от 25 декабря 1972 [см. 1979, 2-7]. В. Елистратов отказался подписать предупреждение. Тогда сотрудники КГБ стали его шантажировать, угрожая распустить слух, что он является их агентом.

В начале мая В. Елистратов выехал в Киев для встречи с группой западных туристов. Встреча была назначена на квартире киевского еврея-отказника – В. Кислика. Поздно вечером, когда В. Елистратов был в постели в квартире Кислика, а хозяин дома отсутствовал, раздался телефонный звонок, и голос по-английски предупредил о скором пребытии зарубежных гостей. Когда через несколько минут в дверь позвонили, В. Елистратов открыл дверь в пижаме и халате. Тогда в дверь ворвались несколько человек, вытащили Елистратова, в чем он был, наружу, отвезли его в аэропорт и отправили под конвоем в Москву.

Положение ссыльных (1979, 9-9)

N 9 – 15 мая 1979

Семен Глузман 11 мая 1979 был освобожден из под стражи для дальнейшего отбывания в ссылке в с. Нижняя Тавда Нижне-Тавдинского р-на Тюменской области. Он находится в больнице после 4-месячной голодовки, которую он держал со времени помещения в ПКТ [1979, 2-17]. Он страдает болезнью сердца.

5 апреля 1979 Георгий Давыдов был восстановлен по суду на работе в агрохимической лаборатории, откуда его уволили в середине января [см. 1979, 2-19]. Решение суда, однако, еще не вступило в силу, т.к. заведущая лабораторией его обжаловала.

20 марта 1979 прибыл в ссылку Василий Долишний. Его адрес в ссылке: 472551, Карагандинская обл., КазССР, Егиндибулакский р-н,совхоз Комсомольский, до востребования. Он очень болен. Сейчас живет в общежитии, работает рабочим в совхозном гараже.

Положение семей Гинзбурга и Винса (1979, 9-8)

N 9 – 15 мая 1979

Как известно, в условиях соглашения об обмене советских политзаключенных на советских шпионов [1979, 8-3] входит обеспечение права семей политзаключенных на воссоединение с ними за рубежом.

И. Жолковская, жена А. Гинзбурга, настаивает на выезде вместе с приемным сыном С. Шибаевым [1979, 8-3], от которого она получила телеграмму о согласии на выезд. Жолковскую торопят с выездом, однако до сих пор ей не удалось соединиться по телефону с мужем. Все разговоры прерываются в самом начале. Мать А. Гинзбурга, Людмила Ильинична, тяжело больна и выезд возможен только после ее выздоровления.

***

В ином положении первоначально была семья Г. Винса. Дом Винсов в Киеве был окружен агентами КГБ, которые даже поставили рядом с домом служебный автобус. Связь Винсов с внешним миром была прервана, к ним и от них никого не пропускали, у приходивших проверяли документы. Сыну Г. Винса Петру угрожали убийством если он попытается выйти.

Член Московской Хельсинкской группы Мальва Ланда, приехавшая 30 апреля 1979 в Киев, была задержана на вокзале в Киеве ” по подозрению в поездной краже”. Ее тщательно обыскали и забрали 100 р. денег и письмо А. Сахарова семье Винсов. Деньги позднее вернули. М. Ланду насильно посадили в поезд и отправили в Москву, а оттуда в Петушки, где она сейчас живет. Ей приказали не покидать дом до конца майских праздников. Ей угрожают также возбуждением уголовного дела по ст.192 УК РСФСР (“Оскорбления представителя власти”: М. Ланда обвиняла схвативших ее людей в фашистских методах).

Через несколько дней однако блокада с дома Винсов была снята, им даже разрешили звонить по телефону за границу. Их, как и Жолковскую, стали торопить с выездом.

К самоубийству Михайло Мельника (1979, 9-7)

N 9 – 15 мая 1979

Историк Михайло Мельник покончил жизнь самоубийством в ночь с 9 на 10 марта и был спешно похоронен 11 марта 1979 [см. 1979, 5-2, там неточность в датах].

Власти приняли меры для того, чтобы ограничить доступ на похороны. П. Стокательный был задержан на автостанции в Киеве при попытке выехать в с. Погребы Броварского р-на Киевской обл., где состоялись похороны. М. Горбаля и Е. Обертаса, присутствовавших на похоронах, задержали, отвезли в Броварское отделение милиции, тщательно обыскали и продержали до поздней ночи.

Во время обыска, приведшего к самоубийству Мельника, было изъято около 15 папок его рукописей. У Мельника остались жена и две дочери: Оксана 1970 г.р. и Дана 1975 г.р. В оставленной записке Мельник объяснил свой шаг нежеланием обрекать семью на тяготы, связанные с его положением инакомыслящего.

К делу Владимира Свирского (1979, 9-6)

N 9 – 15 мая 1979

Суд над Владимиром Свирским, одним из членов Совета СМОТ [1978, 2-1], ранее назначенный на 23 апреля 1979, перенесен на 15 мая 1979.

Следствие по его делу вела прокуратура Москворецкого р-на г. Москвы, суд состоится в райнарсуде того же района. Свирский обвиняется в хищении книг из библиотеки. Однако, на обыске у него из 69 изъятых наименований библиотечные книги составляют лишь 9. Остальное: тексты самиздата, магнитофонные записи, кассеты с кино и фотопленкой. Обыск проводился почему-то с миноискателем, протокол обыска Свирскому предъявлен не был.

На обыске по делу Свирского у другого члена Совета СМОТ Александра Иванченко были изъяты только тексты правозащитных документов, сборник “Демократические альтернативы” и другая литература, изданная за рубежом на русском языке. В ходе следствия следователь по делу Свирского Ю.Г. Жданов угрожал А. Иванченко привлечь его в качестве обвиняемого по тому же делу, что и Свирского.

Хельсинкская группа в Мордовском лагере (1979, 9-5)

N 9 – 15 мая 1979

Образована новая Хельсинкская группа в политическом лагере особого режима в пос. Сосновка МордАССР (номер подразделения сейчас изменен в лагере вместо ЖХ-385/1-6 теперь стал ЖХ-385/1-8).

В Группу входят члены Украинской Хельсинкской группы Л. Лукьяненко и А. Тихий, присоединившийся позднее к Литовской Хельсинкской группе Б. Гаяускас [см. 1978, 3-8], а также Богдан Ребрик. В группу входили, кроме них, еще Э. Кузнецов, член Московской Хельсинкской группы А. Гинзбург ( до их высылки из СССР) и В. Романюк (до выезда в ссылку).

Группа составила три документа.

Первый касается смертной казни. Группа сообщает, что в каждой из трех небольших областей: Брянской, Калужской и Житомирской казнят ежегодно 5-6 человек. Группе известны имена 20 казненных в 1976-1978 гг. (Если данные группы пересчитать на весь СССР, пропорционально населению, то это дает не менее 1300 казней в год).

Второй документ касается необходимости связать политическую разрядку с разрядкой военной и отменить обязательную воинскую повинность в странах, где это еще не сделано.

Третий документ касается преследований верующих в лагерях: запретов исполнения религиозных обрядов, конфискации крестов, ермолок, религиозной литературы, писем на религиозные темы и т.п.

Суд в Запорожье (1979, 9-4)

N 9 – 15 мая 1979

В феврале 1979 областной суд г. Запорожье приговорил Федора Александровича Коркодилова (р. 1929) и Всеволода Алексеевича Бугаенко (р. 1939) к 2,5 и 1,5 г. лишения свободы соответственно. Они арестованы в зале суда.

Коркодилов, пресвитер церкви ЕХБ г. Запорожье, и Бугаенко, благовестник той же церкви, осуждены по ст. 138 УК УССР (аналог ст. 142 УК РСФСР). Им инкриминировано, в частности, проведение христианских браков, крещений и т.д., начиная с 1966.

Жена Коркодилова Александра Антоновна живет по адресу: 330048, Запорожье,ул. Теннисная 26 кв. 1. Жена Бугаенко Мария Петровна живет по адресу: 330096 Запорожье, ул. Червона Кинкота 56.