Положение кришнаитов (1987, 14-5)

N 14 – 31 июля 1987

Во многих городах группы кришнаитов проводят на улицах киртаны – религиозные песнопения. В июле 1987 киртаны состоялись в Москве на Арбате, в Риге у Дворца культуры ВЭФ, в г.Юрмала (ЛатвССР), в Ленинграде у Казанского собора, у Русского музея, у Петропавловской крепости и в других местах.

Обычно киртаны проходят беспрепятственно, но иногда вмешивается милиция. В Юрмале милиция просила поющих разойтись, и они перешли в другое место. Требования разойтись предъявлялись и к поющим у Казанского собора в Ленинграде. Во время киртан у Петропавловской крепости 18 июля 1987 был задержан кришнаит из Риги Владимир Московцев [1987, 13-2]. Его обвинили в торговле религиозной литературой. В.Московцева отвезли в 43 о/м, где был составлен протокол об изъятии у него нескольких брошюр, фотографии и ксерокопии английской книги. Провожать В.Московцева в милицию отправились 15 чел. Через 2,5 часа, после полуночи, его отпустили. В.Московцев – машинист крана. В марте 1987 у него в кабине крана был произведен обыск, изъята кришнаитская литература.

18 июня 1987 в Перми был задержан кришнаит Михаил Николаевич Шилов (р. 1949), художник-оформитель. Он – член Ленинградского горкома художников-графиков, был прописан в с.Ликва Очемчирского р-на Абхазской АССР. М.Шилов был задержан по подозрению в бродяжничестве (в Перми у него живут родители и сестра). Его на месяц поместили в спецприемник Свердловского р-на г.Перми. (нач. п/п Пинаев). Во время пребывания в спецприемнике была устроена встреча М.Шилова с представителем Комитета по делам религий Е.В.Емельцевым и профессором кафедры философии Политехнического ин-та М.Г.Писмавликом. 17 июля 1987 М.Шилова выпустили. Когда ему вернули паспорт, оказалось, что он задним число (21 февраля 1987) выписан из Абхазии. У него взяли подписку о том, что он не буде более появляться в Перми.

18 июля 1987 майор милиции посетил кришнаитку Лилию Анатольевну Краулиня (р. 1937), детского хирурга, проживающего в Риге по ул. Капловас, 8, кв. 1. Он предупредил ее, что отправление религиозных культов на ее квартире незаконно. Это не первый визит милиции к Л.Краулиня. Акт о незаконном проведении религиозных церемоний у Л.Краулиня был составлен в августе 1986.

В марте 1987 сотрудник КГБ посетил жену политзаключенного Евгения Любинского Светлану в с.Мышаровка Винницкой обл. Он интересовался ее контактами. С.Любинской он угрожал лишением родительских прав, если она не изменит своих убеждений.

Демонстрации крымских татар (1987, 14-4)

N 14 – 31 июля 1987

Находящиеся в Москве представители крымских татар были приняты на 22 июля 1987 приглашены на беседу в ЦК КПСС.

Их приняли несколько человек, в том числе зам. зав. отделом пропаганды Власов, зав. приемной ЦК Молокоедов, зам. зав. отделом административных органов Сошник. Крымским татарам было сообщено, что 6 июля 1987 создана комиссия для рассмотрения вопросов, поднимаемых крымскими татарами под председательством А.Громыко. (Позднее стало известно, что в нее входят также председатель КГБ В.Чебриков, председатель СМ РСФСР В.Воротников, I-ый секретарь ЦК КП Украины В.Щербицкий, I-ый секретарь ЦК КП Узбекистана И.Усманходжаев, зам. председателя ПВС СССР П.Демичев, А.Яковлев, А.Лукьянов, Г.Разумовский).

После приема около 400 крымских татар собрались в Измайловском парке, где было решено, что встречу в ЦК КПСС нельзя считать удовлетворительной, что создание комиссии – это не тот ответ, который обещал им дать П.Демичев на июньской встрече [1987, 13-22). Татары были возмущены также тем, что в составе комиссии нет представителей народа. 23 июля 1987 около 100 крымских татар собрались у здания ЦК КПСС, требуя встречи с М.Горбачевым. К ним, однако, вышел только Молокоедов. Тогда в 14 час. татары организованно направились на Красную площадь. У собора Василия Блаженного их остановила милиция. Тогда демонстранты (более 500 чел.) сели на землю и отказались уйти с площади до удовлетворения их требований.

В 21 час. по Центральному телевидению было передано сообщение ТАСС о создании комиссии. В сообщении много места было уделено тому, что было названо “сотрудничеством части татарского населения с немецко-фашистскими оккупантами”, однако было также признано, что “акт поголовного выселения крымско-татарского населения не является справедливым”. Крымские татары расценили тон заявления как оскорбительный для народа. Красная площадь была закрыта для посетителей. Сидящих на мостовой татар окружил кордон милиции, однако попыток разогнать их сделано не было. После долгих переговоров к татарам допустили их соотечественников, принесших им хлеб и воду. Генерал-майор милиции убеждал татар разойтись “во избежание эксцессов со стороны населения”, но они ушли лишь в 1 час ночи.

На следующий день, 24 июля 1987 демонстранты-татары опять появились у здания ЦК КПСС, опять без видимых помех со стороны милиции. Им было предложена еще одна встреча с П.Демичевым, но они от нее отказались.

25 июля 1987 утром примерно 125 татар собрались у здания Приемной ПВС СССР. Примерно через 2 часа демонстранты мирно разошлись. Главная демонстрация этого дня началась позднее на Красной площади. Число демонстрантов постепенно росло, достигнув, в конце концов, примерно 500 человек. Демонстранты громко скандировали: “Родина! Родина!” и “Горбачев! Горбачев!”, потрясая в воздухе кулаками. Они держали над головой плакаты с требованиями возвращения в Крым и восстановления национальной автономии, портреты В.Ленина и М.Горбачева. Демонстранты кричали также: “Позор ТАСС!”, протестуя против тона сообщения ТАСС о создании комиссии. Милиция оттеснила демонстрантов к собору Василия Блаженного, и, установив кордон, закрыла Красную площадь для посетителей. Действовала она с максимальной осторожностью, стараясь не прибегать к насилию. Милиция не пропускала к татарам ни советских граждан, ни иностранных корреспондентов. На 20 мин. был задержан корреспондент западногерманского журнала STERN Марио Дидерихс, пытавшийся пройти к демонстрантам.

За милицейским барьером, примерно в 50 м от демонстрантов, собралось около 1000 зрителей. Многие выкрикивали в адрес татар оскорбления, кричали: “Татары – вон!” и убирайтесь с Красной площади!”

Количество милиции, оцепившей татар-демонстрантов, постепенно росло, численное превосходство ее постепенно стало подавляющим. На площадь было доставлено большое число и машин с водометами, которые тоже образовали сплошной барьер вокруг демонстрантов.

Значительное число демонстрантов – около 150 – оставалось на площади всю ночь, оставалось и милицейское ограждение. В 8 час. утра 27 июля 1987 татары возобновили скандирование лозунгов. Демонстрация длилась до 3 час. дня – в общей сложности 21 час. Демонстранты разошлись после того, как была достигнута договоренность о том, что на следующий день, 27 июля 1987 их примет А.Громыко. Предложение об этом передал им лично министр внутренних дел СССР А.Власов.

***

Встреча с А.Громыко состоялась 27 июля 1987 в 12 час. и длилась 2,5 часа. Во встрече участвовали также П.Демичев и А.Власов. Крымские татары, которые к тому времени собрались в Москве в количестве более 800 чел., выделили делегацию из 21 чел. (размер делегации ограничен не был). А.Громыко не дал членам делегации никакого определенного ответа на их требования, убеждал их подождать решения комиссии. Он призывал “не взвинчивать и подогревать обстановку”, что, как сказал А.Громыко, “не в ваших интересах”.

На следующий день, 28 июля 1987 татары собрались в Измайловском парке в Москве, чтобы прослушать магнитофонную запись встречи и обсудить план дальнейших действий. Число собравшихся превысило уже 1000. Было принято единодушное решение остаться в Москве и продолжить протесты , а также обратиться к руководителям государств мира с просьбой о поддержке. Предложение начать голодовку было отклонено. Активисты будут посланы на места проживания крымских татар для информации и разъяснения сложившегося положения.

29 июля 1987 “Известия”, комментируя сообщение о создании комиссии, обрушились в нападками на “экстремистов” – крымских татар, которыми, якобы, манипулируют Решат и Мустафа Джемилевы и несколько близких им лиц. Экстремисты, по словам газеты, “регулярно собираются на квартирах неких Григорянца и Сендерова, куда приглашаются особо падкие на сенсации иностранные корреспонденты”. Однако, отвечая на письма читателей, требующих вмешательства “правоохранительных органов”, газета указывает, что “призвать экстремистов к порядку – “дело самих крымских татар”.

Милиция информировала крымских татар, что им разрешается продолжить демонстрации в Москве при условии, что они будут проходить не на Красной площади, и что о них власти будут уведомлены заранее. 30 июля 1987 утром милиция посетила ряд квартир, где ночевали крымские татары, в частности, квартиру Ларисы Богораз, где ночевали трое, в их числе Феми Умеров из г.Крымск Краснодарского края. Татар предупредили об ответственности за нарушение паспортных правил, требовали покинуть Москву, не ходить на демонстрацию, которую намечалось провести в этот день у здания ТАСС. Милиция, однако, не возражала, если эти лица отправятся на собрание татар в Измайловском парке.

30 июля 1987 около 200 крымских татар провели демонстрацию на Пушкинской площади в Москве. Милиция не чинила препятствий. Демонстранты разошлись, потому что вскоре начался сильный ливень. Позднее в этот же день 867 татар собрались на очередную встречу в Измайловском парке. Вечером этого дня 12 человек из 15 членов “инициативной группы”, руководящей действиями татар, не вернулись на квартиры московских правозащитников, где они ночевали. Татарские активисты заявили, что 15 человек из числа руководителей демонстраций были задержаны.

ТАСС и Центральное телевидение обвинили сотрудника посольства США Шона Бирнса в том, что он подстрекал татар к проведению демонстраций, Посольство США отвергло эти обвинения.

Молодежная антикоммунистическая группа (1987, 14-3)

N 14 – 31 июля 1987

Валентин Погорилый [1987, 3-7, 1987, 4-1] был членом молодежной антикоммунистической группы, в которую входили жители различных городов. Вместе с В.Погорилым были арестованы Виктор Полиектов (из г.Череповец Вологодской обл.) и Виктор Левиаш (р. ок. 1963, из г.Днепропетровска).

О судьбе В.Погорилого уже сообщалось: он был освобожден по Указу ПВС СССР от 12 февраля 1987.

Виктор Полиектов был арестован в Ленинграде, где он в то время служил в армии. Судил его военный трибунал, он был приговорен по ст.ст. 70 и 72 УК РСФСР к 4 г. лагерей и 2 г. ссылки. Его отправили в пермский лагерь БС-389/5. Оттуда его неожиданно перевели в Москву в институт им.Сербского, где с 5.5 по 13 июля 1985 он проходил стационарную психиатрическую экспертизу. Оттуда его отправили в СИЗО КГБ в Ленинград.

Там ему объявили, что первый приговор отменен, ибо трибунал был проведен “с нарушением правовых норм” – не была проведена психиатрическая экспертиза. Состоялось повторное заседание трибунала, на котором В.Полиектов был признан невменяемым и направлен на принудительное лечение в СПБ. 8 октября 1985 он был помещен в Ленинградскую СПБ. 17 апреля 1986 комиссия рекомендовала его к переводу в ПБ общего типа. После длительного этапа 8 июля 1986 В.Полиектов прибыл в ПБ по месту по месту жительства в г.Череповец. 17 декабря 1986 комиссия рекомендовала его к выписке и 12 марта  1987 В.Полиектов был освобожден.

Виктор Левиаш был арестован по ст.226-2 УК РСФСР (“Незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка или сбыт сильнодействующих и ядовитых веществ”). Конкретное содержание обвинения неизвестно. Он был признан невменяемым и направлен на принудительное лечение в СПБ. До начала октября 1986 он находился в Ленинградской СПБ. Известно, что он находится в СПБ и сейчас, но его точное местонахождение неизвестно.

Положение баптистов (1987, 14-2)

N 14 – 31 июля 1987

Иван Коротич [1987, 9-2] судом в г.Сумы (УССР) приговорен к 3 г. лишения свободы условно и из-под стражи освобожден.

9 февраля 1987 Виктор Литовченко [1986, 24-1] в Киеве был приговорен к 3 г. лагерей строгого режима по ст.187-1 УК УССР (аналог ст.190-1 УК РСФСР).

Иван Петренко в Днепропетровске был 12 февраля 1987 приговорен к 2,5 г. лагерей общего режима. Ранее [1987, 10-6, 1987, 9-2] величина срока сообщалась неверно. Иван Петренко, как лицо пенсионного возраста, должен быть освобожден по амнистии.

13 мая 1987 в г.Славянск Донецкой обл. были задержаны две автомашины, на которых перевозился тираж подпольного баптистского журнала “Вестник истины”. В одной машине находился Анатолий Михайлович Ломакин (р. 1954), в другой – Михаил Васильевич Белов (р. 1959) и Александр Петрович Дуденков (р. 1968). Их доставили на местный опорный пункт милиции. 2000 экземпляров “Вестника истины” были конфискованы. Задержанные баптисты были вскоре освобождены.

Освободившийся из лагеря Петр Петерс перешел на нелегальное положение, нарушив тем самым условия установленного над ним административного надзора. 8 мая 1987 в с.Мартук (КазССР) его арестовали и предъявили ему обвинение в нарушении правил надзора. Однако, через 4 дня его освободили, ограничившись предупреждением. Член Совета церквей ЕХБ Михаил Хорев также перешел на нелегальное положение, чтобы работать для СЦ ЕХБ, хотя он тем самым тоже нарушил правила надзора.

Продолжаются разгоны молитвенных собраний баптистов.

Собрания были разогнаны в Алтайском крае, в Ставропольском крае, в Одессе. 10 мая 1987 разогнала молитвенное собрание в г.Орел. В Брянске власти воспрепятствовали пасхальному молитвенному собранию. В г.Киверцы разгоном пасхальных собраний руководили сотрудник милиции Горгут и председатель горсовета Музычук. Милиция и городские власти вторглись на пасхальное собрание в г.Ковель, нарушив его ход и переписав имена собравшихся. В Луцке на пасху за домами верующих было установлено наблюдение, чтобы предотвратить молитвенное собрание. Нарушали молитвенные собрания и переписывали имена собравшихся во время Пасхи также и в Рязани.

28 апреля 1987 в г.Георгиевск Ставропольского края на Библейский час явились представители местных властей, милиция и следователь прокуратуры Осипова. Имена присутствовавших были переписаны, в доме был произведен обыск. Обыску подвергся также автомобиль баптиста Штейна.

Михаил Азаров, освобожденный из лагеря в марте 1987, был вызван в милицию г.Белгород и за свою деятельность в местной общине оштрафован.

3 июля 1987 скончалась от рака недавно освобожденная из лагеря член Совета родственников узников ЕХБ Ульяна Германюк.

Процесс освобождения политзаключенных (1987, 14-1)

« N 14 – 31 июля 1987 »

К числу досрочно освобожденных их лагерей добавились трое.

29 июля 1987 были освобождены Захарий Лашкарашвили и Гурам Гогбаидзе {1987, 15/16-1}. Еще ранее, 30 июня 1987, была освобождена из лагеря баптистка Зинаида Вильчинская.

***

Из ссылки освобождена по помилованию (а не по амнистии) Оксана Попович. Стало известно, что Зоя Крахмальникова и Феликс Светов [1987, 11/12-1] освобождены тоже по помилованию.

Сообщение, что Феликс Светов был освобожден по амнистии, ошибочно, хотя условия амнистии на него и распространяются. То обстоятельство, что З.Крахмальникова и О.Попович освобождены по помилованию, заставляет думать, что, вероятно, правильно пессимистическое толкование пункта о дополнительном наказании в Указе об амнистии [1987, 11/12-2], и ряд лиц, у которых, как можно было надеяться, будет снята ссылка, не будут освобождены по амнистии.

***

Несколько человек освобождены из ПБ.

17 июля 1987 из Ленинградской СПБ освобожден Александр Скобов. Еще в начале июля 1987 из ПБ в г.Донецк освобожден Владимир Калюжный. Стало известно, что освобожден Юсуп Османов: примерно полгода назад он был переведен из Благовещенской СПБ в ПБ общего типа в г.Фергана, а сейчас освобожден. Стало также известно, что в марте 1987 из Ленинградской СПБ был освобожден Виктор Полиектов (ранее ошибочно Полуэктов, о нем см. [в наст. вып., 1987, 14-3]).

Алексей Мусатов переведен из Смоленской СПБ в ПБ общего типа по адресу: 142370, Московская обл., Чеховский р-н, ст.Столбовая, с.Троицкое-Антропово, городская ПБ N 5.

Процесс освобождения политзаключенных (1987, 15/16-1)…

31 июля 1987 (N 14)

«Вести из СССР», 1987 г.

Процесс освобождения политзаключенных (14-1)

Положение баптистов (14-2)

Молодежная антикоммунистическая группа (14-3)

Демонстрации крымских татар (14-4) Москва

Положение кришнаитов (14-5)

Разные сообщения (14-6 — 14-17)

14-6.

Летом 1986 в г.Иваново был арестован Андрей Николаевич Пальчиков (р. ок. 1959). Ему было предъявлено обвинение по ст.190-1 УК РСФСР в распространении листовок. Листовки, однако, не были им распространены: их нашли у него дома при обыске. А.Пальчиков был признан невменяемым и направлен на принудительное лечение в Ленинградскую СПБ, где и находится в настоящее время. Его семья живет по адресу: 153025, г.Иваново, ул.Воинова, 22, кв. 76.

14-7.

В 1984 в г.Даугавпилс ЛатвССР был арестован Витольд Янович Мультиньш. Ему было предъявлено обвинение по ст.183-1 УК ЛатвССР (аналог ст.190-1 УК РСФСР). Он был признан невменяемым и направлен на принудительное лечение в Ленинградскую СПБ. В конце 1986 он был переведен в ПБ общего типа по месту жительства в г.Даугавпилс. Его нынешнее положение неизвестно. Его семья живет по адресу: 228400, ЛатвССР, г.Даугавпилс, ул. Каунас, 74, кв. 26.

14-8.

Стали известны обстоятельства психиатрической госпитализации Сирвард Авагян [1987, 10-4]. После своего освобождения из лагеря в ноябре 1985 она пробыла на свободе лишь несколько минут. У ворот лагеря ее ждала санитарная машина, доставившая ее в ПБ г.Новосибирска. Там она получала инъекции галоперидола, аминазина, сульфазина.

Через 23 дня она была перевезена в ПБ в Ереван, где она получала в инъекциях и таблетках аминазин, тизерцин, галоперидол, нейлептил, треседил. Физическое ее состояние резко ухудшилось. 12 декабря 1986 С.Авагян была выписана из ПБ с диагнозом “параноидальное развитие личности”. Она получила 2 группу инвалидности и отдана под опеку отца. Приблизительно в конце апреля – начале мая 1987 С.Авагян была вновь помещена в ПБ.

14-9.

16 июля 1987 в Риге Верховный суд ЛатвССР под председательством Яунбелзейса с участием прокурора Казуле рассмотрел кассационную жалобу Линарда Грантиньша [1987, 13-5 и ранее]. Слушание длилось 20 мин. Приговор оставлен без изменения.

14-10.

Валерий Тимохин находится сейчас в Ташкентской СПБ. В течение последних лет его перевозят из одной СПБ в другую, в некоторых он побывал уже неоднократно. Перевод в другую СПБ обычно происходит, когда заходит речь о снятии принудительного лечения.

14-11.

Пятидесятник из г. Чугуевка Приморского края Бернгард Рошер был 8 февраля 1987 судом условно освобожден с обязательным привлечением к труду. Однако, по непонятным причинам он до сих пор продолжает содержаться в лагере.

14-12.

13 апреля 1987 в Центральном доме литераторов в Москве во время дискуссии по докладу историка Ю.С.Борисова о сталинизме взял слово студент Историко-архивного института Дмитрий Геннадьевич Юрасов (р. 1965), который в свое время работал в Центральном Государственном архиве Октябрьской революции и в особом архиве Верховного суда СССР и Военной коллегии. Он огласил огромное число новых сведений (в том числе статистических) о репрессиях сталинских лет и о проведенных Н.Хрущевым реабилитациях.

После этого выступления за Д.Юрасовым была установлена непрерывная слежка. Его три раза вызывали на допросы в КГБ. У него пытались узнать, каким образом запись его выступления попала на Запад.

14-13.

17 июля 1987 группа лиц, представившихся как работники 40 о/м г.Москвы, вломились в квартиру врача-биофизика Н.Ф.Муратова (ул.Олеко Дундича, 5, кв. 92). Они требовали, чтобы им дали осмотреть квартиру.

Ордера на обыск не было, но вторгшиеся говорили, что, возможно, Н.Муратов прячет труп, или изнасилованную им женщину, или “преступника Огородникова”. Н.Муратов запер все комнаты и отказался туда кого-либо допустить. Тогда его доставили в 40 о/м, где его начальник майор Ф.В.Козодой пытался убедить Н.Муратова, чтобы тот разрешил обыск без санкции прокурора, угрожая 15-суточным арестом, высылкой из Москвы и т.д. Н.Муратов отказался, ссылаясь на неприкосновенность жилища. Вторгшиеся покинули квартиру лишь через 3 часа.

14-14.

30 июля 1987 в Латвии в пос.Гауя был разогнан лагерь хиппи. Был устроен обыск с целью поиска наркотиков. Несколько человек было избито.

14-15.

Московская Группа доверия послала на конвент END в Ковентри письмо, предупреждая против провокаторов, выступающих, якобы, в качестве представителей Группы. Ольга Стерник [1987, 13-20], включенная в советскую делегацию, утверждала вначале, что она является представителем одной из частей, на которые, якобы, раскололась Группа доверия. После интенсивных расспросов, которым ее подвергли западные делегаты конвента, О.Стерник перестала настаивать на своем членстве в Группе. Теперь она заявляет, что Группа более не существует.

14-16.

16 июля 1987 несколько советских евреев, включая двух бывших политзаключенных – Якова Левина и Марка Непомнящего, вылетела из СССР в Израиль, впервые не через Вену, а через Бухарест.

14-17.

23 июля 1987 из СССР в ФРГ по частному приглашению сроком на 6 мес. вылетел бывший политзаключенный Низаметдин Ахметов. 26 июля 1987 из СССР эмигрировал член латвийской группы “Хельсинки-86”, бывший политзаключенный Роланд Силараупс.

NN 15/16 – 31 августа 1987…

Съезд пятидесятников (1979, 17-7)

N 17 – 15 сентября 1979

В августе 1979 в подмосковном лесу состоялся съезд представителей церквей пятидесятников в СССР.

Участвовало 20 делегатов из Украины, Белоруссии, Прибалтики, центральных областей России и из Сибири. Не смогли прибыть только делегаты с Кавказа. На съезде был создан Совет церквей пятидесятников. В его задачи входит координация усилий членов церквей в их борьбе за свободу вероисповедания и оказание поддержки членам церкви, желающим эмигрировать. В СССР сейчас около 500 000 пятидесятников. Около 30 000 заявили о своем желании покинуть СССР.

Съезд направил также послание папе Иоанну-Павлу II с призывом о поддержке права членов церкви на эмиграцию.

Приговор адвентистам (1979, 17-6)

N 17 – 15 сентября 1979

25 июня 1979 в г.Ставрополе закончился суд над членами адвентистской церкви Рихардом Альбертовичем Спалинем, Анатолием Андреевичем Рыскалем и Яковом Николаевичем Долготером [см. 1979, 12-3].

По уточненным данным Р.Спалинь обвинялся по ст.190-1, 162 и 92 УК РСФСР (соответственно: “распространение клеветнических измышлений”, “занятие запрещенным промыслом” и “хищение государственного имущества”), а А.Рыскаль и Я.Долготер – по ст.190-1 и 162 УК РСФСР. Обвинение по ст.162 и 92 связано с участием обвиняемых в создании одной из типографий адвентистского издательства “Верный свидетель”.

Р.Спалинь приговорен к 7 г., а А.Рыскаль и Я.Долготер к 4 г. лишения свободы каждый.

Госпитализация Сергея Маляревского (1979, 17-5)

N 17 – 15 сентября 1979

В конце августа 1979 в психбольницу г.Новождановка Донецкой обл. был принудительно госпитализирован Сергей Викторович Маляревский (р.1954), бывший студент Донецкого университета. Одновременно у него на квартире был проведен обыск, изымалась “запрещенная литература” и письма.

С.Маляревский в марте 1979 подал в ОВИР документы на выезд в Израиль к родственникам. Вскоре после этого против него было возбуждено дело о тунеядстве и взята подписка о невыезде. В июне 1979 Маляревский получил в ОВИРЕ отказ “за дальностью родства” и почти сразу же был принудительно доставлен на экспертизу в психбольницу г.Донецка на предмет определения “психической пригодности к трудовой деятельности”.

После этого С.Маляревский в заявлении в ПВС СССР отказался от советского гражданства и потребовал права на выезд из СССР. Ряд его знакомых был вызван в КГБ и милицию для “бесед” о политических взглядах Маляревского. Затем последовала его госпитализация.

Адрес семьи Маляревского: 343700, Донецкая обл., г.Харцызск, пер.Склярова, 2, кв. 47, тел. 27-08.

Вокруг обыска у Н.В. Суровцевой (1979, 17-4)

N 17 – 15 сентября 1979

31 августа 1979 в г.Умань (УССР) был проведен обыск у старейшей украинской писательницы Надежды Витальевны Суровцевой (р.1895).

Н.Суровцева провела более 30 лет в сталинских лагерях и тюрьмах, ее воспоминания широко использовались А.И.Солженицыным в “Архипелаге ГУЛаг”. В начале 70-х гг. у Н.Суровцевой проводилось несколько обысков в связи с арестами правозащитников (Л.Плюща, В.Некипелова и др.).

***

Обыск 31 августа был проведен под тем предлогом, что в селе, откуда родом проживающий сейчас у Н.Суровцевой квартирант, было совершено ограбление. На обыске были взяты брюки и ботинки квартиранта и большой архив Н.Суровцевой (в частности, воспоминания о писателе Ю.Смоличе). Квартирант не был арестован.

За несколько дней до этого Н.Суровцеву посетил член Московской Хельсинкской группы В.Некипелов. У Некипелова, как уже сообщалось [1979, 16-6], 26 августа также был проведен обыск, на этот раз по делу N 46012/18, возбужденному, как полагают, против “Хроники текущих событий” [1979, 12-7]. Обыск проводил ст.следователь Князев, изъято 117 наименований [в 1979, 16-6 неточность].

***

Во время обыска у Н.Суровцевой находились гости, в их числе – московский правозащитник Евгений Габович. Сразу же после обыска Е.Габович уехал во Львов.

Во Львове вечером 2 сентября, на Габовича, шедшего в компании своих друзей супругов Гнатенко напали 8 человек и начали его избивать. Подбежавший милиционер после краткого разговора с одним из избивавших поспешил удалиться. Вскоре подъехала черная “Волга” и Габовича одного увезли в милицию.

Когда его хотели обвинить в хулиганстве, он объявил голодовку. Через сутки, после вмешательства друзей Е.Габович был освобожден.