Предупреждение Вячеславу Бахмину (1979, 20-10)

N 20 – 31 октября 1979

18 октября 1979 член Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях Вячеслав Бахмин был вызван на беседу в КГБ СМ СССР к Сергею Ивановичу Соколову (должность неизвестна, но по всем внешним признакам весьма высокопоставленное лицо; в 1979 С.И.Соколов проводил с В.Бахминым “беседу”, выпуская его из тюрьмы по помилованию).

Вызов был осуществлен повесткой на типографском бланке “в связи с административным расследованием” (такая формулировка ранее в подобных случаях не употреблялась и неизвестно, какой юридический смысл в это вкладывается).

***

Разговор шел о деятельности Рабочей комиссии, об “использовании ее данных зарубежными центрами”, о неточностях в Бюллетенях Комиссии.

На предложение В.Бахмина указать конкретно на неточности, дабы можно было в следующем номере опубликовать поправки, С.Соколов ответил отказом (“мы не будем поставлять вам информацию”). В.Бахмина предупредили о “незаконности” его деятельности. Однако, официальная процедура “предупреждения” в письменной форме по Указу ПВС СССР от 25 декабря 1972 не проводилась.

Положение ссыльных (1979, 20-9)

N 20 – 31 октября 1979

Ольга Никора находится в ссылке по адресу: 678626, ЯАССР, Усть-Майский р-н, пос.Солнечный. Она живет в общежитии, работает в местной столовой.

*

Иде Нудель отказано в ее просьбе получить консультацию московского уролога в связи с заболеванием почек (на месте специалист отсутствует).

*

Габриель Суперфин получил отпуск из ссылки для поездки в Москву. Перед этим к нему приезжал сотрудник КГБ, уговаривающий его сразу по окончании ссылки эмигрировать. Суперфин отказался.

Тогда ему был предоставлен отпуск, в котором ему долго отказывали. Сотрудник КГБ выразил надежду, что друзья уговорят Сурерфина изменить свои намерения.

*

Вячеслав Чорновил из пос. Чапанда в октябре переехал в пос.Нюрба (того же района). Медкомиссия признала его вполне здоровым и отказалась дать освобождение от тяжелых работ.

Политзаключенные в уголовных лагерях (1979, 20-8)

N 20 – 31 октября 1979

Евгений Бузинников в лагере в Тавдинском р-не Свердловской обл., ст.Азанка, учр. И-299/2-1-4 окончил в лагерном ПТУ курсы электриков. Однако, начальник колонии п/п Мальцев отказывается назначить его на работу по специальности, поскольку Бузинников – “плохой человек”.

Бузинников продолжает работать разнорабочим. Письма к нему практически не доходят, из-за рубежа не доходят совсем. Начальник отряда лейт. Шуляев заявил Бузинникову, что переписка с заграницей запрещена (на сомом деле в законе нет таких ограничений).

*

Михаил Кукобака в лагере в г.Новополоцке Витебской обл. (учр. УЖ-15/10-“Д”) работал сначала в тарном цехе, а потом был переведен в цех полировки, где вынужден постоянно дышать вредными испарениями. У него хронический двусторонний отит.

Начальник лагеря полк.Новик и зам.нач. по режиму майор Косяк резко ограничивают переписку Кукобаки. 28 октября 1979 член Московской Хельсинкской группы В.Некипелов обратился в прокуратуру Владимирской и Московской областей с требованием возбуждения уголовных дел по ст.171 УК РСФСР (“превышение власти или служебных полномочий”) против сотрудника Владимирского УКГБ Евсеева и сотрудника института им.Сербского Фокина, ответственных за госпитализацию Кукобаки в 1969-1976 в СПБ (поскольку данные последней экспертизы говорят об отсутствии у него каких-либо психических отклонений).

*

Мирослав Симмич [1979, 16-23] переведен в новый лагерь: Пермская область, г.Кизел, п/о Гашковка, пос.В.Косьва, п/я 201/20. Он работает уборщиком в бараке на 200-250 чел. Администрация натравливает на него уголовников.

М.Симмич страдает язвой желудка, гипертонией, радикулитом.

Дело Владимира Кислика (1979, 20-7)

N 20 – 31 октября 1979

21 сентября 1979 у киевского еврейского активиста Владимира Кислика [1979, 18/19-36 и ранее] был проведен обыск.

Его проводил по делу N52050 прокурор Игнатьев в течение 13 часов. Был полностью изъят научный архив В.Кислика (он – физик, р.1935), его официальная переписка и переписка с коллегами, магнитофон, записи на иврите, молитвенные принадлежности отца Кислика.

***

24 и 29 сентября В.Кислика подвергли допросам в прокуратуре по поводу дела “о нарушении авторских прав” (ст.136 УК УССР, аналог ст.141 УК РСФСР, максимальная санкция исправительные работы до 1 г. или штраф до 500 р.). Речь шла о статье В.Кислика “Поглощение гелия облученными образцами аустенитовой стали”, опубликованной в американском научном журнале “Journal of Nuclear Material”, vol.66.

Авторство Кислика и возможность открытого опубликования статьи подтверждаются представленным В.Кисликом в милицию решением Ученого совета Института ядерных исследований АН УССР от 13 июня 1972 (тогда В.Кислик работал в этом институте и был уволен в связи с подачей заявления на выезд в Израиль; он ожидает разрешения на выезд уже 6 лет). Тем не менее, расследование по делу продолжается.

Дело Виктора Матвеюка (1979, 20-6)

N 20 – 31 октября 1979

Стали известны подробности дела Виктора Матвеюка [1979, 16-10, имя там указано было предположительно].

Отец Виктора Степан Матвеевич, пресвитер церкви ЕХБ в г.Нарва (ЭстССР, г.Нарва, ул.1-ая Речная, 32а, кв. 1) вместе с семьей возбудил ходатайство об эмиграции из СССР. В связи с этим Виктор, находившийся в призывном возрасте, попросил 18 апреля 1979 об отсрочке призыва в армию и эта отсрочка была ему дана в устной форме.

9 мая в доме Матвеюков произошел пожар, в результате которого Виктор Матвеюк получил сильные ожоги. На следующий день Матвеюков уведомили, что им отказано в эмиграции и одновременно принесли повестку В.Матвеюку о призыве на военную службу. Взять повестку В.Матвеюк отказался. 8 июня дело было передано в прокуратуру, после чего на отца и сына Матвеюков стали оказывать давление, обещая прекратить дело в обмен на сотрудничество с КГБ. Матвеюки отказались от сделки.

20 августа 1979 Виктор Матвеюк был осужден на 2 г. лагерей по статье УК ЭстССР, соответствующей ст.80 УК РСФСР.

Он содержится в лагере по адресу: Таллин, ул.Тислери, 31а-32, ИТК-5 (начальник майор Китаев). КГБ шантажирует отца Виктора, угрожая ухудшением условий содержания сына.

Арест Анатолия Познякова (1979, 20-5)

N 20 – 31 октября 1979

10 сентября 1979 арестован рабочий Анатолий Никанорович Позняков, один из членов Свободного профсоюза трудящихся, основанного в свое время В.Клебановым.

Задолго до ареста у Познякова был приступ эпилепсии и ему сделали неудачный укол, приведший к заражению крови. В результате он перенес несколько операций и долго болел. Однако, между несколькими освобождениями от работы у него по недосмотру оказался перерыв в два дня, не отмеченный в медицинский документах. Это явилось основанием для его увольнения за “прогул”.

Когда Позняков пришел за документами в администрацию, ему выдали на руки резко отрицательную характеристику, где он обвинялся в пьянстве и т.п. Позняков вспылил, возникла ссора, в результате которой Позняков был арестован и обвинен в хулиганстве (ст.206 УК РСФСР).

Следствие вел Октябрьский РОВД г.Москвы. Оно окончено 16 октября 1979. В ходе следствия состоялась судебно-психиатрическая экспертиза, признавшая А.Познякова невменяемым и рекомендовавшая лечение в СПБ.

Арест Виктора Гончарова (1979, 20-4)

N 20 – 31 октября 1979

5 сентября 1979 в Одессе арестован Виктор Михайлович Гончаров, житель пос.Ново-Украинка, под Одессой. Ему предъявлено обвинение по ст.187-1 УК УССР (аналог ст.190-1 УК РСФСР).

В связи Гончарова были проведены обыски в Одессе у Анны Голумбиевской, Анны Михайленко, Леонида Тымчука и Валентины Барладяну. Обыски проводила Одесская облпрокуратура по поручению Кировоградской облпрокуратуры. На всех обысках изымались тексты Декларации и Пактов о правах человека. У В.Барладяну изъяты несколько номеров “Хроники текущих событий”, письма и рукописи.

25 сентября 1979 на работу к Вячеславу Игрунову в Одессе приходили сотрудники КГБ для “беседы”.

***

В.Гончаров уже отбыл 2 г. лагерей в 1976-1978 за “подделку документов” (попытку купить льготный авиабилет по чужому студенческому билету). Тогда при аресте у него было изъято большое количество литературы самиздата, однако в деле это не фигурировало.

Арест Миколы Горбаля (1979, 20-3)

N 20 – 31 октября 1979

Вечером 23 октября 1979 на улице Киева арестован Николай Андреевич (Микола) Горбаль (р. 1941), участник украинского правозащитного движения, бывший политзаключенный. Арест произведен по обвинению в попытке изнасилования.

***

Н.Горбаль, бывший преподаватель музыки в училище в Тернопольской обл., был в первый раз арестован в 1970 за написание стихотворения “Дума”, которое он переписал в двух экземплярах и давал читать знакомым. Тогда его приговорили к 5 г. лагерей и 2 г. ссылки. Н.Горбаль отбывал заключение в Пермских лагерях, а ссылку в Томской обл.

После освобождения жил в Киеве, работал лифтером. Принимал активное участие в правозащитном движении. В марте 1979 у него состоялся обыск, во время которого было изъято большое количество документов [1979, 7-3].

***

Жена Н.Горбаля, Анна Михайловна Марченко (р. 1939), тетка политзаключенного Валерия Марченко, вместе с сыном Андреем (р. 1978) живут по адресу: Киев, ул.Бастионная 1/36, кв. 170, тел. 95 32 39.

Супруги намеревались эмигрировать по вызову из США, однако А.М.Марченко не выдавали на работе справку, необходимую для подачи документов в ОВИР. В ОВИРе супругам было предложено развестись и подавать документы раздельно. Они отказались и подали протест в ПВС СССР.

Аресты в Ленинграде (1979, 20-2)

N 20 – 31 октября 1979

В ночь с 7 на 8 октября 1979 в Ленинграде арестованы Владимир Михайлов и Алексей Владимирович Стасевич.

В.Михайлов (р. 1952), рабочий из г.Днепропетровска, в прошлом уже находился в заключении по одной из “бытовых” статей УК. Жена его и дочь Виктория, 2,5 лет, живут в Днепропетровске.

А.Стасевич (р. 1957) – музыкант, гитарист, поэт и художник. Жена его Марина сейчас беременна, их сын Матвей родился 5 января 1979. Михайлов и Стасевич жили коммуной в квартире Юрия Аркадьевича Зайденшнира на Пискаревском проспекте в Ленинграде.

***

В.Михайлов и А.Стасевич покинули квартиру поздно вечером 7 октября и назад уже не вернулись. С ними вместе был еще Алексей Осипов, который, однако, вскоре их покинул, узнав из телефонного разговора о болезни жены. Дома А.Осипова ждал обыск, а затем его отвезли в прокуратуру Петроградского р-на г.Ленинграда. На допросе в прокуратуре Осипов показал, что Михайлов и Стасевич вышли из дома, имея при себе краски, кисти и клей.

Тем временем милиция явилась с обыском на квартиру Ю.Зайденшнира, где жили до ареста Михайлов и Стасевич. При обыске были изъяты черновики листовок, подписанные: “Движение революционных коммунаров”. Кроме того, был изъят ряд книг советского издания, включая брошюру К.Каутского и А.Бебеля (“Женщина и социализм”), книгу Левицкого “Партия Народная Воля” и др. Конфискованы были также книги Г.Маркузе и Э.Фромма, научно-фантастический роман А.Азимова, баптистская и др. религиозная литература, выпуски “Хроники текущих событий” и т.д. Изъяты были также все найденные документы: паспорта, трудовые книжки и т.п.

В шкафу было обнаружено некоторое количество наркотиков, которые, по утверждению хозяйки квартиры, жены Зайденшнира, // гостей Зайденшниров из г.Белая Церковь, находившихся в квартире в момент обыска.

Сам Зайденшнир был задержан перед домом в момент возвращения и был отвезен в милицию, где его подвергли аресту на 15 сут. Жену его также задержали в милиции для допросов, но на 3 сут. Супруги заявили, что им о листовках ничего неизвестно.

***

В.Михайлов и А.Стасевич находятся сейчас в следственном изоляторе УВД г.Ленинграда на ул.Каляева. Против них возбуждено дело по ст.206 УК РСФСР (“хулиганство”). Ничего неизвестно о том, какие эпизоды вменяются им в вину. Дело ведет следователь УВД Васильев.

Суд над Николаем Никитиным (1979, 20-1)

N 20 – 31 октября 1979

22-23 октября 1979 в Ленинградском городском суде слушалось дело члена Совета представителей СМОТ Николая Никитина [1979, 17-3 и ранее].

Председательствовала судья Скипетрова, обвинителем выступал прокурор Петров. Н.Никитин отказался от услуг адвоката Драбкина и защищал себя сам. Хотя в зале было много специально подобранной публики, тем не менее вход в зал был относительно свободным и многие друзья Никитина смогли присутствовать на суде.

***

С момента ареста 4 августа 1979 Н.Никитин держал голодовку. В состоянии голодовки он был доставлен и на суд. Голодовку он снял лишь после суда, т.к. у него участились сильные сердечные приступы и дальнейшее продолжение голодовки угрожало его жизни.

Перед судом Н.Никитина содержали в одной камере с несколькими заключенными с открытой формой туберкулеза и с одним сифилисом. Н.Никитин требует медицинского обследования, дабы выяснить, не привело ли это к его заражению. В случае отказа он угрожает возобновить голодовку.

***

Н.Никитин в суде виновным себя не признал. Свидетели также не поддержали утверждений обвинения. Физик Дружинин заявил, что он уже более двух лет вообще не виделся с Никитиным и ничего по делу показать не может. Поэт Ушаков (пишущий под псевдонимом Галицкий) показал, что он беседовал с Никитиным лишь о поэзии. Жена Никитина Александра сказала, что Никитин – хороший семьянин. Доставленный из тюрьмы Лев Волохонский подтвердил лишь то, что они вместе с Никитиным подписывали документы СМОТ, чего не отрицал и сам обвиняемый. Однако сами эти документы в суде не оглашались и не анализировались.

В защитительной речи Н.Никитин отказался обсуждать “распространение” документов СМОТ, поскольку их клеветнический характер не доказан и даже не обсуждался. Он заявил, что преступным является сам происходящий суд, нарушающий гарантированные Конституцией профсоюзные свободы. Н.Никитин сказал, что он и в будущем намерен бороться за права трудящихся.

Прокурор потребовал для Никитина 2 года лишения свободы. Суд приговорил его к 1,5 г. лагерей общего режима.

***

Н.Никитин намерен обжаловать приговор. Жена Никитина Александра (р. 1948), инженер, живет по адресу: Ленинград, пр.Луначарского 80, корп.5, кв. 61, тел.55 88 465.

Из дела Н.Никитина следствием выделены материалы в отношении Всеволода Кувакина, юриста, осуществляющего членам СМОТ правовую помощь. На его квартире и был арестован Н.Никитин.