Раскаяние Валерия Репина (1983, 5-8)

N 5 – 15 марта 1983

1 марта 1983 по ленинградскому телевидению было показано 45-минутное выступление В.Репина (1981,23/24-5). В.Репин зачитал написанное им от руки заявление. Он заявил о своем “прозрении” и “раскаянии”.

В.Репин утверждал, что Фонд помощи политзаключенным не имеет никакого отношения к благотворительности, а направлен лишь на “разжигание антисоветской деятельности и сбор шпионских сведений военно-политического характера”. Он сказал, что “простой подсчет показывает, что только на деньги Солженицына Фонд не мог бы существовать. Это – средства ЦРУ”.

В качестве “наставников”, вовлекших его в “антисоветскую деятельность”, он назвал Г.Давыдова, В.Исакову и К.Любарского. Из числа приезжавших из-за рубежа “агентов” он назвал американца Джерри Шура, голландок Элен Свилденс и Лауру Старинк, которые привозили ему вещи для распределения их по линии Фонда. Из своих помощников он назвал Л.Волохонского, И.Цуркову, Н.Лесниченко, Д.Казачкову, Г.Михайлову и многих других. Он призвал их также “прозреть”, иначе с ними может произойти то же, что и с ним (Л.Волохонский и И.Цуркова уже арестованы).

Стало известно, что В.Репину было предъявлено обвинение не только по ст.70, но и по ст.64 УК РСФСР (“измена Родине”). 8 марта 1983 дело В.Репина передано в суд. Дата суда еще не назначена.

Неофициальные группы за мир (1983, 5-7)

N 5 – 15 марта 1983

8 марта 1983 “Группа доверия” направила правительствам СССР и США очередные предложения о ядерном разоружении.

Об этом сообщил по телефону С.Батоврин, который вместе с С.Розеноером продолжает голодовку [1983, 4-3). Голодовку они намерены проводить до тех пор, пока власти не прекратят чинить помех работе Группы.

***

В нач. ноября 1982 трехдневную голодовку против ядерных испытаний проводил в г.Рыбинске историк Лев Мошинский. Ранее, в авг.1982 он пытался создать в Рыбинске отделение “Группы доверия”. В КГБ ему было сделано предостережение по Указу ПВС СССР от 25 декабря 1972.

***

Кроме “Группы доверия” в Москве возникла группа “Независимая инициатива” (около 300 чел.). 12 декабря 1982 “Независимая инициатива” провела пацифистскую демонстрацию на Ленинских горах в Москве во время ежегодного митинга памяти Дж.Леннона.

Демонстранты были разогнаны, плакаты с пацифистскими лозунгами конфискованы. В течение нескольких дней после демонстрации несколько ее участников были арестованы по обвинению в “хранении наркотиков”.

События в Эстонии (1983, 5-6)

N 5 – 15 марта 1983

1 и 2 марта 1983 в Таллине, Тарту и Пярну прошли обыски в домах 10 эстонских правозащитников, подписывавших в последнее время обращения к западным правительствам и письма протеста к советским властям.

Ордера на обыски были выданы зам.нач. следственного отдела КГБ ЭССР майором Хейно Круусмаа, обыски проводились майором Анто Отсом и п/п Маратом Жуковым. Было изъято большое количество самиздата, в том числе эстонский информационный журнал, аналогичный “Хронике текущих событий”, фотографии, книги, записные книжки. Восемь из числа обысканных были вызваны на допросы.

5 марта 1983 в г.Тарту была арестована видная эстонская правозащтница архитектор Лагле Парек (р. 1941). Она помещена в СИЗО в Таллине. Ей предъявлено обвинение по ст.68 УК ЭССР (аналог ст.70 УК РСФСР). Аресту предшествовали обыски и допросы еще 15 правозащитников из Эстонии. Муж Л.Парек живет в г.Тарту, детей у них нет. В 1949 отец Л.Парек был расстрелян советскими властями, а мать и сестра административно высланы в Сибирь.

21 марта 1983 должен начаться суд над Иоханнесом Хинтом [1982, 3-1). Вместе с ним перед судом предстанут еще 4 или 5 чел. Официальное обвинение: “хищение государственной собственности”, в частности лекарств.

Преследования баптистов (1983, 5-5)

N 5 – 15 марта 1983

Галина Вильчинская [1983, 1-1) была приговорена к 2 г. лагерей строгого режима по ст.224 УК РСФСР. Во время обысков по ее делу у ее родственников с целью “поиска наркотиков” изымалась религиозная литература. Матери Г.Вильчинской Зинаиде было вынесено предостережение о возможности привлечения к уголовной ответственности, если она не прекратит своей деятельности в составе Совета родственников узников ЕХБ.

На суде 14 января 1983 Виктор Петрович Шоха (р. 11 июня 1942) был приговорен к 2,5 г. лагерей общего режима. Он был взят под стражу в зале суда. У него – жена Елена Михайловна и 5 детей. Его отец Петр Максимович и мать Екатерина Степановна живут по адресу: УССР, Крымская обл.6 г.Саки, ул.Строительная, 8, кв.17. Петр Шоха в апреле 1982 был приговорен к условному сроку лишения свободы [1982, 16-1).

Баптист Дзюба был приговорен к 1 г. исправительных работ без лишения свободы с вычетом 20% зарплаты (более неизвестно никаких подробностей).

Суд над Г.Диком, Я.Фотом и П.Рогальским [1983, 1-1) проходил в г.Прокопьевск Кемеровской обл. 5-6 января 1983. Затем в суде был объявлен перерыв до 10 февраля 1983. Приговор пока неизвестен.

Преследования пятидесятников (1983, 5-4)

N 5 – 15 марта 1983

Слушание дела Э.Булаха [1982, 19-7), обвинявшегося по ст.199-1 УК ЛитССР (аналог ст.190-1 УК РСФСР), состоялось 28 февраля 1983 в Верховном Суде ЛитССР. Обвинение поддерживал прокурор Кириленко, защищал Э.Булаха адвокат Кудаба. В зал были допущены родственники обвиняемого и около 30 чел. единоверцев Э.Булаха (кроме Т.Бояровской, против которой сейчас также возбуждено уголовное дело, см.1983,4-4.

Э.Булаху вменялись в вину его письма и заявления в официальные органы, а также составленная им “клеветническая” автобиография, направленная в числе других документов пятидесятников Мадридскому совещанию. Э.Булаха обвиняли также в инициативе составления списков пятидесятников, желающих эмигрировать. В числе “доказательств” вины Э.Булаха приведен также факт упоминания его имени по радио “Свобода”.

Прокурор просил для Э.Булаха 3 г. лагерей. Суд приговорил Э.Булаха к 2,5 г. лагерей строгого режима.

***

9 марта 1983 в Ростове-на-Дону арестована Галина Барац-Кохан, жена находящегося в Ростовской тюрьме в ожидании суда В.Бараца [1983, 4-4). Она приехала в Ростов в попытке добиться свидания с мужем.

Г.Барац предъявлено обвинение по ст.70 УК РСФСР. 10 марта 1983 в Москве по делу Г.Барац был произведен обыск у Лидии Стаскевич. Обыск проводил майор КГБ Мишин. Была конфискована вся религиозная и другая самиздатская и зарубежная литература. Во время обыска пришел почтальон, принесший Л.Стаскевич три письма из США (ранее зарубежная корреспонденция Л.Стаскевич не доставлялась). Принесенные письма были немедленно изъяты обыскивавшими.

Суд над Ириной Цурковой (1983, 5-3)

N 5 – 15 марта 1983

11 и 15 марта 1983 в Ленинграде состоялся суд над Ириной Цурковой [1982, 23/24-1), обвинявшейся по ст.190-1 УК РСФСР. И.Цурковой вменялись в вину: написание биографии ее мужа, политзаключенного А.Цуркова, “антисоветские” анекдоты, хранение переделки популярной песенки и неизвестной рукописи на 8 стр., начинающейся со слова “Марксизм…” (согласно закону, хранение “клеветнических” материалов под диспозицию ст.190-1 не попадает) и передача “клеветнической” информации за рубеж.

Об анекдотах, рассказанных И.Цурковой, свидетельствовал Вадим Розенберг, отбывавший ранее наказание по уголовной статье. Биография мужа, инкриминированная И.Цурковой, была найдена в архиве В.Репина, записанная его рукой с ее слов, о чем В.Репин свидетельствовал. В.Репин дал также показания о передаче “клеветнической” информации за рубеж. Он рассказал, что И.Цуркова передала ему сведения о политзаключенном М.Лебеде, якобы работавшем в лагере в штамповочном цехе, где не было техники безопасности. По ее просьбе якобы В.Репин передал эти данные за рубеж К.Любарскому, который и опубликовал их в еще более искаженном виде. Вызванный в суд начальник лагеря, где находился М.Лебедь, показал, что последний в штамповочном цехе никогда не работал.

(Примечание редакции – в”Вестях из СССР” было дано лишь одно сообщение о положении в лагере М.Лебедя [1980, 18-42], где вообще не шло речи ни о штамповочном цехе, ни о технике безопасности).

И.Цуркова отказалась принимать участие в суде. В последнем слове она лишь разъяснила причины отказа: суд имеет лишь формальный характер и приговор предопределен.

И.Цуркова была приговорена к 3 г. лагерей общего режима.

Суд над Валерием Сендеровым (1983, 5-2)

N 5 – 15 марта 1983

28 февраля 1983 Московский городской суд рассмотрел дело Валерия Сендерова [1982, 12-1). Председательствовал судья В.Г.Романов, обвинение поддерживал прокурор Голубев, защищал В.Сендерова адвокат Шамир. Из близких обвиняемого в зал была допущена лишь его мать.

В.Сендеров обвинялся по ст.70 УК РСФСР в участии и распространении “Информационных быллетеней СМОТ” NN 27 и 32, в написании статей и писем: “Автобиография”, “Моя позиция” и др., в распространении “Хроники текущих событий”, книг, изданных за рубежом, и листовки СМОТ с призывом к бойкоту субботника. Членство В.Сендерова в НТС, о котором он заявил открыто, в приговоре упомянуто не было, хотя ТАСС в своем официальном сообщении о суде подробно развивает тему о связях В.Сендерова с НТС.

Свидетелями на суде выступили: Б.Каневский, который отказывался давать против В.Сендерова показания и подтвердить показания, данные на предварительном следствии; И.Гельцер, заявивший, что всю изъятую у него на обыске литературу он получал от В.Сендерова; Ю.Ерохина, отказавшаяся от показаний на предварительном следствии, как от данных под давлением; студентка МГУ Складовская, заявившая, что В.Сендеров давал ей читать свои заявления; две женщины, нашедшие в своих почтовых ящиках листовки СМОТ. Л.Волохонский в этот день присутствовал на суде над Д.Аксельродом в Ленинграде, поэтому его показания были лишь зачтены. В них говорится, что В.Сендеров давал ему читать свои заявления, а что полученную им листовку СМОТ о субботнике он, Л.Волохонский, выбросил.

В.Сендеров признал рассмотренные судом факты (кроме авторства нескольких статей в ИБ СМОТ, которое ему приписывалось), но отказался признать себя виновным. В последнем слове он подтвердил, что является членом НТС и сотрудником ИБ СМОТ, высказал сожаление, что “слишком вяло” боролся с режимом, и сказал, что по выходе из заключения будет продолжать борьбу.

Прокурор попросил у суда для подсудимого максимального наказания, но сказал, что не будет протестовать против меньшего, чем максимальный, срока ссылки. Суд, однако, назначил максимальные основное и дополнительное наказания: 7 л. лагерей строгого режима и 5 л. ссылки.

Арест Сергея Григорьянца (1983, 5-1)

N 5 – 15 марта 1983

18 февраля 1983 в г.Боровск Калужской обл. арестован Сергей Иванович Григорьянц. В день ареста в его квартире в Боровске по ул.К.Маркса, 3, и у его жены в Москве были проведены обыски. С.Григорьянцу предъявлено обвинение по ст.70 УК РСФСР. Он помещен в СИЗО в г. Калуге.

С.Григорьянц (р. 1941) – по специальности литературовед, автор около 100 статей в “Литературной энциклопедии” и в различных журналах, а также книги об А.С.Грибоедове. Настоящий его арест – второй по счету. До первого ареста в 1975 С.Григорьянц не принимал никакого участия в правозащитном движении, но был хорошо знаком с А.Д.Синявским. После эмиграции последнего С.Григорьянца арестовали, предъявив ему обвинение по ст.190-1 УК РСФСР.

Следователи в обмен на немедленное освобождение предложили ему написать “разоблачительную” статью о писателях-эмигрантах А.Синявском, В.Некрасове и А.Белинкове. С.Григорьянц отказался и был приговорен к 5 г. лагерей по ст.190-1 и ст.154 ч.2 (“спекуляция” – в семье С.Григорьянца еще с середины XIX в. собирались коллекции). Наказание отбывал в лагере в Ярославской обл.. а затем в Чистопольской и Верхнеуральской тюрьмах.

После освобождения в 1980 С.Григорьянц не получил разрешения вернуться к семье в Москву. Он поселился в Калужской обл. и стал работать кочегаром. Против него и его жены неоднократно устраивались грубые провокации [1980, 22-34 ; 1981, 5-5]. С.Григорьянц стал активным участником правозащитного движения, хотя имя его сравнительно редко появлялось в самиздате и в зарубежных публикацмях. С.Григорьянц предвидел свой арест и был готов к нему, о чем сообщил в оставленной перед арестом записке жене.

Жена С.Григорьянца Тамара Всеволодовна с двумя детьми (р. 1971 и 1973) живет по адресу: Москва, И-346, ул. 1-я Напрудная, 3, кв.121, тел.4744590.

Об эмиграции из СССР (1983, 4-6)

N 4 – 28 февраля 1983

В 1982 СССР покинуло по израильским визам 2692 чел. (для сравнения: в 1981 таких лиц было 9447, в рекордном 1979 — 51330).

В числе выехавших в 1982: 1105 из РСФСР (в том числе из Москвы 535, из Ленинграда 454), 590 – из Украины (в том числе 234 из Киева), 263 из Грузии, 250 из Латвии (в том числе 238 из Риги), 137 из Литвы, 91 из Белоруссии, 73 из Узбекистана, 67 из Молдавии, 37 из Эстонии, 36 из Таджикистана, 33 из Азербайджана, 7 из Казахстана, 2 из Армении, 1 из Киргизии. 733 выехавших направились в Израиль, остальные – в США и страны Европы.

Помимо выехавших по израильским визам СССР покинуло в 1982 году 400 человек (в основном, армяне). В 1981 таких лиц было 2450.

Всего с начала широкой эмиграции (1971) до настоящего времени СССР покинуло около четверти миллиона человек. В январе 1983 из СССР по израильским визам выехал всего 81 человек; 19 из них направились в Израиль.

***

В последнее время все чаще и чаще поступают сообщения о том, что лица, подавшие заявления об эмиграции, получают “окончательные отказы” без права повторной подачи заявлений. Стали известны 43 случая таких “окончательных отказов”. Среди получивших такие отказы москвичи Наталья Хасина, Виктор Фульмахт, Анатолий //Хазанов, Исаак Майзлин, Юрий Ильин-Адаев, ленинградцы Григорий Вассерман, Лев Израилев, Лазарь Казаневич, Иосиф Радомысльский, Юрий и Александр Ямпольские, Михаил Консон, харьковчанин Ефим Соловейчик.

Дело Иосифа Бегуна (1983, 4-5)

N 4 – 28 февраля 1983

Инна Шломовна Сперанская подала заявление с просьбой о регистрации ее брака с находящимся в заключении во Владимирской тюрьме И.Бегуном (брак И.Бегуна с А.Друговой, находящейся сейчас в Израиле, расторгнут). Ей ответили, что до окончания следствия по делу И.Бегуна это невозможно.

Следствие по делу И.Бегуна [1982,  20/21-3) ведет следователь Николай Петрович Зотов. Во время допросов И.Сперанской 25 ноября и 15 декабря 1982 от нее добивались показаний, что все изъятое у нее на обыске принадлежит И.Бегуну (в основном были изъяты книги по ивриту и еврейской истории). И.Сперанская была допрошена вновь 1 февраля 1983, и ей было сказано, что следствие ведется по совместному делу ее и И.Бегуна. Вопросы касались самиздатского сборника “Наше наследство”, состоящего из оригинальных и переводных статей о еврейской культуре. Пока И.Сперанская находилась на допросе в КГБ, ее полуслепую 75-летнюю мать Веру Моисеевну посетил майор КГБ и в течение 3,5 часов допрашивал ее.

1 марта 1983 группа еврейских активистов в Москве планирует начать голодовку солидарности с И.Бегуном.