1000-го человека в список политических заключенных

«Другие сообщения»

В 2009 году группа активистов, на волонтёрской основе составляющая списки политзаключённых* и оказывающая им помощь, присоединилась к «Мемориалу». Именно тогда в правозащитном центре появилась программа «Поддержки политзаключённых».

Правозащитный центр «Мемориал»

За всё время работы Программы через список политзаключённых прошло 1 000 человек, десятки громких дел («Дело Юкоса»,  «Болотное дело», «Дело Pussy Riot», «Дело Arctic Sunrise», Дела против Свидетелей Иеговы, Дело «Сети», Дело «Нового величия», Дело «Артподготовки», «Дворцовое дело» и «Ингушское дело») и имён (Михаил Ходорковский, Алексей Навальный, Надежда Толоконникова, Мария Алёхина, Олег Навальный, Юрий Жданов, Алексей Пичугин и др.)

Максимальные сроки, которые отбывают политзаключённые, — пожизненные. Минимальный — 4 месяца.

Читать далее

Наша кампания за амнистию [1986]

«Другие сообщения и тексты»

Александр Подрабинек

Надо было что-то делать. Шумно объявленные перестройка и гласность давали повод также шумно требовать освобождения политзаключенных. Казалось естественным, что люди, севшие когда-то за требование гласности, теперь должны быть немедленно освобождены. В этом вопросе власть сама загнала себя в угол. Надо было подтолкнуть ее к неизбежному решению.

Летом 1986 года мы часто виделись с Ларисой Богораз. Она жила на даче в Карабаново, в 25 километрах от Киржача. Мы часто приезжали к ней в гости на велосипедах или моем мопеде. Лариса тоже считала, что нельзя сидеть сложа руки. А еще какой-то неведомый инстинкт подсказывал нам, что на переломе истории возможно всё, и надо поспешить.

В начале августа Лариса узнала, что ее муж Анатолий Марченко объявил в Чистопольской тюрьме голодовку с требованием освобождения всех политзаключенных.

Читать далее