Как работать с сайтом

Как быстро найти
нужную Вам информацию

Некоторые способы разным образом найти информацию расположены в правой колонке страницы в следующем порядке:

Поиск общий  (Поиск простой, поиск двухступенчатый)
Тэги  (Издания, люди, места, организация)
Рубрики  (Общие категории — например, «Oт редактора»)

Есть и много гиперссылок в 1 294 отдельных сообщениях и на 200 общих страницах каждого выпуска.

Читать далее

Кронид Аркадьевич Любарский, 1934-1996

«О сайте»

В 1972 КГБ обыскала квартиру Кронида Аркадьевича и конфисковала самиздат, книги изданные за рубержом, и даже фото-пленки. В 2016 Федеральная служба безопасности вернула, не без сопротивления, эти принадлежности дочке покойного Любарского, Веронике Кронидовне («Права человека в России»,
22 декабря 2016).

confiscated-from-akl-in-1970s

Фотография — В.К. Любарская

Арест, суд и лагерь, 1972 — 1977

Арестовали Кронида Аркадьевича в Москве 17 января 1972  («ХТС 25.2»). В октябре того же года его приговорили к 5 годам в ИТЛ строгого режима («ХТС 28.4»), и он оказался в Мордовских лагерях.

Читать далее

От редактора (1984, 11-29)

N 11 – 15 июня 1984

В обращении к читателям в N 1/2 за 1984 мы указывали на то, что “по ряду признаков можно сделать заключение, что предпринимаются меры, специально направленные на то, чтобы добиться прекращения издания “Вестей из СССР””. Сейчас эти признаки стали более определенными.

С февраля 1984 в квартиру редактора бюллетеня систематически поступали среди ночи “молчаливые” телефонные звонки, иногда по нескольку в ночь. В июне аноним заговорил. Редактора бюллетеня предупреждали, что он будет убит. Аноним говорил по-русски, спокойным, уверенным голосом. Убийство было назначено на неделю, начинающуюся с 18 июня 1984. Последний угрожающий звонок поступил, когда этот номер готовился к печати – 16 июня 1984.

Суд над Ириной Цурковой (1983, 5-3)

«N 5 – 15 марта 1983»

11 и 15 марта 1983 в Ленинграде состоялся суд над Ириной Цурковой [1982, 23/24-1], обвинявшейся по ст.190-1 УК РСФСР. И.Цурковой вменялись в вину: написание биографии ее мужа, политзаключенного А.Цуркова, “антисоветские” анекдоты, хранение переделки популярной песенки и неизвестной рукописи на 8 стр., начинающейся со слова “Марксизм…” (согласно закону, хранение “клеветнических” материалов под диспозицию ст.190-1 не попадает) и передача “клеветнической” информации за рубеж.

Об анекдотах, рассказанных И.Цурковой, свидетельствовал Вадим Розенберг, отбывавший ранее наказание по уголовной статье. Биография мужа, инкриминированная И.Цурковой, была найдена в архиве В.Репина, записанная его рукой с ее слов, о чем В.Репин свидетельствовал. В.Репин дал также показания о передаче “клеветнической” информации за рубеж. Он рассказал, что И.Цуркова передала ему сведения о политзаключенном М.Лебеде, якобы работавшем в лагере в штамповочном цехе, где не было техники безопасности. По ее просьбе якобы В.Репин передал эти данные за рубеж К.Любарскому, который и опубликовал их в еще более искаженном виде. Вызванный в суд начальник лагеря, где находился М.Лебедь, показал, что последний в штамповочном цехе никогда не работал.

(Примечание редакции – в”Вестях из СССР” было дано лишь одно сообщение о положении в лагере М.Лебедя [1980, 18-42], где вообще не шло речи ни о штамповочном цехе, ни о технике безопасности).

И.Цуркова отказалась принимать участие в суде. В последнем слове она лишь разъяснила причины отказа: суд имеет лишь формальный характер и приговор предопределен.

И.Цуркова была приговорена к 3 г. лагерей общего режима.

30 ноября 1978 (N 1)

«Вести из СССР», 1978 г.

♦ Дорогие друзья! ♦

Некоторое время назад по большинству из приложенных адресов были разосланы письма с предложением образовать информационный пул для оперативного сбора и обмена информацией о правозащитном движении в СССР.

lyubarsky-typewriterИдея состояла в том, что на Западе сейчас имеется большое число лиц и организаций, занятых поддержкой правозащитного движения в СССР и получающих о нем информацию. Информация эта поступает в письмах, по телефону, от лиц, прибывающих из СССР, в сообщениях агентств (не всегда попадающих в печать) и многими иными способами. Однако, зачастую эта информация остается достоянием лица, которое ее получило, и до других, которые могли бы срочно использовать ее в своей деятельности, доходит с большим опозданием.

Здесь и в дальнейшем речь идет в первую очередь об оперативной, срочной информации, важной для конкретных действий: организации кампании по защите того или иного лица, посылке ему материальной помощи и т.д.

Читать далее