К самоубийству Михайло Мельника (1979, 9-7)

«N9 – 15 мая 1979»

Историк Михайло Мельник покончил жизнь самоубийством в ночь с 9 на 10 марта и был спешно похоронен 11 марта 1979 [см. 1979, 5-2, там неточность в датах].

Власти приняли меры для того, чтобы ограничить доступ на похороны. П. Стокательный был задержан на автостанции в Киеве при попытке выехать в с. Погребы Броварского р-на Киевской обл., где состоялись похороны. М. Горбаля и Е. Обертаса, присутствовавших на похоронах, задержали, отвезли в Броварское отделение милиции, тщательно обыскали и продержали до поздней ночи.

Во время обыска, приведшего к самоубийству Мельника, было изъято около 15 папок его рукописей. У Мельника остались жена и две дочери: Оксана 1970 г.р. и Дана 1975 г.р. В оставленной записке Мельник объяснил свой шаг нежеланием обрекать семью на тяготы, связанные с его положением инакомыслящего.

Обыски на Украине и самоубийство Мельника (1979, 5-2)

N 5 – 15 марта 1979

6 марта 1979 на Украине прошла серия обысков у членов Украинской Хельсинкской группы и связанных с нею лиц.

В с. Погребцы Броварского р-на Киевской обл. обыск прошел у украинского историка Михайло Мельника, который сразу после обыска принял яд и скончался. Похороны его состоялись 12 марта.

М. Мельник в 1972 году был отчислен из аспирантуры, а в 1973 уволен с работы в школе и исключен из КПСС за участие в шевченковских торжествах 22 мая. С тех пор он работал сторожем.

Кроме того состоялось еще 7 обысков.

В Киеве прошли обыски у членов Украинской Хельсинкской группы О.Я. Мешко и О. П. Бердника, а также у жены находящегося в заключении руководителя Группы Миколы Руденко – Раисы. Предполагают, что обыски проводились в связи с возбуждением дела против Олеся Павловича Бердника (р. 1925). После обыска его никто не видел (он живет один). Есть опасение, что он арестован.

В Киеве был проведен также обыск у врача, канд. мед. наук Владимира Малинковича [см. 1978, 4-12, в фамилии там неточность]. Изъяты машинописные стихи М. Цветаевой и О. Мандельштама. До этого жену Малинковича Галину трижды вызывали в КГБ на “беседу”, предлагая эмигрировать. Малинковичи отказались.