Арест Олега Милютина (1980, 9-4)

«N 9 – 15 мая 1980»

18 января 1980 в Г.Уфе органами КГБ арестован Олег Васильевич Милютин (р.1954). слесарь-водопроводчик ремонтно-строительного управления.

Ему предъявлено обвинение по ст.70 УК РСФСР. Его обвиняют в том, что 16 января 1980 он участвовал в разбрасывании листовок в общежитии Башкирского университета с призывами к борьбе против КПСС. О.Милютин свою причастность к этому делу отрицает. У О.Милютина имеется алиби.

Следствие ведет бригада во главе с п/п Черепановым. В составе следователи Байназаров и Никонов.

О.Милютин – верующий христианин. Имея только среднее образование, самоучкой хорошо выучил русскую историю и культуру. Его неоднократно принудительно госпитализировали в республиканскую психбольницу с диагнозом “психопатия”: в августе 1973, мае 1974, октября 1976, марте 1977, апреля 1978, декабря 1979. Мать О.Милютина живет по адресу :г.Уфа, ул.50-летия Октября,3,кв. 25.

Суд над Стасевичем, Михайловым и Кочневой (1980, 1-1)

N 1 – 15 января 1980

25 декабря 1979 в Ленинграде состоялся суд над Алексеем Стасевичем, Владимиром Михайловым и Алевтиной Кочневой [см. 1979, 23-14 и ранее].

Первоначально суд был назначен на 24 декабря, но отложен, т.к. со дня вручения обвинительного заключения не прошло 3 дней. Председательствовал судья Демченко, прокурор – Любавина. Стасевич от защитника отказался. Михайлова защищал Гуревич, Кочневу – Горошевская.

До дня суда обвиняемые содержались в следственном изоляторе КГБ, хотя следствие шло по делу о “хулиганстве” (ст.206 УК РСФСР).

***

На суде выступило два свидетеля.

Первым был один из трех человек, якобы случайных прохожих, которые задержали обвиняемых. Он показал, что, проходя ночью по улице, они увидели на стенах надписи черной краской: “Демократия – не демагогия!” и “Долой госкапитализм!”. Надписи находились на ул.Пионерская и ул.Красных Курсантов. Была найдена также одна наклеенная листовка. Свидетель и с ним два других лица якобы случайно заметили Стасевича с друзьями, выследили их и задержали. (Между тем, в деле имеется рапорт из отделения милиции Калининского р-на Ленинграда о том, что, согласно анонимному телефонному звонку, в квартире на Пискаревском пр., где жили обвиняемые, печатают листовки и собираются их расклеивать. Звонок был накануне ареста обвиняемых).

Ко второму свидетелю, Алексею Федорову, накануне суда приходил сотрудник КГБ, требовавший, чтобы тот в суде показал, что инициатива расклейки листовок принадлежала Алексею Осипову  [1979, 20-2]. А.Федоров, однако, отказался это сделать и показал лишь, что обвиняемые зашли к нему домой и оставили листовку, которую он сжег. А.Осипов в суд вызван не был, несмотря на требования обвиняемых.

Стасевич и Михайлова виновными себя не признали, Кочнева раскаялась и осудила свой поступок. Адвокаты ходатайствовали о переквалификации обвинения со ст.206 на ст.190-1. Адвокат Кочневой просила назначить ей наказание, не связанное с лишением свободы.

Стасевич и Михайлов выступили с резкими последними словами. Михайлов, с частности, сказал, что от приговора суда зависит, какие методы борьбы он выберет в дальнейшем.

Суд приговорил Стасевича и Михайлова к 3 г. лагерей строгого режима каждого, Кочневу – к 1 г. и 3 мес. лагерей строгого режима.

***

Сразу после суда жену Михайлову Галину и находившегося около суда А.Осипова увезли в КГБ на допрос по делу Пореша и Огородникова. Они отказались давать показания.