О Русском Общественном Фонде (1982, 1-3)

N 1 – 15 января 1982

Русский Общественный Фонд помощи преследуемым по политическим мотивам и их семьям опубликовал за подписью своего распорядителя С.Ходоровича заявление и предал гласности Статут Фонда. Публикация сделана в связи с усилением давления со стороны властей на Фонд [1981, 23/24-5 ; 1981, 23/24-21].

Читать далее

Арест Лины Тумановой (1984, 13-1)

«N 13 – 15 июля 1984»

4 июля 1984 на улице в Москве были задержаны советская гражданка Лина Борисовна Туманова, второй секретарь политического отдела посольства США Джон Р.Пернэлл {??John R. Purnell} и второй секретарь консульского отдела посольства США Джордж Гласс {George Glass}.

Задержание было произведено в момент, когда Л.Туманова передала дипломатам пачку бумаг. Л.Туманова и дипломаты были окружены 12 агентами КГБ. Они немедленно отобрали бумаги, которые дипломаты не успели даже посмотреть, посадили всех троих в машину и отвезли в отделение милиции. Дипломатов вскоре отпустили, а Л.Туманова была арестована.

Инцидент вызвал дополнительную напряженность в отношениях между СССР и США. СССР заявил, что дипломаты занимались деятельностью, несовместимой с их статусом. США выразили протест. В заявлении посольства США говорится, что “ни в момент задержания, ни в какое-либо другое время дипломаты не занимались недозволенной деятельностью”. “Мы настаиваем – говорится в заявлении – на нашем праве иметь нормальные контакты с советскими гражданами”. Представитель госдепартамента сказал, что два дипломата встречались с советскими гражданами, участвовавшими в работе “Солженицынского фонда” – Фонда помощи заключенным.

***

Лина Борисовна Туманова (р. 1939) – кандидат философских наук, активная участница правозащитного движения. За свою деятельность она была в свое время уволена с преподавательской работы в МГУ и работала во ВНИИ технической эстетики.

В 1981 сотрудники КГБ проводили с ней “предупредительные беседы”, 12 мая 1982 она получила “предостережение” по Указу ПВС СССР от 25 декабря 1972. Ее тогда обвиняли в хранении “вредной литературы” и в оказании помощи политзаключенным (“террористам”, говоря словами “предостережения”). У Л.Тумановой проходили обыски, ее допрашивали по делам Д.Мазура, А.Смирнова, В.Альбрехта, С.Ходоровича. При обыске по делу С.Ходоровича, распорядителя Фонда помощи политзаключенным, у Л.Тумановой были изъяты деньги и облигации Государственного займа [1983, 12-14].

Л.Туманова – автор многочисленных правозащитных писем, обращений, биографических очерков правозащитников. Особенно часто она выступала в защиту украинских политзаключенных: Д.Мазура, В.Овсиенко и др. В последнее время она приняла большое участие в судьбе бывшего политзаключенного С.Сапеляка, которому сейчас угрожает новый арест. Когда С.Сапеляк приезжал в Москву, его несколько раз задерживали в квартире Л.Тумановой. Содержание бумаг, переданных Л.Тумановой дипломатам, неизвестно, но, судя по характеру общественных интересов Л.Тумановой, можно уверенно предположить, что это были документы правозащитного характера.

Какое обвинение предъявлено Л.Тумановой – неизвестно, в сообщении ТАСС об ее аресте говорится лишь, что “она привлекается к ответственности в соответствии с советскими законами”. Возможно, что ее обвиняют по ст.70 УК РСФСР. Однако в заявлении ТАСС содержится и следующее утверждение:

“В распоряжении компетентных советских органов сейчас имеются достоверные данные о том, что Пернэлл и Гласс уже длительное время поддерживали конспиративную связь с Тумановой, которая по заданию американцев систематически занималась сбором информации о Советском Союзе, интересующей американскую разведку и центры идеологических диверсий”.

Эта формулировка может означать, что Л.Тумановой грозит обвинение по ст.64 УК РСФСР.

До ареста Л.Туманова жила по адресу: Москва, ул.Артюхиной, 20, кв. 47.

Дело Бориса Ромашова (1983, 12-3)

N 12 – 30 июня 1983

Борис М(ихайлович?) Ромашов был впервые арестован в 1957 и после этого неоднократно подвергался повторным арестам в лагерях по различным обвинениям. В числе этих арестов – один арест по политической ст.58-10 (по ранее действовавшему УК РСФСР). По этой статье 10 марта 1959 Б.Ромашов был осужден на 5 л. за написание критических писем в советские официальные органы.

В 1974-1978, в период пребывания в лагере ОС-34/8 в г.Ухта Коми АССР Б.Ромашов написал книгу о лагерях “Своими глазами” и пытался переправить ее за рубеж, но в 1978 рукопись этой книги была перехвачена КГБ во Владивостоке. Тогда, однако, это последствий не имело.

По освобождению 14 мая 1982 Б.Ромашов поселился в г.Выксе Горьковской обл., где был поставлен под административный надзор. В начале сентября 1982 Б.Ромашов написал более 100 листовок с требованиями отставки правительства, с размышлениями о причинах упадка экономики в СССР, с рассказами о положении в лагерях. Он направил также ряд писем в советские официальные органы. Свои паспорт и военный билет он исписал различными лозунгами.

Почти сразу же после этого, в начале сентября 1982 Б.Ромашов был арестован. Ему предъявлено обвинение по ст.70 ч.2 УК РСФСР, а также по ст. 198-2 УК РСФСР (“злостное нарушение административного надзора”). В числе предъявленных Б.Ромашову обвинений как листовки и письма, так и ранее перехваченная КГБ книга.

Следствие ведет следователь УКГБ по Горьковской обл. ст.лейт. С.Н.Козин. Б.Ромашов содержится в СИЗО г.Горький (учр. ИЗ-32/1, начальник полк. Морозов).

К суду над Александром Лавутом (1981, 2-3)

N 2 – 30 января 1981

А.Лавуту [1980, 23/24-1] инкриминировалось участие в написании или подписание 19 писем и обращений.

В их числе 6 документов Инициативной группы по защите прав человека в СССР, включая письма У Тану, К.Вальдхайму, 5-му Всемирному конгрессу психиатров в Мехико и др. Среди прочих документов: “Московское обращение”, “30 октября – День политзаключенного в СССР”, Обращение к Белградской конференции, Заявление к 40-летию пакта Риббентроп-Молотов и др.

Кроме того, А.Лавуту инкриминировалось распространение книг: “Архипелаг ГУЛал”, “Ленин в Цюрихе”, “История болезни Леонида Плюща”, а также письма “Об отмене смертной казни”. А.Лавута обвиняли также в устном распространении “клеветнических измышлений”.

В числе свидетелей был канд.хим.наук Айедин Шеми-Заде, крымский татарин, проживающий в Москве. Обвинение вызвало его с целью показать, что утверждения А.Лавута о преследовании крымских татар – клеветническое. Однако, в ответ на вопросы А.Лавута свидетель подтвердил, что репрессии против татар продолжаются. Тогда судья прервал его.

Сообщение [1980, 23/24-1] о том, что позиции адвоката и А.Лавута разошлись, другими источниками не подтверждается.

К суду над Р.Джемилевым (1980, 3-9)

N 3 – 15 февраля 1980

Стали известны дополнительные подробности о суде над Р.Джемилевым [1979, 24-2].

Председательствовал судья Писаренко, обвинял зам. прокурора г.Ташкента Хапизов, защищал адвокат Ашуров. За полчаса до начала процесса ранее нанятый адвокат от дела отказался (что противозаконно) и предложил вместо себя Ашурова.

Р.Джемилеву инкриминировались письмо королю Саудовской Аравии, письмо Мухаммеду Али, письмо в защиту М.Джемилева и участие в пресс-конференции во время последнего своего приезда в Москву. Материалы, о приобщении к делу которых Р.Джемилев ходатайствовал, приобщены не были. Обвинение Р.Джемилева в клевете обосновывалось тем, что ” положение крымских татар в Узбекистане благополучно”.

Р. Джемилев указал в последнем слове, что следствие не брезговало подделками (свидетелям давали подписывать чистые бланки), что он не имел даже возможности ознакомиться с делом. Он отметил, что суд сделал все, чтобы уйти от рассмотрения по существу вопроса, приведшего его за решетку.

К делу В. Некипелова (1980, 3-8)

N 3 – 15 февраля 1980

10 января 1980 жену В.Некипелова Н.Комарову вызвали на работе в кабинет заведующего. Майор КГБ Романовский и другой сотрудник КГБ вернули ей ранее изъятый ключ от квартиры и потребовали объяснений в связи с заявлениями, которые она делает в последнее время.

31 января ее вызвали на допрос из г. Камешково в г.Владимир. В числе заданных вопросов – степень ее участия в написании совместных с мужем очерков, знакомство с другими политзаключенными, организация им помощи.

24 января майор КГБ Минин пришел к Т.Осиповой в спецприемник, где она отбывала административный арест [1980, 2-27] и провел допрос по делу Некипелова. Минин предъявил ей статью “Опричнина-78”, документы Хельсинкской группы и Обращение к Белградскому совещанию и спросила ее, кто их “изготовил”. Т.Осипова отказалась отвечать.

25 января на дом к Ф.Сереброву также приходил сотрудник КГБ, повидимому тот же Минин, тоже с вопросами по делу Некипелова. Ф.Серебров отказался разговаривать и отказался взять повестку, которую ему хотели вручить, чтобы оформить разговор на дому как допрос.

Арест свящ. Глеба Якунина (1979, 21-2)

N 21 – 15 ноября 1979

Утром 1 ноября 1979 был арестован один из членов-основателей Христианского комитета защиты прав верующих в СССР свящ. Глеб Павлович Якунин.

Первоначально его увели из дома как задержанного в качестве свидетеля для допросов. Г.Якунин был помещен в Лефортовскую тюрьму КГБ. Позднее жене позвонили и попросили принести мужу теплые вещи. Стало официально известно, что он арестован. Г.Якунину предъявлено обвинение по ст.70 УК РСФСР. Следствие по делу Якунина (N 515) ведет майор КГБ Яковлев (Московское Управление КГБ).

***

В день ареста в доме Г.Якунина был произведен обыск. Обыски прошли также у двух других членов Христианского комитета: Виктора Капитанчука и Вадима Щеглова. Обыск у Капитанчука длился более 6 часов, изъято много писем и документов и пишущая машинка. Обыскам по этому делу подверглись также тетка Г.Якунина Лидия Здановская и близкие к Христианскому комитету жена Льва Регельсона Лидия Иванова и Лариса Полуэктова.

Известно, что в начале октября 1979, вскоре после предыдущего обыска у Г.Якунина [1979, 18/19-10] при выезде из СССР таможней была задержана швейцарская гражданка Берини, у которой было изъято большое количество документов, в том числе документов Христианского комитета защиты прав верующих. Ее подвергли 20-часовому допросу, в ходе которого она отказалась назвать какие-либо имена. Тем не менее был составлен протокол на 25 страницах, который Берини подписала (русского языка не знает).

***

Г.Якунин родился 4 марта 1934, окончил Пушно-меховой институт, но по окончании решил посвятить себя церкви. В 1962 был рукоположен в иереи и служил в г.Зарайске и г.Дмитрове (Московской обл.).

В 1965 Г.Якунин вместе с другим свящ. Н.Эшлиманом обратились с открытым письмом к Патриарху Алексию о неблагополучии во внутрицерковных делах и в отношениях Церкви и государства. Оба священника были за это подвергнуты запрещению в служении. Последнее время Г.Якунин служил регентом церковного хора в одной из московских церквей.

27 декабря 1976 Г.Якунин совместно с В.Капитанчуком и В.Хайбулиным объявили о создании Христианского комитета защиты прав верующих.

Будучи основан православными, Комитет, тем не менее, активно выступал в защиту нарушенных прав верующих других конфессий. Комитет, а также о.Г.Якунин лично опубликовали большое количество документов о положении православной церкви и верующих в СССР вообще.

Жена Г.Якунина Ираида живет по адресу: Москва, ул.Дыбенко, 30, корп.1, кв. 45.

События в Прибалтике (1979, 18/19-9)

NN 18/19 – 15 октября 1979

В Прибалтике проводится расследование в связи с опубликованием 45-ю лицами из Литвы, Латвии и Эстонии заявления по поводу 40-ой годовщины пакта Молотов-Риббентроп. Подписавшие заявление требуют объявить пакт недействительным и призывают СССР отказаться от притязаний на Прибалтику.

13 сентября 1979 на допрос по этому поводу в г.Тарту был вызван эстонец Энн Тарто (р. 1938), бывший политзаключенный.

В Вильнюсе 2 октября 1979 были проведены обыски.

У Юлиса Саснаускаса [1979,  9-21 и ранее] изъяты 2 пишущие машинки, текст заявления о о пакте, подготовительные материалы к нему и три номера самиздатского журнала “Витязъ”. У бывшего политзаключенного Антанаса Терляцкаса изъята машинка и черновики статей. У Альгиса Статкявичюса в подвале найдена печать “Лиги литовской свободы”. Прошел также обыск у Владаса Шакалиса, а на следующий день – у соседки Статкявичюса. Обыски санкционированы начальником республиканского КГБ Петкявичюсом по делу 58.

Съезд пятидесятников (1979, 17-7)

N 17 – 15 сентября 1979

В августе 1979 в подмосковном лесу состоялся съезд представителей церквей пятидесятников в СССР.

Участвовало 20 делегатов из Украины, Белоруссии, Прибалтики, центральных областей России и из Сибири. Не смогли прибыть только делегаты с Кавказа. На съезде был создан Совет церквей пятидесятников. В его задачи входит координация усилий членов церквей в их борьбе за свободу вероисповедания и оказание поддержки членам церкви, желающим эмигрировать. В СССР сейчас около 500 000 пятидесятников. Около 30 000 заявили о своем желании покинуть СССР.

Съезд направил также послание папе Иоанну-Павлу II с призывом о поддержке права членов церкви на эмиграцию.

Преследования адвентистов (1979, 16-2)

N 16 – 31 августа 1979

Стали известны подробности о новой волне обысков и арестов членов Церкви адвентистов в апреле-июне 1979 [см. 1979, 12-3].

Обыски проходили с 24 апреля по 1 июня. В этот период были арестованы в Виннице Николай Герасимчук (р.1954) и в Одесской обл. Зинаида Флорескул. Последней предъявлено обвинение в распространении открытого письма под названием “За что судят верующих в СССР – за уголовные преступления или за веру?”

Обыски произошли у следующих лиц:

  • в Черновицкой обл. у Марии Гуль и Антонины Джеголя;
  • в г.Черновцы у Веры Шимковой;
  • в Днепропетровской обл. у Любови Высогин и Василия Теодоровича;
  • в г.Днепропетровск у Нины Холявкиной;
  • в Киевской обл. у Валентины Величко, Галины Буневич, Василия Шендрука и Матроны Соловьевой;
  • в г. Киеве у Ивана Довганенко;
  • в Винницкой обл. у Антонины Коцур и Арсения Ленерера;
  • в г.Винница у Нины Разнатковской, Марии Пшенной, Галины Лабунской, Николая Герасимчука, Михаила Кравчука и Марии Подкалюк;
  • в Донецкой обл. у Ивана Бондаренко и Анатолия Ветринского;
  • в г.Донецке у Ольги, Василия и Александра Кочерги;
  • в Хмельницкой обл. у Нины Граматюк и Алексея Герасимчука;
  • в Одесской обл. у Михаила Нагирняка и Зинаиды Флорескул;
  • в Харькове у Клавдии Маликовой и Антонины Бондаренко;
  • в Кривом Роге у Полины Неверовой.