О Русском Общественном Фонде (1982, 1-3)

«N 1 – 15 января 1982»

Русский Общественный Фонд помощи преследуемым по политическим мотивам и их семьям опубликовал за подписью своего распорядителя С.Ходоровича заявление и предал гласности Статут Фонда. Публикация сделана в связи с усилением давления со стороны властей на Фонд [1981, 23/24-5 ; 1981, 23/24-21].

Читать далее

Арест Лины Тумановой (1984, 13-1)

«N 13 – 15 июля 1984»

4 июля 1984 на улице в Москве были задержаны советская гражданка Лина Борисовна Туманова, второй секретарь политического отдела посольства США Джон Р.Пернэлл {??John R. Purnell} и второй секретарь консульского отдела посольства США Джордж Гласс {George Glass}.

Задержание было произведено в момент, когда Л.Туманова передала дипломатам пачку бумаг. Л.Туманова и дипломаты были окружены 12 агентами КГБ. Они немедленно отобрали бумаги, которые дипломаты не успели даже посмотреть, посадили всех троих в машину и отвезли в отделение милиции. Дипломатов вскоре отпустили, а Л.Туманова была арестована.

Читать далее

Дело Бориса Ромашова (1983, 12-3)

N 12 – 30 июня 1983

Борис М(ихайлович?) Ромашов был впервые арестован в 1957 и после этого неоднократно подвергался повторным арестам в лагерях по различным обвинениям. В числе этих арестов – один арест по политической ст.58-10 (по ранее действовавшему УК РСФСР). По этой статье 10 марта 1959 Б.Ромашов был осужден на 5 л. за написание критических писем в советские официальные органы.

В 1974-1978, в период пребывания в лагере ОС-34/8 в г.Ухта Коми АССР Б.Ромашов написал книгу о лагерях “Своими глазами” и пытался переправить ее за рубеж, но в 1978 рукопись этой книги была перехвачена КГБ во Владивостоке. Тогда, однако, это последствий не имело.

По освобождению 14 мая 1982 Б.Ромашов поселился в г.Выксе Горьковской обл., где был поставлен под административный надзор. В начале сентября 1982 Б.Ромашов написал более 100 листовок с требованиями отставки правительства, с размышлениями о причинах упадка экономики в СССР, с рассказами о положении в лагерях. Он направил также ряд писем в советские официальные органы. Свои паспорт и военный билет он исписал различными лозунгами.

Почти сразу же после этого, в начале сентября 1982 Б.Ромашов был арестован. Ему предъявлено обвинение по ст.70 ч.2 УК РСФСР, а также по ст. 198-2 УК РСФСР (“злостное нарушение административного надзора”). В числе предъявленных Б.Ромашову обвинений как листовки и письма, так и ранее перехваченная КГБ книга.

Следствие ведет следователь УКГБ по Горьковской обл. ст.лейт. С.Н.Козин. Б.Ромашов содержится в СИЗО г.Горький (учр. ИЗ-32/1, начальник полк. Морозов).

Суд над Зоей Крахмальниковой (1983, 7-3)

«N 7 – 15 апреля 1983»

Суд над Зоей Крахмальниковой [1983, 6-21] состоялся 31.3-1 апреля 1983.

Дело рассматривала выездная сессия Мосгорсуда в помещении Люблинского райнарсуда. Председательствовал зам. председателя Мосгорсуда В.Романов, обвинение поддерживал прокурор Захаров, защищала З.Крахмальникову адвокат Е.Резникова. Из близких подсудимой в зал была допущена лишь ее дочь, а позднее, после допроса его в качестве свидетеля, – муж Ф.Светов.

З.Крахмальникова обвинялась по ст.70 УК РСФСР. Конкретно ей вменялось в вину составление сборников “Надежда” и передача их на Запад для публикации в издательстве “Посев”, подписание ряда писем в защиту Т.Великановой, Д.Дудко и др., распространение книги Д.Дудко “О нашем уповании”.

Читать далее

К суду над Александром Лавутом (1981, 2-3)

N 2 – 30 января 1981

А.Лавуту [1980, 23/24-1] инкриминировалось участие в написании или подписание 19 писем и обращений.

В их числе 6 документов Инициативной группы по защите прав человека в СССР, включая письма У Тану, К.Вальдхайму, 5-му Всемирному конгрессу психиатров в Мехико и др. Среди прочих документов: “Московское обращение”, “30 октября – День политзаключенного в СССР”, Обращение к Белградской конференции, Заявление к 40-летию пакта Риббентроп-Молотов и др.

Кроме того, А.Лавуту инкриминировалось распространение книг: “Архипелаг ГУЛал”, “Ленин в Цюрихе”, “История болезни Леонида Плюща”, а также письма “Об отмене смертной казни”. А.Лавута обвиняли также в устном распространении “клеветнических измышлений”.

В числе свидетелей был канд.хим.наук Айедин Шеми-Заде, крымский татарин, проживающий в Москве. Обвинение вызвало его с целью показать, что утверждения А.Лавута о преследовании крымских татар – клеветническое. Однако, в ответ на вопросы А.Лавута свидетель подтвердил, что репрессии против татар продолжаются. Тогда судья прервал его.

Сообщение [1980, 23/24-1] о том, что позиции адвоката и А.Лавута разошлись, другими источниками не подтверждается.

К суду над Р.Джемилевым (1980, 3-9)

N 3 – 15 февраля 1980

Стали известны дополнительные подробности о суде над Р.Джемилевым [1979, 24-2].

Председательствовал судья Писаренко, обвинял зам. прокурора г.Ташкента Хапизов, защищал адвокат Ашуров. За полчаса до начала процесса ранее нанятый адвокат от дела отказался (что противозаконно) и предложил вместо себя Ашурова.

Р.Джемилеву инкриминировались письмо королю Саудовской Аравии, письмо Мухаммеду Али, письмо в защиту М.Джемилева и участие в пресс-конференции во время последнего своего приезда в Москву. Материалы, о приобщении к делу которых Р.Джемилев ходатайствовал, приобщены не были. Обвинение Р.Джемилева в клевете обосновывалось тем, что ” положение крымских татар в Узбекистане благополучно”.

Р. Джемилев указал в последнем слове, что следствие не брезговало подделками (свидетелям давали подписывать чистые бланки), что он не имел даже возможности ознакомиться с делом. Он отметил, что суд сделал все, чтобы уйти от рассмотрения по существу вопроса, приведшего его за решетку.

К делу В. Некипелова (1980, 3-8)

N 3 – 15 февраля 1980

10 января 1980 жену В.Некипелова Н.Комарову вызвали на работе в кабинет заведующего. Майор КГБ Романовский и другой сотрудник КГБ вернули ей ранее изъятый ключ от квартиры и потребовали объяснений в связи с заявлениями, которые она делает в последнее время.

31 января ее вызвали на допрос из г. Камешково в г.Владимир. В числе заданных вопросов – степень ее участия в написании совместных с мужем очерков, знакомство с другими политзаключенными, организация им помощи.

24 января майор КГБ Минин пришел к Т.Осиповой в спецприемник, где она отбывала административный арест [1980, 2-27] и провел допрос по делу Некипелова. Минин предъявил ей статью “Опричнина-78”, документы Хельсинкской группы и Обращение к Белградскому совещанию и спросила ее, кто их “изготовил”. Т.Осипова отказалась отвечать.

25 января на дом к Ф.Сереброву также приходил сотрудник КГБ, повидимому тот же Минин, тоже с вопросами по делу Некипелова. Ф.Серебров отказался разговаривать и отказался взять повестку, которую ему хотели вручить, чтобы оформить разговор на дому как допрос.