Арест Лины Тумановой (1984, 13-1)

«N 13 – 15 июля 1984»

4 июля 1984 на улице в Москве были задержаны советская гражданка Лина Борисовна Туманова, второй секретарь политического отдела посольства США Джон Р.Пернэлл {??John R. Purnell} и второй секретарь консульского отдела посольства США Джордж Гласс {George Glass}.

Задержание было произведено в момент, когда Л.Туманова передала дипломатам пачку бумаг. Л.Туманова и дипломаты были окружены 12 агентами КГБ. Они немедленно отобрали бумаги, которые дипломаты не успели даже посмотреть, посадили всех троих в машину и отвезли в отделение милиции. Дипломатов вскоре отпустили, а Л.Туманова была арестована.

Инцидент вызвал дополнительную напряженность в отношениях между СССР и США. СССР заявил, что дипломаты занимались деятельностью, несовместимой с их статусом. США выразили протест. В заявлении посольства США говорится, что “ни в момент задержания, ни в какое-либо другое время дипломаты не занимались недозволенной деятельностью”. “Мы настаиваем – говорится в заявлении – на нашем праве иметь нормальные контакты с советскими гражданами”. Представитель госдепартамента сказал, что два дипломата встречались с советскими гражданами, участвовавшими в работе “Солженицынского фонда” – Фонда помощи заключенным.

***

Лина Борисовна Туманова (р. 1939) – кандидат философских наук, активная участница правозащитного движения. За свою деятельность она была в свое время уволена с преподавательской работы в МГУ и работала во ВНИИ технической эстетики.

В 1981 сотрудники КГБ проводили с ней “предупредительные беседы”, 12 мая 1982 она получила “предостережение” по Указу ПВС СССР от 25 декабря 1972. Ее тогда обвиняли в хранении “вредной литературы” и в оказании помощи политзаключенным (“террористам”, говоря словами “предостережения”). У Л.Тумановой проходили обыски, ее допрашивали по делам Д.Мазура, А.Смирнова, В.Альбрехта, С.Ходоровича. При обыске по делу С.Ходоровича, распорядителя Фонда помощи политзаключенным, у Л.Тумановой были изъяты деньги и облигации Государственного займа [1983, 12-14].

Л.Туманова – автор многочисленных правозащитных писем, обращений, биографических очерков правозащитников. Особенно часто она выступала в защиту украинских политзаключенных: Д.Мазура, В.Овсиенко и др. В последнее время она приняла большое участие в судьбе бывшего политзаключенного С.Сапеляка, которому сейчас угрожает новый арест. Когда С.Сапеляк приезжал в Москву, его несколько раз задерживали в квартире Л.Тумановой. Содержание бумаг, переданных Л.Тумановой дипломатам, неизвестно, но, судя по характеру общественных интересов Л.Тумановой, можно уверенно предположить, что это были документы правозащитного характера.

Какое обвинение предъявлено Л.Тумановой – неизвестно, в сообщении ТАСС об ее аресте говорится лишь, что “она привлекается к ответственности в соответствии с советскими законами”. Возможно, что ее обвиняют по ст.70 УК РСФСР. Однако в заявлении ТАСС содержится и следующее утверждение:

“В распоряжении компетентных советских органов сейчас имеются достоверные данные о том, что Пернэлл и Гласс уже длительное время поддерживали конспиративную связь с Тумановой, которая по заданию американцев систематически занималась сбором информации о Советском Союзе, интересующей американскую разведку и центры идеологических диверсий”.

Эта формулировка может означать, что Л.Тумановой грозит обвинение по ст.64 УК РСФСР.

До ареста Л.Туманова жила по адресу: Москва, ул.Артюхиной, 20, кв. 47.

Суд над Алексеем Смирновым (Костериным) (1983, 11-3)

N 11 – 15 июня 1983

Стали известны подробности о деле А.Смирнова и о суде над ним (1983,9-7).

Сразу после ареста А.Смирнов был отвезен в УКГБ по Москве и Московской обл. (ул.Малая Лубянка, 6), где следователь В.Капаев предложил ему немедленно уничтожить ордер на арест, если А.Смирнов напишет все, что он знает о “Хронике текущих событий”. А.Смирнов вместо этого письменно отказался давать показания. Несмотря на отказ, его позднее в ходе следствия более 30 раз вызвали на допросы, в ходе допросов угрожали, иногда вели допрос бригадой следователей.

А.Смирнова помещали в так. наз. “пресс-хату” – камеру, где уголовники по указанию администрации избивали его (возможно, только пытались это сделать), его подвергали психиатрической экспертизе. Несмотря на это А.Смирнов в ходе следствия вообще не дал никаких показаний.

***

Суд над А.Смирновым состоялся 12-13 мая 1983. Дело рассматривал Московский городской суд в помещении Люблинского райнарсуда.

Председательствовал в суде В.Г.Романов, обвинение поддерживал прокурор А.Головин, защищала подсудимого адвокат Г.Г.Леви. Подходы к зданию суда были блокированы нарядом милиции под командой майора Червинского и дружинниками. У лиц, приходивших к суду, проверяли документы и записывали паспортные данные.

Из ходатайств, заявленных А.Смирновым в начале суда, были удовлетворены лишь ходатайства о передаче ему очков и о приобщении к делу заявления о том, что на него в ходе следствия оказывалось давление. Ходатайства о допуске в зал друзей и о вызове дополнительных свидетелей были отклонены.

А.Смирнову предъявлено обвинение по ст. 70 УК РСФСР. Конкретно его обвиняли в составлении “Хроники текущих событий N 38 и в участии в составлении других ее номеров; в составлении ряда номеров информационного бюллетеня “В” (1983,6-33); в распространении самиздата и изданной за рубежом литературы; в устных “антисоветских” высказываниях в кругу знакомых. Инкриминируемая А.Смирнове деятельность относится к 1969-1982.

В суде было допрошено несколько свидетелей. С.Стабровский, Князев, Куликов, Козлов, Вайнштейн свидетельствовали об устных высказываниях А.Смирнова. Они давали показания лишь в результате многочисленных наводящих вопросов судьи (большей частью судья зачитывал показания на предварительном следствии и свидетели их лишь подтверждали). В числе вопросов, заданных Князеву судьей, был и такой: говорил ли подсудимый о “якобы имевших место в период культа личности” репрессиях против невинных граждан? Свидетель В.Коноплев, школьный товарищ А.Смирнова, напротив, давал показания охотно и с проявлением инициативы.

Он показал, что в 1969 А.Смирнов давал ему читать “Хронику текущих событий”. В.Коноплев подробно рассказал о влиянии, которое, по его мнению, на А.Смирнова оказали его дед, писатель А.Костерин, мать Е.А.Костерина, генерал П.П.Григоренко и другие лица. В.Коноплев подтвердил, что в 1980 написал на А.Смирнова заявление в КГБ. Показания другого свидетеля, также написавшего на А.Смирнова заявление в КГБ, Иванова, были лишь зачитаны в суде, т.к. Иванов, уехавший в командировку, в суд не явился. В его показаниях речь шла об “антисоветских разговорах” А.Смирнова и о том, что тот давал ему, Иванову, читать “Хронику”.

Основными показаниями, на которых основывалось обвинение, были показания бывшего политзаключенного Петра Ломакина. Показания П.Ломакина были лишь зачитаны: сам он во время суда находился в Бутырской тюрьме по обвинению в магазинной краже; в суде была зачитана справка, что он болен. П.Ломакин показал, что, освободившись из заключения в 1975, он, якобы, по рекомендации К.Любарского, явился на квартиру Ю.Шихановича за материальной помощью, которую он получил. Л.Алексеева, Г.Салова и позднее А.Смирнов опрашивали его о лагерях и о его собственном деле. А.Смирнов при этом будто бы передал ему 75 р., попросив дать информацию о его деле, которая позднее была, якобы, опуликована в “Хронике текущих событий” N 39. Кроме того, по словам П.Ломакина, А.Смирнов на квартире Ю.Шихановича раздавал “Хронику” всем присутствовавшим, П.Ломакину в том числе.

А.Смирнов заявил, что с П.Ломакиным никогда не встречался. Он сказал, что во время следствия неоднократно требовал опознания его П.Ломакиным, он просил показать ему фотографию П.Ломакина, но ему в этом было отказано. А.Смирнов сказал, что П.Ломакин – лжесвидетель.

***

На самом деле ни в N 39 “Хроники текущих событий”, ни в других ее номерах информации о деле П.Ломакина нет. В N 38 назван лишь его срок и дата освобождения. Приводим здесь данные о деле П.Ломакина. П.Ломакин (по-видимому, р. ок. 1950) был впервые арестован за кражу ок.1970, но вскоре был освобожден по медицинским показаниям как клинический дебил (у П.Ломакина родовая травма мозга и серьезная деформация черепа, включая его лицевую часть). Освободившись, он поселился в г.Владивостоке. Там он несколько раз звонил в местное УКГБ и угрожал “взорвать весь Тихоокеанский флот” (как позднее было сказано в приговоре, “характерным хриплым голосом”). Был арестован 15 мая 1973, обвинен сначала в попытке диверсии. Позднее обвинение было переквалифицировано на ст.70 УК РСФСР, и П.Ломакин был приговорен к 2,5 г. лагерей. По освобождении он получил от Фонда помощи политзаключенным помощь на общих основаниях.

***

Обвинение А.Смирнова в участии в издании бюллетеня “В” основывалось на том, что на экземплярах “В”, изъятых на обыске у А.Соколова в Москве, имелись рукописные пометки подсудимого.

А.Смирнов виновным себя не признал. На большинство вопросов суда (в первую очередь, на вопросы о “Хронике текущих событий”) он отказался отвечать по морально-этическим соображениям.

Прокурор попросил для обвиняемого 6 л. лагерей и 4 г. ссылки. Адвокат просила об оправдании А.Смирнова. А.Смирнов в последнем слове вновь отрицал свою виновность. Он просил также суд не применять к нему “неофициальной меры наказания” высылки, обычно применяемой к политзаключенным по отбытии установленного приговором срока (А.Смирнов имел в виду лишение бывших политзаключенных права возвращения на прежнее место жительства в “режимные” города, включая Москву).

Суд удовлетворил просьбу прокурора, приговорив А.Смирнова к 6 г. лагерей строгого режима и 4 г. ссылки. На вопрос судьи, понятен ли ему приговор А.Смирнов ответил: “нет!”.

Смерть Лины Тумановой (1985, 7/8-2)

NN 7/8 – 30 апреля 1985

15 апреля 1985 в Москве скончалась одна из активных участниц правозащитного движения Лина Борисовна Туманова [1984, 13-1 и далее]. Л.Туманова была больна раком. В последнее время у нее начали быстро развиваться метастазы, состояние быстро ухудшалось.

Кандидат филосовских наук Л.Туманова (р. 1939) участвовала в правозащитном движении в течение многих лет. Она автор многочисленных писем, очерков, заявлений по проблемам прав человека, в защиту политзаключенных. Она принимала участие в работе Фонда помощи политзаключенным.

Л.Туманова была в июле 1984 арестована на улице Москвы во время встречи с американскими дипломатами, которым она хотела передать правозащитную информацию {1984, 13-1}. После непродолжительного следствия Л.Туманова в сентябре 1984 была освобождена из тюрьмы до суда под подписку о невыезде. О неизлечимой болезни Л.Тумановой КГБ тогда уже было известно.

Л.Туманова хотела выехать из СССР для медицинского освидетельствования за рубежом, но ей в этом было отказано.

Арест Генриха Алтуняна (1980, 23/24-3)

NN 23/24 – 31 декабря 1980

16 декабря 1980 в Харькове арестован инженер-радиотехник Генрих Ованесович Алтунян. Ему предъявлено обвинение по ст.62 УК УССР (аналог ст.70 УК РСФСР).

Г.Алтунян (р. 1933) – последний из находившихся в СССР и на свободе членов Инициативной группы по защите прав человека в СССР, созданной в 1969. Это его второй арест: он уже отбывал 3 г. лагерей в 1969-1972 по ст.187-1 УК УССР (аналог ст.190-1 УК РСФСР).

Г.Алтунян женат, у него сын Александр (р. 17 мая 1958) и дочь Елена (р. 29 апреля 1963). Семья живет по адресу: Харьков, ул.Космонавтов, 4, кв. 84.

Суд над Мальвой Ландой (1980, 6-1)

N 6– 31 марта 1980

26 марта 1980 во Владимирском областном суде состоялся суд над Мальвой Ландой [1980, 5-1]. М.Ланда обвинялась по ст.190-1 УК РСФСР. Она отказалась от адвоката и защищала себя сама.

В зал суда был допущен только сын М.Ланды Алексей Германов. Здание суда было окружено милицией и агентами в штатском. Суд продолжался около 6 час. В вину М.Ланде вменено участие в составлении ряда документов Московской Хельсинкской группы и написание статьи о казни С.Затикяна и его товарищей.

М.Ланда была приговорена к 5 г. ссылки.

Арест Мальвы Ланды (1980, 5-1)

N 5 – 15 марта 1980

7 марта 1980 Мальва Ланда была вызвана в г.Владимир для формальной процедуры завершения следственного дела в соответствии со ст.201 УПК РСФСР. Домой она более не вернулась: ей было предъявлено постановление об изменении меры пресечения (ранее у нее была взята подписка о невыезде) и она была заключена под стражу.

***

Мальва Ноевна Ланда (р. 1918), геолог-пенсионер, член-основатель Московской Хельсинкской группы, один из распорядителей Русского общественного фонда помощи политзаключенным. В 1977 была приговорена к 2 г. ссылки по обвинению в “неосторожном повреждении личного имущества” в результате пожара в ее квартире, однако в 1978 она была освобождена, т.к. статья УК, по которой ее осудили, подпала под действие амнистии.

После освобождения ей не разрешено было вернуться в Московскую обл., где она жила до ссылки, и она поселилась в г.Петушки Владимирской обл., где и жила до ареста. М.Ланда обвиняется по ст.190-1 УК РСФСР.

Дело М.Ланды (1980, 4-3)

N 4 – 28 февраля 1980

15 февраля 1980 по делу М.Ланды прошел обыск у Анатолия Марченко в пос.Карабаново Владимирской обл. Обыск проводили сотрудники прокуратуры Владимирской обл. Куранов и Ильин. Изъяты самиздат, черновики рукописей, книги, изданные за рубежом.

12 февраля следователь Пономарев по поручению зам. прокурора Собинского р-на Владимирской обл. Жмакина, который ведет дело М.Ланды, допросил в Москве ее сына Алексея Германова. 14 февраля Жмакин сам посетил семью А.Германова в отсутствие его самого и его жены и беседовал с тещей и сыном А.Германова. Позднее жена А.Германова была тоже вызвана на допрос. 16 февраля А.Германов вновь был вызван на допрос, на этот раз к Жмакину в пос.Собинка. Допросы касались семейных обстоятельств М.Ланды. А.Германов давно не живет с матерью и практически не дал никаких показаний.

15 февраля Жмакин допросил по делу М.Ланды Р.Лерт у нее на дому в Москве. Р.Лерт отказалась отвечать.

Тем временем продолжались допросы самой М.Ланды. На допросах 11 и 12 февраля Жмакин говорил о вероятном психическом заболевании Ланды. 19 февраля Ланда была допрошена о ее отношениях с Т.Великановой и Р.Лерт. Ей было объявлено, что 25 февраля следствме по ее делу кончается и она может искать адвоката. Для этого М.Ланде на два дня было разрешено выехать в Москву.

Предупреждения правозащитникам (1980, 3-10)

N 3 – 15 февраля 1980

В конце января 1980 большая группа лиц получила предупреждения в связи с их “антисоветской деятельностью”. Все они – москвичи.

28 января предупреждение было сделано в милиции Ю.Шихановичу (письменно, все остальные устные). В тот же день в прокуратуре предупредили И.Гривнину (якобы в связи с поступившей жалобой от соседей), а в милиции В. Кувакина. Пытались вызвать также Ф.Сереброва, но жена его повестки не взяла.

29 января в милицию (под предлогом оказания шефской помощи трудному подростку) вызвали Л.Терновского и сделали ему предупреждение. Предупредили также Н.Лисовскую, Л.Агапову, и И.Корсунскую (ей предложили уехать из СССР). А.Найденович сделали предупреждение в прокуратуре.

30 января в милиции сделали предупреждение М.Петренко, говорили о желательности ее отъезда. В прокуратуре сделали предупреждение Н.Мейману. Ему, напротив, заявили, что он никогда не уедет из СССР.

К суду над Р.Джемилевым (1980, 3-9)

N 3 – 15 февраля 1980

Стали известны дополнительные подробности о суде над Р.Джемилевым [1979, 24-2].

Председательствовал судья Писаренко, обвинял зам. прокурора г.Ташкента Хапизов, защищал адвокат Ашуров. За полчаса до начала процесса ранее нанятый адвокат от дела отказался (что противозаконно) и предложил вместо себя Ашурова.

Р.Джемилеву инкриминировались письмо королю Саудовской Аравии, письмо Мухаммеду Али, письмо в защиту М.Джемилева и участие в пресс-конференции во время последнего своего приезда в Москву. Материалы, о приобщении к делу которых Р.Джемилев ходатайствовал, приобщены не были. Обвинение Р.Джемилева в клевете обосновывалось тем, что ” положение крымских татар в Узбекистане благополучно”.

Р. Джемилев указал в последнем слове, что следствие не брезговало подделками (свидетелям давали подписывать чистые бланки), что он не имел даже возможности ознакомиться с делом. Он отметил, что суд сделал все, чтобы уйти от рассмотрения по существу вопроса, приведшего его за решетку.

К делу В. Некипелова (1980, 3-8)

N 3 – 15 февраля 1980

10 января 1980 жену В.Некипелова Н.Комарову вызвали на работе в кабинет заведующего. Майор КГБ Романовский и другой сотрудник КГБ вернули ей ранее изъятый ключ от квартиры и потребовали объяснений в связи с заявлениями, которые она делает в последнее время.

31 января ее вызвали на допрос из г. Камешково в г.Владимир. В числе заданных вопросов – степень ее участия в написании совместных с мужем очерков, знакомство с другими политзаключенными, организация им помощи.

24 января майор КГБ Минин пришел к Т.Осиповой в спецприемник, где она отбывала административный арест [1980, 2-27] и провел допрос по делу Некипелова. Минин предъявил ей статью “Опричнина-78”, документы Хельсинкской группы и Обращение к Белградскому совещанию и спросила ее, кто их “изготовил”. Т.Осипова отказалась отвечать.

25 января на дом к Ф.Сереброву также приходил сотрудник КГБ, повидимому тот же Минин, тоже с вопросами по делу Некипелова. Ф.Серебров отказался разговаривать и отказался взять повестку, которую ему хотели вручить, чтобы оформить разговор на дому как допрос.