Начало суда над Валерием Репиным (1983, 9-2)

N 9 – 15 мая 1983

11 мая 1983 Ленинградский городской суд начал рассмотрение дела В.Репина [1983, 5-8), обвиняемого по ст.64 УК РСФСР в “измене Родине”. Председательствует на суде зам. председателя Ленгорсуда Нина Исакова, народными заседателями являются Валерий Данилов и Иван Тройнов. Обвинение поддерживает ст. помощник прокурора г.Ленинграда Инесса Катукова, защищает В.Репина адвокат Леонид Иванов.

В.Репин обвиняется в том, что он, будучи распорядителем Фонда помощи политзаключенным в Ленинграде, якобы занимался сбором секретной информации, в частности, о лагерях при помощи специальных подробных анкет, а затем передавал эту информацию за рубеж. Он обвиняется также в распространении и попытке размножения “антисоветской” литературы (видимо, наряду со ст.64, в обвинении фигурирует также и ст.70 УК РСФСР ? ).

В.Репин полностью признал себя виновным. Выступая с показаниями, он заявил, что “шумная кампания, развернутая на Западе вокруг так называемых “советских диссидентов”, полностью инспирирована секретными службами США”. Себя он назвал “бездумной пешкой в руках врагов своей страны”. Он сказал, что якобы давал деньги из Фонда помощи только тем, кто снабжал его необходимой информацией. Как заявил В.Репин, он передавал эту информацию за рубеж, используя дипломатическую почту, через консульства США и ФРГ в Ленинграде. Он назвал также ряд имен иностранцев, с которыми он поддерживал “преступную связь”. В.Репин утверждал, что он делает свои признания добровольно, без принуждения со стороны следственных органов.

Суд продлится, как минимум, несколько дней. Свидетели вызваны в суд по меньшей мере до 16 мая 1983.


 

Раскаяние Валерия Репина (1983, 5-8)

N 5 – 15 марта 1983

1 марта 1983 по ленинградскому телевидению было показано 45-минутное выступление В.Репина (1981,23/24-5). В.Репин зачитал написанное им от руки заявление. Он заявил о своем “прозрении” и “раскаянии”.

В.Репин утверждал, что Фонд помощи политзаключенным не имеет никакого отношения к благотворительности, а направлен лишь на “разжигание антисоветской деятельности и сбор шпионских сведений военно-политического характера”. Он сказал, что “простой подсчет показывает, что только на деньги Солженицына Фонд не мог бы существовать. Это – средства ЦРУ”.

В качестве “наставников”, вовлекших его в “антисоветскую деятельность”, он назвал Г.Давыдова, В.Исакову и К.Любарского. Из числа приезжавших из-за рубежа “агентов” он назвал американца Джерри Шура, голландок Элен Свилденс и Лауру Старинк, которые привозили ему вещи для распределения их по линии Фонда. Из своих помощников он назвал Л.Волохонского, И.Цуркову, Н.Лесниченко, Д.Казачкову, Г.Михайлову и многих других. Он призвал их также “прозреть”, иначе с ними может произойти то же, что и с ним (Л.Волохонский и И.Цуркова уже арестованы).

Стало известно, что В.Репину было предъявлено обвинение не только по ст.70, но и по ст.64 УК РСФСР (“измена Родине”). 8 марта 1983 дело В.Репина передано в суд. Дата суда еще не назначена.

Томское дело (1982, 23/24-9)

«NN 23/24 – 31 декабря 1982»

Стали известны дополнительные подробности о томском деле [1982, 19-3 и ранее).

Следствие по этому делу было начато, по-видимому, еще в 1981 по доносу первой жены Валерия Кенделя Плюсниной, сообщившей в КГБ перечень зарубежной и самиздатской литературы, читаемой мужем, и круг его знакомств. В результате этого доноса и были проведены обыски 1 апр. 1981 [1981, 12-6), в том числе в теплице цветочного хозяйства г.Томска у Станислава Божко и др. лиц. (так. наз. “тепличное дело”). Тогда следствие было прекращено за недостатком материалов. В.Кендель, однако, был вынужден уйти с работы в социологической лаборатории (равно как и С.Божко из цветочного хозяйства), и оба начали зарабатывать себе на жизнь на строительных работах.

Массовые обыски 1 февраля 1982 были проведены УКГБ Томской и Омской областей и Красноярского края и УВД Томского облисполкома под кодовым наименованием: операция “Гражданская оборона”. Руководил операцией кап.Сергеев. Было проведено около 10 обысков, в том числе у В.Кенделя, С.Божко, Н.Серебренникова [1982, 12-6), А.Чернышова, Н.Кащеева (сотрудник лаборатории конкретных социологических исследований ТГУ), А.Ковалевского. В.Кендель и А.Чернышов были арестованы сразу после обысков.

Анатолий Алексеевич Чернышов (р.1937) занимал должность начальника Томского филиала Центральной Сибирской научно-исследовательской лаборатории судебной экспертизы. Он – инвалид 2-й группы, с трудом ходит, одинок. Его отец 20 лет провел в лагерях на Колыме, позже реабилитирован. При обыске, длившемся 26 часов без перерыва, дома и на работе, было изъято огромное количество микрофильмов, фотокопий книг, самиздата, а также двухствольное охотничье ружье, находившееся у А.Чернышова по служебной надобности для экспертизы, но по небрежности должным образом не оформленное. Микрофильмы и фотокопии были сделаны на оборудовании лаборатории, которой заведовал А.Чернышов.

А.Ковалевский был арестован позднее – 9 февраля 1982, после второй серии обысков. 12 февр. новые обыски были проведены у сотрудницы медико-генетической консультации Е.Л.Баум и у доцента ТГУ В.Т.Волобуева. Еще через несколько дней прошли обыски у знакомых А.Ковалевского по комплексной самодеятельной экспедиции по исследованию проблемы Тунгусского метеорита.

Виктор Васильевич Арцимович [1982, 19-3) был арестован в конце апр.-мая 1982.

В ходе следствия было допрошено в одном только Томске не менее 100 чел. Допросы проходили также в Омске, Красноярске, Иркутске и Москве. В числе допрошенных были А.М.Полищук [1982,  4-8,17-7), зав. консультацией, где работала Е.Баум, и доцент ТГУ В.Волобуев. Оба они отказались дать показания и впоследствии под давлением администрации были вынуждены покинуть свои посты. В.Волобуев переехал в Новосибирск, где позднее начал голодовку в составе Группы разделенных семей [1982,  10-34). Ряд лиц дали показания о том, что они получали литературу от В.Кенделя и А.Чернышова. Следствие также интересовалось знакомством А.Ковалевского и В.Кенделя с К.Любарским.

По данному делу состоялось два суда. Суд над В.Арцимовичем состоялся в его отсутствие 10 авг. 1982. Суд согласился с диагнозом, подписанным врачом Шульгой: ” шизофрения, философская интоксикация”. Основания диагноза были указаны следующие: “1.Просится за границу. 2.Возомнил себя личностью. 3.Не имеет друзей, замкнут. 4. Критикует марксизм-Ленинизм”. Признать В.Арцимовича душевнобольным ходатайствовали его жена и мать. В.Арцимович был направлен на принудительное лечение в СПБ.

А.Чернышов, В.Ковалевский и В.Кендель были судимы с 30 авг. по 17 сент. (был пропущен лишь один рабочий день). В зал допускали всех желающих. А.Чернышов обвинялся по ст.190-1, 162 ч.2 и 218 УК РСФСР, остальные – по ст.190-1. В.Кендель и А.Ковалевский раскаялись и осудили свою деятельность, и были приговорены к 1,5 г. лагерей каждый. А.Чернышов не раскаялся и был приговорен к 3,5 г. лагерей с конфискацией имущества (2 750 р. на сберегательной книжке). Единственное показание о том, что он извлекал из своей деятельности прибыль, было дано В.Кенделем, заявившим, что он заплатил А.Чернышову за “Архипелаг ГУЛаг” 50 руб.

Суд вынес частное определение о возбуждении против Николая Кащеева (см. выше) уголовного дела.

Было вынесено также определение в отношении двух лиц, вызванных в качестве свидетелей: преподавателей ТГУ Вильгельма Фаста и Геннадия Новикова. Суд просил администрацию рассмотреть вопрос о возможности оставления их на преподавательской работе. Деканат физ.-мат. ф-та ТГУ предложил им уволиться по собственному желанию.

Дело Анатолия Турченко (1982, 5-3)

N 5 – 15 марта 1982

12 октября 1981 в г.Ковель Волынской обл. УССР был арестован Анатолий Борисович Турченко. Ему было предъявлено обвинение по ст.187-1 УК УССР (аналог ст.190-1 УК РСФСР).

А.Турченко (р.20 декабря 1958) – художник-плакатист и музыкант оркестра. В авг.1980 он развелся со своей первой женой и в февраля 1981 женился на Арье Марье Хеллеви Лехтиранта, гражданке Финляндии. Т.к. прежнее место жительства А.Турченко, г.Ковель, находилось в зоне, закрытой для посещения иностранцами, супруги жили в г.Киеве. 5 сентября 1981 жена А.Турченко выехала в Финляндию для практики ( она – преподавательница русского языка ), а сам А.Турченко временно поселился в г.Ковель, где живут его мать Людмила Турченко и брат. Там он и был арестован. При аресте в доме, где он жил, был проведен обыск, изъяты книги, фотографии, магнитофонные ленты ( однако, почти все изъятое было позднее возвращено). Одновременно с А.Турченко был задержан также его брат, но он был вскоре освобожден.

А.Турченко был помещен в тюрьму г.Луцка. Помимо обвинения по ст. 187-1 УК УССР ему было предъявлено также обвинение в “валютных операциях”, но это обвинение вскоре отпало. В ноября 1981 А.Турченко проходил психиатрическое обследование в Львовской ОПБ в течение трех недель и был признан вменяемым.

Суд состоялся в г.Луцке 5-6 января 1982. А.Турченко инкриминировались устные высказывания в разговорах с друзьями и родственниками: утверждения об отсутствии в СССР свободы слова; высказывания в пользу независимости Украины и одобрение деятельности С.Бандеры; критика экономической политики правительства и восхваление западного образа жизни; критика системы закрытых распределителей; недовольство закрытостью большей части Советского Союза для иностранцев.

На суде в качестве свидетелей выступили семеро знакомых А.Турченко из г.Ковель и его бывшая жена. А.Турченко выразил раскаяние.

Прокурор просил для А.Турченко 3 г. лагерей, однако суд, “учитывая раскаяние”, назначил ему 2 г. лагерей общего режима. 9 февраля 1982 Верховный Суд УССР рассмотрел кассационную жалобу А.Турченко и оставил ее без удовлетворения.

Преследования Кришнаитов (1986, 19-4)

N 19 – 15 октября 1986

Кришнаит Константин Стрельцов [1986, 7/8-2] в результате психиатрической экспертизы был признан вменяемым. Против него возбуждено уголовное дело. Суд над К.Стрельцовым состоялся, по-видимому, в апреле – начале мая 1986 в Киеве.

К.Стрельцов обвинялся по ст.209 УК УССР (аналог ст.227 УК РСФСР). В вину К.Стрельцову вменялось то, что он, как руководитель созданной им группы Харе-Кришна, нанес вред здоровью К.Ю.Гаврилюка (К.Гаврилюк состоял на учете в психоневрологическом диспансере еще с 1971, задолго до своего знакомства с учением Харе-Кришна; см. также [1986, 7/8-2]).

***

Стали известны подробности о деле кришнаитов Евгения Любинского и Натальи Носацовой [1986, 7/8-2]. Первый обыск у Е.Любинского в с.Мышаровка Тепликского р-на Винницкой обл. УССР был произведен 19 января 1985. Обыск производил следователь Тепликской районной прокуратуры А.Медведюк. Была изъята кришнаитская литература, предметы культа. В апреле 1985 на дом к Е.Любинскому явилась медицинская комиссия из г. Теплик для обследования состояния детей Любинских. Комиссия пришла к выводу, что дети здоровы.

После этого делом Е.Любинского стала заниматься Винницкая областная прокуратура (ст.следователь Сергей Юрьевич Ланге). Обвинение Е.Любинскому тогда, однако, еще не было предъявлено. В июне 1985 у Е.Любинского был проведен второй обыск (в его отсутствие, сам он находился в это время на суде по делу курджиновской группы в качестве свидетеля [см. 1985, 23/24-1]). Была назначена еще одна комиссия для обследования детей (дочь Ксения, р.1977; сын Владимир, р.1981; еще один ребенок родился в январе 1985). Комиссия нашла, что дети отстают в психическом и физическом развитии. Сам Е.Любинский был направлен на психиатрическую экспертизу в ПБ, где он был признан вменяемым.

После этого, в августе 1985, Е.Любинскому было предъявлено обвинение по ст.209 УК УССР (аналог ст.227 УК РСФСР). По тому же делу (N51079) была привлечена и Наталья Носацова [1986, 7/8-2]. Следствие велось около 5 мес.

Суд над Е.Любинским и Н.Носацовой состоялся в Виннице 14-21 марта 1986. В качестве пострадавшего на суд был вызван все тот же К.Гаврилюк, что и по делу К.Стрельцова. Е.Любинский виновным себя не признал, Н.Носацова признала себя виновной частично.

Е.Любинский был приговорен к 4 г. лагерей общего режима (прокурор просил для него у суда 4,5 г.). Н.Носацова приговорена к 2,5 г. лишения свободы условно.

Жена Е.Любинского Светлана Федоровна с 3 детьми живет по адресу: УССР, Винницкая обл., Тепликский р-н, с.Мышаровка.

***

Суд, рассматривавший дело О.Сущевской ([1986, 7/8-2], там неточность в дате суда, надо: 29-31 января 1986], вынес частное определение в адрес Татьяны Валентиновны Бучера, рекомендуя провести с ней “индивидуальную атеистическую работу”. Дело О.Сущевской рассматривал Киевский городской суд под председательством Н.Н.Майбоженко.

***

Ара Акопян [1985, 20-4], отбывающий срок “обязательного привлечения к труду” в г.Прилуки Черниговской обл., по предложению полк. КГБ Герасименко написал статью с выражением раскаяния. Неизвестно, опубликована ли эта статья. Во всяком случае, на судьбу А.Акопяна это никакого воздействия не оказало.

К суду во Львове (1981, 2-5)

N 2 – 30 января 1981

Дело С.Хмары, В.Шевченко и А.Шевченко [1981, 1-9] слушалось во Львовском облсуде с 15 по 24 декабря 1980. Председательствовал Крючков-Дворецкий (после окончания суда ему присвоено звание Героя Социалистического труда), обвинение поддерживал прокурор Дорош, защищали обвиняемых адвокаты Степаненко, Липкис и Брусенцов.

***

С.Хмара обвинялся в составлении, редактировании и передаче за рубеж “Украинского вестника”. Обвинение базировалось на показаниях шофера Будного и продавца Наконечного из г.Львова.

Приговор С.Хмаре (7 л. лагеря и 5 ссылки) находится в соответствии с предложением прокурора.

***

В.Шевченко обвинялся в распространении различного самиздата и в авторстве статьи “Чехословацкая политика глазами украинца”, а также в устной пропаганде. Против него свидетельствовали партработники из г.Невельска на о.Сахалин, где некогда работал В.Шевченко: Воронежский и Беспалов, а также сотрудники РАТАУ Гнатенко и Еременко, киевские инженеры Матвиенко и Трояк.

Прокурор предлагал для В.Шевченко 6 л. лагеря и 3 ссылки, но суд, учитывая личность подсудимого (партработник, офицер запаса КГБ), вынес более строгий приговор: 7 л. лагерей и 4 г. ссылки.

***

А.Шевченко обвинялся в устной пропаганде (свидетели Баланюк, Михалец и Трояк), в сборе материалов для “Украинского вестника” и передаче их С.Хмаре, в частности биографии и стихов политзаключенного А.Лупиноса (свидетели Могильный и супруги Соловей).

Прокурор предлагал для А.Шевченко такое же наказание, как и для В.Шевченко, но, учитывая признание А.Шевченко своей вины, суд вынес более мягкий приговор: 5 л. лагерей и 3 г. ссылки.

Суд над Стасевичем, Михайловым и Кочневой (1980, 1-1)

N 1 – 15 января 1980

25 декабря 1979 в Ленинграде состоялся суд над Алексеем Стасевичем, Владимиром Михайловым и Алевтиной Кочневой [см. 1979, 23-14 и ранее].

Первоначально суд был назначен на 24 декабря, но отложен, т.к. со дня вручения обвинительного заключения не прошло 3 дней. Председательствовал судья Демченко, прокурор – Любавина. Стасевич от защитника отказался. Михайлова защищал Гуревич, Кочневу – Горошевская.

До дня суда обвиняемые содержались в следственном изоляторе КГБ, хотя следствие шло по делу о “хулиганстве” (ст.206 УК РСФСР).

***

На суде выступило два свидетеля.

Первым был один из трех человек, якобы случайных прохожих, которые задержали обвиняемых. Он показал, что, проходя ночью по улице, они увидели на стенах надписи черной краской: “Демократия – не демагогия!” и “Долой госкапитализм!”. Надписи находились на ул.Пионерская и ул.Красных Курсантов. Была найдена также одна наклеенная листовка. Свидетель и с ним два других лица якобы случайно заметили Стасевича с друзьями, выследили их и задержали. (Между тем, в деле имеется рапорт из отделения милиции Калининского р-на Ленинграда о том, что, согласно анонимному телефонному звонку, в квартире на Пискаревском пр., где жили обвиняемые, печатают листовки и собираются их расклеивать. Звонок был накануне ареста обвиняемых).

Ко второму свидетелю, Алексею Федорову, накануне суда приходил сотрудник КГБ, требовавший, чтобы тот в суде показал, что инициатива расклейки листовок принадлежала Алексею Осипову  [1979, 20-2]. А.Федоров, однако, отказался это сделать и показал лишь, что обвиняемые зашли к нему домой и оставили листовку, которую он сжег. А.Осипов в суд вызван не был, несмотря на требования обвиняемых.

Стасевич и Михайлова виновными себя не признали, Кочнева раскаялась и осудила свой поступок. Адвокаты ходатайствовали о переквалификации обвинения со ст.206 на ст.190-1. Адвокат Кочневой просила назначить ей наказание, не связанное с лишением свободы.

Стасевич и Михайлов выступили с резкими последними словами. Михайлов, с частности, сказал, что от приговора суда зависит, какие методы борьбы он выберет в дальнейшем.

Суд приговорил Стасевича и Михайлова к 3 г. лагерей строгого режима каждого, Кочневу – к 1 г. и 3 мес. лагерей строгого режима.

***

Сразу после суда жену Михайлову Галину и находившегося около суда А.Осипова увезли в КГБ на допрос по делу Пореша и Огородникова. Они отказались давать показания.

Освобождение политзаключенных и применение амнистии (1987, 17/18-1)

NN 17/N 18 – 30 сентября 1987

Продолжают, хотя и медленно, поступать сообщения о досрочных освобождениях политзаключенных.

Указом ПВС СССР от 21 августа 1987 ([1987, 15/16-1], там неточность в дате), кроме А.Аршакяна и А.Навасардяна освобожден также бывший политзаключенный лагеря особого режима Василий Федоренко, уже находившийся в ссылке. Тем же указом освобожден некто Иваненко, о котором ничего неизвестно.

Стало известно о досрочном освобождении ряда политзаключенных и из лагеря особого режима. Это Павел Айрапетов, Гани Назаров, Рахим Халиков, Виктор Тарасенко, Роберт Магдеев, Вадим Симонов (последний – в сентябре 1987). Уже давно освобожден из ссылки Феликс Серебров.

Также досрочно освобожден ряд политзаключенных, находившихся в общих уголовных лагерях. Подтверждено сообщение об освобождении Гочи Абуладзе [1987, 15/16-1]. Освобожден Андрей Васильев (правда, с написанием заявления о полном раскаянии и и с выступлением по телевидению).

Досрочно освобождены также баптисты Ольга Крючкова, Елена Янушевская (ее сестра Анна была освобождена ранее, 1987,15/16-1], Петр Лавренович, Николай Попов, Анатолий Рубленко, Лидия Циорба. Из СИЗО без суда освобожден баптист Дмитрий Петерс. По-видимому, в результате амнистии освобождены также Виталий Боско, Леонгард и Анна Готманы, Емельян Керстан, Павел Пчельников, Владимир Пилипчук, Вильгельм Рихерт, Василий Слюсар (возможно, истек сокращенный по амнистии срок).

Из ПБ общего типа в Ташкенте 13 сентября 1987 освобожден Григорий Александров. Из Волгоградской СПБ освобожден Петери Лазда.

***

Начали поступать сообщения о сокращении сроков по амнистии (об одном таком сокращении – баптисту Михаилу Савченко – уже сообщалось в [1987, 15/16-1]). Один политзаключенный – Александр Мельников – уже освобожден из лагеря в результате того, что 18 сентября 1987 истек его сокращенный срок.

Приводим ниже список политзаключенных, о которых известно, что им оставшийся срок был сокращен наполовину. В скобках приводится новая дата освобождения.

В случаях, когда известен только год ареста, приводятся два крайних возможных времени освобождения из лагеря (в предположениях об аресте в начале и в конце года). Тогда, когда указывается день освобождения, возможна неточность в 1-2 дня из-за небольших неопределенностей при расчете. Нижеследующий список, разумеется, неполон:

  • Нуретдин Алиев (октябрь 1988 – март 1989, затем 3 г. ссылки)
  • Владимир Анищенко (октябрь 1989 – март 1990)
  • Николай Белов (не позже марта 1988)
  • Юрис Бумейстер (28 августа 1991)
  • В.Ворожко (октябрь 1990-март 1991, информация о ссылке по приговору ошибочна)
  • Сергей Касьянов (октябрь 1988, ранее в списке отсутствовал)
  • Ахмеджан Колпакбаев (октябрь 1990): Григорий Куценко (12 января 1988, дата точна)
  • Анатолий Мамай (октябрь 1988 – март 1989, ранее в списке отсутствовал)
  • Олег Михайлов (21 октября 1989, информация о ссылке по приговору ошибочна)
  • Николай Нукрадзе (октябрь 1989 – март 1990, затем 5 л. ссылки)
  • Александр Орос (18 декабря 1988)
  • Ионас Пакуцкас (лето 1990)
  • Альберт Рузе (октябрь 1987)
  • Андрей Рукосуев (23 июля 1989)
  • Жанис Скудра (12 декабря 1988)
  • Михаил Федотов (середина 1989, ранее в списке отсутствовал)
  • Вячеслав Черепанов (4 января 1990, затем 3 г. ссылки).

Оставшийся срок сокращен наполовину также значительному числу военных преступников и многим лицам, осужденным за реальный шпионаж, которые содержатся в лагерях вместе с политзаключенными (пока стало известно о 19 таких случаях, но в “Список политзаключенных” эти люди не включены и данные о них тут не приводятся). Для ряда лиц решение вопроса о применении к ним амнистии отложено до декабря 1987 – последнего срока, предусмотренного Указом об амнистии [1987, 11/12-2].

Освобождены по амнистии от отбытия наказания кришнаиты Наталья Носацова и Ольга Сущевская, которые в свое время получили приговоры с отсрочкой их исполнения.

Освобождения политзаключенных
и применение амнистии (1987, 19/20-1)…

Новый “самолетный” процесс в Ленинграде (1979, 17-1)

N 17 – 15 сентября 1979

Поступили более подробные сведения в попытке захвата самолета в Ленинграде, о которой сообщалось [в 1979, 11-13].

6 января 1979 в ленинградском аэропорту “Пулково” были арестованы Вадим (Павлович?) Эренберг (р.1956), его брат Алексей (р.1962), жена В.Эренберга Людмила Крылова (р.1960) и самая старшая среди них – Листвина (р.1949). Все они ленинградцы. Л.Крылова была беременна. При аресте у нее произошел выкидыш. Арестованные намеревались захватить самолет и угнать его в Осло с тем, чтобы требовать освобождения политзаключенных: Гинзбурга, Орлова, Слепака и Щаранского. Как сообщают, при аресте у них были изъяты обрезы, ножи и макеты гранат. Сопротивление при аресте оказано не было.

Несколько позднее был арестован Михаил Лебедь (р.1956), не участвовавший в подготовке захвата, но знавший о ней. Его арестовали за недонесение. О планах захвата в КГБ донес некто Ефимов (Ефремов?).

***

Суд над всеми пятерыми состоялся в июне. Государственным обвинителем выступала прокурор Катукова.

В.Эренберг обвинялся по ст.64 УК РСФСР (”измена Родине”), ст.72 (”организационная деятельность, направленная на совершение особо опасных государственных преступлений”), ст.210 (”вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность”), ст.213-2 (”угон воздушного судна”), ст.218 (”незаконное ношение, хранение и изготовление оружия”), ст. 228 (”изготовление и сбыт порнографических предметов”: у него было изъято несколько личных фотографий интимного характера), и ст.89 УК РСФСР (”хищение государственного имущества”: утверждается, что год назад в каком-то лагере были похищены несколько одеял”).

А.Эренберг обвинялся по ст.64, 72, 213-2, 218, и 89 УК РСФСР, Л.Крылова и Листвина по ст.64, 72 и 213-2 УК РСФСР, М.Лебедь по ст.88-1 УК РСФСР (”недонесение о государственных преступлениях”).

***

На суде В.Эренберг и Л.Крылова выразили раскаяние и признали себя виновными, заявив, что попали под влияние зарубежной пропаганды. О позиции остальных обвиняемых ничего не известно.

В.Эренберг приговорен к 13 г. лагерей строгого режима, А.Эренберг и Л.Крылова к 8 г. строгого режима каждый, Листвина к 5 г. строгого режима, М.Лебедь к 2,5 г. лагерей ( режим неизвестен).

Суд над Марком Морозовым (1979, 13/14-5)

NN 13/14 – 31 июля 1979

Суд над М.Морозовым [1979, 10-14 и ранее] начался 27 июня 1979 и проходил в течение 2 или 3 дней.

Морозов обвинялся по ст.70 УК РСФСР. Заседания суда официально были закрытыми. Возможно, это связано с тем, что в ходе следствия по делу Морозова рассматривался также вопрос об утечке информации из КГБ (Морозов до ареста неоднократно предупреждал заинтересованных лиц о предстоящих обысках и арестах, например об аресте А.Подрабинека). Известно, что Морозов полностью раскаялся и сотрудничал со следствием.

Приговор – 5 лет ссылки.

С учетом предварительного следствия и этапа М.Морозов должен освободиться в апреле-мае.