Положение А.Сахарова и Е.Боннэр (1984, 17/18-4)

«NN 17/18 – 30 сентября 1984»

11 сентября 1984 Виктор Луи {Victor Louis}* сообщил газете “Bild”, что А.Сахаров вышел из больницы и снова находится дома вместе с женой Е.Боннэр.

“Он чувствует себя, – сказал В.Луи, – настолько хорошо, насколько это возможно в данных обстоятельствах”. Позднее, 21 сентября 1984 С.Калистратова в Москве получила телеграмму из Горького, подписанную Е.Боннэр и гласящую: “приветствуем и целуем”, что, по-видимому, должно означать, что А.Сахаров и Е.Боннэр действительно находятся вместе. Позднее одна из знакомых Е.Боннэр получила в Москве открытку, написанную рукой Е.Боннэр, в которой подтверждалось, что она с мужем живет в прежней квартире в Горьком. Эта же знакомая получила также конверт, надписанный Е.Боннэр, в котором была сберегательная книжка Е.Боннэр – без каких-либо комментариев.

Е.Боннэр подала кассационную жалобу на вынесенный ей приговор. Жалоба будет рассматриваться, по-видимому, в ноябре 1984.

Тем временем в августовском номере (1984) “Журнала экспериментальной и теоретической физики” появилась датированная мартом 1984 статья А.Сахарова, подписанная лишь фамилией без указания титула “академик”. В статье, между прочим, выражается благодарность “жене Е.Боннэр” за помощь в ее подготовке. Известно также, что в августе 1984, еще находясь в больнице, А.Сахаров подписал корректуру еще одной статьи, не сделав при этом никаких поправок в тексте, что очень для него не характерно. Обе статьи посвящены вопросу о происхождении Вселенной.

* См. ХТС 44.18.

Суд над Е.Боннэр и положение А.Сахарова (1984, 16-1)

«N 16 – 31 августа 1984»

В 20-х числах августа 1984, сначала из сообщений госдепартамента США, а затем из интервью, данного безымянным “информатором” западногерманской газете “Bild” (по всем признакам, этот “информатор” – Виктор Луи [Victor Louis]), стало известно, что 17 августа 1984 в Горьком состоялся суд над Еленой Боннэр.

О подробностях неизвестно ничего, кроме того, что защиту Е.Боннэр осуществляла московский адвокат Елена Анисимовна Резникова. Е.Боннэр приговорена к 5 г. ссылки. Как намекнул В.Луи (обычно являющийся неофициальным рупором КГБ), Е.Боннэр будет, скорее всего, отбывать ссылку в Горьком (по словам В.Луи, приговор к ссылке “должен помешать тому, чтобы она выезжала из Горького»).

В.Луи изложил также версию, согласно которой Е.Боннэр, после того как А.Сахаров объявил голодовку, пыталась вылететь в Москву, но была задержана в аэропорту. Ее обыскали, изъяли письма А.Сахарова и другие “вредные для интересов Советского Союза” материалы. Через два дня ее отпустили и тогда же началось следствие.

***

Одновременно с появлением сообщений о суде над Е.Боннэр, стало известно, что В.Луи привез и продал газете “Bild” 18-минутный видеофильм об А.Сахарове и Е.Боннэр, который был позднее перепродан американской телекомпании ABC.

Фильм очевидно снят скрытой камерой, а затем смонтирован и озвучен дикторским текстом. Кадры фильма относятся к различным периодам времени. Есть старые кадры, снятые тогда, когда А.Сахаров и Е.Боннэр жили оба в горьковской квартире, из чего становится ясным, что скрытое наблюдение при помощи телекамеры велось за супругами в течение долгого, если не всего, времени. Кадров, показывающих Е.Боннэр и А.Сахарова вместе, в фильме нет, если не считать нескольких сцен, длящихся всего несколько секунд и снятых явно давно. Большая часть кадров относится к последнему периоду, для удостоверения чего в фильм введены специальные “марки времени” – номера советских и иностранных журналов, театральные афиши и т.п.

Е.Боннэр в кадрах этого времени показана идущей по улице и сидящей на скамейке вместе с адвокатом Е.Резниковой (ее имя диктор не называет). Видно также, как Е.Боннэр входит в здание прокуратуры (“для дачи объяснений”, – говорит диктор). Судя по “маркам времени” эти кадры сняты в июле 1984. Внешне Е.Боннэр выглядит очень плохо.

А.Сахаров в кадрах этого последнего периода (тоже июль 1984) снят в больнице (“на отдыхе, как выражается диктор). Он показан в больничном саду в сопровождении неизвестных лиц, а также в палате обедающим (“обедает А.Сахаров обычно в одиночестве”, – замечает диктор). Внешне А.Сахаров сильно изменился к худшему, очень постарел, выглядит больным и усталым, движения замедлены. Все это находится в резком контрасте с бодрым тоном диктора, описывающего красоту г.Горького, где “с 1980 по решению правительства проживает академик А.Д.Сахаров”. Диктор подчеркивает также, что А.Сахаров “работает в научном институте и зарабатывает 800 р. в месяц”.

Почти одновременно с появлением фильма было дано другое, нежели “по решению правительства”, объяснение ссылки А.Сахарова в Горький. 20 августа 1984 московское радио на английском языке сообщило, что А.Сахаров был сослан в Горький за “нарушение ст.70 УК РСФСР”. Такое же заявление сделал в подкомиссии ООН по защите меньшинств советский делегат В.Софинский.

На вопрос корреспондента «Bild» о том, находится ли А.Сахаров и Е.Боннэр вместе или разделены, как это видно из фильма, В.Луи ответил, что они живут вместе, но чтобы доказать это, ему потребуется некоторое время.

Положение А.Сахарова (1984, 13-2)

N 13 – 15 июля 1984

В начале июля 1984 поступили сведения о том, что А.Сахаров уже по меньшей мере полтора месяца находится в Горьковской областной больнице им. Н.А.Семашко. Адрес больницы: г.Горький, ул.Родионова, 40 (м.б. 90?), телефон 36 03 16. Главврач больницы – Обухов.

А.Сахаров находится в отдельной палате. Ее обслуживает специально назначенный медперсонал, а не штатные сотрудники больницы. Лечением руководит зав. кафедрой психотерапии Центрального института усовершенствования врачей в Москве доктор наук Владимир Евгеньевич Рожнов, известный специалист по гипнозу и психоанализу. Для В.Рожнова созданы особые условия, в его распоряжение выделен специальный самолет, на котором он совершает челночные рейсы Москва-Горький-Москва. Известно, что А.Сахаров получает инъекции психотропных средств, но каких именно – неизвестно.

Сведения о том, что А.Сахаров подвергается психофармакологическому лечению, поступили и из другого источника, через агенство UPI. В этом сообщении говорится также, что власти добиваются от А.Сахарова написания (подписания?) какой-то статьи или заявления, которая должна быть опубликована в советской прессе. Зав. международным отделом ЦК КПСС Вадим Загладин во время визита в СССР делегации молодых социалистов ФРГ тоже сообщил о том, что А.Сахаров, якобы, пишет статью о своем нынешнем положении и научной работе, и что статья эта будет скоро опубликована в советской прессе.

Поступила также информация о том, что в середине июня в Горьком находилась группа врачей – специалистов по искусственному кормлению. По другим данным, женщина-врач, также специалист в этой области, была направлена из Москвы в Горький в начале июля. Это может означать, что А.Сахаров голодовку продолжает (или продолжал до недавнего времени).

О судьбе Е.Боннэр никаких новых сведений не поступало.

Положение А.Сахарова и Е.Боннэр (1984, 10-2)

N 10 – 31 мая 1984

Сообщения о положении А.Сахарова и Е.Боннэр, проводящих голодовку в г.Горьком [1984, 9-1], в течение последнего времени представляли собой смесь непроверенных слухов, догадок, косвенных свидетельств и дезинформации.

Когда этот номер уже готовился к печати, распространились чрезвычайно тревожные слухи о возможной гибели А.Сахарова. Это вызвало значительную задержку выхода настоящего номера. Слухи эти так и не были подтверждены, но и не были убедительно опровергнуты. Действительное положение остается совершенно неясным. К достоверности всего изложенного ниже следует поэтому относиться с крайней осторожностью.

***

7 мая 1984 А.Сахаров был увезен из своей квартиры в г.Горьком в неизвестное место, по-видимому, в больницу. Сведения об этом основываются на телеграмме, подписанной именем Боннэр и посланной детям А.Сахарова в Москву.

Как можно заключить из заявления, сделанного позднее генеральным секретарем ЦК ФКП К.Марше, А.Сахаров был помещен в Горьковскую областную больницу им.Н.А.Семашко. 21-23 мая 1984 из кругов, имеющих контакт с советским посольством в Париже, поступали сообщения, что приблизительно 18 мая 1984 “оба Сахаровы” находились дома в “удовлетворительном состоянии” и “сняли голодовку”.

Позднее в Москве некий источник, “близкий к официальным кругам”, сообщил корреспондентам, что 25 мая 1984 А.Сахаров был госпитализирован, т.к. “врачи были обеспокоены его здоровьем в связи с последствиями голодовки”. В конце мая 1984 друзья А.Сахарова и Е.Боннэр дважды ездили в Горький и наблюдали издали за окнами их квартиры до 9-10 час. вечера. Окна оставались темными, так что, по-видимому, в квартире никого не было. Однако уже после этого, вероятно 28 мая 1984, лицо, хорошо знающее Е.Боннэр лично, видело издали Е.Боннэр, стоящую в лоджии ее горьковской квартиры.

30 мая 1984 ТАСС распространило заявление, в котором, касаясь “так называемой”, как оно выражается, голодовки А.Сахарова, утверждало, что на самом деле он “регулярно питается”. Согласно ТАСС, А.Сахаров и Е.Боннэр ведут “активный образ жизни”. Е.Боннэр, в частности, занимается домашним хозяйством, “много печатает на пишущей машинке” и даже “благополучно разъезжает на автомашине”.

Представитель посольства США в Москве тем временем заявил, что посольство располагает “неподписанным черновиком” письма А.Сахарова, в котором тот просит для жены убежища в посольстве. Однако, по словам этого представителя, эта возможность никогда не обсуждалась с Е.Боннэр.

В течение всего этого времени советские средства массовой информации публиковали разного рода сообщения об А.Сахарове и Е.Боннэр. Все эти сообщения выдержаны в крайне резких тонах. В частности, в статье в газете “Известия” 21 мая 1984 вновь утверждалось, что в отношении Е.Боннэр “приняты меры, вытекающие из закона”, и что в руки “советских правоохранительных органов попала пачка подстрекательских материалов, которые Боннэр намеревалась отнести в посольство США”. В этой же статье впервые открыто было признано, что ссылка А.Сахарова в Горький – это “наказание” за его “антиобщественную деятельность”.

Значительная часть большинства официальных советских заявлений была посвящена состоянию здоровья Е.Боннэр и А.Сахарова. Всячески подчеркивалось, что состояние их здоровья “удовлетворительное”. Относительно А.Сахарова напоминалось, что год назад он подтвердил свои водительские права и тогда врачебная комиссия решила, что он “практически здоров”.

Такое же сообщение было сделано в сообщении ТАСС от 30 мая 1984 и относительно Е.Боннэр, которая, якобы, получила водительские права в начале 1984. В сообщении ТАСС от 18 мая 1984 приводится свидетельство д-ра Г.Г.Гельштейна, зав. отделом функциональной диагностики Института сердечно-сосудистой хирургии АМН СССР. Г.Гельштейн признает, что Е.Боннэр страдает коронарной недостаточностью и в прошлом году перенесла инфаркт миокарда, но утверждает, что с тех пор ее состояние, якобы, не ухудшилось. Кандидат медицинских наук Е.Ф.Приставко, консультировавший Е.Боннэр, утверждает, что глазная операция, сделанная Е.Боннэр в Италии, была проведена очень плохо, “на глазном яблоке остался грубый шрам”. По его заявлению в советских клиниках эту операцию могут сделать “на гораздо более высоком уровне”.

Напротив, д-р Ален Жюльяр, зав. отделом кардиологии больницы им.Луизы Мишель под Парижем, исследовав предоставленные ему электрокардиограммы Е.Боннер, установил распространение вторично перенесенного инфаркта миокарда в область верхушки сердца. Он считает, что “нельзя исключить дальнейшее расширение ишемической зоны”.

Нижеследующие, поступившие в первых числах июня 1984 сведения включены в этот номер, датированный 31 мая 1984, ввиду исключительности ситуации, а также в связи с тем, что здесь идет речь о майских событиях.

2 июня 1984 распространились слухи о том, что Е.Боннэр, якобы, позвонила 1 июня 1984 утром Джованне Джимелли, журналистке местной флорентийской газеты la citta, и сообщила о смерти А.Сахарова. Разговор прервался на 34-й секунде. В настоящее время можно считать твердо установленным, что, хотя звонок и имел место, но говорила не Е.Боннэр, и вообще звонок был не из СССР, номер телефона Дж.Джимелли недавно сменился и не мог быть известен Е.Боннэр, в разговоре была употреблена фраза на французском языке, которого Е.Боннэр не знает и т.д.).

3 июня 1984 в газете Sunday Times было опубликовано сообщение ее московского корреспондента Э.Стивенса о том, что А.Сахаров, якобы, скончался в горьковской горбольнице 31 мая 1984 вечером. Позднее, в ответ на запрос, Э.Стивенс заявил, что газета “сильно преувеличила” его слова, и что он сообщал лишь о слухах. Сообщение Э.Стивенса никем более подтверждено не было.

В ото же день вернувшийся из Москвы председатель испанского сената Хозе де Карвахал заявил, что “А.Сахаров снял голодовку и чувствует себя хорошо”.

Положение А.Сахарова и Е.Боннэр (1984, 12-2)

30 июня 1984 (12)

За истекшие две недели мало что прояснилось относительно положения А.Сахарова и Е.Боннэр. В официальных советских заявлениях по-прежнему говорилось о том, что оба они находятся в хорошем состоянии здоровья. На пресс-конференции в связи с приездом в Москву президента Франции Ф.Миттерана Леонид Замятин заявил: “А.Сахаров живет хорошо, ест хорошо, и все у него в порядке”. Согласно Замятину, А.Сахаров “зарабатывает ежемесячно 900 руб. в институте ядерной физики в Горьком” (?!).

17 июня 1984 советский журналист Виктор Луи, известный своими связями с КГБ, продал в Цюрихе представителям западногерманской газеты «Bild» и американской телекомпании CBS фотографию А.Сахарова, снятую, по его словам, 15 июня 1984, и фотографию Е.Боннэр, снятую 12 июня 1984. Он заверил журналистов, что фотографии подлинные, но на самих фотографиях нет ничего, что могло бы подтвердить указанное им время съемок. Родственники А.Сахарова и Е.Боннэр указывают, однако, что А.Сахаров на фотографии одет не совсем обычно, у него нет в руках сумки с бумагами, с которой он никогда не расставался, так что можно сделать вывод, что он находится не дома и разделен с Е.Боннэр (не случайно они не сняты вместе).

26 июня 1984 родственники А.Сахарова и Е.Боннэр получили в Бостоне телеграмму из Горького, отправленную 22 июня 1984, в которой говорилось: “не беспокойтесь, мы живы и здоровы”. Далее шло поздравление Е.Янкелевичу, мужу дочери Е.Боннэр, с наступающим днем рождения. Телеграмма подписана: “мама и Андрей”.

Наконец, в последних числах июня поступило письменное сообщение от лица, знающего Е.Боннэр, о том, что в первой половине июня Е.Боннэр видели идущей в булочную “втроем” – видимо, в сопровождении двух агентов КГБ.

В общем, можно предположить, что Е.Боннэр, по-видимому, на самом деле относительно здорова – по крайней мере для того, чтобы выходить на улицу. По-видимому, с А.Сахаровым они разделены.

***

Тем временем, следствие по делу Е.Боннэр продолжается. По этому делу были допрошены члены Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях В.Бахмин и А.Подрабинек (после выхода из заключения первый живет в Калинине, второй – в г.Киржач Владимирской обл.). В Ленинграде по делу Е.Боннэр прошел обыск у Леонида Гальперина, знакомого Н.Гессе, недавно выехавшего в США, которая была очень близка к Сахаровым.

Что касается самого А.Сахарова, то никаких независимых подтверждений официальных заявлений о том, что с ним “все в порядке”, не появилось. Уровень информированности иллюстрируется сообщением газеты «Los Angeles Times», в котором говорится следующее: в начале июня 1984 один москвич подслушал в общественной бане разговор двух сотрудников КГБ из Горького, которые находились в командировке в Москве. Сотрудники КГБ сказали, что “теперь изоляция А.Сахарова полная. Он – единственный пациент на целом этаже горьковской больницы, и этаж этот усиленно охраняется”.