События в Грузии (1983, 13/14-2)

NN 13/14 – 31 июля 1983

В нач. июля 1983 в Тбилиси был арестован студент-историк Давид Бердзенишвили (р. 1960). По-видимому, ему предъявлено обвинение по ст. 206-1 УК ГрузССР (аналог ст.190-1 УК РСФСР). Он обвиняется в редактировании самиздатского журнала “Самрекло” (“Колокольня”), органа “Республиканской партии Грузии”. В течение последних 3 лет Д.Бердзенишвили неоднократно вызывался на допросы в КГБ.

***

11 июля 1983 в Тбилиси состоялась демонстрация, в которой приняли участие около 100 чел. Демонстранты требовали освобождения И.Церетели и П.Сагарадзе, арестованных 15 июня 1983 в Тбилиси [1983, 12-8). Около 20 чел. было задержано, но позднее освобождено. Пятеро человек были арестованы. Все они после ареста объявили голодовку.

Арестованы: историки Тамрико Чхеидзе и Зураб Цинцадзе, студенты Нана Какабадзе и Гия Чантурия и школьница Марика Багдавадзе. Т.Чхеидзе, Н.Какабадзе и М.Багдавадзе [1982, 3-9) были уже в 1982 судимы за участие в демонстрациях и приговорены к 5 г. лишения свободы условно.

Прочих участников демонстрации вызывают на допросы.

Смерть Виктора Томачинского (1983, 13/14-1)

NN 13/14 – 31 июля 1983

11 июля 1983 в Вологодской тюрьме скончался Виктор Васильевич Томачинский (р. 1945). Официальная причина смерти осложнение после воспаления легких.

Автомеханик В.Томачинский был близок к самиздатскому журналу “Поиски”. На судах над членами его редколлегии он неоднократно выступал с показаниями в защиту “Поисков”. В последние годы добивался эмиграции. Получил отказ, хотя ранее разрешение на выезд ему было обещано. Он подал в суд на КГБ, требую возмещения убытков, причиненных ему необоснованным отказом.

В дек. 1981 он был арестован за “тунеядство”, приговорен к 1 г. лагерей, но по отбытии срока не освободился. Ему было предъявлено новое обвинение по ст. 190-1 УК РСФСР. В мае 1983 он был приговорен еще к 3 г. лагерей [1983, 10-7). На суде он виновным себя не признал и заявил о намерении продолжать правозащитную деятельность.

Ранее в Вологде же скончался политзаключенный Юри Кукк (1981,6-1), правда, не в тюрьме, а в пересыльном лагере.

Дело Бориса Ромашова (1983, 12-3)

N 12 – 30 июня 1983

Борис М(ихайлович?) Ромашов был впервые арестован в 1957 и после этого неоднократно подвергался повторным арестам в лагерях по различным обвинениям. В числе этих арестов – один арест по политической ст.58-10 (по ранее действовавшему УК РСФСР). По этой статье 10 марта 1959 Б.Ромашов был осужден на 5 л. за написание критических писем в советские официальные органы.

В 1974-1978, в период пребывания в лагере ОС-34/8 в г.Ухта Коми АССР Б.Ромашов написал книгу о лагерях “Своими глазами” и пытался переправить ее за рубеж, но в 1978 рукопись этой книги была перехвачена КГБ во Владивостоке. Тогда, однако, это последствий не имело.

По освобождению 14 мая 1982 Б.Ромашов поселился в г.Выксе Горьковской обл., где был поставлен под административный надзор. В начале сентября 1982 Б.Ромашов написал более 100 листовок с требованиями отставки правительства, с размышлениями о причинах упадка экономики в СССР, с рассказами о положении в лагерях. Он направил также ряд писем в советские официальные органы. Свои паспорт и военный билет он исписал различными лозунгами.

Почти сразу же после этого, в начале сентября 1982 Б.Ромашов был арестован. Ему предъявлено обвинение по ст.70 ч.2 УК РСФСР, а также по ст. 198-2 УК РСФСР (“злостное нарушение административного надзора”). В числе предъявленных Б.Ромашову обвинений как листовки и письма, так и ранее перехваченная КГБ книга.

Следствие ведет следователь УКГБ по Горьковской обл. ст.лейт. С.Н.Козин. Б.Ромашов содержится в СИЗО г.Горький (учр. ИЗ-32/1, начальник полк. Морозов).

Суд над Алексеем Смирновым (Костериным) (1983, 11-3)

N 11 – 15 июня 1983

Стали известны подробности о деле А.Смирнова и о суде над ним (1983,9-7).

Сразу после ареста А.Смирнов был отвезен в УКГБ по Москве и Московской обл. (ул.Малая Лубянка, 6), где следователь В.Капаев предложил ему немедленно уничтожить ордер на арест, если А.Смирнов напишет все, что он знает о “Хронике текущих событий”. А.Смирнов вместо этого письменно отказался давать показания. Несмотря на отказ, его позднее в ходе следствия более 30 раз вызвали на допросы, в ходе допросов угрожали, иногда вели допрос бригадой следователей.

А.Смирнова помещали в так. наз. “пресс-хату” – камеру, где уголовники по указанию администрации избивали его (возможно, только пытались это сделать), его подвергали психиатрической экспертизе. Несмотря на это А.Смирнов в ходе следствия вообще не дал никаких показаний.

***

Суд над А.Смирновым состоялся 12-13 мая 1983. Дело рассматривал Московский городской суд в помещении Люблинского райнарсуда.

Председательствовал в суде В.Г.Романов, обвинение поддерживал прокурор А.Головин, защищала подсудимого адвокат Г.Г.Леви. Подходы к зданию суда были блокированы нарядом милиции под командой майора Червинского и дружинниками. У лиц, приходивших к суду, проверяли документы и записывали паспортные данные.

Из ходатайств, заявленных А.Смирновым в начале суда, были удовлетворены лишь ходатайства о передаче ему очков и о приобщении к делу заявления о том, что на него в ходе следствия оказывалось давление. Ходатайства о допуске в зал друзей и о вызове дополнительных свидетелей были отклонены.

А.Смирнову предъявлено обвинение по ст. 70 УК РСФСР. Конкретно его обвиняли в составлении “Хроники текущих событий N 38 и в участии в составлении других ее номеров; в составлении ряда номеров информационного бюллетеня “В” (1983,6-33); в распространении самиздата и изданной за рубежом литературы; в устных “антисоветских” высказываниях в кругу знакомых. Инкриминируемая А.Смирнове деятельность относится к 1969-1982.

В суде было допрошено несколько свидетелей. С.Стабровский, Князев, Куликов, Козлов, Вайнштейн свидетельствовали об устных высказываниях А.Смирнова. Они давали показания лишь в результате многочисленных наводящих вопросов судьи (большей частью судья зачитывал показания на предварительном следствии и свидетели их лишь подтверждали). В числе вопросов, заданных Князеву судьей, был и такой: говорил ли подсудимый о “якобы имевших место в период культа личности” репрессиях против невинных граждан? Свидетель В.Коноплев, школьный товарищ А.Смирнова, напротив, давал показания охотно и с проявлением инициативы.

Он показал, что в 1969 А.Смирнов давал ему читать “Хронику текущих событий”. В.Коноплев подробно рассказал о влиянии, которое, по его мнению, на А.Смирнова оказали его дед, писатель А.Костерин, мать Е.А.Костерина, генерал П.П.Григоренко и другие лица. В.Коноплев подтвердил, что в 1980 написал на А.Смирнова заявление в КГБ. Показания другого свидетеля, также написавшего на А.Смирнова заявление в КГБ, Иванова, были лишь зачитаны в суде, т.к. Иванов, уехавший в командировку, в суд не явился. В его показаниях речь шла об “антисоветских разговорах” А.Смирнова и о том, что тот давал ему, Иванову, читать “Хронику”.

Основными показаниями, на которых основывалось обвинение, были показания бывшего политзаключенного Петра Ломакина. Показания П.Ломакина были лишь зачитаны: сам он во время суда находился в Бутырской тюрьме по обвинению в магазинной краже; в суде была зачитана справка, что он болен. П.Ломакин показал, что, освободившись из заключения в 1975, он, якобы, по рекомендации К.Любарского, явился на квартиру Ю.Шихановича за материальной помощью, которую он получил. Л.Алексеева, Г.Салова и позднее А.Смирнов опрашивали его о лагерях и о его собственном деле. А.Смирнов при этом будто бы передал ему 75 р., попросив дать информацию о его деле, которая позднее была, якобы, опуликована в “Хронике текущих событий” N 39. Кроме того, по словам П.Ломакина, А.Смирнов на квартире Ю.Шихановича раздавал “Хронику” всем присутствовавшим, П.Ломакину в том числе.

А.Смирнов заявил, что с П.Ломакиным никогда не встречался. Он сказал, что во время следствия неоднократно требовал опознания его П.Ломакиным, он просил показать ему фотографию П.Ломакина, но ему в этом было отказано. А.Смирнов сказал, что П.Ломакин – лжесвидетель.

***

На самом деле ни в N 39 “Хроники текущих событий”, ни в других ее номерах информации о деле П.Ломакина нет. В N 38 назван лишь его срок и дата освобождения. Приводим здесь данные о деле П.Ломакина. П.Ломакин (по-видимому, р. ок. 1950) был впервые арестован за кражу ок.1970, но вскоре был освобожден по медицинским показаниям как клинический дебил (у П.Ломакина родовая травма мозга и серьезная деформация черепа, включая его лицевую часть). Освободившись, он поселился в г.Владивостоке. Там он несколько раз звонил в местное УКГБ и угрожал “взорвать весь Тихоокеанский флот” (как позднее было сказано в приговоре, “характерным хриплым голосом”). Был арестован 15 мая 1973, обвинен сначала в попытке диверсии. Позднее обвинение было переквалифицировано на ст.70 УК РСФСР, и П.Ломакин был приговорен к 2,5 г. лагерей. По освобождении он получил от Фонда помощи политзаключенным помощь на общих основаниях.

***

Обвинение А.Смирнова в участии в издании бюллетеня “В” основывалось на том, что на экземплярах “В”, изъятых на обыске у А.Соколова в Москве, имелись рукописные пометки подсудимого.

А.Смирнов виновным себя не признал. На большинство вопросов суда (в первую очередь, на вопросы о “Хронике текущих событий”) он отказался отвечать по морально-этическим соображениям.

Прокурор попросил для обвиняемого 6 л. лагерей и 4 г. ссылки. Адвокат просила об оправдании А.Смирнова. А.Смирнов в последнем слове вновь отрицал свою виновность. Он просил также суд не применять к нему “неофициальной меры наказания” высылки, обычно применяемой к политзаключенным по отбытии установленного приговором срока (А.Смирнов имел в виду лишение бывших политзаключенных права возвращения на прежнее место жительства в “режимные” города, включая Москву).

Суд удовлетворил просьбу прокурора, приговорив А.Смирнова к 6 г. лагерей строгого режима и 4 г. ссылки. На вопрос судьи, понятен ли ему приговор А.Смирнов ответил: “нет!”.

Томское дело (1982, 23/24-9)

NN 23/24 – 31 декабря 1982

Стали известны дополнительные подробности о томском деле [1982, 19-3 и ранее).

Следствие по этому делу было начато, по-видимому, еще в 1981 по доносу первой жены Валерия Кенделя Плюсниной, сообщившей в КГБ перечень зарубежной и самиздатской литературы, читаемой мужем, и круг его знакомств. В результате этого доноса и были проведены обыски 1 апр. 1981 [1981, 12-6), в том числе в теплице цветочного хозяйства г.Томска у Станислава Божко и др. лиц. (так. наз. “тепличное дело”). Тогда следствие было прекращено за недостатком материалов. В.Кендель, однако, был вынужден уйти с работы в социологической лаборатории (равно как и С.Божко из цветочного хозяйства), и оба начали зарабатывать себе на жизнь на строительных работах.

Массовые обыски 1 февраля 1982 были проведены УКГБ Томской и Омской областей и Красноярского края и УВД Томского облисполкома под кодовым наименованием: операция “Гражданская оборона”. Руководил операцией кап.Сергеев. Было проведено около 10 обысков, в том числе у В.Кенделя, С.Божко, Н.Серебренникова [1982, 12-6), А.Чернышова, Н.Кащеева (сотрудник лаборатории конкретных социологических исследований ТГУ), А.Ковалевского. В.Кендель и А.Чернышов были арестованы сразу после обысков.

Анатолий Алексеевич Чернышов (р.1937) занимал должность начальника Томского филиала Центральной Сибирской научно-исследовательской лаборатории судебной экспертизы. Он – инвалид 2-й группы, с трудом ходит, одинок. Его отец 20 лет провел в лагерях на Колыме, позже реабилитирован. При обыске, длившемся 26 часов без перерыва, дома и на работе, было изъято огромное количество микрофильмов, фотокопий книг, самиздата, а также двухствольное охотничье ружье, находившееся у А.Чернышова по служебной надобности для экспертизы, но по небрежности должным образом не оформленное. Микрофильмы и фотокопии были сделаны на оборудовании лаборатории, которой заведовал А.Чернышов.

А.Ковалевский был арестован позднее – 9 февраля 1982, после второй серии обысков. 12 февр. новые обыски были проведены у сотрудницы медико-генетической консультации Е.Л.Баум и у доцента ТГУ В.Т.Волобуева. Еще через несколько дней прошли обыски у знакомых А.Ковалевского по комплексной самодеятельной экспедиции по исследованию проблемы Тунгусского метеорита.

Виктор Васильевич Арцимович [1982, 19-3) был арестован в конце апр.-мая 1982.

В ходе следствия было допрошено в одном только Томске не менее 100 чел. Допросы проходили также в Омске, Красноярске, Иркутске и Москве. В числе допрошенных были А.М.Полищук [1982,  4-8,17-7), зав. консультацией, где работала Е.Баум, и доцент ТГУ В.Волобуев. Оба они отказались дать показания и впоследствии под давлением администрации были вынуждены покинуть свои посты. В.Волобуев переехал в Новосибирск, где позднее начал голодовку в составе Группы разделенных семей [1982,  10-34). Ряд лиц дали показания о том, что они получали литературу от В.Кенделя и А.Чернышова. Следствие также интересовалось знакомством А.Ковалевского и В.Кенделя с К.Любарским.

По данному делу состоялось два суда. Суд над В.Арцимовичем состоялся в его отсутствие 10 авг. 1982. Суд согласился с диагнозом, подписанным врачом Шульгой: ” шизофрения, философская интоксикация”. Основания диагноза были указаны следующие: “1.Просится за границу. 2.Возомнил себя личностью. 3.Не имеет друзей, замкнут. 4. Критикует марксизм-Ленинизм”. Признать В.Арцимовича душевнобольным ходатайствовали его жена и мать. В.Арцимович был направлен на принудительное лечение в СПБ.

А.Чернышов, В.Ковалевский и В.Кендель были судимы с 30 авг. по 17 сент. (был пропущен лишь один рабочий день). В зал допускали всех желающих. А.Чернышов обвинялся по ст.190-1, 162 ч.2 и 218 УК РСФСР, остальные – по ст.190-1. В.Кендель и А.Ковалевский раскаялись и осудили свою деятельность, и были приговорены к 1,5 г. лагерей каждый. А.Чернышов не раскаялся и был приговорен к 3,5 г. лагерей с конфискацией имущества (2750 р. на сберегательной книжке). Единственное показание о том, что он извлекал из своей деятельности прибыль, было дано В.Кенделем, заявившим, что он заплатил А.Чернышову за “Архипелаг ГУЛаг” 50 руб.

Суд вынес частное определение о возбуждении против Николая Кащеева (см. выше) уголовного дела.

Было вынесено также определение в отношении двух лиц, вызванных в качестве свидетелей: преподавателей ТГУ Вильгельма Фаста и Геннадия Новикова. Суд просил администрацию рассмотреть вопрос о возможности оставления их на преподавательской работе. Деканат физ.-мат. ф-та ТГУ предложил им уволиться по собственному желанию.

Дело Коновалова (1982, 13-3)

«N 13 – 15 июля 1982»

В декабря 1981 в Москве арестован главный врач крупнейшего в столице физкультурно-спортивного диспансера Коновалов.

В течение двух лет Коновалов отказывался подписать акт о завершении строительства огромного спортивно-лечебного комплекса, сооруженного для его диспансера в Останкино. Комплекс был сооружен с недопустимыми недоделками и отклонениями от проекта. На Коновалова было оказано давление со стороны ряда высокопоставленных лиц (включая секретаря МГК КПСС В.В.Гришина), ему предлагали взятки, но Коновалов стоял на своем. Он обращался с протестом в ЦК КПСС, органы партийного и народного контроля, в другие организации, но безрезультатно.

Тогда Коновалов решил апеллировать к мировой общественности. Он подготовил письмо о системе злоупотреблений, пронизывающей руководство СССР на различных уровнях, в том числе о злоупотреблениях в Министерстве здравоохранения и в КГБ СССР. При обыске у Коновалова было изъято 60 экземпляров этого письма, подготовленных для отправки за рубеж. Коновалов был арестован у себя на работе. Здание диспансера при этом было окружено усиленным нарядом милиции.

Арест Вячеслава Долинина (1982, 12-2)

N 12 – 30 июня 1982

12 июня 1982 в Ленинграде арестован один из редакторов самиздатского альманаха “Часы” Вячеслав Иммануилович Долинин (р.ок.1950).

В.Долинин был членом секции критики “Клуба-81” – литературного клуба, официально организованного при доме-музее Ф.Достоевского в декабря 1981. Клуб объединял авторов и редакторов ряда ленинградских самиздатских журналов. Курировали клуб райком КПСС и отделение Союза Писателей. Арест В.Долинина произошел через 4 дня после закрытия сезона клуба, который только что получил новое помещение.

В.Долинину предъявлено обвинение по ст.70 УК РСФСР. На обыске у него было изъято 7 номеров альманаха “Часы”. По делу В.Долинина допрошен Наль Подольский, сопредседатель секции прозы клуба. Куратор клуба в КГБ Владимир Петрович Соловьев просил обратившихся к нему нескольких членов клуба “в течение 4 мес. не поднимать шума”.

В.Долинин не женат, он жил с матерью. Собственных текстов в альманахе не печатал. Сам альманах “Часы” продолжает выходить. Недавно вышел N 35.

Дело “социалистов” (1982, 10-1)

N 10 – 31 мая 1982

Пятеро из числа арестованных 6 апр.1982 [1982, 7-2]: Б.Кагарлицкий, А.Фадин, П.Кудюкин, Ю.Хавкин и В.Чернецкий арестованы по делу N27, которое ведет КГБ. Им предъявлено обвинение по ст.70 УК РСФСР. Все они содержатся в Лефортовской тюрьме КГБ.

Борис Кагарлицкий (см. подробно 1982, 8-13) закончил ГИТИС по специальности “социология искусства” (в 1982,8-13 неточность, исключен из аспирантуры ГИТИС), одно время был секретарем Р.Медведева, последнее время работал почтальоном.

Андрей Васильевич Фадин (р.28 ноября 1953) – историк, специалист по новейшей истории Латинской Америки. Его покойный отец был референтом ЦК КПСС по скандинавским странам. А.Фадин жил с матерью и братом Александром по адресу: Москва, Кутузовский пр., 24, кв.433. Жена А.Фадина Жанна Манасян с сыном Артемом (р.1980) живет отдельно.

Павел Михайлович Кудюкин (р. 19 июля 1953) – аспирант Института мировой экономики и международных отношений АН СССР (ИМЭМО), специалист по левым партиям Испании. Официально был прописан в г.Загорске Московской обл. по ул.Новоугличской, 65а, кв.60, но фактически жил вместе с сестрой Марией в Москве по ул.Енисейской, 12, кв.216 (тел.471 94 53).

Юрий Леонидович Хавкин (р.20 авг. 1949) – ст. инженер НИИ по автоматическим системам. Он жил с женой Галиной Петровной и сыном Артемом (р.1976) по адресу: Москва, пр.60-летия Октября, 25, корп.2, кв.47 (тел.126 77 92). Он инвалид (без одной ноги).

Владимир Николаевич Чернецкий (в 1982,7-2 неточность в фамилии, р.5 февраля 1950), научный сотрудник Института химической физики АН СССР. Он жил с женой Аллой Иосифовной, сыном Владимиром (р.1978) и дочерью от первого брака Екатериной (р.1972) по адресу: Москва, ул.Вавилова, 53, кв.8 (тел.135 90 57).

У всех арестованных в день ареста были проведены обыски.

Обыск у А.Фадина проводил майор А.Т.Губинский (который, однако, арестовав А.Фадина, уехал вместе с ним и фактически в обыске не участвовал), а также ст.лейт. Круглов, сотрудники КГБ А.А.Громов, П.Г.Маргорин, В.С.Еломанов, А.Б.Мараев. В протоколе обыска – 68 пунктов. Изъят многочисленный самиздат, в том числе Обращение к польским рабочим за подписью “советские инакомыслящие” и различные материалы по Польше, ответы редакции журнала “Варианты” на вопросы парижского журнала “Альтернатива”, текст под названием “Тезисы П.Кудюкина”, статьи из журнала “Поиски”. Изъяты также три пишмашинки, фотоаппарат, репродукционная установка, пять ножей финского и норвежского производства, оставшиеся от отца А.Фадина, различные документы.

Обыск у П.Кудюкина по месту его фактического жительства в Москве проводил п/п Шконда с участием кап.Трофимюка, кап.Горощанского, полк.Арро и мл.лейт. Лежепекова. В протоколе обыска – 96 наименований. Среди многочисленного изъятого самиздата упомянутое выше Обращение к польским рабочим в 3 экз., 6 номеров самиздатского журнала “Социализм и будущее” (за 1980-1981, каждый примерно по 20 стр.), обращение к итальянской компартии от имени этого журнала, журнал “Левый поворот” N1, ответы на вопросы журнала “Альтернатива”. Изъяты три пишущие машинки, многочисленные письма, в том числе неотправленное письмо жене П.Кудюкина Сонат Кибировой, проживающей в Алма-Ате. В этом письме П.Кудюкин пишет, что ради жены он отказывается от “этой организации”. При обыске на загорской квартире П.Кудюкина изъяты фотоаппарат, пишущая машинка и несколько книг.

Ю.Хавкина увезли из дому сразу после личного обыска и обыск квартиры проходил без него. Обыск проводили майор Ткачук и сотрудники КГБ Нечаев, Серов, Грачев и Касьянов. В протоколе обыска – 66 пунктов. В числе изъятого самиздата – Обращение к польским рабочим (см. выше), 5 номеров журнала “Социализм и будущее”, ответы на вопросы журнала “Альтернатива”, Бюллетень инициативной группы по защите прав инвалидов, журнал “Поиски”. Изъяты также пишмашинка и переплетные материалы и инструменты.

Обыск у В.Чернецкого проводили кап.Е.Саушкин, п/п Лаврентьев, кап.Шарипов, ст.лейт. Терехов. В протоколе обыска 40 пунктов, в том числе 2 номера журнала “Социализм и будущее”, упоминавшееся выше Обращение к польским рабочим, прочий самиздат, письма.

***

В тот же день, 6 апр. 1982 по делу N27 были проведены и другие обыски, а также начались допросы. Обыск прошел у сотрудника журнала “Латинская Америка” Константина Барановского (р.1955). В протоколе обыска – более 50 пунктов: многочисленный самиздат, в том числе журнал “Поиски”, пишмашинка. При начале обыска присутствовал знакомый К.Барановского Андрей Шилков, который начал кричать, что все изымаемое принадлежит ему. На А.Шилкова надели наручники и увели.

А.Шилков – житель г.Петрозаводска. Он был арестован за распространение самиздата в 1980, однако был освобожден благодаря вмешательству отца, заслуженного чекиста Карелии. После освобождения жил в Москве у знакомых. В 1981 направил в Верховный Совет Карельской АССР свой паспорт и заявление об отказе от гражданства по политическим мотивам. Выезда из СССР он не добивался. Нынешнее положение А.Шилкова неизвестно.

6 и 7 апр. 1982 К.Барановского допрашивали о А.Фадине, П.Кудюкине и Б.Кагарлицком. 6 апр. допрашивали бывшую жену К.Барановского Ирину Гришечко, но та отказалась давать показания.

Обыск прошел также 6 апр. в пос.Дзержинском Московской обл. у инструктора отдела пропаганды и агитации горкома ВЛКСМ Петра Николаевича Волкова (р.1951). П.Волков – член КПСС, но с 1979 не платит членских взносов. П.Волков отказался открыть дверь, и пришедшие с обыском ее выломали. Обыск проводил следователь Попов и еще 5 чел., в том числе Васильев. Изъяты 2 номера журнала “Социализм и будущее”, “Поиски”, прочий самиздат, партбилет П.Волкова. После обыска П.Волкова увезли на допрос, где спрашивали о Б.Кагарлицком, Ю.Хавкине, а также о Краснове. П.Волков отказался отвечать.

На проведенном в тот же день обыске у врача-терапевта Ильи Яковлевича Султанова (р.1948) изъят самиздат и записи И.Султанова о медицине в СССР. В тот же день, а также 6 и 7 апр., И.Султанова допрашивали о Ю.Хавкине, В.Чернецком, А.Фадине и др. В ходе допросов о В.Чернецком следователь заявил, что тот – “член организации на высоком конспиративном уровне”.

Обыски и допросы прошли также у соученика А.Фадина по МГУ Сергея Карпюка, у знакомой А.Фадина японистки Ирены Бейлис, у сотрудницы ИМЭМО О.Ивановой (изъята, среди прочего, пишмашинка), а также у О.Исаковой, где тоже была изъята пишмашинка. О.Исакова пояснила, что она – платная машинистка. Ей задавали вопросы о Собченко.

Помимо обысков, начались допросы по делу N27.

Жена П.Кудюкина С.Кибирова после допроса, проведенного следователем Солонченко, написала мужу письмо, в котором она осуждает его деятельность и сообщает о предстоящем разводе.

В течение нескольких дней проходили допросы выпускника исторического ф-та МГУ Игоря Пимоненко. Ранее, в 1981 И.Пимоненко находился в больнице им.Кащенко в Москве с диагнозом “реактивный психоз”. Перед выпиской с И.Пимоненко беседовал незнакомый врач, которому И.Пимоненко назвал фамилии А.Фадина, П.Кудюкина и К.Барановского. Во время допроса 6 апр. И.Пимоненко в КГБ напомнили эту беседу с врачом и попросили подтвердить сказанное. После допросов у И.Пимоненко обострилось психическое заболевание и он был вынужден обратиться к психиатру.

Михаила Ривкина, сотрудника одного из НИИ, занимающегося нефтью, допрашивали с 6 по 9 апр. 9 апр. по месту работы матери М.Ривкина было проведено изъятие записей М.Ривкина на политические темы. М.Ривкину угрожают арестом. М.Ривкин утверждает, что его знакомство с А.Фадиным, П.Кудюкиным и др. имело чисто бытовой характер.

24 апр. был допрошен соученик А.Фадина по МГУ минчанин Олег Буховец (ныне – аспирант МГУ). До этого, 6 апр. в Минске прошла серия допросов о самом О.Буховце.

Был допрошен также О.Александров, отказавшийся отвечать на вопросы. А.Каплин на допросе показал, что получал от А.Фадина самиздат и выразил готовность выступить свидетелем на суде.

16 апр. следователь В.П.Фатеев пытался пригласить на “беседу” жен Ю.Хавкина и В.Чернецкого, однако те отказались от бесед, заявив, что они должны быть официальными.

В следствии по делу N27 принимает участие также майор Ф.Г.Похил. Постановления об обысках подписывал начальник отделения Следственного отдела УКГБ по Москве и Московской обл. майор Балашов.

Обыски и допросы редакторов журнала “Поединок” (1981, 9-6)

N 9 – 15 мая 1981

В настоящее время в редакцию журнала “Поединок”, кроме названных [в 1981, 4-37], входят также Елена (Ирина?) Алексеенко и Владимир Шепелев (объявлен в февраля 1981), но не входит более Е.Абрамова. В редколлегии за два года сменилось около 10 чел.

2 апреля 1981 у члена редколлегии “Поединка” Михаила Николаевича Иконникова следователем Поповым был проведен обыск. По утверждению Попова обыск был “по делу В.Кувакина” (В.Кувакин тогда еще не был арестован). М.Иконников был задержан на работе, где добровольно выдал Бюллетень Моссовета за 1980, копии жалоб В.Кувакина на плохую работу пункта по приему стеклотары и анонимную самиздатскую статью по социально-экономическим проблемам. После этого М.Иконникова доставили домой на обыск, во время которого ничего изъято не было. По окончании обыска М.Иконников был допрошен. М.Иконников заявил, что он, вместе с В,Кувакиным, намеревался создать группу “Гласность”, которая предавала бы огласке случаи нарушения установленного порядка рассмотрения жалоб трудящихся. М.Иконников заявил, что в этом намерении нет ничего противозаконного.

3 апреля следователь Мосгорпрокуратуры Мелекаев допросил другого члена редколлегии “Поединка” Юрия Сергеевича Денисова. Речь шла о журнале “Поединок” и о М.Иконникове. Ю.Денисов отказался от дачи показаний.

9 апреля прошел обыск у члена редколлегии “Поединка” Владимира Быкова, а 11 апреля – у Елены Алексеенко (см. выше). Изъято 40 экземпляров машинописной “Хроники текущих событий” N55 и большое количество изданной за рубежом литературы. В.Быков и Е.Алексеенко после обысков были допрошены (в частности, относительно издания “Поединка”).

14 апреля прошел обыск у Ю.Денисова (как и у двоих предыдущих, по делу N536). В протоколе обыска 34 наименования: заготовки для N6 “Поединка”, самиздат, произведения А.Солженицына. 15 апреля Ю.Денисов был допрошен следователем КГБ Капаевым. Сначала Ю.Денисов уклонялся от ответов, но тогда ему предъявили собственноручные показания в.Кувакина о том, что он давал Ю.Денисову различные материалы. Тогда Ю.Денисов подтвердил показания В.Кувакина.

Самиздатская пресса в Литве (1981, 7-8)

N 7 – 15 апреля 1981

В настоящее время известно 16 литовских самиздатских журналов различного направления.

Старейшим и самым авторитетным изданием является “Хроника Литовской Католической Церкви”, первый выпуск которой вышел 19 марта 1972. “Хроника ЛКЦ” унаследовала традиции московской “Хроники текущих событий”; детально информирует не только о событиях в Литве, но и о преследованиях католиков в других республиках.

“Аушра” (“Заря”) – орган литовских националистов-католиков, издается с октября 1975. Много внимания “Аушра” уделяет литовской истории. Журнал “Переспективос” начал издаваться в 1978. Это издание либерально-националистического направления с симпатиями к еврокоммунизму. “Варпас” (“Колокол”) издается с 1977 от имени Революционного фронта освобождения Литвы.Позднее журнал, видимо, сменил редколлегию и концентрирует внимание более на вопросах культуры.

“Пастоге”(“Кров”) впервые появился в 1978. Это религиозно-философский журнал, ориентированный на молодежь. Другой религиозный журнал, но ориентированный на духовенство – “Тиесос Келиас” (“Путь Истины”), издается с января 1977. “Диевас ир Тевине” (“Бог и Сатана”) – религиозный журнал, отличающийся резкостью тона по отношению к атеистам, издается с 1976. Религиозным и культурным вопросам посвящен также журнал “Рупинтуелис” (“Скорбящий Христос”).

“Альма Матер” – издание, посвященное 400-летию Вильнюсского университета, вышло в 4-х выпусках в 1979 и, повидимому, ныне прекратилось. Также прекратилось в 1977 после 8 номеров начатое в 1976 издание националистического журнала “Лайсвес Шауклис” (“Вестник Свободы”).

С 1977 выходит “Витис”(“Рыцарь”) – националистический общественно-публицистический журнал. Сравнительно недавно стал выходить журнал “Атейтис” (“Будущее”), повидимому, католически-националистического направления. С апр.1980 появился “Таутос Келиас” (“Путь нации”). Недавно началось издание “Лиетувос Балсас” (“Голос Литвы”) и “Шалин Вергия!” (“Долой рабство!”).

Особое место занимает в числе самиздатских журналов “Литовский Архив” – многолетнее и многотомное собрание документов и воспоминаний, касающихся недавней литовской истории (преимущественно периода советской оккупации).