Суд над Зоей Крахмальниковой (1983, 7-3)

«N 7 – 15 апреля 1983»

Суд над Зоей Крахмальниковой [1983, 6-21] состоялся 31.3-1 апреля 1983.

Дело рассматривала выездная сессия Мосгорсуда в помещении Люблинского райнарсуда. Председательствовал зам. председателя Мосгорсуда В.Романов, обвинение поддерживал прокурор Захаров, защищала З.Крахмальникову адвокат Е.Резникова. Из близких подсудимой в зал была допущена лишь ее дочь, а позднее, после допроса его в качестве свидетеля, – муж Ф.Светов.

З.Крахмальникова обвинялась по ст.70 УК РСФСР. Конкретно ей вменялось в вину составление сборников “Надежда” и передача их на Запад для публикации в издательстве “Посев”, подписание ряда писем в защиту Т.Великановой, Д.Дудко и др., распространение книги Д.Дудко “О нашем уповании”.

Читать далее

Дело Анатолия Верховского (1982, 20/21-8)

«NN 20/21 – 15 ноября 1982»

Анатолий Верховский [1982, 13-10] попал в поле зрения репрессивных органов еще в 1978, когда у него на обыске были изъяты книги, изданные за рубежом.

В день ареста, 27 апр. 1982, кроме указанных [в 1982, 13-10] Д.Маркова, О.Запальской, Е.Фроловой, Е.Полякова, прошли обыски в Калуге у В.Катагошина, в Москве у радиоэлектроника Михаил Середы и его бывшей жены, а также у родителей М.Середы в г. Обнинск Калужской обл. В г.Обнинск прошел такж обыск у геофизика Ниверовского.

На обыске у самого А.Верховского, кроме рукописей и писем, изъяты материлы с грифом «Для служебного пользования», а также старый электромотор (впоследствии была попытка начать следствие по делу «о краже электромотора», вскоре оставленная). У бывшего физика и преподавательницы музыки Елены Фроловой, кроме различных документов был изъят запас самодельного вина, крепость которого, по данным экспертизы, была определена в 15,5 градусов.

6 июня 1982 в Калуге была допрошена жена А.Верховского Светлана. Во время допроса с ней случился сердечный приступ. Ей показали данные против нее показания ее бывших сотрудников Г.Никулиной и Хайкельсона. В болезненном состоянии С.Верховская подписала протокол допроса не читая. На следующем допросе 11 июня, С.Верховская от дачи показаний отказалась. После этого С.Верховская была уволена с работы, якобы за прогул.

В июне-июле неоднократно допрашивали Е.Фролову, О.Запальскую, Д Маркова, В.Катагощина, Ниверовского, свящ. Валерия Суслина.

А.Верховский был подвергнут психиатрической экспертизе в стационарных условиях в ПБ г.Курска и признан вменяемым.

В авг. следователь Терехов заявил, что следствие подходит к концу и он намерен до конца месяца его завершить. Жене С.Верховского предложили срочно найти адвоката. 11 авг. С.Верховской была возвращена часть изъятых у нее и у мужа на обыске материалов. 19 авг. следствие было закончено.

Против Елены Фроловой было возбуждено дело “о самогоноварении”. По этому делу была допрошена ее сестра Ада Михайлова, соседи, сослуживцы. 20 авг. 1982 прокурор г.Обнинска вызвал Е.Фролову и сообщил ей, что “совместное уголовное дело А.Верховского и Е.Фроловой по ст. 190 УК РСФСР” в отношении Е.Фроловой прекращено за отсутствием данных, а ей, Е.Фроловой предъявляется обвинение по ст.158 УК РСФСР (“изготовление самогона без цели сбыта»).

Суд над Татьяной Осиповой (1981, 7-1)

«N 7 – 15 апреля 1981»

31 марта – 2 апр. 1981 выездная сессия Мосгорсуда в помещении райнарсуда Люблинского р-на г.Москвы слушала дело по обвинению Татьяны Осиповой [1980, 10-2 и далее] по ст.70 УК РСФСР.

Председательствовала В.Г. Лубенцова, народными заседателями были Аксенов и Радин, обвинение поддерживал зам. Генерального прокурора СССР М.Поляков, защищал Т.Осипову адвокат В.Швейский. В зал суда из близких Т.Осиповой был допущен лишь ее муж Иван Ковалев, хотя в зале из 30 мест 8 оставались свободными. У Ковалева при входе в зал отобрали букет цветов и магнитофон. С чтения приговора из зала был удален даже И.Ковалев.

Т.Осиповой инкриминировалось авторство или соавторство документов Московской Хельсинкской группы N 49,55,58,63,69,70,85,88,93,100,119, трех статей из цикла “Опричнина-78”, письма Конгрессу США о соглашении ОСВ-2, распространения заявления о пакте Риббентроп-Молотов, “Хроники текущих событий” N54,”Информационного бюллетеня Инициативной группы по защите прав инвалидов в СССР” N8, письма в защиту журнала “Поиски”, рукописи материалов А.Шатравки, хранение и распространение изданных за рубежом книг А.Авторханова и А.Солженицина, журналов “Континент” и “Посев”, газеты “Русская мысль”, документов НТС и др.

***

Т.Осипова заявила суду более 30 ходатайств, которые были отклонены.

Она не признала себя виновной и заявила, что суд над ней – это, в сущности, суд над Хельсинкской группой. Т.Осипова признала в значительной части фактическую сторону обвинения, но оспаривала преступный характер своих действий. Она оспаривала также антисоветский характер инкриминируемых ей документов (кроме документов НТС, которые она хранила в ознакомительных, личных целях).

В числе свидетелей были мать Т.Осиповой Г.Осипова, ее отчим А.Майоров и бабушка В.Шешина, утверждавшие, что Т.Осипова попала под дурное влияние мужа. Показания дали также врач-психиатр Днепропетровской СПБ Буткевич и зам. председателя колхоза “Россия” Воронежской обл. Желтов [см. 1979, 3-14]. Были зачитаны показания ряда неявившихся свидетелей: В.Капитанчука, сотрудника мордовского лагеря N 3 Гайниченко, бывшего политзаключенного О.Чамовских, соседа Т.Осиповой по квартире Мордвинова, а также В.Бахмина и Г.Владимова (последние, в сущности, ничего не показали).

Прокурор в своей речи отрицал самое существование Хельсинкской группы и заявил, что это лишь вывеска, “за которой сборище так наз. инакомыслящих творит свои грязные дела”. Он предложил в качестве меры наказания для Т.Осиповой 5 л. лагерей и 3 г.ссылки. Адвокат просил суд о оправдании Т.Осиповой ввиду отсутствия в ее действиях состава преступления.

В последнем слове Т.Осипова сказала: “Я посвятила свою жизнь защите прав человека, потому что нарушение этих прав ведет к человеческим трагедиям”. Судья прервала Т.Осипову и спросила, чего она просит у суда. Осипова ответила: “Ничего”.

Суд приговорил Т.Осипову к 5 г.лагерей общего режима и 5 г. ссылки. Назначение лагеря общего режима несколько необычно, однако допускается ст.24 УК РСФСР. Обычно суд назначает по таким обвинениям строгий режим, но известны и исключения (например, А.Товмасян в 1973 был приговорен к лагерям усиленного режима). Такие осужденные содержатся, тем не менее, только в лагерях “для особо опасных государственных преступников” (ст.18 ИТК РСФСР не предусматривает в этом отношении возможности для исключений). Однако, они получают больше посылок и свиданий, пишут больше писем, чем другие заключенные лагеря, находящиеся на строгом режиме, и т.п.

Дело о.Глеба Якунина (1979, 22-2)

N 22 – 30 ноября 1979

13 ноября 1979 у жены о.Глеба Якунина был произведен еще один обыск. Обыск проводил кап.Владимир Васильевич Каталиков (следователь по делу Т.Великановой).

Перед началом обыска он потребовал выдачи “валюты и других ценностей”. Было изъято 19 икон и крест-распятие. В день обыска И.Якунина обнаружила в своем почтовом ящике записку на иностранном языке, которую она не смогла прочесть. Эту записку тоже изъяли.

И.Якунину, старшую дочь и подругу дочери подвергли личному обыску, раздев догола. Для этого пригласили соседку по дому В.Г.Ширяеву, которую потом оформили как понятую (по закону понятые не могут участвовать в обыске).

***

Стало известно, что в день ареста Г.Якунина, 1 ноября 1979, кроме названных в [1979, 21-2], прошли обыски у брата И.Якуниной Владимира Степанова в г.Пушкино Московской обл. и у машинистки по имени Анфиса.

Читать далее