Арест Лины Тумановой (1984, 13-1)

«N 13 – 15 июля 1984»

4 июля 1984 на улице в Москве были задержаны советская гражданка Лина Борисовна Туманова, второй секретарь политического отдела посольства США Джон Р.Пернэлл {??John R. Purnell} и второй секретарь консульского отдела посольства США Джордж Гласс {George Glass}.

Задержание было произведено в момент, когда Л.Туманова передала дипломатам пачку бумаг. Л.Туманова и дипломаты были окружены 12 агентами КГБ. Они немедленно отобрали бумаги, которые дипломаты не успели даже посмотреть, посадили всех троих в машину и отвезли в отделение милиции. Дипломатов вскоре отпустили, а Л.Туманова была арестована.

Читать далее

События в Литве (1983, 7-6)

«N 7 – 15 апреля 1983»

8 декабря 1982 в Вильнюсе арестована Эдита Абрутене. Ее муж Витаутас Абрутис вернулся из заключения всего за две недели до ее ареста. Э.Абрутене предъявлено обвинение по ст.199-1 УК ЛитССР (аналог ст.190-1 УК РСФСР). Дело имеет N105. Его ведут следователи Валайтис и Даугалас. Муж Э.Абрутене с ребенком (р. 1974) живут по адресу: Вильнюс, ул.Талат-Кялпшос, 8, кв.11.

В день ареста Э.Абрутене следователь Валайтис провел обыск в г.Шяуляй у Стасе Тамутене. Изъяты книги, записные книжки, фотографии заключенных, письма из-за границы (С.Тамутене уже подвергалась однажды обыску в мае 1982 на вокзале в Риге, на тогда у нее ничего изъято не было). После обыска в КГБ была вызвана на допрос дочь С.Тамутене Даля Тамутите. Повторно ее допросили 17 декабря 1982. Вопросы касались поездок Д.Тамутите в Москву, встреч, которые она имела там, “Хроники Литовской Католической Церкви”, а также того, не замечала ли она у Э.Абрутене психических отклонений.

***

Я.Беляускене [1983, 3-4] находится в СИЗО КГБ в Вильнюсе. Ей предъявлено обвинение по ст.68 УК ЛитССР (аналог ст.70 УК РСФСР). Следствие ведут следователи Пилялис и Урбонас. Я.Беляускене обвиняется в организации религиозных кружков, сборах подписей под заявлением верующих, в написании “клеветнических” жалоб в официальные инстанции. Это второй арест Я.Беляускене: при И.Сталине она провела в лагерях 10 лет.

В день ареста А.Сваринскаса [1983, 3-7] прошли обыски у членов Католического комитета защиты прав верующих И.Кауняцкаса в г.Тельшяй и у Альгимантаса Кейны в г.Валнинкай. У И.Кауняцкаса изъято около 20 книг, документы Католического комитета, самиздат, фотографии, пишущая машинка и 3 золотые пятирублевки. У А.Кейны изъяты документы Католического комитета, папки с проповедями, пишущая машинка. На следующий день оба они были допрошены: И.Кауняцкас – следователем прокуратуры Якавичюсом, а А.Кейна – следователем Бичкаускасом. На допросах речь шла о Католическом комитете.

***

6 декабря 1982 в г.Ионишкелис Пасвальского р-на в районный отдел КГБ был вызван свящ. Бенедиктас Урбонас. Его допрашивали о передаче за рубеж документов, в частности, добивались показаний против свящ. Антанаса Балайшиса.

В Каунасе во второй половине 1982 майор КГБ Ионас Матулявичюс провел серию бесед с молодежью, в частности, с Дайвой Тамошюнайте, Вилией Масите и Арунасом Каваляускасом. Основное содержание бесед: причины их переписки с политзаключенными, источники получения адресов последних.

***

По неподтвержденным сведениям 19 марта 1983 в Вильнюсе должен был состояться суд над Ионасом Садунасом [1983, 3-18].

Допросы и обыски у пятидесятников (1980, 9-10)

N 9 – 15 мая 1980

В конце февраля 1980 в г.Находка Приморского края 17 членов местной общины пятидесятников были приводом доставлены в местное отделение КГБ для “бесед”.

В числе вызванных Валентин Полещук, Борис Перчаткин, Зинаида Перчаткина, Юрий Жеребилов, Василий Патрушев, Виталий Истомин, Сергей Онищенко, Тимофей Прокопчик, Владимир Степанов, Степан Ошлабан, Алексей Юровский, Иннокентий Патрушев и др. Во время бесед интересовались знакомством с московским еврейским активистом В.Елистратовым, уговаривали отказаться от намерения эмигрировать. Протоколы бесед не велись.

В середине марта 1980 прокурор г.Находка Ромашкин в течение 6 час. допрашивал Б.Перчаткина по делу арестованного епископа Н.Горетого. Вопросы касались знакомства Б.Перчаткина с целым рядом московских правозащитников. В то же время зам. прокурора г.Находки Соколов допросил пятидесятников Владимира и Афанасия Ральяна.

В конце марта 1980 в Находке КГБ провел ряд обысков у пятидесятников Бориса Перчаткина, его матери Людмилы Перчаткиной, Василия Патрушева, Владимира Степанова, Юрия Жеребилова. Обыски были очень тщательными, у Б.Перчаткина разбирали даже мебель, сломали печь, отрывали доски с потолка, вскрывали подушки. Изымались письма из-за рубежа, адреса, магнитофонные ленты, самиздат, рукописи, литература, изданная за рубежом.

Через 2 дня после обыска все пятеро были вызваны на допросы. Допрашивали об изъятых материалах, а также об епископе Н.Горетом [см. 1980, 6-22, там ряд неточностей]. Пятидесятники отказались отвечать и подписывать протоколы допросов.

2 апреля 1980 Б.Перчаткина приводом доставили на допрос в КГБ, т.к. до этого он дважды отказывался явиться по повестке. Допрос вел п/п Истомин по делу Т.Великановой. Б.Перчаткина спрашивали, знает ли он , “что Т.Великанова – редактор “Хроники текущих событий”, о материалах, “переданных Перчаткиным в “Хронику”, о связях Великановой с другими диссидентами и с иностранцами. Б.Перчаткин отказался давать показания. Тогда с ним была проведена “воспитательная беседа”.

8 апреля 1980 Б.Перчаткина вновь принудительно доставили в КГБ на допрос, на этот раз по делу Н.Горетого. Допрос вел следователь по особо важным делам УКГБ Приморского края п/п Кузьмин. Б.Перчаткин опять отказался отвечать и “воспитательная Беседа” была повторена.

Дело журнала “Поиски” [3] (1979, 23-2)

N 23 – 15 декабря 1979

16 ноября 1979 историк Глеб Павловский, член редколлегии самиздатского журнала “Поиски”, был доставлен в райотдел милиции, а оттуда в КГБ для “беседы” с двумя не назвавшими себя сотрудниками.

От него требовали отказа от участия в журнале, предлагали взамен работу по специальности или выезд за рубеж, угрожая в противном случае наказанием. Павловский отказался. 3 декабря “беседа” Павловского с теми же лицами повторилась. Павловскому был предложен компромисс – оставаясь формально в редколлегии “Поисков”, активного участия в работе журнала не принимать. Павловский отверг и это предложение. Его отпустили, предварительно проверив, нет ли у него в портфеле магнитофона.

***

4 декабря по делу “Поисков” прошло 8 обысков.

Валерия Федоровича Абрамкина (р. 1947) остановили на улице, когда он шел с работы (инженер-химик по специальности, он работает рабочим в геофизической партии). Его привезли домой на обыск, который вел следователь Бурцев. В ходе обыска был изъят, в частности, протокол предыдущего обыска. После обыска В.Абрамкина без всякого ордера на арест увели и вскоре жена его Екатерина выяснила, что он арестован и находится в Бутырской тюрьме. Предъявленное обвинение неизвестно (возможно, ст.190-1 УК РСФСР). Семья Абрамкина живет по адресу: Москва, Б.Академическая 23а, кв. 37.

К Виктору Сорокину, живущему в г.Пушкине Московской обл., пришли с обыском рано утром. Не дожидаясь, пока супруги оденутся, милиционер во главе со следователем Новиковым взломали дверь. Возмущенный Сорокин назвал их фашистами. После обыска Сорокина увели якобы на допрос, но на самом деле поместили в КПЗ. Первоначально жена Сорокина Сейтхан Юсуповне сообщили, что ее муж арестован на 15 сут. Позднее, однако, выяснилось, что против него возбуждено уголовное дело по ст.192 и 192-1 УК РСФСР (“оскорбление представителя власти” и “оскорбление работника милиции”, максимальная санкция – лишение свободы до 6 мес.).

Обыски прошли также у Глеба Павловского и Виктора Сокирко (р. 1939) а также у Петра Егидеса (р. 1917) и Юрия Гримма. Гримма и Егидеса после обыска отвезли в милицию, где на некоторое время задержали (Егидеса на полчаса, Гримма – на несколько часов). За несколько дней до этого, 30 ноября, Егидесу позвонили из ОВИРа и сказали, что ему дано разрешение на эмиграцию.

Обыску подвергся также Михаил Яковлевич Гефтер, историк, член КПСС, неоднократный автор “Поисков”. У него изъят его архив.

На обыске у знакомой В.Абрамкина Ангелины Горган изъяты стихи И.Бродского и стихи ее мужа.

Предупреждение Вячеславу Бахмину (1979, 20-10)

N 20 – 31 октября 1979

18 октября 1979 член Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях Вячеслав Бахмин был вызван на беседу в КГБ СМ СССР к Сергею Ивановичу Соколову (должность неизвестна, но по всем внешним признакам весьма высокопоставленное лицо; в 1979 С.И.Соколов проводил с В.Бахминым “беседу”, выпуская его из тюрьмы по помилованию).

Вызов был осуществлен повесткой на типографском бланке “в связи с административным расследованием” (такая формулировка ранее в подобных случаях не употреблялась и неизвестно, какой юридический смысл в это вкладывается).

***

Разговор шел о деятельности Рабочей комиссии, об “использовании ее данных зарубежными центрами”, о неточностях в Бюллетенях Комиссии.

На предложение В.Бахмина указать конкретно на неточности, дабы можно было в следующем номере опубликовать поправки, С.Соколов ответил отказом (“мы не будем поставлять вам информацию”). В.Бахмина предупредили о “незаконности” его деятельности. Однако, официальная процедура “предупреждения” в письменной форме по Указу ПВС СССР от 25 декабря 1972 не проводилась.

Вокруг журнала “Поиски” (1979, 18/19-8)

NN 18/19 – 15 октября 1979

В сентябре 1979 сотрудников вычислительного центра Главплодовощпрома Татьяну Замяткину и Леонида Блехера по-отдельности вызвали в кабинет секретаря, где с ними “беседовал” человек, назвавшийся сотрудником МВД.

Он очень коротко информировал обоих о деле, возбужденном против журнала “Поиски” и предупредил о возможных последствиях для Замяткиной в связи с ее “помощью В.Абрамкину”, для Блехера – в связи с его “участием в издании”.

***

18 сентября 1979 на улице остановили и обыскали возвращавшегося с дачи в г.Жуковский Московской обл. члена редколлегии “Поисков” Валерия Абрамкина.

Обыском руководил инспектор уголовного розыска А.А.Рыжов. Он заявил, что обыск проводится в связи с делом о взрыве в метро 1977 (по которому уже были, как известно, казнены 3 человека) и что в рюкзаке у Абрамкина могут быть взрывчатые вещества. Ничего найдено, однако, не было и Абрамкина, извинившись, отпустили.

В тот же день в г.Жуковском задержали одесского писателя Михаила Лиятова (псевдоним Михаила Яковлева) под тем предлогом, что он накануне, якобы, “дебоширил”. Его грубо, с применением угроз, обыскали, забрав находившиеся при нем собственные рукописи.

У Лиятова в мае 1979 в Одессе уже проводился обыск по делу “Поисков”. 13 сентября 1979 его рукописи были также изъяты на обыске у Белановского [см.наст.вып. 1979, 18/19-6].

Госпитализация Сергея Маляревского (1979, 17-5)

N 17 – 15 сентября 1979

В конце августа 1979 в психбольницу г.Новождановка Донецкой обл. был принудительно госпитализирован Сергей Викторович Маляревский (р.1954), бывший студент Донецкого университета. Одновременно у него на квартире был проведен обыск, изымалась “запрещенная литература” и письма.

С.Маляревский в марте 1979 подал в ОВИР документы на выезд в Израиль к родственникам. Вскоре после этого против него было возбуждено дело о тунеядстве и взята подписка о невыезде. В июне 1979 Маляревский получил в ОВИРЕ отказ “за дальностью родства” и почти сразу же был принудительно доставлен на экспертизу в психбольницу г.Донецка на предмет определения “психической пригодности к трудовой деятельности”.

После этого С.Маляревский в заявлении в ПВС СССР отказался от советского гражданства и потребовал права на выезд из СССР. Ряд его знакомых был вызван в КГБ и милицию для “бесед” о политических взглядах Маляревского. Затем последовала его госпитализация.

Адрес семьи Маляревского: 343700, Донецкая обл., г.Харцызск, пер.Склярова, 2, кв. 47, тел. 27-08.

Дело Виталия Сафонова (1979, 10-9)

N 10 – 31 мая 1979

В одном из лагерей г.Даугавпилса ЛатССР (228400, г.Даугавпилс, учр. ОЦ-78/11-3) находится Виталий С.Сафонов.

В.Сафонов – бывший офицер КГБ (пограничных войск), по образованию юрист. Добился отчисления со службы и поселился с женой в Даугавпилсе. Работал юрисконсультом на заводе. В середине 70-х гг. сблизился с евреями-отказниками, стал систематически оказывать им юридическую помощь, чем навлек на себя недовольство КГБ. Его несколько раз вызывали туда “на беседы”, но Сафонов отказывался изменить свое поведение.

***

14 ноября {1977} жена Сафонова, с которой у него был давний конфликт и с которой он жил раздельно, при очередном посещении мужа набросилась на него с ножом.

Вынужденный обороняться, Сафонов оттолкнул ее, причинив легкий ушиб, который сначала был квалифицирован как легкое телесное повреждение, а потом переквалифицирован на “повреждение средней тяжести”. Против Сафонова было возбуждено дело по ст.106 ч.1 УК ЛатССР (аналог ст.109 УК РСФСР, “Умышленное нанесение менее тяжкого телесного повреждения”). По месту его проживания был проведен обыск, в ходе которого была изъята ксерокопия романа М.Булгакова “Мастер и Маргарита”, рукописная копия стихотворения Е.Евтушенко “Бабий Яр” и письмо еврейки-отказницы своему родственнику в США. В.Сафонова уволили с работы и он не мог себе найти даже места грузчика или дворника. Его исключили из КПСС.

Незадолго до конца следствия, 4 февраля 1978, жена Сафонова заявила, что в момент ссоры Сафонов якобы находился в состоянии опьянения. Сафонова направили на медкомиссию для освидетельствования его на наличие “хронического алкоголизма”. После 20-минутной беседы “алкоголизм” был установлен. До этого Сафонов никогда не был в вытрезвителе, от соседей и с места работы жалоб на него тоже не поступало.

17 июля 1978 суд приговорил В.Сафонова к году лишения свободы с принудительным лечением по месту отбывания срока наказания с выплатой расходов на лечение жены от “повреждений”. Сафонов арестован в зале суда.

Обыски на Украине и самоубийство Мельника (1979, 5-2)

N 5 – 15 марта 1979

6 марта 1979 на Украине прошла серия обысков у членов Украинской Хельсинкской группы и связанных с нею лиц.

В с. Погребцы Броварского р-на Киевской обл. обыск прошел у украинского историка Михайло Мельника, который сразу после обыска принял яд и скончался. Похороны его состоялись 12 марта.

М. Мельник в 1972 году был отчислен из аспирантуры, а в 1973 уволен с работы в школе и исключен из КПСС за участие в шевченковских торжествах 22 мая. С тех пор он работал сторожем.

Кроме того состоялось еще 7 обысков.

В Киеве прошли обыски у членов Украинской Хельсинкской группы О.Я. Мешко и О. П. Бердника, а также у жены находящегося в заключении руководителя Группы Миколы Руденко – Раисы. Предполагают, что обыски проводились в связи с возбуждением дела против Олеся Павловича Бердника (р. 1925). После обыска его никто не видел (он живет один). Есть опасение, что он арестован.

В Киеве был проведен также обыск у врача, канд. мед. наук Владимира Малинковича [см. 1978, 4-12, в фамилии там неточность]. Изъяты машинописные стихи М. Цветаевой и О. Мандельштама. До этого жену Малинковича Галину трижды вызывали в КГБ на “беседу”, предлагая эмигрировать. Малинковичи отказались.

Дело Юрия Османова (1984, 11-3)

15 июня 1984 (N 11)

В декабре 1982 в г.Фергана УзССР был арестован крымский татарин инженер-физик Юрий Бекирович Османов (р. 1941). Ему было предъявлено обвинение по ст.191-4 УК УзССР (аналог ст.190-1 УК РСФСР).

Юрий (Юсуф) Османов – давний участник крымскотатарского национального движения. Впервые он был арестован в январе 1968 вместе с Э.Меметовым, С.Меметовым, С.Османовым и др. Тогда ему было предъявлено обвинение по той же статье УК, и он был приговорен к 2,5 г. лагерей.

***

Суд над Ю.Османовым начался 3 мая 1983 и длился неделю. Дело рассматривал городской суд г.Ферганы. В первый день слушание дела было отложено на сутки, т.к. Ю.Османов отказался участвовать в процессе, если в зале суда не будет по крайней мере его жены. На следующий день в зал были допущены родственники и несколько знакомых Ю.Османова. Нескольким крымским татарам, однако, помешали присутствовать на суде. Так, был выведен из зала суда Иззет Хаиров. Его доставил в отделение милиции, а затем отправили в г.Алмалык, где он живет. Пытались помешать войти в зал суда Сабрие Сеутовой: ее пропустили только после предъявления журналистского удостоверения.

Ю.Османов защищал себя сам. Приглашенный им адвокат из Москвы не смог приехать, т.к. ему не дали командировки. От назначенного судом защитника Ю.Османов отказался. Ю.Османову инкриминировалось подписание писем и обращений крымских татар и несколько документов, написанных им лично, в частности, открытое письмо артисту О.Ефремову.

Ю.Османов виновным себя не признал. Свидетели, вызванные в суд, выразили свою солидарность с подсудимым. Все они подтвердили правдивость инкриминируемых Ю.Османову документов.

Ю.Османов был приговорен к 3 г. лагерей строгого режима. Приглашенная на суд публика аплодировала приговору.

12 июля 1983 кассационная инстанция рассмотрела жалобу Ю.Османова и оставила приговор без изменений. Ю.Османов прибыл в лагерь в ЯАССР.

***

26 мая 1983, вскоре после суда над сыном, в Крыму скончался отец Ю.Османова Бекир Османов, один из старейших активистов крымскотатарского национального движения. 28 мая 1983 он был похоронен в с.Беш-Терек (Донское) Симферопольского р-на, близ могилы Мусы Мамута, совершившего в 1978 самосожжение.

Похороны проходили под наблюдением милиции и КГБ. Участников похорон фотографировали, записывали номера автомашин. Через неделю после похорон к Мухсиму Османову (г.Белогорск Крымской обл.) явились сотрудники КГБ для “беседы”. Разговор шел о якобы “подстрекательской” речи, которую М.Османов произнес на похоронах Б.Османова.