Преследования крымских татар (1984, 24-1)

«« N 24 – 31 декабря 1984 »»

В 1984 в Крыму был арестован крымский татарин инженер Джелял Челебиев (р. 1936). Это его третий арест.

Он уже дважды отбывал трехлетний срок заключения по ст. 190-1 УК РСФСР (или ее республиканским аналогам), первый раз в 1967-1970. Дж. Челебиев приехал в Крым, но не получил там прописки и в 1979 был выслан вместе с семьей из с.Кривцово Белогорского р-на Крымской обл. Дом и имущество, оставшиеся в Крыму, ему возмещены не были. Дж. Челебиев позднее вернулся в Крым, но был задержан органами КГБ.

Читать далее

Положение Крымских Татар (1987, 17/18-3)

NN 17/N 18 – 30 сентября 1987

8 сентября 1987 официальная “Рабочая комиссия представителей крымских татар, проживающих в Узбекской ССР” [1987, 15/16-4] на своем заседании одобрила направляемую в государственную комиссию во главе с А.Громыко “Информацию”, составленную на основании опроса проживающих в Узбекистане крымских татар. Рабочая комиссия констатировала всенародное желание вернуться в Крым 5 и восстановить Крымскую АССР.

В начале сентября 1987 было объявлено, что в г.Бекабад Ташкентской ; обл. УзбССР, где имеется большое крымскотатарское население, по средам в горисполкоме будет проходить прием населения членом Рабочей комиссии Энвером Чули. 9 сентября 1987 перед горисполкомом состоялся митинг, на котором выступило 10 чел. Один из выступавших, Сервер Туверти, потребовал освобождения всех политзаключенных, находящихся в заключении за поддержку требований крымских татар о возвращении в Крым. В митинге приняло участие около 200чел.

11 сентября 1987 официальная Рабочая комиссия, типа созданной в Узбекистане, была создана и в ТаджССР.

13 сентября 1987 митинг крымских татар состоялся в Фергане. В нем участвовали , 1500 чел. Участники митинга требовали восстановить Крымскую АССР. На митинге выступила Мунире Аблаева, протестовавшая против искажения ее высказыва-i нии в интервью, опубликованном журналом “Новое время”.

17 сентября 1987 состоялся еще один митинг в Фергане – на стадионе. Митинг был разогнан милицией с применением пожарных водометов.

К собраниям перед горисполкомом в г.Бекабад по средам власти относились терпимо до 23 сентября 1987. В этот день здание горисполкома было оцеплено милицией. Когда татары начали собираться, как обычно, у входа в здание, милиция стала их разгонять. Разгоняли даже небольшие группы по 5-6 чел. По городу милиция останавливала автомашины, принадлежащие крымским татарам, 5 расспрашивала – кто, куда и зачем едет. В машинах проводились обыски. Были 3 задержаны на улицах и отведены в милицию Хаилилуев, Османов, Меметов, отец и сын Чауши.

На 8 октября 1987 намечено начало мирного шествия крымских татар из г.Тамань в Симферополь. Шествие пройдет через порты Кавказ и Крым (на Керченском проливе). Оно должно вступить в Симферополь 18 октября, в день образования Крымской АССР. Ряд молодых участников шествия намерен остаться после марша в Крыму на постоянное жительство.

Демонстрации крымских татар (1987, 14-4)

N 14 – 31 июля 1987

Находящиеся в Москве представители крымских татар были приняты на 22 июля 1987 приглашены на беседу в ЦК КПСС.

Их приняли несколько человек, в том числе зам. зав. отделом пропаганды Власов, зав. приемной ЦК Молокоедов, зам. зав. отделом административных органов Сошник. Крымским татарам было сообщено, что 6 июля 1987 создана комиссия для рассмотрения вопросов, поднимаемых крымскими татарами под председательством А.Громыко. (Позднее стало известно, что в нее входят также председатель КГБ В.Чебриков, председатель СМ РСФСР В.Воротников, I-ый секретарь ЦК КП Украины В.Щербицкий, I-ый секретарь ЦК КП Узбекистана И.Усманходжаев, зам. председателя ПВС СССР П.Демичев, А.Яковлев, А.Лукьянов, Г.Разумовский).

После приема около 400 крымских татар собрались в Измайловском парке, где было решено, что встречу в ЦК КПСС нельзя считать удовлетворительной, что создание комиссии – это не тот ответ, который обещал им дать П.Демичев на июньской встрече [1987, 13-22). Татары были возмущены также тем, что в составе комиссии нет представителей народа. 23 июля 1987 около 100 крымских татар собрались у здания ЦК КПСС, требуя встречи с М.Горбачевым. К ним, однако, вышел только Молокоедов. Тогда в 14 час. татары организованно направились на Красную площадь. У собора Василия Блаженного их остановила милиция. Тогда демонстранты (более 500 чел.) сели на землю и отказались уйти с площади до удовлетворения их требований.

В 21 час. по Центральному телевидению было передано сообщение ТАСС о создании комиссии. В сообщении много места было уделено тому, что было названо “сотрудничеством части татарского населения с немецко-фашистскими оккупантами”, однако было также признано, что “акт поголовного выселения крымско-татарского населения не является справедливым”. Крымские татары расценили тон заявления как оскорбительный для народа. Красная площадь была закрыта для посетителей. Сидящих на мостовой татар окружил кордон милиции, однако попыток разогнать их сделано не было. После долгих переговоров к татарам допустили их соотечественников, принесших им хлеб и воду. Генерал-майор милиции убеждал татар разойтись “во избежание эксцессов со стороны населения”, но они ушли лишь в 1 час ночи.

На следующий день, 24 июля 1987 демонстранты-татары опять появились у здания ЦК КПСС, опять без видимых помех со стороны милиции. Им было предложена еще одна встреча с П.Демичевым, но они от нее отказались.

25 июля 1987 утром примерно 125 татар собрались у здания Приемной ПВС СССР. Примерно через 2 часа демонстранты мирно разошлись. Главная демонстрация этого дня началась позднее на Красной площади. Число демонстрантов постепенно росло, достигнув, в конце концов, примерно 500 человек. Демонстранты громко скандировали: “Родина! Родина!” и “Горбачев! Горбачев!”, потрясая в воздухе кулаками. Они держали над головой плакаты с требованиями возвращения в Крым и восстановления национальной автономии, портреты В.Ленина и М.Горбачева. Демонстранты кричали также: “Позор ТАСС!”, протестуя против тона сообщения ТАСС о создании комиссии. Милиция оттеснила демонстрантов к собору Василия Блаженного, и, установив кордон, закрыла Красную площадь для посетителей. Действовала она с максимальной осторожностью, стараясь не прибегать к насилию. Милиция не пропускала к татарам ни советских граждан, ни иностранных корреспондентов. На 20 мин. был задержан корреспондент западногерманского журнала STERN Марио Дидерихс, пытавшийся пройти к демонстрантам.

За милицейским барьером, примерно в 50 м от демонстрантов, собралось около 1000 зрителей. Многие выкрикивали в адрес татар оскорбления, кричали: “Татары – вон!” и убирайтесь с Красной площади!”

Количество милиции, оцепившей татар-демонстрантов, постепенно росло, численное превосходство ее постепенно стало подавляющим. На площадь было доставлено большое число и машин с водометами, которые тоже образовали сплошной барьер вокруг демонстрантов.

Значительное число демонстрантов – около 150 – оставалось на площади всю ночь, оставалось и милицейское ограждение. В 8 час. утра 27 июля 1987 татары возобновили скандирование лозунгов. Демонстрация длилась до 3 час. дня – в общей сложности 21 час. Демонстранты разошлись после того, как была достигнута договоренность о том, что на следующий день, 27 июля 1987 их примет А.Громыко. Предложение об этом передал им лично министр внутренних дел СССР А.Власов.

***

Встреча с А.Громыко состоялась 27 июля 1987 в 12 час. и длилась 2,5 часа. Во встрече участвовали также П.Демичев и А.Власов. Крымские татары, которые к тому времени собрались в Москве в количестве более 800 чел., выделили делегацию из 21 чел. (размер делегации ограничен не был). А.Громыко не дал членам делегации никакого определенного ответа на их требования, убеждал их подождать решения комиссии. Он призывал “не взвинчивать и подогревать обстановку”, что, как сказал А.Громыко, “не в ваших интересах”.

На следующий день, 28 июля 1987 татары собрались в Измайловском парке в Москве, чтобы прослушать магнитофонную запись встречи и обсудить план дальнейших действий. Число собравшихся превысило уже 1000. Было принято единодушное решение остаться в Москве и продолжить протесты , а также обратиться к руководителям государств мира с просьбой о поддержке. Предложение начать голодовку было отклонено. Активисты будут посланы на места проживания крымских татар для информации и разъяснения сложившегося положения.

29 июля 1987 “Известия”, комментируя сообщение о создании комиссии, обрушились в нападками на “экстремистов” – крымских татар, которыми, якобы, манипулируют Решат и Мустафа Джемилевы и несколько близких им лиц. Экстремисты, по словам газеты, “регулярно собираются на квартирах неких Григорянца и Сендерова, куда приглашаются особо падкие на сенсации иностранные корреспонденты”. Однако, отвечая на письма читателей, требующих вмешательства “правоохранительных органов”, газета указывает, что “призвать экстремистов к порядку – “дело самих крымских татар”.

Милиция информировала крымских татар, что им разрешается продолжить демонстрации в Москве при условии, что они будут проходить не на Красной площади, и что о них власти будут уведомлены заранее. 30 июля 1987 утром милиция посетила ряд квартир, где ночевали крымские татары, в частности, квартиру Ларисы Богораз, где ночевали трое, в их числе Феми Умеров из г.Крымск Краснодарского края. Татар предупредили об ответственности за нарушение паспортных правил, требовали покинуть Москву, не ходить на демонстрацию, которую намечалось провести в этот день у здания ТАСС. Милиция, однако, не возражала, если эти лица отправятся на собрание татар в Измайловском парке.

30 июля 1987 около 200 крымских татар провели демонстрацию на Пушкинской площади в Москве. Милиция не чинила препятствий. Демонстранты разошлись, потому что вскоре начался сильный ливень. Позднее в этот же день 867 татар собрались на очередную встречу в Измайловском парке. Вечером этого дня 12 человек из 15 членов “инициативной группы”, руководящей действиями татар, не вернулись на квартиры московских правозащитников, где они ночевали. Татарские активисты заявили, что 15 человек из числа руководителей демонстраций были задержаны.

ТАСС и Центральное телевидение обвинили сотрудника посольства США Шона Бирнса в том, что он подстрекал татар к проведению демонстраций, Посольство США отвергло эти обвинения.

К делу Ромаса Рагайшиса (1979, 12-6)

N 12 – 30 июня 1979

Следствие по делу Ромаса Рагайшиса [1979, 8-12 и ранее] закончено и дело передано в суд.

Рагайшису предъявлено обвинение в хищении государственного имущества (очковых оправ) на сумму в 3000 р., что следствие квалифицирует как хищение в крупных размерах (возможное наказание – от 6 до 15 лет лишения свободы). Адвокат из Москвы, которого хотела пригласить жена Рагайшиса, отказался принять дело, узнав, что дело Рагайшиса имеет политическую подоплеку.

Тем временем жена Рагайшиса Ангеле с дочерью были выселены из занимаемой ими комнаты под тем предлогом, что они прописаны в другом месте. Выселение было произведено в ее отсутствие и без санкции прокурора. Оно было признано незаконным, однако А.Рагайшис обратно не вселили. Она живет у своих знакомых.

Преследование крымских татар (1979, 12-4)

N 12 – 30 июня 1979

В Крыму продолжаются репрессии против крымских татар.

Сейдамет Меметов из г.Саки [1979, 11-8] 15 марта 1979 осужден в г.Евпатории на 1 г. лагерей строгого режима и 4 г. ссылки по ст.214 ч.1, 185 и 196 УК УССР (аналоги ст.209, 187 и 198 УК РСФСР: “тунеядство”, “невыполнение приговора о высылке” и “нарушение паспортных правил”). Перед судом Меметов в течение месяца держал голодовку. О суде родителям Меметова было сообщено лишь накануне, причем о месте суда была дана ложная информация.

Гулизар Юнусова [1979, 11-9] 19 марта 1979 осуждена на 2 г. лишения свободы в нарсуде г.Саки. Обвинение – ст.186-1 УК УССР (аналог ст.191-1 УК РСФСР, “сопротивление милиции”). Юнусова была взята под стражу в зале суда.

В Симферополе в начале марта к 1,5 г. лишения свободы за “нарушение паспортных правил” был приговорен Эбазер Юнусов. Он был арестован 22 января 1979 в купленном им доме в с.Мазанка Симферопольского р-на, куда его семья вернулась после двух выселений с вывозом из Крыма под конвоем милиции. Когда жена и сын приехали в Симферополь узнать о судьбе Юнусова, их 15 февраля задержали и в третий раз вывезли из Крыма, ничего не сообщив о судьбе мужа и отца.

***

4 мая 1979 в Белогорске шофер Эльдар Шабанов (р.1940) был приговорен к 3 г. лагерей за “злостное хулиганство” (ст.206 УК УССР и РСФСР). Он был арестован 14 марта 1979 в г.Белогорске. Это его вторая судимость. В 1969 он вместе с женой Зерой был приговорен к 2 г. высылки из Крыма за “нарушение паспортных правил”.

В день его ареста у Шабанова был произведен обыск, во время которого были изъяты адреса его знакомых и родственников. В тот же день в Белогорске подверглись обыску Зеки Муджабаев и Мухсим Османов. 15 марта 1979 обыск произошел у Эбазера Сеитвапова (Симферополь) и Гулизар Абдуллаевой (сестра М.Джемилева; хозяйка была в это время в Москве с делегацией крымских татар). 16 марта произошел обыск у Мамеда Чобанова (с.Журавка Кировского р-на).

У Османова на обыске взяли отрывки из Корана и книги советских изданий на крымско-татарском языке, у Абдуллаевой заявления и “Информации” крымских татар, у Сеитвапова – фотографии М.Мамута, покончившего жизнь самосожжением
[1978, 3-18], у Чобанова – Коран и магнитофонную ленту с рассказом жены Мамута о самоубийстве мужа. Во время этой серии обысков систематически изымались материальные ценности: 3000 р. у Чобанова, 600 р. у Абдуллаевой, 150 р. у Усние Аметовой, находившейся на обыске у Муджабаева, у самого Муджабаева – 50 р., а также ручные часы и японский зонтик жены.

***

В Узбекистане тем временем против Наримана Джемилева (р.1957), сына Решата Джемилева [1979, 7-4], возбуждено уголовное дело об отказе от дачи показаний на процессе М.Джемилева в марте 1979 [1979, 5-1].

“Юридическая” основа выселения крымских татар (1979, 9-13)

N 9 – 15 мая 1979

Приводим выписку из Постановления Совета Министров СССР N 700 от 15 августа 1978 “О дополнительных мерах по укреплению паспортного режима в Крымской области”.

Совет Министров постановил, что в качестве временной меры, начиная с 15 октября 1978:

— лица, пребывающие в Крымскую область в неорганизованном порядке и проживающие без паспортов, по недействительным паспортам, без прописки и регистрации, несмотря на наложенное на них административное взыскание за нарушение паспортных правил, по решению исполнительных комитетов городских, районных, районных в городах Советов народных депутатов удаляются из области органами внутренних дел.

— граждане, являющиеся владельцами домов, нанимателями или поднанимателями жилых помещений, либо проживающие в общежитиях, допускающие проживание других лиц у себя без паспортов, по недействительным паспортам, без прописки или регистрации, если они за это время дважды в течении года подвергались админитстративному взысканию, выселяются за пределы Крымской области на срок до двух лет по решению исполнительных комитетов городских, районных, районных в городах Советов народных депутатов”.

Этот документ стал юридической основой усилившихся с конца 1978 выселений крымских татар, явочным порядком прибывающих в Крым [см., например, 1979, 7-5].

Репрессии против крымских татар (1979, 7-5)

N 7 – 15 апреля 1979

3 февраля 1979 в дер. Некрасово Симферопольского р-на Крымской обл. были арестованы 4 крыских татарина: Лютфи Бекиров, Сефрае Хирхара, Якуб Байтуллаев и Иззет Уста. Всем им около 50 лет, все они прописаны в Крыму.

В день их ареста милиция предприняла выселение из Крыма брата Иззета Усты и его семьи из 5 чел., которые приехали в Крым в октябре 1978 и с тех пор безуспешно добивались прописки. Бекиров и его товарищи, прибывшие на место события, были обвинены в сопротивлении милиции (ст.УК, аналогичная ст.191-1 ч.П УК РСФСР).

Суд, состоявшийся 27 марта 1979, приговорил Бекирова к 4 г. лагерей, а остальных – к 3 г.

На следующий после суда день, 28 марта, еще две семьи, общей численностью 12 чел., были выселены из Крыма. Дома их были или полностью разрушены или приведены в негодное состояние.

Репрессии против крымских татар (1979, 3-2)

N 3 – 15 февраля 1979

Около 60 крымских татар было задержано 31 января 1979 в Москве около здания ЦК КПСС и в двух автобусах вывезено за пределы Москвы. Вечером того же дня они были освобождены.

Крымские татары прибыли в Москву, чтобы получить ответ на поданную несколькими днями ранее петицию, требующую отмены ограничений на въезд крымских татар на родину. В ней утверждалось, что 15 августа 1976 было принято неопубликованное постановление Президиума Верховного Совета СССР о высылке из Крыма “нелегально” въехавших туда татар.

На другой день, 1 февраля, крымским татарам было разрешено небольшими группами встретиться с представителями ЦК КПСС. Официальные представители отрицали существование неопубликованного постановления.

***

Между тем, стало известно, что в Крыму местные власти усилили кампанию по розыску и выселению живущих без прописки татар. По некоторым оценкам таких лиц насчитывается около 3 000.