Преследования еврейских активистов (1982, 6-7)

N 6– 31 марта 1982

21 февраля 1982 в квартиру Ирины Алиевской, а 28 февр. в квартиру Евгении Утевской в Ленинграде вторглась милиция в то время, когда там проходили уроки иврита. Все присутствовавшие были сфотографированы и переписаны.

Участники ленинградского хорового ансамбля отказников, руководимого Борисом Фридманом, были, каждый по отдельности, предупреждены милицией о “недопустимости” участия в хоре. 11-летняя дочь Б.Фридмана была в школе подвергнута допросу пришедшим туда сотрудником КГБ. От самого Б.Фридмана позднее потребовали прекратить участие в подготовке празднования Пурим. Он на несколько дней был посажен под домашний арест (процедура, советским законодательством не предусмотренная).

24 февраля 1982 в Ленинградское УКГБ были вызваны Роальд Зеличонок и его жена Галина. От Р.Зеличонка потребовали прекратить уроки иврита, а от обоих супругов – не участвовать в подготовке и проведении религиозных праздников Пурим и Пасхи. Когда Р.Зеличонок потребовал указать закон, который он нарушает своими действиями, ему стали угрожать.

***

В Москве 3 февраля 1982 милиция вторглась на квартиру неофициального преподавателя иврита Льва Городецкого в его отсутствие. Одна из учениц Л.Городецкого, находившаяся в квартире, была задержана на 2 дня, а позднее оштрафована за “сопротивление милиции”.

Позднее подобное же вторжение милиции произошло на квартиру другого московского преподавателя иврита Бориса Вайнштока.

Московский преподаватель иврита Михаил Некрасов [1982, 4-28] получил официальное предупреждение, что он будет выселен из Москвы, если будет продолжать проведение уроков.

Задержание Юрия Степанова (1981, 5-3)

N 5 – 15 марта 1981

Танцор Московского ансамбля классического балета Юрий Степанов (р.1947) попросил политического убежища в консульстве США в Риме 21 января 1980, во время гастролей ансамбля в Италии.

Однако, 2 апреля 1980 он вернулся назад в СССР, опасаясь за судьбу оставленной там семьи (жена Любовь, сын 1868 г.р. и брат). По возвращении он отказался сделать заявление, порочащее США, предоставившие ему убежище, и был лишен возможности вернуться к своей профессии. 10 апр.1980 в газете “Известия” появилось “интервью” с Ю.Степановым, где говорилось, что жизнь в США была “кошмаром” и сам он стал игрушкой в руках секретных служб США, которые пытались его завербовать. Публикация утверждений, которых он не делал, возмутила Ю.Степанова, и он пытался связаться с западными корреспондентами, чтобы дать опровержение. Эти попытки были замечены властями. Сотрудники КГБ угрожали Ю.Степанову “переломать ноги” или поместить в психбольницу.

9 марта 1981 Ю.Степанову удалось, наконец, встретиться с иностранными корреспондентами и рассказать свою историю. 12 марта Ю.Степанов назначил новую встречу, на этот раз с корреспондентом АВС Энн Гаррелс. Ю.Степанов уже с утра заметил за собой слежку. Когда на Кутузовском проспекте Ю.Степанов находился уже всего за 6 м. от Э.Гаррелс, трое мужчин в штатском схватили его сзади, втолкнули в черную “Волгу” и увезли. После 2-х часового допроса его освободили, запретив встречаться с иностранцами.

Ранее Ю.Степанов заявил, что в случае ареста он объявит голодовку.

Предупреждение Искандеру Казиеву (1980, 10-7)

N 10 – 31 мая 1980

В нач. апреля 1980 лезгинский писатель Искандер Аликберович Казиев, проживающий ныне на Украине (340024, г.Донецк, пос.Угледар, ул.Петровского, 173), был вызван в местное отделение КГБ. Ему было предложено прекратить “антисоветскую и националистическую пропаганду” или же эмигрировать. И.Казиев отверг шантаж. В разговоре он выразил свою солидарность с А.Сахаровым.

И.Казиев (р. 1924), член ССП, в 1969 за “националистическую деятельность” был выслан с территории Дагестана. Ряд его друзей, вместе с которыми он потребовал создания автономной территории лезгинцев, были тогда под разными предлогами репрессированы.

Угрозы членам инвалидной группы (1980, 8-9)

N 8 – 30 апреля 1980

28 января 1980 члену Инициативной группы по защите прав инвалидов в СССР Валерию Фефелову было сделано предупреждение по Указу ПВС СССР от 25 декабря 1972. Предупреждение сделали полк. Шибаев (УКГБ по Владимирской обл.), следователь УКГБ Владимирской обл. ст.лейт. Зотов и нач. отдела КГБ г.Кольчугино Маликов. При объявлении предупреждения присутствовал председатель Юрьев-Польского горисполкома Романов.

В тот же день сотрудники КГБ в том же составе пришли на работу к члену Инициативной группы Ольге Зайцевой, работающей медсестрой в детских яслях N1 г.Юрьев-Польского. Официального предупреждения сделано не было, но в беседе О.Зайцеву обвинили в антисоветской деятельности и угрожали возбудить дело по ст. 190-1 УК РСФСР. О.Зайцевой угрожали также лишением родительских прав (у нее двое сыновей 1974 и 1976 г.р.).

Арест Василия Никитенкова (1979, 22-6)

N 22 – 30 ноября 1979

30 сентября 1979 в г.Клин Московской обл. арестован врач Василий Николаевич Никитенков (р.1928). Он находится в Лефортовской тюрьме КГБ. Следствие ведет кап.Семенюк (Следственное управление КГБ СМ СССР).

В.Никитенкову предъявлено обвинение по ст.68 и 77 УК РСФСР (”диверсия”) и “бандитизм”, максимальная санкция – смертная казнь). У Никитенкова трижды проводились обыски: до, во время и после ареста. Следователь заявил жене Никитенкова, что ее муж – глава бандитской шайки, что он уже убил при помощи мины 4 человека, а при обыске дома обнаружены еще мины. Известно, что при обыске изъято духовое ружье, пишущая машинка и личные заявления Никитенкова советским властям.

В.Никитенков был недавно уволен с работы как “психически неполноценный”. Он в 1971-1975 содержался в специальных психбольницах по политическим мотивам {см. ХТС 19.11}.

У него жена и две дочери (1962 и 1966 г.р.).

Предупреждение Вячеславу Бахмину (1979, 20-10)

N 20 – 31 октября 1979

18 октября 1979 член Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях Вячеслав Бахмин был вызван на беседу в КГБ СМ СССР к Сергею Ивановичу Соколову (должность неизвестна, но по всем внешним признакам весьма высокопоставленное лицо; в 1979 С.И.Соколов проводил с В.Бахминым “беседу”, выпуская его из тюрьмы по помилованию).

Вызов был осуществлен повесткой на типографском бланке “в связи с административным расследованием” (такая формулировка ранее в подобных случаях не употреблялась и неизвестно, какой юридический смысл в это вкладывается).

***

Разговор шел о деятельности Рабочей комиссии, об “использовании ее данных зарубежными центрами”, о неточностях в Бюллетенях Комиссии.

На предложение В.Бахмина указать конкретно на неточности, дабы можно было в следующем номере опубликовать поправки, С.Соколов ответил отказом (“мы не будем поставлять вам информацию”). В.Бахмина предупредили о “незаконности” его деятельности. Однако, официальная процедура “предупреждения” в письменной форме по Указу ПВС СССР от 25 декабря 1972 не проводилась.

Дело Виктора Матвеюка (1979, 20-6)

N 20 – 31 октября 1979

Стали известны подробности дела Виктора Матвеюка [1979, 16-10, имя там указано было предположительно].

Отец Виктора Степан Матвеевич, пресвитер церкви ЕХБ в г.Нарва (ЭстССР, г.Нарва, ул.1-ая Речная, 32а, кв. 1) вместе с семьей возбудил ходатайство об эмиграции из СССР. В связи с этим Виктор, находившийся в призывном возрасте, попросил 18 апреля 1979 об отсрочке призыва в армию и эта отсрочка была ему дана в устной форме.

9 мая в доме Матвеюков произошел пожар, в результате которого Виктор Матвеюк получил сильные ожоги. На следующий день Матвеюков уведомили, что им отказано в эмиграции и одновременно принесли повестку В.Матвеюку о призыве на военную службу. Взять повестку В.Матвеюк отказался. 8 июня дело было передано в прокуратуру, после чего на отца и сына Матвеюков стали оказывать давление, обещая прекратить дело в обмен на сотрудничество с КГБ. Матвеюки отказались от сделки.

20 августа 1979 Виктор Матвеюк был осужден на 2 г. лагерей по статье УК ЭстССР, соответствующей ст.80 УК РСФСР.

Он содержится в лагере по адресу: Таллин, ул.Тислери, 31а-32, ИТК-5 (начальник майор Китаев). КГБ шантажирует отца Виктора, угрожая ухудшением условий содержания сына.