Правозащитницы и узницы

в сообщениях «Вести из СССР» (1978-1987)

1978

29 сентября 1978 в г.Ессентуки Ставропольского края Предгорного района арестована Валентина Романовна Запорожец (р. 1922), член Всесоюзной Церкви Адвентистов Седьмого Дня.

Ранее, 13 августа, в ее доме был произведен обыск. Обыск происходил в отсутствие хозяев, со взломом дверей. Изъяты религиозная литература, деньги, сберегательная книжка, магнитофон с лентами, пишущая машинка, все документы. Часть изъятых денег не была внесена в протокол обыска.

Читать далее

Положение А.Сахарова и Е.Боннэр (1984, 15-1)

N 15 – 15 августа 1984

2 августа 1984 американские ученые, участвовавшие в четырехдневной конференции по советско-американским отношениям в Москве, сообщили, что они получили заверения в том, что А.Сахаров в Горьком “усердно работает над научным проектом”. Никаких других подробностей им сообщено не было.

Через несколько дней “диссидентский источник”, пожелавший остаться неизвестным, сообщил, что 5 августа 1984 “он имел контакт с Е.Боннэр” (не уточнив, какой). Е.Боннэр, якобы, сообщила, что А.Сахаров кончил голодовку, но по-прежнему находится в той же больнице. Она сказала также, что следствие по ее собственному делу закончено, и она пригласила для защиты известного московского адвоката. Е.Боннэр сообщила также, что она отказалась принимать участие в предварительном следствии.

С запозданием стало также известно из другого источника, что обыск по делу Е.Боннэр, прошедший в Ленинграде 8 мая 1984 у Л.Гальперина, был не единственным. Прошел еще один обыск – у Исады (по-видимому, здесь ошибка в имени?).

7 августа 1984 несколько московских правозащитников сообщили, что они видели два письма, полученные от Е.Боннэр (позднее возникли подозрения, что это могло быть одно и то же письмо, или же две копии одного и того же письма). Е.Боннэр сообщала в этих письмах, что, в связи с окончанием 1 августа 1984 следствия по ее делу, с ее переписки снят арест, и что суд над нею должен состояться до конца августа 1984. В письме подтверждается, что Е.Боннэр не участвовала в следствии и что она пригласила адвоката из Москвы. Что касается А.Сахарова, то Е.Боннэр в письмах сообщает лишь, что не видела его с 7 мая 1984, когда его увезли из квартиры в Горьком.

Это вызвало сомнения в достоверности более раннего сообщения о том, что А.Сахаров снял голодовку. Ряд правозащитников в Москве высказали мнение, что это была дезинформация КГБ. Поступили сообщения о том, что лицо, передавшее сведения об окончании голодовки А.Сахарова, подозревается в сотрудничестве с КГБ. Это лицо утверждает, что получило свои сведения от другого человека, который беседовал с Е.Боннэр лично.

Несколько знакомых А.Сахарова, ездивших в Горький, видели, что квартира А.Сахарова и Е.Боннэр, где, по-видимому, сейчас находится Е.Боннэр, охраняется примерно десятком милиционеров. Их квартира в Москве, хотя в ней сейчас никого нет, тоже охраняется круглосуточно.

События в Грузии (1983, 13/14-2)

NN 13/14 – 31 июля 1983

В нач. июля 1983 в Тбилиси был арестован студент-историк Давид Бердзенишвили (р. 1960). По-видимому, ему предъявлено обвинение по ст. 206-1 УК ГрузССР (аналог ст.190-1 УК РСФСР). Он обвиняется в редактировании самиздатского журнала “Самрекло” (“Колокольня”), органа “Республиканской партии Грузии”. В течение последних 3 лет Д.Бердзенишвили неоднократно вызывался на допросы в КГБ.

***

11 июля 1983 в Тбилиси состоялась демонстрация, в которой приняли участие около 100 чел. Демонстранты требовали освобождения И.Церетели и П.Сагарадзе, арестованных 15 июня 1983 в Тбилиси [1983, 12-8). Около 20 чел. было задержано, но позднее освобождено. Пятеро человек были арестованы. Все они после ареста объявили голодовку.

Арестованы: историки Тамрико Чхеидзе и Зураб Цинцадзе, студенты Нана Какабадзе и Гия Чантурия и школьница Марика Багдавадзе. Т.Чхеидзе, Н.Какабадзе и М.Багдавадзе [1982, 3-9) были уже в 1982 судимы за участие в демонстрациях и приговорены к 5 г. лишения свободы условно.

Прочих участников демонстрации вызывают на допросы.

Смерть Виктора Томачинского (1983, 13/14-1)

NN 13/14 – 31 июля 1983

11 июля 1983 в Вологодской тюрьме скончался Виктор Васильевич Томачинский (р. 1945). Официальная причина смерти осложнение после воспаления легких.

Автомеханик В.Томачинский был близок к самиздатскому журналу “Поиски”. На судах над членами его редколлегии он неоднократно выступал с показаниями в защиту “Поисков”. В последние годы добивался эмиграции. Получил отказ, хотя ранее разрешение на выезд ему было обещано. Он подал в суд на КГБ, требую возмещения убытков, причиненных ему необоснованным отказом.

В дек. 1981 он был арестован за “тунеядство”, приговорен к 1 г. лагерей, но по отбытии срока не освободился. Ему было предъявлено новое обвинение по ст. 190-1 УК РСФСР. В мае 1983 он был приговорен еще к 3 г. лагерей [1983, 10-7). На суде он виновным себя не признал и заявил о намерении продолжать правозащитную деятельность.

Ранее в Вологде же скончался политзаключенный Юри Кукк (1981,6-1), правда, не в тюрьме, а в пересыльном лагере.

К делу Маи Коляды (1983, 12-5)

N 12 – 30 июня 1983

Сообщение об аресте Леонида Галкина [1983, 7-9), распространение “Трактата” которого инкриминировалось преподавательнице йоги М.Коляде [1983, 6-3) не подтвердилось.

Л.Галкин выступал на процессе М.Коляды свидетелем. Он заявил, что содержание его рукописи, излагающей его “мистические откровения”, его самого не удовлетворяет, но по давности времени он его помнит плохо. Материалы в отношении Л.Галкина были выделены из дела М.Коляды, но дело пока не возбуждено.

На суде над М.Колядой экспертом по “Трактату” Л.Галкина выступал доцент института пищевой промышленности Федор Федоренко, показавший, что “Трактат” написан под влиянием “Апокалипсиса” и сочинений м-м Блаватской. Защитник М.Коляды в своей речи в связи с этим указал, что эти произведения едва ли можно рассматривать, как антисоветские.

На суд над М.Колядой было вызвано 10-15 свидетелей, в основном учеников М.Коляды. Одна из свидетельниц из Нового Афона (Абхазская АССР) заявила, что, получив по почте от М.Коляды “Трактат” Л.Галкина, сразу же отнесла его в КГБ.

На суде присутствовал и отдавал приказы “публике” майор Потапов – куратор отдела КГБ (может быть УКГБ по Москве и Московской обл.?) по делам йоги и кришнаитов.

Мая Коляда – дочь легендарного партизанского командира по кличке “Батя”, репрессированного в 1942 и после смерти И.Сталина реабилитированного (он умер вскоре после освобождения). М.Коляда была арестована осенью 1982 в день 40-летней годовщины ареста ее отца.

Суд над Алексеем Смирновым (Костериным) (1983, 11-3)

N 11 – 15 июня 1983

Стали известны подробности о деле А.Смирнова и о суде над ним (1983,9-7).

Сразу после ареста А.Смирнов был отвезен в УКГБ по Москве и Московской обл. (ул.Малая Лубянка, 6), где следователь В.Капаев предложил ему немедленно уничтожить ордер на арест, если А.Смирнов напишет все, что он знает о “Хронике текущих событий”. А.Смирнов вместо этого письменно отказался давать показания. Несмотря на отказ, его позднее в ходе следствия более 30 раз вызвали на допросы, в ходе допросов угрожали, иногда вели допрос бригадой следователей.

А.Смирнова помещали в так. наз. “пресс-хату” – камеру, где уголовники по указанию администрации избивали его (возможно, только пытались это сделать), его подвергали психиатрической экспертизе. Несмотря на это А.Смирнов в ходе следствия вообще не дал никаких показаний.

***

Суд над А.Смирновым состоялся 12-13 мая 1983. Дело рассматривал Московский городской суд в помещении Люблинского райнарсуда.

Председательствовал в суде В.Г.Романов, обвинение поддерживал прокурор А.Головин, защищала подсудимого адвокат Г.Г.Леви. Подходы к зданию суда были блокированы нарядом милиции под командой майора Червинского и дружинниками. У лиц, приходивших к суду, проверяли документы и записывали паспортные данные.

Из ходатайств, заявленных А.Смирновым в начале суда, были удовлетворены лишь ходатайства о передаче ему очков и о приобщении к делу заявления о том, что на него в ходе следствия оказывалось давление. Ходатайства о допуске в зал друзей и о вызове дополнительных свидетелей были отклонены.

А.Смирнову предъявлено обвинение по ст. 70 УК РСФСР. Конкретно его обвиняли в составлении “Хроники текущих событий N 38 и в участии в составлении других ее номеров; в составлении ряда номеров информационного бюллетеня “В” (1983,6-33); в распространении самиздата и изданной за рубежом литературы; в устных “антисоветских” высказываниях в кругу знакомых. Инкриминируемая А.Смирнове деятельность относится к 1969-1982.

В суде было допрошено несколько свидетелей. С.Стабровский, Князев, Куликов, Козлов, Вайнштейн свидетельствовали об устных высказываниях А.Смирнова. Они давали показания лишь в результате многочисленных наводящих вопросов судьи (большей частью судья зачитывал показания на предварительном следствии и свидетели их лишь подтверждали). В числе вопросов, заданных Князеву судьей, был и такой: говорил ли подсудимый о “якобы имевших место в период культа личности” репрессиях против невинных граждан? Свидетель В.Коноплев, школьный товарищ А.Смирнова, напротив, давал показания охотно и с проявлением инициативы.

Он показал, что в 1969 А.Смирнов давал ему читать “Хронику текущих событий”. В.Коноплев подробно рассказал о влиянии, которое, по его мнению, на А.Смирнова оказали его дед, писатель А.Костерин, мать Е.А.Костерина, генерал П.П.Григоренко и другие лица. В.Коноплев подтвердил, что в 1980 написал на А.Смирнова заявление в КГБ. Показания другого свидетеля, также написавшего на А.Смирнова заявление в КГБ, Иванова, были лишь зачитаны в суде, т.к. Иванов, уехавший в командировку, в суд не явился. В его показаниях речь шла об “антисоветских разговорах” А.Смирнова и о том, что тот давал ему, Иванову, читать “Хронику”.

Основными показаниями, на которых основывалось обвинение, были показания бывшего политзаключенного Петра Ломакина. Показания П.Ломакина были лишь зачитаны: сам он во время суда находился в Бутырской тюрьме по обвинению в магазинной краже; в суде была зачитана справка, что он болен. П.Ломакин показал, что, освободившись из заключения в 1975, он, якобы, по рекомендации К.Любарского, явился на квартиру Ю.Шихановича за материальной помощью, которую он получил. Л.Алексеева, Г.Салова и позднее А.Смирнов опрашивали его о лагерях и о его собственном деле. А.Смирнов при этом будто бы передал ему 75 р., попросив дать информацию о его деле, которая позднее была, якобы, опуликована в “Хронике текущих событий” N 39. Кроме того, по словам П.Ломакина, А.Смирнов на квартире Ю.Шихановича раздавал “Хронику” всем присутствовавшим, П.Ломакину в том числе.

А.Смирнов заявил, что с П.Ломакиным никогда не встречался. Он сказал, что во время следствия неоднократно требовал опознания его П.Ломакиным, он просил показать ему фотографию П.Ломакина, но ему в этом было отказано. А.Смирнов сказал, что П.Ломакин – лжесвидетель.

***

На самом деле ни в N 39 “Хроники текущих событий”, ни в других ее номерах информации о деле П.Ломакина нет. В N 38 назван лишь его срок и дата освобождения. Приводим здесь данные о деле П.Ломакина. П.Ломакин (по-видимому, р. ок. 1950) был впервые арестован за кражу ок.1970, но вскоре был освобожден по медицинским показаниям как клинический дебил (у П.Ломакина родовая травма мозга и серьезная деформация черепа, включая его лицевую часть). Освободившись, он поселился в г.Владивостоке. Там он несколько раз звонил в местное УКГБ и угрожал “взорвать весь Тихоокеанский флот” (как позднее было сказано в приговоре, “характерным хриплым голосом”). Был арестован 15 мая 1973, обвинен сначала в попытке диверсии. Позднее обвинение было переквалифицировано на ст.70 УК РСФСР, и П.Ломакин был приговорен к 2,5 г. лагерей. По освобождении он получил от Фонда помощи политзаключенным помощь на общих основаниях.

***

Обвинение А.Смирнова в участии в издании бюллетеня “В” основывалось на том, что на экземплярах “В”, изъятых на обыске у А.Соколова в Москве, имелись рукописные пометки подсудимого.

А.Смирнов виновным себя не признал. На большинство вопросов суда (в первую очередь, на вопросы о “Хронике текущих событий”) он отказался отвечать по морально-этическим соображениям.

Прокурор попросил для обвиняемого 6 л. лагерей и 4 г. ссылки. Адвокат просила об оправдании А.Смирнова. А.Смирнов в последнем слове вновь отрицал свою виновность. Он просил также суд не применять к нему “неофициальной меры наказания” высылки, обычно применяемой к политзаключенным по отбытии установленного приговором срока (А.Смирнов имел в виду лишение бывших политзаключенных права возвращения на прежнее место жительства в “режимные” города, включая Москву).

Суд удовлетворил просьбу прокурора, приговорив А.Смирнова к 6 г. лагерей строгого режима и 4 г. ссылки. На вопрос судьи, понятен ли ему приговор А.Смирнов ответил: “нет!”.

Арест Николая Уханова (1983, 11-1)

N 11 – 15 июня 1983

Преследования Николая Уханова, о которых сообщалось в 1983,6-5, продолжались и в последующие месяцы. В соответствии с ходатайством деканата физического ф-та МГУ ректорат отчислил Н.Уханова из МГУ практически перед самым окончанием последнего курса.

17-18 марта 1983 в Москве был вызван в КГБ на беседу отец студентки физического ф-та Лазуркиной. Его подробно расспрашивали о Н.Уханове, который знаком с его дочерью. В разговоре неоднократно упоминалось, что Н.Уханов, якобы, получает деньги от ЦРУ.

9 июня 1983 у Николая Юрьевича Уханова (р. 1960) был произведен 4-часовой обыск. Одновременно по его делу были произведены обыски у Ирины Нагле, Елены Кулинской и еще у нескольких человек – бывших или настоящих студентов физического ф-та МГУ, учившихся вместе с Н.Ухановым. Н.Уханов был задержан и отведен в 39 о/м г.Москвы (видимо, формальным предлогом для этого было то, что он, якобы, “хулиганил” во время обыска), а через три дня, 12 июня 1983, арестован с предъявлением обвинения по ст.190-1 УК РСФСР. Дело ведет Мосгорпрокуратура, следователь Марков. Н.Уханов помещен в Бутырскую тюрьму (по другим сведениям – в тюрьму “Матросская Тишина”).

Н.Уханов – член СМОТ, с декабря 1982 – член Совета Представителей СМОТ (1982,23/24-1). После ареста Н.Уханова СП СМОТ сообщил, что он не будет более объявлять своих членов.