Арест Васифа Мейланова (1980, 3-2)

N 3 – 15 февраля 1980

25 января 1980 в г. Махачкала ДагАССР арестован Вазиф Мейланов (р. 1930). Он вышел на площадь перед зданием обкома КПСС, держа в руках плакат с надписью в защиту Сахарова. Почти сразу же он был арестован. В тот же день у него дома был обыск, изъяты копии его писем и заявлений.

12 февраля на обыске у А. Лавута [см. выше 1980, 3-1] была изъята его книга, написанная в 1975 и распространенная в самиздате.

Как заявил следователь по делу Мейланова, следствие (по ст.190-1 УК РСФСР) будет закончено в конце марта. Пока В.Мейланова направляют на психиатрическую экспертизу в г. Ростов-на-Дону.

***

В. Мейланов окончил механико-математический факультет МГУ, с 1971 по 1978 работал ассистентом кафедры высшей математики в политехническом институте в г. Махачкале. В 1978 уволен под надуманным предлогом, т. к. отказывался ставить завышенные оценки детям высокопоставленных родителей.

Неоднократно писал письма в защиту Сахарова и др. Весной 1979 подал заявление на выезд из СССР. Последние два года работал бетонщиком.

Родители Мейланова живут по адресу : ДагССР, г.Махачкала, пр.Калинина,29, кв. 36.

К суду над Бадзьо (1980, 1-4)

N 1 – 15 января 1980

Стали известны некоторые подробности суда над Г.Бадзьо [1979, 24-1].

Суд окончился 21 декабря 1979, обвинителем выступал прокурор Лесной. В зале суда находилось только 20 чел., из Института литературы, где Бадзьо учился в аспирантуре, один сослуживец Бадзьо, соседка Бадзьо по квартире, супружеская пара, у которой Бадзьо хранил свою рукопись, машинистка, печатавшая ее, и хозяева машинки.

В качестве свидетелей были допрошены также жена и сын Бадзьо, но они отказались от дачи показаний. Жена Бадзьо заявила, что не считает суд открытым. Судья счел это оскорблением суда и удалил ее из зала. Сын суда не оскорбил, но ему остаться в зале тоже не разрешили.

Бадзьо виновным себя не признал. Его последнее слово длилось 2 часа. Приговор вменил ему в вину его рукопись “Право жить” и ее размножение, а также “устную пропаганду”.

***

Частным определением суда жена Бадзьо Светлана Кириченко признана соучастницей преступления, против которой должно быть возбуждено уголовное дело. Ей вменено в вину участие в размножении рукописи мужа и письмо в его защиту. В октября 1979 С.Кириченко была уволена с работы.