Арест Лины Тумановой (1984, 13-1)

«N 13 – 15 июля 1984»

4 июля 1984 на улице в Москве были задержаны советская гражданка Лина Борисовна Туманова, второй секретарь политического отдела посольства США Джон Р.Пернэлл {??John R. Purnell} и второй секретарь консульского отдела посольства США Джордж Гласс {George Glass}.

Задержание было произведено в момент, когда Л.Туманова передала дипломатам пачку бумаг. Л.Туманова и дипломаты были окружены 12 агентами КГБ. Они немедленно отобрали бумаги, которые дипломаты не успели даже посмотреть, посадили всех троих в машину и отвезли в отделение милиции. Дипломатов вскоре отпустили, а Л.Туманова была арестована.

Инцидент вызвал дополнительную напряженность в отношениях между СССР и США. СССР заявил, что дипломаты занимались деятельностью, несовместимой с их статусом. США выразили протест. В заявлении посольства США говорится, что “ни в момент задержания, ни в какое-либо другое время дипломаты не занимались недозволенной деятельностью”. “Мы настаиваем – говорится в заявлении – на нашем праве иметь нормальные контакты с советскими гражданами”. Представитель госдепартамента сказал, что два дипломата встречались с советскими гражданами, участвовавшими в работе “Солженицынского фонда” – Фонда помощи заключенным.

***

Лина Борисовна Туманова (р. 1939) – кандидат философских наук, активная участница правозащитного движения. За свою деятельность она была в свое время уволена с преподавательской работы в МГУ и работала во ВНИИ технической эстетики.

В 1981 сотрудники КГБ проводили с ней “предупредительные беседы”, 12 мая 1982 она получила “предостережение” по Указу ПВС СССР от 25 декабря 1972. Ее тогда обвиняли в хранении “вредной литературы” и в оказании помощи политзаключенным (“террористам”, говоря словами “предостережения”). У Л.Тумановой проходили обыски, ее допрашивали по делам Д.Мазура, А.Смирнова, В.Альбрехта, С.Ходоровича. При обыске по делу С.Ходоровича, распорядителя Фонда помощи политзаключенным, у Л.Тумановой были изъяты деньги и облигации Государственного займа [1983, 12-14].

Л.Туманова – автор многочисленных правозащитных писем, обращений, биографических очерков правозащитников. Особенно часто она выступала в защиту украинских политзаключенных: Д.Мазура, В.Овсиенко и др. В последнее время она приняла большое участие в судьбе бывшего политзаключенного С.Сапеляка, которому сейчас угрожает новый арест. Когда С.Сапеляк приезжал в Москву, его несколько раз задерживали в квартире Л.Тумановой. Содержание бумаг, переданных Л.Тумановой дипломатам, неизвестно, но, судя по характеру общественных интересов Л.Тумановой, можно уверенно предположить, что это были документы правозащитного характера.

Какое обвинение предъявлено Л.Тумановой – неизвестно, в сообщении ТАСС об ее аресте говорится лишь, что “она привлекается к ответственности в соответствии с советскими законами”. Возможно, что ее обвиняют по ст.70 УК РСФСР. Однако в заявлении ТАСС содержится и следующее утверждение:

“В распоряжении компетентных советских органов сейчас имеются достоверные данные о том, что Пернэлл и Гласс уже длительное время поддерживали конспиративную связь с Тумановой, которая по заданию американцев систематически занималась сбором информации о Советском Союзе, интересующей американскую разведку и центры идеологических диверсий”.

Эта формулировка может означать, что Л.Тумановой грозит обвинение по ст.64 УК РСФСР.

До ареста Л.Туманова жила по адресу: Москва, ул.Артюхиной, 20, кв. 47.

“Группа за установление доверия между СССР и США” (1982, 11-4)

N 11 – 15 июня 1982

4 июня 1982 в Москве на квартире художника Сергея Батоврина (р.1957) состоялась пресс-конференция для иностранных журналистов, которые были приглашены устроителями лично, без помощи телефона.

На пресс-конференции было объявлено о создании “Группы за установление доверия между СССР и США”. Кроме самого С.Батоврина в Группу вошли супруги Мария и Владимир Флейшгаккер (р.1954), оба инженеры, физик Сергей Блок (р.1945), математик Сергей Розеноер (р.1953), зубной техник Михаил Островский (р.1956) и его жена лингвист Людмила Островская (р.1956), психиатр Игорь Собков (р.1945), физик Геннадий Крочик (р.1949), математик Борис Калюжный (р.1943). С.Батоврин добивается эмиграции с 1976, а супруги Флейшгаккер с 1979, С.Розеноер также добивается эмиграции. Все члены группы жители Москвы или Московской обл. Они заявляют, что собрали уже свыше 40 подписей под Декларацией об образовании Группы.

Организаторы Группы заявляют, что их целью является установление “четырехстороннего диалога”, в котором, кроме правительств, участвовала бы также общественность СССР и США. Они намерены развернуть независимую общественную кампанию за разоружение, ибо существующие в СССР организации, выступающие за мир,”лишь отражают правительственную точку зрения”. Группа намерена установить контакты с независимыми движениями за мир в ГДР и Венгрии, а также с пацифистским движением в США. Члены Группы заявили, что они не диссиденты, что их цели совпадают с объявленными целями советского правительства, и любое их преследование “будет лишь результатом недоразумения”.

8 июня Группа обратилась с призывом к правительствам СССР и США прекратить ядерные испытания, а также увеличить контакты между гражданами двух стран. Группа представила подробный перечень предлагаемых ее в этой области мер. Группа направила также в Моссовет обращение с призывом объявить Москву безъядерной зоной. Группа объявила, что ее члены будут дежурить у телефонов с полудня субботы до полудня воскресенья, дабы принимать предложения, которые могут быть выдвинуты другими гражданами.

9 июня квартиры С.Батоврина и В.Флейшгаккера посетила милиция. Оба они получили повестки с вызовом в милицию, однако, отказались явиться, указав, что не дали для вызова никаких поводов.

11 и 12 июня все члены Группы, кроме Игоря Собкова, которого в эти дни не было в Москве, были доставлены в районные прокуратуры либо в отделения милиции, где их предупредили, что их деятельность является “провокационной, антиобщественной и незаконной”, и пригрозили уголовным преследованием. Телефоны на квартирах С.Батоврина и С.Розеноера были отключены. Члены Группы, доставленные домой после предупреждений, обнаружили, что они находятся под домашним арестом. Доступ посетителей, включая иностранных корреспондентов, в их квартиры был блокирован милицией и агентами в штатском. Корреспондентам, пытавшимся 13 июня попасть в квартиру С.Батоврина, сказали, что это невозможно, ибо “в доме работает милиция”.

13 июня С.Батоврин и С.Розеноер исчезли. Об их местонахождении ничего неизвестно.

Предупреждения правозащитникам (1980, 3-10)

N 3 – 15 февраля 1980

В конце января 1980 большая группа лиц получила предупреждения в связи с их “антисоветской деятельностью”. Все они – москвичи.

28 января предупреждение было сделано в милиции Ю.Шихановичу (письменно, все остальные устные). В тот же день в прокуратуре предупредили И.Гривнину (якобы в связи с поступившей жалобой от соседей), а в милиции В. Кувакина. Пытались вызвать также Ф.Сереброва, но жена его повестки не взяла.

29 января в милицию (под предлогом оказания шефской помощи трудному подростку) вызвали Л.Терновского и сделали ему предупреждение. Предупредили также Н.Лисовскую, Л.Агапову, и И.Корсунскую (ей предложили уехать из СССР). А.Найденович сделали предупреждение в прокуратуре.

30 января в милиции сделали предупреждение М.Петренко, говорили о желательности ее отъезда. В прокуратуре сделали предупреждение Н.Мейману. Ему, напротив, заявили, что он никогда не уедет из СССР.

Предупреждение Вячеславу Бахмину (1979, 20-10)

N 20 – 31 октября 1979

18 октября 1979 член Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях Вячеслав Бахмин был вызван на беседу в КГБ СМ СССР к Сергею Ивановичу Соколову (должность неизвестна, но по всем внешним признакам весьма высокопоставленное лицо; в 1979 С.И.Соколов проводил с В.Бахминым “беседу”, выпуская его из тюрьмы по помилованию).

Вызов был осуществлен повесткой на типографском бланке “в связи с административным расследованием” (такая формулировка ранее в подобных случаях не употреблялась и неизвестно, какой юридический смысл в это вкладывается).

***

Разговор шел о деятельности Рабочей комиссии, об “использовании ее данных зарубежными центрами”, о неточностях в Бюллетенях Комиссии.

На предложение В.Бахмина указать конкретно на неточности, дабы можно было в следующем номере опубликовать поправки, С.Соколов ответил отказом (“мы не будем поставлять вам информацию”). В.Бахмина предупредили о “незаконности” его деятельности. Однако, официальная процедура “предупреждения” в письменной форме по Указу ПВС СССР от 25 декабря 1972 не проводилась.

События в Красноярске (1979, 3-9)

N 3 – 15 февраля 1979

12 декабря 1978 газета “Красноярский рабочий” опубликовала резкую статью о группе жителей г.Красноярска, обвиняющую их в распространении антисоветской литературы.

В числе лиц, упомянутых а статье, – Владимир Г.Сиротинин (р.ок. 1937), ведущий инженер филиала Всесоюзного проектно-технологического ин-та ЦСУ, и Вера Парфенова (р.ок.1924), старший экономист “Горсоюзпечати”. У них обоих 13 июня 1978 прошли обыски по делу “о незаконном полиграфическом промысле в г.Ленинграде”. Изъят самиздат, в частности фотонегативы книги Р.Конквеста “Большой террор”, книги Солженицына и др. По этому делу в Красноярске допрошено более 10 чел., в том числе Т.М.Пономоренко, Л.С.Карелина –  как соучастники размножения литературы, и другие лица.

1 августа 1978 Сиротинин и Парфенова получили предупреждение по Указу ПВС СССР от 25 декабря 1972 [см. 1979, 2-7]. Жена Сиротинина – Светлана и Л.Карелина лишены допусков к секретной работе. В.Парфенова принуждена была уволиться с работы за 4 мес. до выхода на пенсию. На предприятиях проводятся профсоюзные и партийные собрания с осуждением названных в статье лиц.

Предупреждение Ольгой Гейко (1979, 2-7)

N 2 – 30 января 1979

2-7. Жена политзаключенного, члена Украинской Хельсинкской группы Н.Матусевича, Ольга Дмитриевна Гейко 9 января 1979 была вызвана в Киеве в КГБ, где ей было сделано предупреждение по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 25 декабря 1972.

Этот, до сих пор нигде не опубликованный Указ (№ 1707, за подписями Председателя ПВС СССР Подгорного и секретаря Георгадзе) гласит:

Президиум Верховного Совета СССР обязывает КГБ при СМ СССР вызывать для беседы граждан, если их антиобщественные действия наносят ущерб государственной безопасности, и предупреждать их о возможной уголовной ответственности. Факт беседы доводится до сведения прокурора и администрации предприятия. В случае отказа от беседы граждане могут быть подвергнуты приводу”.

О.Гейко отказалась подписать протокол предупреждения.

Адрес О.Гейко: Киев, ул.Ленина, 43, кв.2

Арест Вадима Коновалихина (1984, 7-1)

N 7 – 15 апреля 1984

5 или 6 апреля 1984 в г.Пущино Московской обл. вновь арестован Вадим Иванович Коновалихин (р. 20 октября 1943). Предъявленное ему обвинение неизвестно. Дело ведет прокуратура.

Радиотехник Вадим Коновалихин был впервые арестован в 1978 по ст.190-1 УК РСФСР. Ему вменялись в вину ряд писем, которые он писал в различные инстанции, добиваясь эмиграции, а также “клеветнические” разговоры. В.Коновалихин был приговорен к 4 г. ссылка, которую отбывал в Коми АССР.

По выходе из ссылки поселился в г.Гусев Калининградской обл. Продолжал добиваться эмиграции из СССР: выходил на индивидуальную демонстрацию на Красную площадь в Москве, требуя выездной визы, 6 мая 1983 отказался от советского гражданства и отдал начальнику паспортного стола все свои советские документы. 13 сентября 1983 ему было сделано “Предостережение” по Указу ПВС СССР от 25 декабря 1972.

В.Коновалихин страдает язвой желудка и митральным пороком сердца. Его жена Татьяна живет по адресу: 238030, Калининградская обл., г.Гусев, ул.Станционная, 4, кв. 3. Его мать Клавдия Григорьевна живет по адресу: 238700, Калининградская обл., г.Советск, ул.Дальняя, 5, кв. 2.

События в Эстонии (1983, 23/24-1)

NN 23/24 – 31 декабря 1983

13-16 декабря 1983 Верховный Суд ЭССР рассмотрел дело Лагле Парек, Хейки Ахонена и Арво Пести (1983,7-5), обвинявшихся по ст.62 УК ЭССР (аналог ст.70 УК РСФСР). Председательствовала член ВС ЭССР Аста Тооминг, обвинение поддерживал прокурор Сиим Кириспуу.

Подсудимым инкриминировалось написание открытых писем и обращений, в частности, обращения в защиту М.Никлуса, письма о создании безъядерной зоны в Северной Европе, адресованного советскому правительству и правительству скандинавских стран, заявления в связи с усилением строгости режима в лагерях. Им инкриминировалась также поздравительная телеграмма Леху Валенсе в связи с избранием его председателем “Солидарности”. Подсудимые виновными себя не признали.

В суде были допрошены восемь свидетелей. В их числе два молодых человека, Урмарс Нагель и Яак Лохмус, участвовавшие вместе с Л.Парек в правозащитной деятельности, а ныне “раскаявшиеся”, начальник Л.Парек по работе Юри Куласалу и сотрудник Л.Парек Каур Алтоа, а также Айвар Кууст, Ольга Платонова, Лейли Таммые и Оливер Педазк.

Л.Парек была приговорена к 6 г. лагерей общего режима и 3 г. ссылки, Х.Ахонен и А.Пести – к 5 г. лагерей строгого режима и 2 г. ссылки каждый. Назначение общего режима по статье УК, относящейся к “особо опасным государственным преступлениям”, теоретически возможно (при этом необходимо наличие соответствующей мотивировки в приговоре), но практически до сих пор не применялось (хотя известны случаи назначения усиленного режима). Назначение общего режима не означает направления в уголовный лагерь: Л.Парек будет содержаться в мордовском лагере ЖХ-385/3-4, но на несколько лучших (теоретически) условиях, чем остальные заключенные.

В день вынесения приговора Л.Парек и др. десять эстонских правозащитников получили “Предостережение” по Указу ПВС СССР от 25 декабря 1972. Это Юле Эйнасто, Карин и Урмас Инно, муж Л.Парек Лембит Рясте, Рейн Арьюкезе, Эндель Ратас, Эрик Удам, Эви Пярносте, мать Х.Ахонена Ева Ахонен и бывший политзаключенный Мати Кийренд. В тот же день Урмас Инно был уволен с работы.

Суд над арестованным 13 сентября 1983 в Тарту Энном Тарто ожидается в январе 1984.

Преследования пятидесятников (1983, 18-4)

N 18 – 30 сентября 1983

Члены общины пятидесятников г.Вильнюса (почти все они добиваются эмиграции) подвергаются сильному давлению со стороны властей.

В местную прокуратуру были вызваны четыре члена этой общины и им было вынесено “Предостережение” об уголовной ответственности в случае продолжения ими своей “деятельности”. Получили предупреждение летом 1983: один из руководителей общины Павел Романчик, в 1962-1967 уже отбывавший заключение за свою религиозную деятельность, члены группы “Право на эмиграцию” Иван Горелкин (его брат Василий Горелкин в 1979 эмигрировал и живет в Канаде), а также Виктор Руткевич и Михаил Зубков.

***

Продолжается следствие по делу Светланы Булах (1983,6-4), жены арестованного в Вильнюсе Эдуарда Булаха. На ее переписку наложен арест. В июне 1983 у нее был отключен телефон.

***

Продолжается также следствие по делу московских пятидесятников, хотя обвинение пока не предъявлено ни одному из них. Допросы концентрируются вокруг двух руководителей московской общины: Степана Костюка и Николая Романюка (1983,6-4). В прокуратуру вызывают практически всех членов московской общины.

Вокруг дела Ирины Ратушинской (1983, 16-4)

N 16 – 31 августа 1983

7 апреля 1983 состоялось рассмотрение кассационной жалобы И.Ратушинской. Из эпизодов обвинения были исключены написание черновика письма знакомому в Израиль и шуточного поздравления знакомой [1983, 12-11]. В приговоре осталось лишь написание ряда стихотворений (“Ненавистная моя Родина”, “Письмо в 21-й год”, “А мы остаемся на клетках чудовищных шахмат” и др.). Мера наказания оставлена без изменения.

12 апреля 1983 И.Ратушинскую направили этапом в женский политический лагерь в пос.Барашево МордАССР. В августе 1983 И.Ратушинская проводила трехдневную голодовку, т.к. ей отказывались предоставить свидание с мужем Игорем Геращенко. В результате свидание было все же предоставлено.

По непроверенным данным, суд, рассматривавший дело И.Ратушинской в первой инстанции [1983, 5-10], вынес частное определение о возбуждении дел по ст.62 УК УССР (аналог ст.70 УК РСФСР) против киевлян: супругов Олега Михайловича и Марины Константиновны Гришиных, Марка Лейзеровича Остромогильского, супругов Леонида и Лилианы Варвак и Игоря Геращенко. О. и М. Гришины были в конце апреля 1983 доставлены в районное управление КГБ, где им было сделано “Предостережение” по Указу ПВС СССР от 25 декабря 1972.

Против О. и М.Гришиных и М.Остромогильского было возбуждено дело об отказе от дачи показаний на суде над И.Ратушинской. В суде они мотивировали свой отказ тем, что право И.Ратушинской на защиту было нарушено, а на них самих в ходе следствия оказывалось давление. Они отказались также от показаний, данных в ходе предварительного следствия. Суд над ними был назначен на 4 июня 1983, но результаты суда пока неизвестны.