От редактора (1984, 11-29)

N 11 – 15 июня 1984

В обращении к читателям в N 1/2 за 1984 мы указывали на то, что “по ряду признаков можно сделать заключение, что предпринимаются меры, специально направленные на то, чтобы добиться прекращения издания “Вестей из СССР””. Сейчас эти признаки стали более определенными.

С февраля 1984 в квартиру редактора бюллетеня систематически поступали среди ночи “молчаливые” телефонные звонки, иногда по нескольку в ночь. В июне аноним заговорил. Редактора бюллетеня предупреждали, что он будет убит. Аноним говорил по-русски, спокойным, уверенным голосом. Убийство было назначено на неделю, начинающуюся с 18 июня 1984. Последний угрожающий звонок поступил, когда этот номер готовился к печати – 16 июня 1984.

Дело “социалистов” (1982, 10-1)

N 10 – 31 мая 1982

Пятеро из числа арестованных 6 апр.1982 [1982, 7-2]: Б.Кагарлицкий, А.Фадин, П.Кудюкин, Ю.Хавкин и В.Чернецкий арестованы по делу N27, которое ведет КГБ. Им предъявлено обвинение по ст.70 УК РСФСР. Все они содержатся в Лефортовской тюрьме КГБ.

Борис Кагарлицкий (см. подробно 1982, 8-13) закончил ГИТИС по специальности “социология искусства” (в 1982,8-13 неточность, исключен из аспирантуры ГИТИС), одно время был секретарем Р.Медведева, последнее время работал почтальоном.

Андрей Васильевич Фадин (р.28 ноября 1953) – историк, специалист по новейшей истории Латинской Америки. Его покойный отец был референтом ЦК КПСС по скандинавским странам. А.Фадин жил с матерью и братом Александром по адресу: Москва, Кутузовский пр., 24, кв.433. Жена А.Фадина Жанна Манасян с сыном Артемом (р.1980) живет отдельно.

Павел Михайлович Кудюкин (р. 19 июля 1953) – аспирант Института мировой экономики и международных отношений АН СССР (ИМЭМО), специалист по левым партиям Испании. Официально был прописан в г.Загорске Московской обл. по ул.Новоугличской, 65а, кв.60, но фактически жил вместе с сестрой Марией в Москве по ул.Енисейской, 12, кв.216 (тел.471 94 53).

Юрий Леонидович Хавкин (р.20 авг. 1949) – ст. инженер НИИ по автоматическим системам. Он жил с женой Галиной Петровной и сыном Артемом (р.1976) по адресу: Москва, пр.60-летия Октября, 25, корп.2, кв.47 (тел.126 77 92). Он инвалид (без одной ноги).

Владимир Николаевич Чернецкий (в 1982,7-2 неточность в фамилии, р.5 февраля 1950), научный сотрудник Института химической физики АН СССР. Он жил с женой Аллой Иосифовной, сыном Владимиром (р.1978) и дочерью от первого брака Екатериной (р.1972) по адресу: Москва, ул.Вавилова, 53, кв.8 (тел.135 90 57).

У всех арестованных в день ареста были проведены обыски.

Обыск у А.Фадина проводил майор А.Т.Губинский (который, однако, арестовав А.Фадина, уехал вместе с ним и фактически в обыске не участвовал), а также ст.лейт. Круглов, сотрудники КГБ А.А.Громов, П.Г.Маргорин, В.С.Еломанов, А.Б.Мараев. В протоколе обыска – 68 пунктов. Изъят многочисленный самиздат, в том числе Обращение к польским рабочим за подписью “советские инакомыслящие” и различные материалы по Польше, ответы редакции журнала “Варианты” на вопросы парижского журнала “Альтернатива”, текст под названием “Тезисы П.Кудюкина”, статьи из журнала “Поиски”. Изъяты также три пишмашинки, фотоаппарат, репродукционная установка, пять ножей финского и норвежского производства, оставшиеся от отца А.Фадина, различные документы.

Обыск у П.Кудюкина по месту его фактического жительства в Москве проводил п/п Шконда с участием кап.Трофимюка, кап.Горощанского, полк.Арро и мл.лейт. Лежепекова. В протоколе обыска – 96 наименований. Среди многочисленного изъятого самиздата упомянутое выше Обращение к польским рабочим в 3 экз., 6 номеров самиздатского журнала “Социализм и будущее” (за 1980-1981, каждый примерно по 20 стр.), обращение к итальянской компартии от имени этого журнала, журнал “Левый поворот” N1, ответы на вопросы журнала “Альтернатива”. Изъяты три пишущие машинки, многочисленные письма, в том числе неотправленное письмо жене П.Кудюкина Сонат Кибировой, проживающей в Алма-Ате. В этом письме П.Кудюкин пишет, что ради жены он отказывается от “этой организации”. При обыске на загорской квартире П.Кудюкина изъяты фотоаппарат, пишущая машинка и несколько книг.

Ю.Хавкина увезли из дому сразу после личного обыска и обыск квартиры проходил без него. Обыск проводили майор Ткачук и сотрудники КГБ Нечаев, Серов, Грачев и Касьянов. В протоколе обыска – 66 пунктов. В числе изъятого самиздата – Обращение к польским рабочим (см. выше), 5 номеров журнала “Социализм и будущее”, ответы на вопросы журнала “Альтернатива”, Бюллетень инициативной группы по защите прав инвалидов, журнал “Поиски”. Изъяты также пишмашинка и переплетные материалы и инструменты.

Обыск у В.Чернецкого проводили кап.Е.Саушкин, п/п Лаврентьев, кап.Шарипов, ст.лейт. Терехов. В протоколе обыска 40 пунктов, в том числе 2 номера журнала “Социализм и будущее”, упоминавшееся выше Обращение к польским рабочим, прочий самиздат, письма.

***

В тот же день, 6 апр. 1982 по делу N27 были проведены и другие обыски, а также начались допросы. Обыск прошел у сотрудника журнала “Латинская Америка” Константина Барановского (р.1955). В протоколе обыска – более 50 пунктов: многочисленный самиздат, в том числе журнал “Поиски”, пишмашинка. При начале обыска присутствовал знакомый К.Барановского Андрей Шилков, который начал кричать, что все изымаемое принадлежит ему. На А.Шилкова надели наручники и увели.

А.Шилков – житель г.Петрозаводска. Он был арестован за распространение самиздата в 1980, однако был освобожден благодаря вмешательству отца, заслуженного чекиста Карелии. После освобождения жил в Москве у знакомых. В 1981 направил в Верховный Совет Карельской АССР свой паспорт и заявление об отказе от гражданства по политическим мотивам. Выезда из СССР он не добивался. Нынешнее положение А.Шилкова неизвестно.

6 и 7 апр. 1982 К.Барановского допрашивали о А.Фадине, П.Кудюкине и Б.Кагарлицком. 6 апр. допрашивали бывшую жену К.Барановского Ирину Гришечко, но та отказалась давать показания.

Обыск прошел также 6 апр. в пос.Дзержинском Московской обл. у инструктора отдела пропаганды и агитации горкома ВЛКСМ Петра Николаевича Волкова (р.1951). П.Волков – член КПСС, но с 1979 не платит членских взносов. П.Волков отказался открыть дверь, и пришедшие с обыском ее выломали. Обыск проводил следователь Попов и еще 5 чел., в том числе Васильев. Изъяты 2 номера журнала “Социализм и будущее”, “Поиски”, прочий самиздат, партбилет П.Волкова. После обыска П.Волкова увезли на допрос, где спрашивали о Б.Кагарлицком, Ю.Хавкине, а также о Краснове. П.Волков отказался отвечать.

На проведенном в тот же день обыске у врача-терапевта Ильи Яковлевича Султанова (р.1948) изъят самиздат и записи И.Султанова о медицине в СССР. В тот же день, а также 6 и 7 апр., И.Султанова допрашивали о Ю.Хавкине, В.Чернецком, А.Фадине и др. В ходе допросов о В.Чернецком следователь заявил, что тот – “член организации на высоком конспиративном уровне”.

Обыски и допросы прошли также у соученика А.Фадина по МГУ Сергея Карпюка, у знакомой А.Фадина японистки Ирены Бейлис, у сотрудницы ИМЭМО О.Ивановой (изъята, среди прочего, пишмашинка), а также у О.Исаковой, где тоже была изъята пишмашинка. О.Исакова пояснила, что она – платная машинистка. Ей задавали вопросы о Собченко.

Помимо обысков, начались допросы по делу N27.

Жена П.Кудюкина С.Кибирова после допроса, проведенного следователем Солонченко, написала мужу письмо, в котором она осуждает его деятельность и сообщает о предстоящем разводе.

В течение нескольких дней проходили допросы выпускника исторического ф-та МГУ Игоря Пимоненко. Ранее, в 1981 И.Пимоненко находился в больнице им.Кащенко в Москве с диагнозом “реактивный психоз”. Перед выпиской с И.Пимоненко беседовал незнакомый врач, которому И.Пимоненко назвал фамилии А.Фадина, П.Кудюкина и К.Барановского. Во время допроса 6 апр. И.Пимоненко в КГБ напомнили эту беседу с врачом и попросили подтвердить сказанное. После допросов у И.Пимоненко обострилось психическое заболевание и он был вынужден обратиться к психиатру.

Михаила Ривкина, сотрудника одного из НИИ, занимающегося нефтью, допрашивали с 6 по 9 апр. 9 апр. по месту работы матери М.Ривкина было проведено изъятие записей М.Ривкина на политические темы. М.Ривкину угрожают арестом. М.Ривкин утверждает, что его знакомство с А.Фадиным, П.Кудюкиным и др. имело чисто бытовой характер.

24 апр. был допрошен соученик А.Фадина по МГУ минчанин Олег Буховец (ныне – аспирант МГУ). До этого, 6 апр. в Минске прошла серия допросов о самом О.Буховце.

Был допрошен также О.Александров, отказавшийся отвечать на вопросы. А.Каплин на допросе показал, что получал от А.Фадина самиздат и выразил готовность выступить свидетелем на суде.

16 апр. следователь В.П.Фатеев пытался пригласить на “беседу” жен Ю.Хавкина и В.Чернецкого, однако те отказались от бесед, заявив, что они должны быть официальными.

В следствии по делу N27 принимает участие также майор Ф.Г.Похил. Постановления об обысках подписывал начальник отделения Следственного отдела УКГБ по Москве и Московской обл. майор Балашов.

Вокруг журнала “Поиски” (1979, 18/19-8)

NN 18/19 – 15 октября 1979

В сентябре 1979 сотрудников вычислительного центра Главплодовощпрома Татьяну Замяткину и Леонида Блехера по-отдельности вызвали в кабинет секретаря, где с ними “беседовал” человек, назвавшийся сотрудником МВД.

Он очень коротко информировал обоих о деле, возбужденном против журнала “Поиски” и предупредил о возможных последствиях для Замяткиной в связи с ее “помощью В.Абрамкину”, для Блехера – в связи с его “участием в издании”.

***

18 сентября 1979 на улице остановили и обыскали возвращавшегося с дачи в г.Жуковский Московской обл. члена редколлегии “Поисков” Валерия Абрамкина.

Обыском руководил инспектор уголовного розыска А.А.Рыжов. Он заявил, что обыск проводится в связи с делом о взрыве в метро 1977 (по которому уже были, как известно, казнены 3 человека) и что в рюкзаке у Абрамкина могут быть взрывчатые вещества. Ничего найдено, однако, не было и Абрамкина, извинившись, отпустили.

В тот же день в г.Жуковском задержали одесского писателя Михаила Лиятова (псевдоним Михаила Яковлева) под тем предлогом, что он накануне, якобы, “дебоширил”. Его грубо, с применением угроз, обыскали, забрав находившиеся при нем собственные рукописи.

У Лиятова в мае 1979 в Одессе уже проводился обыск по делу “Поисков”. 13 сентября 1979 его рукописи были также изъяты на обыске у Белановского [см.наст.вып. 1979, 18/19-6].

Демонстрация отказниц и положение семьи Елистратовых (1979, 9-10)

N 9 – 15 мая 1979

19 апреля 1979 в 16 ч. у здания МИД СССР на Смоленской площади в Москве группа евреек-отказниц провела демонстрацию под лозунгами “Визы в Израиль”.

В ней участвовали Марина Вигдорова с 6- и 8- летними детьми Левой и Соней, Алла Другова, Батшева Елистратова, Галина Кремень, Фаина Коган, Мила Лившиц, Наталья Розенштейн, Наталья Хасина и Елена Чернобыльская. Демонстрация была насильственно прекращена через несколько минут группой людей в штатском, которые при этом выкрикивали сами и побуждали собравшуюся толпу к антисемитским и профашистским лозунгам.

Женщин доставили в милицию, где продержали 4 часа. Б. Елистратову судили и приговорили к 15 суткам за “хулиганство”, Е. Чернобыльскую оштрафовали на 20 руб., а Ф. Коган – на 10 руб.

***

24 апреля 1979 муж Б. Елистратовой Виктор был задержан в метро и доставлен в Московское управление КГБ. Там ему было сделано предупреждение по указу ПВС СССР от 25 декабря 1972 [см. 1979, 2-7]. В. Елистратов отказался подписать предупреждение. Тогда сотрудники КГБ стали его шантажировать, угрожая распустить слух, что он является их агентом.

В начале мая В. Елистратов выехал в Киев для встречи с группой западных туристов. Встреча была назначена на квартире киевского еврея-отказника – В. Кислика. Поздно вечером, когда В. Елистратов был в постели в квартире Кислика, а хозяин дома отсутствовал, раздался телефонный звонок, и голос по-английски предупредил о скором пребытии зарубежных гостей. Когда через несколько минут в дверь позвонили, В. Елистратов открыл дверь в пижаме и халате. Тогда в дверь ворвались несколько человек, вытащили Елистратова, в чем он был, наружу, отвезли его в аэропорт и отправили под конвоем в Москву.

Положение семей Гинзбурга и Винса (1979, 9-8)

N 9 – 15 мая 1979

Как известно, в условиях соглашения об обмене советских политзаключенных на советских шпионов [1979, 8-3] входит обеспечение права семей политзаключенных на воссоединение с ними за рубежом.

И. Жолковская, жена А. Гинзбурга, настаивает на выезде вместе с приемным сыном С. Шибаевым [1979, 8-3], от которого она получила телеграмму о согласии на выезд. Жолковскую торопят с выездом, однако до сих пор ей не удалось соединиться по телефону с мужем. Все разговоры прерываются в самом начале. Мать А. Гинзбурга, Людмила Ильинична, тяжело больна и выезд возможен только после ее выздоровления.

***

В ином положении первоначально была семья Г. Винса. Дом Винсов в Киеве был окружен агентами КГБ, которые даже поставили рядом с домом служебный автобус. Связь Винсов с внешним миром была прервана, к ним и от них никого не пропускали, у приходивших проверяли документы. Сыну Г. Винса Петру угрожали убийством если он попытается выйти.

Член Московской Хельсинкской группы Мальва Ланда, приехавшая 30 апреля 1979 в Киев, была задержана на вокзале в Киеве ” по подозрению в поездной краже”. Ее тщательно обыскали и забрали 100 р. денег и письмо А. Сахарова семье Винсов. Деньги позднее вернули. М. Ланду насильно посадили в поезд и отправили в Москву, а оттуда в Петушки, где она сейчас живет. Ей приказали не покидать дом до конца майских праздников. Ей угрожают также возбуждением уголовного дела по ст.192 УК РСФСР (“Оскорбления представителя власти”: М. Ланда обвиняла схвативших ее людей в фашистских методах).

Через несколько дней однако блокада с дома Винсов была снята, им даже разрешили звонить по телефону за границу. Их, как и Жолковскую, стали торопить с выездом.

К делу Владимира Свирского (1979, 9-6)

N 9 – 15 мая 1979

Суд над Владимиром Свирским, одним из членов Совета СМОТ [1978, 2-1], ранее назначенный на 23 апреля 1979, перенесен на 15 мая 1979.

Следствие по его делу вела прокуратура Москворецкого р-на г. Москвы, суд состоится в райнарсуде того же района. Свирский обвиняется в хищении книг из библиотеки. Однако, на обыске у него из 69 изъятых наименований библиотечные книги составляют лишь 9. Остальное: тексты самиздата, магнитофонные записи, кассеты с кино и фотопленкой. Обыск проводился почему-то с миноискателем, протокол обыска Свирскому предъявлен не был.

На обыске по делу Свирского у другого члена Совета СМОТ Александра Иванченко были изъяты только тексты правозащитных документов, сборник “Демократические альтернативы” и другая литература, изданная за рубежом на русском языке. В ходе следствия следователь по делу Свирского Ю.Г. Жданов угрожал А. Иванченко привлечь его в качестве обвиняемого по тому же делу, что и Свирского.

К делу журнала “Поиски” (1979, 8-5)

N 8 – 30 апреля 1979

Следствие по делу журнала “Поиски” [1979, 3-5 ; 1979, 6-4] продолжается.

Один из редакторов журнала, Валерий Абрамкин, был трижды вызван на допросы в прокуратуру. Прокурор угрожал В.Абрамкину арестом, если издание журнала не будет прекращено. Другим членам редколлегии прокурор угрожал высылкой из Москвы.

Тем временем, Петр Егидес был уволен с должности преподавателя в институте, а Раису Лерт (р.1906), члена КПСС с 1926, исключили из партии.

Редколлегия в специальном заявлении отвергла шантаж и попытки сделать В.Абрамкина заложником, дабы добиться прекращения выпуска журнала. В заявлении говорится,что все члены редколлегии несут за содержание журнала равную ответственность.

Новые атаки на Фонд помощи политзаключенным (1979, 7-8)

N 7 – 15 апреля 1979

В марте 1979 некий Новосельцев направил А.Д.Сахарову и И.С.Жолковской-Гинзбург письмо.

Новосельцев – один из основателей т.наз. “Межидеологического Союза”, рассылавшего диссидентам летом-осенью 1978 подметные письма нецензурного содержания с требованием, под угрозой убийства, выдачи денежных средств Фонда помощи политзаключенным. В новом письме Новосельцев требует от Сахарова и Жолковской извинений за то, что они, якобы, в своих заявлениях его оклеветали. Требование вновь сопровождается угрозами.

11 апреля 1979 на квартиру к И.Жолковской пришли два неизвестных, назвавшиеся сотрудниками НИИ, жертвовавшими деньги на Фонд. Они заявили, что по их сведениям “деньги Фонда идут на отъезд евреев”, и стали требовать отчета о расходовании средств и возврата денег. 12 апреля визит повторился.

***

Между тем, сбор средств внутри страны продолжает возрастать. Как сообщалось на пресс-конференции 1 февраля 1979 лишь в январе 1979 собрано около 2000 р. За вторую половину 1978 сбор вдвое превысил сбор за первую половину. В больших количествах жертвуются вещи, продукты.

Пользуемся случаем исправить некоторые цифры, приведенные в сообщении [1979, 3-11]. Бандеролей и посылок в места заключения в 1978 Фондом отправлено 800, а не 600, пособия для поездок на свидания даны 120, а не 60 чел., единовременное пособие получили 60, а не 50 освободившихся и 150, а не 100 подвергающихся внесудебным репрессиям.

Положение Петра Винса (1979, 6-7)

N 6– 31 марта 1979

6 марта 1979 в числе других обысков [1979, 5-2] состоялся также обыск у Петра Винса, члена Украинской Хельсинкской группы, только что вышедшего из заключения после отбытия годичного срока [1979, 5-16].

Позднее, во второй половине марта 1979, П.Винс дважды безуспешно пытался посетить консула США в Киеве (представляющего также интересы Канады) с целью получения вызова для выезда в Канаду. Однако, в первый раз по путь в консульство четыре неизвестных человека в штатском остановили его на улице, втащили в автомашину и отвезли в лес под Киевом. Они в угрожающем тоне потребовали от Винса прекратить его деятельность и не встречаться с консулом.

Когда Винс вторично пытался пойти в консульство, те же люди вновь остановили его на улице, отвезли за город, на этот раз за 60 км, где вытащили из машины и избили. 28 марта Винсу вновь угрожали на улице.

К делу Александра Болонкина (1979, 6-5)

N 6– 31 марта 1979

Более точный приговор по делу А.А.Болонкина: 3 г. лагерей строгого режима плюс 26 дней неотбытой ссылки (разумеется, тоже добавлены к лагерному сроку). С учетом этого дата освобождения Болонкина: 16 мая 1981.

Обвинение было предъявлено по ст.93 ч.2 УК РСФСР (”Хищение государственного имущества, совершенное путем мошенничества”). Содержание обвинения: переплата зарплаты в результате “злоупотребления доверием”. Хотя “переплата”, как утверждается, равнялась 690 р., материальный иск составляет 1240 р.

***

Болонкин находится в лагере в 10 км от Улан-Удэ (600016, Бурятская АССР, г.Улан-Удэ, пос.Южный, учр.ОВ-94/2-Б). Он прибыл туда 9 января 1978. В лагере около 1,5 тысяч заключенных, работающих на мебельном, стекольном, силикатном, швейном производствах. Лагерь считается одним из лучших в СССР. Сам Болонкин определен работать в деревообделочный цех.

Уголовник Олейчик, терроризировавший Болонкина во время следствия, досрочно освобожден. Осведомителям-уголовникам Гаврилову и Исанюрину, находившимся в камере тюрьмы г.Улан-Удэ вместе с Болонкиным во время следствия, уменьшен срок (Гаврилову с 5,5 лет до 2).