Дело Александра Тилля (1982, 6-6)

N 6– 31 марта 1982

Владимир Райзер, арестованный по делу А.Тилля [1982, 4-1], дал против него обширные показания. Он дал также интервью корреспонденту местной газеты, в которой выступил с нападками на А.Тилля. После этого он был освобожден под подписку о невыезде. Другой этнический немец из г.Фрунзе, Шлоссер, также дает показания против А.Тилля.

В числе бумаг, конфискованных у А.Тилля, – письма и заявления немцев 1964-1965, периода кампании за восстановление АССР Немцев Поволжья. В числе инкриминированного А.Тиллю письма в Правительство СССР с предложением разрешить празднование национальных немецких праздников и установить памятник советским немцам, погибшим в период службы в трудармии в 1941-1956 (на военную службу, как таковую, немцы в этот период не призывались). А.Тилль отказался признать себя виновным и принимать участие в следствии. Он требует предоставления ему возможности пригласить адвоката из-за рубежа.

Следствие по делу А.Тилля сейчас закончено. Начало суда ожидалось 15 марта 1982 в г.Фрунзе. Неизвестно, однако, начался ли суд.

Дело Ивана Ковалева (1981, 21-5)

N 21 – 15 ноября 1981

Допросы В.Мицкевича по делу И.Ковалева [1981, 19-12] состоялись 9 сент. и 16 (?) сентября 1981. В.Мицкевич отказался от значительной части своих прежних показаний, заявив, что они либо были даны под давлением, либо являются всего лишь его личным предположением. В конце допроса 9 сент. он вообще отказался давать впредь показания “о третьих лицах”. Угрозы в его адрес продолжаются.

Во время допроса О.Курганской [1981, 19-12] 9 сентября 1981 был задан вопрос не замечала ли она каких-либо ненормальностей в поведении И.Ковалева. Аналогичный вопрос был задан во время допроса соученика И.Ковалева С.Пестова 21 сентября 1981, а также жены И.Ковалева Елены 21 сентября 1981 ([см. 1981, 19-12], там ошибочно напечатано: “допрошена ее дочь”, вместо “его (Ковалева) сестра” – сестру тоже спрашивали о “ненормальностях в поведении брата”).

Был, повидимому допрошен соученик И.Ковалева П.Омельницкий.

В следственную бригаду по делу И.Ковалева (N 78) под руководством майора Ф.Г.Похила входят полк.Б.И.Чечеткин, майор Е.Н.Кукрин (?), майор А.П.Цыганков, ст.лейт. Ларуков, а также Семенков.

Дело Ивана Ковалева (1981, 20-5)

N 20 – 31 октября 1981

По делу И.Ковалева продолжаются допросы.

Помимо продолжающихся допросов В.Мицкевича [1981, 19-12], допрошены его теща, М.Витзон – сосед В.Мицкевича по прежней квартире, его родственница И.Шендерова, бывшая жена И.Ковалева Елена и ее дочь, бывший одноклассник И.Ковалева А.Ахутин, соседи И.Ковалева по квартире и т.п. О допросах членов Хельсинкских групп и других правозащитников ничего неизвестно.

Обыск по делу И.Ковалева у В.Мицкевича [1981, 17-6] состоялся не 25, а 26 августа 1981. Обыск у Т.Леденевой [1981, 17-6] проводился по месту ее временного проживания на квартире Елены Зверевой.

Обыск у С.Калистратовой [1981, 17-6] по делу И.Ковалева проходил не 5, а 4 сентября 1981. Обыски проводили ст. лейт. КГБ Зотов, лейт. КГБ В.Тимофеев и сотрудник КГБ А.Белов. Фактически было два обыска: на даче С.Калистратовой под Москвой и на ее московской квартире. С.Калистратова была доставлена на обыски из квартиры ее дочери. Изъято много документов Хельсинкской группы, членом которой является С.Калистратова, (вплоть до N181), личная переписка, информационные материалы. На даче С.Калистратовой ничего изъято не было.

После ареста И.Ковалева в самиздате распространено его заявление, написанное им самим на случай ареста. И.Ковалев формулирует причины своего ареста следующим образом: “Я арестован за участие в информационном журнале “Хроника текущих событий”, за участие в Московской группе содействия выполнению Хельсинкских соглашений в СССР, за личные и совместно с другими письма протеста, за оперативный сбор и распространение правдивой информации о борьбе за права человека в нашей стране и о нарушениях этих прав”.

Дело Анатолия Марченко (1981, 13/14-3)

NN 13/14 – 31 июля 1981

5-6 июля 1981 следствие по делу Марченко закончилось и он начал знакомиться с материалами своего дела.

Судя по характеру вопросов, задававшимся свидетелям во время следствия, А.Марченко инкриминируется почти все им написанное, за исключением: “Моих показаний”: книга “От Тарусы до Чуны”, статьи “Третье дано”, “Войдут ли советские танки в Польшу?”,”Письмо американским профсоюзам”, “Письмо акад.П.Капице”, биографические материалы к новой книге ( в частности, о карагандинских лагерях”). Все свидетели, о допросах которых стало известно, никаких показаний по делу не дали. Это жена А.Марченко Л.Богораз, В.Зайцев (г.Александров Владимирской обл.), Г.Пашнин (г.Струнино Владимирской обл.), О.Зайцева (г.Юрьев-Польский Владимирской обл.), Н.Морякова и ее муж А.Мюльнер (г.Берендеево Ярославской обл.), А.Даниэль, Е.Великанова, С.Арцимович-Игрунова (Москва).

***

С.Некипелову (Москва) на допросе по делу А.Марченко предъявили его показания, данные им несколько лет назад во время его службы в армии в г.Чуна Иркутской обл., где в то время в ссылке находился А.Марченко.

Тогда С.Некипелов (// ili V? ) написал несколько писем о положении в его воинской части, о жестоком обращении с новобранцами. Письма были перехвачены и возбуждено уголовное дело, которое позднее было прекращено. Однако, при объявлении о прекращении дела у С.Некипелова обманом получили подпись под протоколом допроса, где говорилось, что он, Некипелов, передавал на Запад военную информацию через А.Марченко. Сейчас при предъявлении ему этого протокола, С.Некипелов отказался подтвердить эти показания.