К аресту Николая Плахотнюка (1982, 4-4)

N 4 – 28 февраля 1982

Аресту Н.Плахотнюка [1981, 20-1] предшествовали следующие события.

Н.Плахотнюк находился в г.Черкассы на курсах повышения квалификации врачей, жил в общежитии в пригороде г.Черкассы. В нач. сентября 1981 Н.Плахотнюк столкнулся в городской библиотеке со своим знакомым по ПБ г.Смелы В.И.Соколовым, ныне отбывающим исправительные работы на “стройках народного хозяйства” в г.Черкассы за совершение уголовного преступления. В.Соколов стал настаивать на более длительной встрече.

4 сентября 1981 в пятницу в общежитии, где жил Н.Плахотнюк, появились люди, назвавшие себя строителями и занявшие пустующую комнату напротив комнаты Н.Плахотнюка. 5 сент., как обычно, Н.Плахотнюк уехал к своей невесте В.Черновол. 6 сент. вечером он вернулся и застал ожидавшего его В.Соколова, который, ввиду позднего времени, попросил разрешения остаться переночевать. В 11 час. вечера один из строителей вызвал по телефону милицию, а двое других взломали дверь в комнату Н.Плахотнюка. В течение получаса, пока не приехала милиция, В.Соколов демонстративно оставался в постели.

Прибывшая милиция арестовала Н.Плахотнюка, предъявив ему обвинение в “мужеложстве” (ст. 122 УК УССР, аналог ст.121 УК РСФСР). По окончании инцидента строители покинули общежитие. Другое обвинение, предъявленное Н.Плахотнюку, – “вовлечение несовершеннолетних в пьянство” (ст.208 УК УССР, аналог ст.210 УК РСФСР). Свидетелем по этому пункту обвинения является другой знакомый Н.Плахотнюка по ПБ Е.В.Зекунов.

Следствие по делу Н.Плахотнюка ведет следователь В.П.Ищенко. Он шантажирует невесту Н.Плахотнюка В.Черновол, угрожая ей возбудить дело об отказе от дачи показаний. Ее шантажировал также приезжавший к ней на работу сотрудник КГБ Голубов, требовавший от нее прекратить выступления в защиту жениха.

Аресты в Риге (1981, 23/24-8)

NN 23/24 – 31 декабря 1981

18 ноября 1981 в Риге был арестован у себя дома водитель троллейбуса Андрис Авильон. В тот же день его отпустили, но наследующий день арестовали вновь, уже окончательно. У него в квартире был проведен обыск, не давший никаких результатов. А.Авильон с начала 1981 находился под постоянным давлением КГБ. От него требовали, в частности, показаний против его друга Яниса Витолиньша.

Я.Витолиньш в начале 1981 пытался проникнуть в посольство США в Москве, но был задержан и возвращен в Ригу. После этого против Я.Витолиньша начали фабриковать дело о воровстве и А.Авильона понуждали дать против него ложные показания. А.Авильон отказался. Тогда его уволили с работы “за опоздание”. А.Витолиньш тем временем был все же арестован (по неизвестному обвинению) и вскоре, при невыясненных обстоятельствах скончался в рижском лагере ОЦ-78/7.

Сейчас А.Авильону предъявлены обвинения в “тунеядстве”, хранении наркотиков, а также в “нарушении паспортных правил” (желая эмигрировать из СССР, он отказался брать новый советский паспорт”). Адрес А.Авильона до ареста: г.Рига, ул.Арсенала,3, кв.11. Он жил один. Отец Авильона также живет в Риге.

***

18 ноября 1981 в День Независимости Латвии 8 школьников пытались вывесить в Риге близ “Монумента освобождению” латвийский национальный флаг. Двое школьников были задержаны, остальным удалось бежать. Судьба задержанных неизвестна.

Положение Сергея Григорьянца (1981, 5-5)

N 5 – 15 марта 1981

Сделана попытка фабрикации уголовного дела против бывшего политзаключенного Сергея Григорьянца, освободившегося в марте 1980 и живущего под административным надзором в г.Боровск Калужской обл.

Надзиратель из лагеря в Ярославле, где некогда содержался С.Григорьянц, некто Козлов написал в КГБ заявление, что он, якобы, встретил С.Григорьянца в Москве, т.е. С.Григорьянц совершил нарушение административного надзора, самовольно выехав в Москву. Т.к. это было бы не первое нарушение, это могло грозить С.Григорьянцу новым арестом. К счастью, у С.Григорьянца было на этот день документально подтвержденное алиби. С.Григорьянц потребовал возбуждения против Козлова уголовного дела о клевете (т.к. его заявление содержало обвинение в наказуемом нарушении закона).

Между тем, после протестов жены С.Григорьянца Т.В.Григорьянц вновь открыто дело о нападении на нее бывшего сотрудника КГБ Шумского [1980, 22-34]. Когда новое следствие началось, выяснилось, что вещественные доказательства, переданные ранее Т.Григорьянц в милицию, бесследно исчезли.

К суду над М.Горбалем (1980, 9-9)

N 9 – 15 мая 1980

Стали известны подробности суда над М.Горбалем [1980, 2-3], состоявшегося 18 и 21 января 1980.

Дело рассматривал нарсуд Октябрьского р-на Киева. Судья – Синявский, прокурор Матвеева, народные заседатели – Штурм и Шевченко, общественный обвинитель – непосредственный начальник Горбаля, мастер треста “Киевлифт-3” Цейхмайструк. От адвоката М.Горбаль отказался. М.Горбаль обвинялся по ст.117 УК УССР в попытке изнасилования, а также по ст.190 УК УССР (аналог ст.193 УК РСФСР, “насилие в отношении гражданина, выполняющего общественный долг”). В качестве потерпевшей выступала член народной дружины Людмила Наймытенко, свидетелями были рабочие Летавский и Иванов и знакомая М.Горбыля П.Батура. Суд был закрытым.

Показания свидетелей в ходе следствия постоянно менялись, все более отягащая вину М.Горбаля. По показаниям самого М.Горбаля, он , по просьбе Л.Наймытенко, провожал ее к подруге. Когда он свернули на безлюдную улицу, на него неожиданно напали Летавский и Иваном, жестоко избили, а затем задержали, обвинив в попытке изнасилования. Сопротивление Летавскому и Иванову при избиении и было квалифицированно по ст.190 УК УССР. В проведении медэкспертизы с целью фиксирования побоев М.Горбалю было отказано. Экспертизе подверглись только свидетели.

К делу И.Губермана (1980, 9-7)

N 9 – 15 мая 1980

23 апреля 1980 состоялось рассмотрение кассационной жалобы по делу И.Губермана, приговоренного к 5 г. лагерей за “скупку краденых икон” [1980, 6-2]. Приговор был оставлен в силе.

Приговор основывается на показаниях воров Н.Гридина и Б.Егопова, рассказавших о встрече с И.Губерманом в ноября 1978, во время которой, якобы шла речь о преступном происхождении принесенных ими икон. Адвокат И.Губермана указал на подозрительность дословного совпадения показаний этих свидетелей, тогда как воспоминания их о других событиях того времени очень туманны. Четвертый участник встречи. сообщник Гридина и Егорова Сергей Дробышев опровергает их показания.

И.Губерман после приговора решил раскрыть свой псевдоним: он является автором сатирических “Еврейских данцзыбао”, распространявшихся в самиздате и опубликованных в виде книги в Израиле под псевдонимом Игорь Гарик. Ряд “данцзыбао” был изъят у него при обыске, однако в период следствия И.Губерман отрицал свое авторство. Сейчас ему удалось переслать из тюрьмы ряд новых «данцзыбао», написанных уже в заключении.

Положение Льва Гендина (1980, 8-8)

N 8 – 30 апреля 1980

Против московского еврейского активиста-отказника Льва Абрамовича Гендина (р. 1942) фабрикуется уголовное дело об ограблениях квартир и скупке краденого.

Л.Гендин – отказник с 1971. Принимал участие в демонстрациях и других акциях еврейских активистов. Неоднократно подвергался административным арестам. При арестах его несколько раз избивали; на него совершали также хулиганские нападения на улице. В сентября 1979 был задержан милицией и сотрудниками КГБ в Новгородской обл., однако бежал и с тех пор скрывается. Вместе с ним был задержан и также бежал еврейский активист Игорь Жив.

В февраля 1980 в 25 о/м г.Москвы следователь кап. милиции Станислав Вернега сообщил И.Живу, что против него и Л.Гендина возбуждено уголовное дело об ограблении. Ему были предъявлены, в частности, показания Марка Морозова [1980, 6-6], сделанные им во время первого ареста, о том, что Л.Гендин и И.Жив подготавливали ограбление его квартиры.

И.Жив в апреля 1980 выехал из СССР. На телефонный звонок в ОВИР Льва Гендина последнему ответили, что его выезду препятствует “секретность” его прежней работы и “недостаточная степень родства”. Л.Гендин тяжело болен: последствия травм позвоночника, полученных при избиениях, болезнь сердца, псориаз.