Преследования еврейских активистов (1982, 6-7)

N 6– 31 марта 1982

21 февраля 1982 в квартиру Ирины Алиевской, а 28 февр. в квартиру Евгении Утевской в Ленинграде вторглась милиция в то время, когда там проходили уроки иврита. Все присутствовавшие были сфотографированы и переписаны.

Участники ленинградского хорового ансамбля отказников, руководимого Борисом Фридманом, были, каждый по отдельности, предупреждены милицией о “недопустимости” участия в хоре. 11-летняя дочь Б.Фридмана была в школе подвергнута допросу пришедшим туда сотрудником КГБ. От самого Б.Фридмана позднее потребовали прекратить участие в подготовке празднования Пурим. Он на несколько дней был посажен под домашний арест (процедура, советским законодательством не предусмотренная).

24 февраля 1982 в Ленинградское УКГБ были вызваны Роальд Зеличонок и его жена Галина. От Р.Зеличонка потребовали прекратить уроки иврита, а от обоих супругов – не участвовать в подготовке и проведении религиозных праздников Пурим и Пасхи. Когда Р.Зеличонок потребовал указать закон, который он нарушает своими действиями, ему стали угрожать.

***

В Москве 3 февраля 1982 милиция вторглась на квартиру неофициального преподавателя иврита Льва Городецкого в его отсутствие. Одна из учениц Л.Городецкого, находившаяся в квартире, была задержана на 2 дня, а позднее оштрафована за “сопротивление милиции”.

Позднее подобное же вторжение милиции произошло на квартиру другого московского преподавателя иврита Бориса Вайнштока.

Московский преподаватель иврита Михаил Некрасов [1982, 4-28] получил официальное предупреждение, что он будет выселен из Москвы, если будет продолжать проведение уроков.

О научном семинаре евреев-отказников (1980, 23/24-9)

NN 23/24 – 31 декабря 1980

30 ноября 1980 двое милиционеров и 8 чел. в штатском вновь не допустили участников научного семинара евреев-отказников на квартиру арестованного В.Браиловского [1980, 22-35], где должен был состояться этот семинар. Не были допущены также иностранные корреспонденты под тем предлогом, что в доме “морят клопов”. 7 декабря повторилось то же самое.

23 ноября, когда вход в квартиру Браиловского был блокирован в первый раз [1980, 22-35], участники семинара собрались на квартире другого отказника проф.Александра Иоффе (117279, Москва, ул.Профсоюзная, 85/1, кв. 203) и провели там свое заседание. После этого А.Иоффе был вызван в КГБ, где ему было сделано предупреждение о том, что проведение семинара грозит ему “серьезными последствиями”.

А.Иоффе не внял предупреждению. В ночь с 9 на 10 декабря дверь квартиры, где живут Александр и Роза Иоффе, была облита бензином и подожжена. 10 декабря А.Иоффе было вновь отказано в выездной визе.

Похищение Владимира Борисова (1980, 11-9)

N 11 – 15 июня 1980

30 мая 1980 к матери члена Совета представителей СМОТ Владимира Борисова Елене Павловне, проживающей в Ленинграде (Невский пр., 150, кв. 93, тел. 277 15 27), явились сотрудники КГБ. Они предложили всей семье Борисовых в полном составе эмигрировать до 1 июля 1980 под угрозой ареста В.Борисова и его брата Олега.

3 июня 1980 в Москве В.Борисов со своим родственником ехали в машине. На Ленинском пр. машину остановила ГАИ. Почти сразу же подъехала другая машина с подмосковным номером ЮБО, из которой выскочило несколько человек. Борисова вытащили из машины, посадили в другую и увезли в неизвестном направлении.

Вечером того же дня жена В.Борисова Ирина Каплун обратилась с запросом в КГБ, но ей ответили, что им об этом ничего не известно. На другой день она говорила в КГБ с ген.Барановым. О похищении он высказал гипотезу, что это сделала ленинградская милиция. Вся беседа велась, в основном, вокруг вопроса о необходимости эмиграции Борисовых.

В ленинградской милиции категорически отрицали свою причастность. В московской милиции предположили, что это “подшутили друзья”.

Лишь через 9 дней выяснилось, что В.Борисов действительно задержан ленинградской милицией. 4 июня его перевезли из Москвы в Ленинград и поместили в КПЗ по ул.Каляева, 6. Его осудили на 15 сут. административного ареста за “сопротивление милиции”.

Призыв в армию Игоря Кушниренко (1979, 23-7)

N 23 – 15 декабря 1979

Киевлянин Игорь Анатольевич Кушниренко (р. 1953) с женой подали 11 января 1979 заявление об эмиграции из СССР.

26 января его вызвали в военкомат Ленинского р-на г.Киева и направили на медэкспертизу для определения годности к военной службе (Кушниренко имел освобождение от армии из-за закрытой черепно-мозговой травмы). И.Кушниренко был признан годным и получил повестку на призывной пункт на 4 июня. В связи с болезнью, он, однако, не явился.

19 июня дело Кушниренко было передано в прокуратуру для возбуждения уголовного преследования за уклонение от призыва в армию. Прокуратура направила Кушниренко на судебно-медицинскую экспертизу, которая подтвердила первоначальный диагноз и нашла Кушниренко негодным к армии. 17 сентября ОВИР выдал семье Кушниренко разрешение на выезд. 25 сентября районная прокуратура прекратила дело за отсутствием состава преступления, но прокурор г.Киева Гайдамака отменил это решение.

21 ноября 1979 милиция ворвалась в квартиру Кушниренко и увела его. Его принудительно вывезли в воинскую часть в г.Харькове. Кушниренко отказывается принимать присягу и угрожает объявить голодовку.

Жена Кушниренко живет в Киеве по ул.Никольско-Ботанической. 17/19, кв. 19.

Демонстрации 10 декабря (1979, 23-4)

N 23 – 15 декабря 1979

10 декабря 1979 КГБ и милиция практически предотвратили проведение традиционной демонстрации правозащитников на Пушкинской площади в Москве.

Демонстрация была намечена на 19 час. Помех передвижению по площади не было до 18 час.40 мин., когда площадь и прилегающие тротуары стали обносить металлическим барьером, оттесняя находящихся на площади от памятника поэту. Все фонари были погашены. Милиция и дружинники говорили, что будут проводится ремонтные и даже взрывные работы.

Время от времени из толпы, оттесненной за барьер, выхватывали отдельных лиц и увозили в милицейских машинах. В 108 о/м находилось 17 задержанный, а всего задержано около 30. В числе задержанных на площади: Глеб Павловский, Сейтхан Сорокина, Сергей Ходорович, Ольга Матусевич, Сергей Некипелов.

Александр Лавута остановили на улице по пути на площадь, посадили в машину и медленно, молча, провезли по городу, остановив машину трижды: у ворот большого завода, у ворот Лефортовской тюрьмы и у дверей ОВИРа. Татьяну Осипову, Ивана Ковалева, Евгения Николаева остановили при выходе из дому, Вячеславу Бахмину не позволили из дому выйти. На работе были задержаны Леонард Терновский, Георгий Шепелев, Дмитрий Леонтьев. Всеволода Кувакина, Петра Егидеса, Владимира Гершуни, Юрия Гримма вызвали к 17 час. на допросы по делу “Поисков” в разные отдаленные районные прокуратуры, отпустив только в 20 час.

***

В Ленинграде на Невском проспекте у Казанского собора собралось около 50 чел. Демонстрация длилась не более минуты и была разогнана слезоточивым газом. Двое демонстрантов были задержаны.

Дело Владимира Кислика (1979, 20-7)

N 20 – 31 октября 1979

21 сентября 1979 у киевского еврейского активиста Владимира Кислика [1979, 18/19-36 и ранее] был проведен обыск.

Его проводил по делу N52050 прокурор Игнатьев в течение 13 часов. Был полностью изъят научный архив В.Кислика (он – физик, р.1935), его официальная переписка и переписка с коллегами, магнитофон, записи на иврите, молитвенные принадлежности отца Кислика.

***

24 и 29 сентября В.Кислика подвергли допросам в прокуратуре по поводу дела “о нарушении авторских прав” (ст.136 УК УССР, аналог ст.141 УК РСФСР, максимальная санкция исправительные работы до 1 г. или штраф до 500 р.). Речь шла о статье В.Кислика “Поглощение гелия облученными образцами аустенитовой стали”, опубликованной в американском научном журнале “Journal of Nuclear Material”, vol.66.

Авторство Кислика и возможность открытого опубликования статьи подтверждаются представленным В.Кисликом в милицию решением Ученого совета Института ядерных исследований АН УССР от 13 июня 1972 (тогда В.Кислик работал в этом институте и был уволен в связи с подачей заявления на выезд в Израиль; он ожидает разрешения на выезд уже 6 лет). Тем не менее, расследование по делу продолжается.

Вокруг дела Михаила Монакова (1979, 18/19-11)

NN 18/19 – 15 октября 1979

Продолжается следствие по делу М.В.Монакова [1979, 17-15 и ранее]. Следствие ведет следователь Лемешко.

3 и 6 сентября 1979 состоялись новые очные ставки супругов Л. и В. Серых с Монаковым, в ходе которых Монаков сначала дал показания против Серых, но затем от них отказался. Между тем супруги Серые подали документы в Верховный Совет на выезд из СССР по приглашению из Австралии.

Любовь Мурженко, жена политзаключенного Алексея Мурженко, в августе-сентябре 1979 получила несколько повесток в КГБ к следователю Березину без объяснения причин вызова. Л.Мурженко отказалась явиться. 7 сентября 1979 участковый милиционер предупредил ее, что ее доставят силой. 18 сентября 1979 милиционер Фесенко вытащил Л.Мурженко из постели в одной рубашке и при помощи двух понятых отвез ее вместе с грудным ребенком на допрос, не дав ей взять с собой ни одежды, ни денег на обратную дорогу.

На допросе выяснилось, что он проводится по делу Монакова, с которым Мурженко незнакома. Она отказалась разговаривать со следователем, протестуя против обращения с ней.

Вокруг обыска у Н.В. Суровцевой (1979, 17-4)

N 17 – 15 сентября 1979

31 августа 1979 в г.Умань (УССР) был проведен обыск у старейшей украинской писательницы Надежды Витальевны Суровцевой (р.1895).

Н.Суровцева провела более 30 лет в сталинских лагерях и тюрьмах, ее воспоминания широко использовались А.И.Солженицыным в “Архипелаге ГУЛаг”. В начале 70-х гг. у Н.Суровцевой проводилось несколько обысков в связи с арестами правозащитников (Л.Плюща, В.Некипелова и др.).

***

Обыск 31 августа был проведен под тем предлогом, что в селе, откуда родом проживающий сейчас у Н.Суровцевой квартирант, было совершено ограбление. На обыске были взяты брюки и ботинки квартиранта и большой архив Н.Суровцевой (в частности, воспоминания о писателе Ю.Смоличе). Квартирант не был арестован.

За несколько дней до этого Н.Суровцеву посетил член Московской Хельсинкской группы В.Некипелов. У Некипелова, как уже сообщалось [1979, 16-6], 26 августа также был проведен обыск, на этот раз по делу N 46012/18, возбужденному, как полагают, против “Хроники текущих событий” [1979, 12-7]. Обыск проводил ст.следователь Князев, изъято 117 наименований [в 1979, 16-6 неточность].

***

Во время обыска у Н.Суровцевой находились гости, в их числе – московский правозащитник Евгений Габович. Сразу же после обыска Е.Габович уехал во Львов.

Во Львове вечером 2 сентября, на Габовича, шедшего в компании своих друзей супругов Гнатенко напали 8 человек и начали его избивать. Подбежавший милиционер после краткого разговора с одним из избивавших поспешил удалиться. Вскоре подъехала черная “Волга” и Габовича одного увезли в милицию.

Когда его хотели обвинить в хулиганстве, он объявил голодовку. Через сутки, после вмешательства друзей Е.Габович был освобожден.

Дело Александра Парицкого (1979, 12-8)

N 12 – 30 июня 1979

Харьковский еврей-отказник Александр Парицкий 10 июня 1972 разговаривал по телефону со своим другом в США из телефонной кабины на Харьковском почтамте.

Внезапно в будку ворвался стоявший рядом офицер КГБ Мандрик, крича, что Парицкий передает за рубеж секретную информацию. Он и находившийся тут же корреспондент местной газеты Каменогорский схватили Парицкого и передали его дежурному милиционеру, который его и задержал.

За 5 дней до этого над Парицким было установлено открытое наблюдение КГБ.

***

А.Парицкий, научный работник, его жена Полина и двое дочерей ожидают разрешения на эмиграцию в течение 3 лет.

Только в текущем году Парицкий трижды подвергался нападкам в местной прессе. В апреле 1979 Харьковское радио посвятило передачу “антисоветской деятельности” Парицкого.

31 января 1979 (№ 2)

«Вести из СССР», 1979 г.

Смертные приговоры в Москве (2-1)

Приговор Валентины Пайлодзе (2-2), Тбилиси.

Арест Эдуарда Кулешова (2-3), Таганрог.

Арест Сергея Ермолаева (2-4), Москва.

Принудительная госпитализация Даргужеса (2-5), Рига.

Дело “левой оппозиции” (2-6)

Предупреждение Ольгой Гейко (2-7), Киев.

О братьях Подрабинеках (2-8)

Об Александре Огородникове (2-9), Калинин.

О Католическом комитете
защиты прав верующих
(2-10), Литва.

Альманах “Метрополь” (2-11)

Разные сообщения (2-12 — 2-21)

Читать далее