Дело Анатолия Иванова (1982, 17-3)

«N 17 – 15 сентября 1982»

Следствие по делу А.Иванова [1981, 16-2] вела следственная группа во главе с майором КГБ Губинским, в ее составе были следователи кап.А.Ковалев, ст. лейт. Орешко, Солонченко, Колчин.

Обыск по делу А.Иванова, кроме указанных ранее, прошел также у Ольги Пономаревой, соученицы А.Иванова и В.Осипова по историческому ф-ту МГУ. Во время этого обыска были изъяты статьи А.Иванова (Скуратова): “О зороастризме” (в 4-х экз.), “Логика кошмара” (с авторской правкой, о роли еврейства в первые годы советской власти и в годы сталинских чисток), статьи об охране памятников русской культуры.

О.Пономарева и ее сын Андрей Семенов систематически вызывались на допросы. Со дня ареста А.Иванова 6 авг. 1981 (в 1981, 16-2 неточность) до 24 февраля 1982 телефон в их квартире был отключен. А.Семенов подвергался преследованиям за позицию, занятую на следствии, а в января 1982 был уволен из НИИ гельминтологии им.Скрябина. О.Пономарева подтвердила на допросах, что автор статьи “Логика кошмара” – А.Иванов, но указала, что эта работа не антисоветская, а антисионистская. Она сказала, что ни она сама, ни А.Иванов ничего не имеют против советской власти, а лишь против сионистов.

Кроме статьи “Логика кошмара”, А.Иванову по-видимому, инкриминировались его статьи “Триумф самоубийц”, “Рыцарь неясного образа” (о Ф.Дзержинском) и “Христианская чума” (содержащая резкие нападки на христианство).

С 23 по 25 июня 1982 в здании Тушинского райнарсуда выездная сессия Мосгорсуда рассмотрела дело А.Иванова, обвинявшегося по ст.70 УК РСФСР.

А.Иванов приговорен к 1 г. лагерей строгого режима и 5 г. ссылки. Т.к. лагерный срок практически совпал с длительностью периода предварительного заключения, А.Иванов направлен в ссылку прямо из СИЗО.

О суде над И.Сокульским и Г.Приходько (1982, 13-4)

«N 13 – 15 июля 1982»

Стало известно, что И.Сокульский [1981, 7-10] и Г.Приходько [1982, 7-8] были судимы вместе 7-13 января 1981 в г.Днепропетровске. Они обвинялись по ст.62 ч.2 УК УССР (аналог ст.70 ч.2 УК РСФСР). Оба они отказались от назначенных судом защитников, но суд не принял отказа, и подсудимые объявили голодовку, которая длилась 4 дня. В результате ее адвокаты сами отказались от участия в процессе. На суде не было никого из родственников подсудимых, родственники были информированы о суде лишь после его окончания. Никто из друзей И.Сокульского и Г.Приходько не был вызван в качестве свидетеля.

Подсудимые виновными себя не признали. И.Сокульский произносил последнее слово 6 час., Г.Приходько – 7 час. Они были приговорены каждый к 10 г. лагерей особого режима, с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, и к 5 г. ссылки. Судебные издержки составили около 1000 р. (неясно, на одного подсудимого или на обоих).

И.Сокульский и Г.Приходько находятся в Чистопольской тюрьме. От И.Сокульского в течение первого полугодия не было писем из тюрьмы. Из не пропускала цензура, т.к. И.Сокульский писал по-украински. 4 июля 1982 и И.Сокульского должно было состояться свидание с женой.

Преследования баптистов (1981, 7-3)

«N 7 – 15 апреля 1981»

Закончился суд над тремя баптистами из г.Макинск [1981, 6-7]. А.Нейфельд приговорен к 3 г., а Ю.Зайферт и Э.Эверт – к 2,5 г. лагерей общего режима каждый.

***

В Краснодаре закончился суд над печатниками издательства “Христианин” и др. баптистами, арестованными в с.Гливенки [1980, 15-1]. И.Плетт приговорен к 4 г. лагерей с конфискацией имущества, Н.Волков – к 4 г. лагерей. В плоть до суда он находился в тюремной больнице – у него рак легких. Н.Брыкова приговорена к 3,5 г.лагерей, а С.Волков, В.Келлер, М.Эпп, Н. и В. Сидоровы – к 3 г. лагерей каждый. Неизвестно, предстали ли перед судом арестованные одновременно с ними В.Быков и А.Фалеев.

***

25 февраля 1981 в Кишиневе состоялся суд над И.Осельским [1980, 18-9]. Он осужден на 5 л. лагерей общего режима. В тот же день к 3 г. лагерей общего режима приговорен В.Такша. [1980, 18-9].

***

25 февраля 1981 в Белгороде была снята с поезда и задержана находившаяся на нелегальном положении исполняющая обязанности председателя Совета родственников узников ЕХБ Александра Козорезова. Вместе с ней была задержана Любовь Скворцова.

Л.Скворцову 8 марта освободили и отправили домой в г.Гагры Абх.АССР. А.Козорезову привезли домой в Ворошиловград и взяли у нее подписку о невыезде. 24 марта должен был начаться суд над ней, но он был отложен на неопределенное время.

***

24-25 марта в Москве в ряде домов верующих ЕХБ прошла серия обысков.

Суд над Генрихом Алтуняном (1981, 7-2)

«N 7 – 15 апреля 1981»

31 марта 1981 Генрих Алтунян [1980, 23/24-3] был осужден судом в г.Харькове по ст.62 УК УССР (аналог ст.70 УК РСФСР) на 7 л. лагерей строгого режима и 5 л. ссылки.

Г.Алтуняну, в числе прочего, инкриминировалось хранение и распространение “Архипелага ГУЛаг” и несколько выпусков “Хроники текущих событий”. Г.Алтунян виновным себя не признал. В последнем слове он сказал, что “с литературой нужно бороться только литературой, а не полицейскими методами”.

Суд над Татьяной Осиповой (1981, 7-1)

«N 7 – 15 апреля 1981»

31 марта – 2 апр. 1981 выездная сессия Мосгорсуда в помещении райнарсуда Люблинского р-на г.Москвы слушала дело по обвинению Татьяны Осиповой [1980, 10-2 и далее] по ст.70 УК РСФСР.

Председательствовала В.Г. Лубенцова, народными заседателями были Аксенов и Радин, обвинение поддерживал зам. Генерального прокурора СССР М.Поляков, защищал Т.Осипову адвокат В.Швейский. В зал суда из близких Т.Осиповой был допущен лишь ее муж Иван Ковалев, хотя в зале из 30 мест 8 оставались свободными. У Ковалева при входе в зал отобрали букет цветов и магнитофон. С чтения приговора из зала был удален даже И.Ковалев.

Т.Осиповой инкриминировалось авторство или соавторство документов Московской Хельсинкской группы N 49,55,58,63,69,70,85,88,93,100,119, трех статей из цикла “Опричнина-78”, письма Конгрессу США о соглашении ОСВ-2, распространения заявления о пакте Риббентроп-Молотов, “Хроники текущих событий” N54,”Информационного бюллетеня Инициативной группы по защите прав инвалидов в СССР” N8, письма в защиту журнала “Поиски”, рукописи материалов А.Шатравки, хранение и распространение изданных за рубежом книг А.Авторханова и А.Солженицина, журналов “Континент” и “Посев”, газеты “Русская мысль”, документов НТС и др.

***

Т.Осипова заявила суду более 30 ходатайств, которые были отклонены.

Она не признала себя виновной и заявила, что суд над ней – это, в сущности, суд над Хельсинкской группой. Т.Осипова признала в значительной части фактическую сторону обвинения, но оспаривала преступный характер своих действий. Она оспаривала также антисоветский характер инкриминируемых ей документов (кроме документов НТС, которые она хранила в ознакомительных, личных целях).

В числе свидетелей были мать Т.Осиповой Г.Осипова, ее отчим А.Майоров и бабушка В.Шешина, утверждавшие, что Т.Осипова попала под дурное влияние мужа. Показания дали также врач-психиатр Днепропетровской СПБ Буткевич и зам. председателя колхоза “Россия” Воронежской обл. Желтов [см. 1979, 3-14]. Были зачитаны показания ряда неявившихся свидетелей: В.Капитанчука, сотрудника мордовского лагеря N 3 Гайниченко, бывшего политзаключенного О.Чамовских, соседа Т.Осиповой по квартире Мордвинова, а также В.Бахмина и Г.Владимова (последние, в сущности, ничего не показали).

Прокурор в своей речи отрицал самое существование Хельсинкской группы и заявил, что это лишь вывеска, “за которой сборище так наз. инакомыслящих творит свои грязные дела”. Он предложил в качестве меры наказания для Т.Осиповой 5 л. лагерей и 3 г.ссылки. Адвокат просил суд о оправдании Т.Осиповой ввиду отсутствия в ее действиях состава преступления.

В последнем слове Т.Осипова сказала: “Я посвятила свою жизнь защите прав человека, потому что нарушение этих прав ведет к человеческим трагедиям”. Судья прервала Т.Осипову и спросила, чего она просит у суда. Осипова ответила: “Ничего”.

Суд приговорил Т.Осипову к 5 г.лагерей общего режима и 5 г. ссылки. Назначение лагеря общего режима несколько необычно, однако допускается ст.24 УК РСФСР. Обычно суд назначает по таким обвинениям строгий режим, но известны и исключения (например, А.Товмасян в 1973 был приговорен к лагерям усиленного режима). Такие осужденные содержатся, тем не менее, только в лагерях “для особо опасных государственных преступников” (ст.18 ИТК РСФСР не предусматривает в этом отношении возможности для исключений). Однако, они получают больше посылок и свиданий, пишут больше писем, чем другие заключенные лагеря, находящиеся на строгом режиме, и т.п.

Преследования Баптистов (1986, 24-1)

«N 24 – 31 декабря 1986»

Продолжаются аресты членов незарегистрированных общин евангельских христиан-баптистов.

29 августа 1986 арестован Петр Николаевич Машницкий (р. 30 апреля 1957). Это его второй арест: он уже отбывал 1,5 г. заключения в 1982-1983 за религиозную деятельность. Жена П.Машницкого Мария Петровна с ребенком, мать П.Машницкого Леонида Антоновна и отец Николай Алексеевич живут по адресу: 286003, УССР, г.Винница, пл.8 Марта, 9. На Л.Машницкую (р. 1930), в доме которой проходят богослужения, также заведено уголовное дело.

Читать далее

Суд над Александром Огородниковым (1986, 15-4)

«N 15 – 15 августа 1986»

Сообщение [1986, 4-8] о суде над Александром Огородниковым ошибочно. Суд состоялся на самом деле только 3 апреля 1986. Дело рассматривал Чусовской горнарсуд (Пермская обл). Председательствовала судья Н.С.Симонова, обвинение поддерживал прокурор Н.Е.Микрюков, защищала А.Огородникова адвокат В.Ф.Широкова. А.Огородников обвинялся по ст.188-3 УК РСФСР.

А.Огородников обвинялся в систематических нарушениях режима содержания в период пребывания в пермском лагере ВС-389/36; в отказе от выхода на работу 15 октября 1985; в объявлении голодовки 30 октября 1985 в День политзаключенного в СССР и в подстрекательстве других лиц к тому же (всего в этот день в лагере ВС-389/36 голодало 15 человек); в отказе от стрижки волос 10 ноября 1985; в невыходе на работу 10-15 ноября 1985 (А.Огородников должен был освободиться из лагеря 21 ноября 1985, новое уголовное дело против него было возбуждено 15 ноября 1985; волосы заключенным не стригут за 3 мес. до выхода из лагеря).

Свидетелями на суде выступали сотрудники администрации: ДПНК кап.Рак И Гатин, сотрудник оперчасти Мельниченко, Уткин Кукушкин, Любецкий, Пергат, Гунин, Вознюк, Ляпунов.

А.Огородников виновным себя не признал. Он заявил, что правила внутреннего распорядка в лагерях противоречат принципам христианской морали, и он, как человек верующий, не считал себя обязанным их выполнять.

А.Огородников был приговорен к 3 г. лагерей строгого режима (начало отсчета срока 19 ноября 1985) с присоединением 5 л. неотбытой ссылки по предыдущему приговору.