Дело В.Михайлова и А.Стасевича (1979, 22-3)

N 22 – 30 ноября 1979

Дело В.Михайлова и А.Стасевича (N34776) ведет Ленинградское УВД, следователи Васильев и Петров. Официальное обвинение – “хулиганство”[см. 1979, 20-2].

***

В.Михайлов и А.Стасевич были членам и молодежной коммуны в Ленинграде с 1975. 9 мая 1978 эта коммуна устроила антивоенную демонстрацию, прошедшую по Невскому проспекту от Московского вокзала.

В ночь ареста они пытались расклеить листовки с призывом к созданию “единого антиавторитарного фронта” и к борьбе против зла, олицетворенного в “семье, частной собственности и государстве”. Листовки были подписаны от имени “Движения революционных коммунаров”.

***

А.Осипов [1979, 20-2 выше], первоначально давший показания против Михайлова и Стасевича, потом от них отказался, написав в заявлении прокурору, что дал их под давлением (задержание на сутки, голод, наводящие вопросы и т.п.).

На обыске у А.Осипова, а затем у его жены З.Осиповой были изъяты расписание передач зарубежных радиостанций, религиозные книги и книга “Сущность анархизма”.

***

Георгий (Юрий) Зайденшнир, хозяин квартиры, где жили арестованные, был задержан в ночь ареста Стасевича и Михайлова у своего дома, избит и посажен на 15 суток за “хулиганство”.

Жена Зайденшнира прошла по адресам свидетелей, указанных в деле о “хулиганстве” мужа. Выяснилось, что таких лиц по этим адресам нет.

Аресты и преследования членов СМОТ (1979, 15-2)

N 15 – 15 августа 1979

В ночь с 3 на 4 августа 1979 в квартиру Всеволода Кувакина, юриста, консультанта СМОТ [1979, 1-5], выломав дверь, ворвалась милиция. Были схвачены и доставлены в 101 о/м г.Москвы находившиеся в квартире члены Совета представителей СМОТ Владимир Борисов, Николай Никитин и Альбина Якорева [1979, 1-5].

Утром 4 августа жена Борисова Ирина Каплун была вызвана в милицию для опознания мужа, поскольку Борисов до сих пор живет без паспорта (он был порван милиционером, [см. 1979, 4-18]). При попытке супругов приблизиться друг к другу дежурный Цыбульский с силой оттолкнул И.Каплун, ударив ее по животу (она на 8-м месяце беременности). В.Борисов с момента ареста объявил голодовку, требуя вызвать прокурора, однако в этом ему было отказано.

6 августа судья Воронцова приговорила В.Борисова (р.1943) и А.Якореву (р.1958) к 15 сут. ареста каждого за неподчинение милиции (отказ открыть дверь). А.Якорева, однако, наказание не отбывает – в связи с острым заболеванием она отправлена в больницу. Во время суда милиционер вновь сильно толкнул И.Каплун и у нее начались преждевременные роды. Ее срочно госпитализировали.

***

А.Якоревой объявлено, что по отбытии наказания она будет выселена из Москвы, где она живет без прописки, в г.Чапаевск Куйбышевской обл., откуда она родом. По неподтвержденным данным, против Якоревой возбуждено уголовное дело по ст.198 УК РСФСР (”Нарушение паспортных правил”).

Н.Никитину непосредственно в 101 о/м было предъявлено обвинение по ст.190-1 УК РСФСР, после чего он был увезен в неизвестном направлении (повидимому, в Ленинград). Дело Никитина (N52023) ведет Ленинградская горпрокуратура (следователь Топалян). Никитин объявил 30-дневную голодовку.

Николай Елисеевич Никитин (р.1949) – ленинградский шофер. Его жена Александра живет по адресу: Ленинград, пр.Луначарского 80, корп.5, кв. 61.

***

7 августа по делу Никитина прошел обыск у Всеволода Кувакина. Проводил его следователь Боровик по поручению Ленгопрокуратуры. Обыск длился с 17 до 23 час. Изъято большое количество документов СМОТ, проект Всеобщей декларации профсоюзных прав, материалы процессов Волохонского, Сквирского и адвентистов, фотографии Орлова и Гинзбурга, 13 выпусков “Хроники текущих событий”, много книг. Кроме того изъяты 21 географическая карта, коробка картечи, 1 патрон, 2 пули и 2 рогатки.

Всеволод Дмитриевич Кувакин (р.1942) работал ранее инспектором в ЦК профсоюза рабочих нефтяной и газовой промышленности, откуда был уволен за письма в Политбюро ЦК КПСС с критикой внутренней политики КПСС. С тех пор много занимался вопросами правовой защиты независимых профсоюзов. Адрес Кувакина: Москва, 107076, Преображенская ул.5/7, кв. 195, тел.263-39-70.

Демонстрации в защиту Иосифа Бегуна (1987, 3-3)

N 3 – 15 февраля 1987

9 февраля 1987 на пешеходной зоне ул.Арбат в Москве состоялась демонстрация семи московских еврейских активистов с требованием освобождения Иосифа Бегуна.

В числе участвовавших жена И.Бегуна Инна и сын Борис, а также жена политзаключенного Юлиана Эдельштейна Татьяна. Демонстрация длилась 90 мин. Милиция ее не разгоняла. Вокруг демонстрантов собралась толпа до 200 чел. Некоторые выражали симпатию, другие выкрикивали оскорбления в адрес демонстрантов.

*

10 февраля 1987 Инна и Борис Бегун были посажены в своих квартирах под домашний арест и не смогли выйти на очередную демонстрацию. Квартиру И.Бегун охраняло шесть милиционеров. Другие еврейские активисты провели демонстрацию, и милиция вновь не вмешивалась.

*

11 февраля 1987 И.Бегун вновь находилась под домашним арестом, но Б.Бегун принял участие в демонстрации.

Однако, через 20 мин. после ее начала милиция и дружинники стали ее разгонять, после того, как представитель райсовета по фамилии Фрунзов заявил демонстрантам, что из демонстрация “незаконна”. 22 ее участника были силой оттеснены на боковые улицы; и них отобраны плакаты. Были разогнаны также западные корреспонденты, наблюдавшие за демонстрацией. Некоторых сбили с ног, у корреспондента американской телекомпании АВС перерезали кабель телекамеры. То же самое повторилось на следующий день, 12 февраля 1987. 13 февраля 1987 Б.Бегун заявил, что он и его друзья вынуждены отказаться от дальнейших демонстраций, ввиду применения к демонстрантам насилия.

Несколько участников демонстраций были задержаны. Федор Финкель был сначала оштрафован на 50 р., а за повторное участие в демонстрации приговорен к 15 сут. административного ареста с началом отбывания срока 18 февраля 1987.

Демонстрация отказниц и положение семьи Елистратовых (1979, 9-10)

N 9 – 15 мая 1979

19 апреля 1979 в 16 ч. у здания МИД СССР на Смоленской площади в Москве группа евреек-отказниц провела демонстрацию под лозунгами “Визы в Израиль”.

В ней участвовали Марина Вигдорова с 6- и 8- летними детьми Левой и Соней, Алла Другова, Батшева Елистратова, Галина Кремень, Фаина Коган, Мила Лившиц, Наталья Розенштейн, Наталья Хасина и Елена Чернобыльская. Демонстрация была насильственно прекращена через несколько минут группой людей в штатском, которые при этом выкрикивали сами и побуждали собравшуюся толпу к антисемитским и профашистским лозунгам.

Женщин доставили в милицию, где продержали 4 часа. Б. Елистратову судили и приговорили к 15 суткам за “хулиганство”, Е. Чернобыльскую оштрафовали на 20 руб., а Ф. Коган – на 10 руб.

***

24 апреля 1979 муж Б. Елистратовой Виктор был задержан в метро и доставлен в Московское управление КГБ. Там ему было сделано предупреждение по указу ПВС СССР от 25 декабря 1972 [см. 1979, 2-7]. В. Елистратов отказался подписать предупреждение. Тогда сотрудники КГБ стали его шантажировать, угрожая распустить слух, что он является их агентом.

В начале мая В. Елистратов выехал в Киев для встречи с группой западных туристов. Встреча была назначена на квартире киевского еврея-отказника – В. Кислика. Поздно вечером, когда В. Елистратов был в постели в квартире Кислика, а хозяин дома отсутствовал, раздался телефонный звонок, и голос по-английски предупредил о скором пребытии зарубежных гостей. Когда через несколько минут в дверь позвонили, В. Елистратов открыл дверь в пижаме и халате. Тогда в дверь ворвались несколько человек, вытащили Елистратова, в чем он был, наружу, отвезли его в аэропорт и отправили под конвоем в Москву.

Преследования художников-нонконформистов (1979, 7-9)

N 7 – 15 апреля 1979

Проект серии выставок под девизом “Москва-Париж”, о котором сообщалось в
[1979, 5-5], перерос в проект международного фестиваля нонконформистского искусства, который должен пройти 28-29 апреля в Москве, Ленинграде, Ярославле, Новгороде, Калинине, Париже, Нью-Йорке и Вене.

28 марта 1979 в квартире московского коллекционера Людмилы Кузнецовой собрались художники, чтобы провести пресс-конференцию в связи с фестивалем. Однако, в 11 час. утра в квартиру явились милиционеры. Они арестовали Кузнецову, ссылаясь на то, что она оказала неповиновение милиции, не явившись для объяснений по жалобе соседей (Кузнецова живет в коммунальной квартире). Кузнецову приговорили к 15 сут. ареста, которые она отбывала в Бутырской тюрьме. Все это время она голодала.

Тем временем, оставшиеся в квартире Кузнецовой художники Валерий Аккс, Виталий Длугий, Иосиф Киблицкий, Владислав Провоторов, Вячеслав Савельев и Вячеслав Сысоев забаррикадировались в квартире, отказываясь покинуть ее до освобождения Кузнецовой.

30 марта 1979 вечером 20-30 милиционеров взломали дверь квартиры, арестовали всех шестерых и отвезли их в три разные тюрьмы. На следующий день В.Аккс и И.Киблицкий за сопротивление милиции были приговорены к 15 сут. ареста. Остальные оштрафованы на 20 руб. каждый.

Дело «левой оппозиции», 5 (1979, 7-1)

N 7 – 15 апреля 1979

С 3 по 6 апреля 1979 в Лениграде происходил суд над Аркадием Цурковым [1978, 3-2; 1979, 1-1, 1979, 2-6, 1979, 4-1, 1979, 6-3]. Председательствовала судья Исакова, защищал Цуркова адвокат Яржинец.

Цурков обвинялся по ст.70 УК РСФСР и по ст.68 УК ЭстССР (аналог ст.70). Ему вменялось в вину участие в издании двух номеров журнала “Перспективы”, авторство статьи в N2 этого журнала и “устная пропаганда” среди студентов Тартуского университета, где Цурков учился один год до перевода в Ленинград.

Подсудимый виновным себя не признал. Не отрицая факта своего участия в инкриминируемых действиях, он категорически отверг обвинение в “клеветнических измышлениях”.

Свидетели – невеста Цуркова Ирина Лопотухина [1979, 1-1 ; 1979, 2-6 ; 1979, 6-3] и Андрей Хавин [1979, 1-1 ; 1979, 2-6] полностью отказались от данных ими на предварительном следствии показаний, заявив, что они были даны под давлением. В адрес Лопотухиной суд вынес частное определение, точное содержание которого, однако, неизвестно. Все остальные свидетели – бывшие и настоящие студенты Тартуского университета. Один, некий Химченко, заявил, что он еще ранее сообщил в КГБ об антисоветских настроениях Цуркова. Трое других показали, что Цурков говорил им, что в СССР существует монополия КПСС, тормозящая развитие страны, а один что Цурков писал на доске в аудитории что-то относительно отсутствия мяса и кофе.

Прокурор потребовал для подсудимого 6 лет лагерей и 3 г. ссылки. Защита была вялой, в основном адвокат просил о снисхождении к молодости. В последнем слове Цурков вновь отстаивал свои позиции.

Суд приговорил Цуркова к 5 г. лагерей строгого режима и 2г. ссылки.

***

Суд проходил, как обычно, в зале, наполненном специально подобранной публикой. Несколько человек из числа друзей Цуркова были посажены под домашний арест. В других случаях сотрудники КГБ звонили родителям или в школы, требуя не допустить появления юношей и девушек у здания суда.

В зал пропустили только мать Цуркова. После показаний И.Лопотухиной был объявлен перерыв, после чего ее назад в зал уже не пустили. Когда Лопотухина попыталась все же войти, оперативники, охранявшие вход, повалили ее на пол, избили и вывихнули руку. Травмотологический пункт, куда обратилась Лопотухина, зафиксировал наличие вывиха. Однако поликлиника, куда Лопотухина (по профессии машинистка) обратилась за листком нетрудоспособности, отказалась его выдать, ссылаясь на то, что травма была получена у здания суда, где Лопотухиной “нечего делать”.

Несколько человек было задержано у здания суда и судьба их неизвестна. 4 апреля у дверей суда были задержаны друзья Цуркова горьковчанин Виктор Павленков [1978, 2-2 ; 1978, 4-16] и москвич Лев Кучай. Их отвезли в отделение милиции, но поскольку вслед за ними пришло много друзей, их отпустили. Однако, через четверть часа их снова арестовали на улице обвинив в хулиганстве, приговорили к 15 суткам каждого и поместили в КПЗ на ул.Каляева. Павленкова при этом избили и он немедленно объявил “сухую” голодовку (отказ от пищи и воды). Уже через несколько дней состояние его стало критическим. Кучай держит обычную голодовку.

Вход в зал суда охраняли от ожидавшей толпы оперативники в штатском, среди которых были замечены те же лица, что выполняли подобные функции во время суда над Гинзбургом в Калуге. Когда в один из дней суда А.Цурков, проходя в зал, случайно увидел ожидавших его друзей, он воскликнул “Да здравствует демократическое движение!”, за что конвоиры несколько раз его ударили.

Сотрудник газеты “Ленинградский рабочий” Валерий Репин, знакомый со многими правозащитниками, прошел на первое заседание суда 3 апреля, предъявив журналистскую карточку. Однако, на следующем заседании оперативники потребовали от него специальное письмо из редакции. Его у Репина не было и в зал его не пустили. На следующий день его уволили с работы “за прогул 3 апреля”.

На Андрея Резникова [1978, 3-2 ; 1979, 1-1 ;  1979, 2-6 ; 1979, 4-1 ; 1979, 6-3] и его жену Ирину Федоровну, находящуюся на 5-м месяце беременности, 30 марта 1979 перед входом в их дом напало 8 человек, жестоко избивших их обоих. Нападавшие скрылись, а оставшийся на месте Резников был арестован “за хулиганство” на 10 суток, так что не смог быть у зала суда.

Это уже второе нападение на Резникова с тем же исходом [1979, 1-1]. На время суда у его жены был отключен телефон. Отбыв 10 суток, Резников узнал, что за это время его снова уволили с работы.

***

Суд над Александром Скобовым [1978, 2-2 ; 1979, 3-2 ; 1979, 1-1 ; 1979, 2-6 ; 1979, 4-1 ; 1979, 6-3] назначен и 16 апреля 1979. Стало известно, что диагноз, поставленный в Институте им.Сербского совпадает со ставившимся ранее: “шизоидная психопатия”.

Новые процессы над баптистами (1979, 5-6)

N 5 – 15 марта 1979

Баптист Василий Кучеренко 26 сентября 1978 Сумским городским судом был приговорен к 2 годам исправительных работ с направлением “на стройки народного хозяйства” за «посягательство на жизнь работника милиции” ( украинский аналог ст.191-2 УК РСФСР).

Кучеренко присутствовал на свадьбе сестры Анатолия Коплика, другого баптиста из г. Сумы, отбывающего ныне 4-летний срок за отказ от военной службы. Под конец свадьбы, проходившей по религиозному обряду, в доме появилась милиция, арестовавшая 7 человек, в том числе и Кучеренко. Их жестоко избили и вывезли на машине за пределы города.

Когда баптисты возвращались домой, их вновь арестовали. 6 человек отбыли в КПЗ по 10-15 суток за “мелкое хулиганство”, а Кучеренко было предъявлено уголовное обвинение.

***

В г. Донецке 13 октября 1978 суд приговорил баптистку Раису Гончарову к 2 г. лишения свободы за обучение детей религии (украинский аналог ст.142 УК РСФСР).

Баптист Григорий Харченко в г.Ростов-на-Дону был в октябре 1978 г. приговорен к 3 годам лишения свободы. Харченко был призван на военную службу 7 мая 1978. Однако он отказался приносить присягу или брать в руки оружие. Командование пыталось убедить отца Григория “воздействовать” на сына, однако безуспешно.