Суд над Виктором Сорокиным (1980, 23/24-2)

NN 23/24 – 31 декабря 1980

16 декабря 1980 суд в г.Пушкино Московской обл. приговорил Виктора Михайловича Сорокина [1980, 22-11] к 1 г. лагерей общего режима за “дачу ложных показаний” на процессе В.Сокирко (ст.181 ч.1 УК РСФСР).

Защищал В.Сорокина адвокат Фамильянт. Он указал, что в приговоре В.Сокирко говорится, что это он изготовил N5 журнала “Поиски” в февраля 1980, так что показания В.Сорокина, данные им в январе того же года о том, что этот номер журнала печатался у него на квартире, не могут иметь значения для дела, независимо от того, ложны они или нет. Адвокат просил о прекращении дела на основании ст.6 УПК РСФСР (“Прекращение уголовного дела вследствие изменения обстановки”).

***

В.Сорокин (р. 1941) – преподаватель политэкономии и математики, с 1977 вынужден работать кочегаром, лесорубом и т.д. Он – сотрудник самиздатского журнала “Поиски”. В Сорокин женат (жена Сейтхан Юсуповна), у него двое сыновей (студент и старшеклассник). Перед судом (10 декабря) на квартире у Сорокиных в г.Пушкино Московской обл. был проведен обыск.

Дело “левой оппозиции”, 3 (1979, 4-1)

N 4 – 28 февраля 1979

В конце февраля 1979 окончилось следствие по делу “левой оппозиции” [см. 1978, 2-2, 3-2 ; 1979, 1-1, 1979, 2-6, 1979, 3-10]. Началось ознакомление обвиняемых и адвокатов с делами (ст.201 УПК РСФСР). Дела А.Цуркова и А.Скобова разделены.

Аркадий Самсонович Цурков — студент физико-математического ф-та Ленинградского пединститута им.Герцена. Основные эпизоды обвинения по его делу связаны с его участием в издании самиздатского журнала “Перспективы”. Известно примерное содержание первых номеров инкриминируемого издания.

В N1 помещены отрывки из произведений Кропоткина и Бакунина, выдержки из книг Г.Маркузе “Одномерный человек” и “Теория революции”, статья Д.Кон-Бендита “Гошизм как средство против старческого маразма коммунизма”, материалы о Кронштадтском восстании, выдержки из произведений Троцкого. В N2 опубликованы две программно-дискуссионные статьи (псевдонимно): “Тезисы о текущем моменте” и “Критика тезисов о текущем моменте”.

А.Цуркова защищает адвокат Яржинец. Известно, что Цурков в ходе следствия признал ряд фактов, касающихся его самого, но отказался давать показания в отношении других лиц.

Во время следствия его шантажировали возможностью ареста его невесты. В середине февраля к матери Цуркова Эмме Ароновне приходили еще с одним обыском, однако ее не было дома и от обыска отказались. Через три дня после этого началось закрытие дела и обыск стал процессуально невозможным.

***

А.Скобова защищает адвокат Хейфиц. По неподтвержденным данным А.Скобов признан уже в институте им.Сербского невменяемым.

А.Бесов выписан из психбольницы с обязательством регулярной явки для амбулаторного лечения. Ему продолжают делать инъекции. Его адрес: Московская обл., г.Одинцово-8, ул.Вокзальная 33 кв. 186.

А.Резникову угрожают возбуждением дела об отказе от дачи показаний (ст.181 УК РСФСР). Его также пытались шантажировать возбуждением уголовного дела в связи с изъятием у него на обыске старого штыка времен финской войны, хотя по законам РСФСР хранение холодного оружия уголовной ответственности не влечет (ст.218 УК РСФСР).

В начале февраля 1979 А.Резникова и его жену И.Федорову, уехавших отдыхать на Белое море, насильственно вывезли оттуда под охраной милиции в Ленинград.

Обыск и допросы А.Лащивер (1984, 7-4)

N 7 – 15 апреля 1984

7 января 1984 в доме жены политзаключенного Сергея Григорьянца Тамары в г.Боровск Калужской обл. ст. следователь УКГБ по Москве и Московской обл. В.П.Попов и сотрудники того же управления Сорокин и Козырев провели обыск.

Обыск проводился по делу Ю.Шихановича; ордер на обыск был выписан “по месту фактического проживания А.А.Лащивер”. Ася Лащивер – москвичка, к Т.Григорьянц приехала в гости всего на один день. Хотя обыск был проведен с большой тщательностью (обыскали также погреб, чердак, печь, надворные постройки), ничего обнаружено и изъято не было.

***

10 января 1984 кап. КГБ В.Н.Мелехин допросил А.А.Лащивер по деле Ю.Шихановича. А.Лащивер заявила, что с Ю.Шихановичем незнакома. Следователь сказал, что “следствие располагает достаточными данными о том, что с Ю.Шихановичем свидетельница знакома”, и трижды предупредил ее об ответственности за дачу ложных показаний. Тогда А.Лащивер заявила, что такое троекратное напоминание об уголовной ответственности ставит ее не в положение свидетеля, а в положение в подозреваемого в совершении преступления по ст.181 УК РСФСР (“дача ложных показаний”).

***

8 февраля 1984 А.А.Лащивер была вызвана на допрос в Мосгорпрокуратуру к следователю А.М.Золотову, направленному в Мосгорпрокуратуру из районной прокуратуры для работы в бригаде следователей.

А.Золотов объяснил А.Лащивер, что его бригада ведет дело о “государственном преступлении” с большим числом обвиняемых (?). Что-либо добавит о сути дела следователь отказался. Он задавал вопросы о “Хронике текущих событий”, бюллетене “В”, Фонде помощи политзаключенным, из отдельных лиц – о Якове Афанасьевиче Нефедьеве, В.Гершуни, Т.Трусовой, Ф.Кизелове, С.Григорьянце, Е.Кулинской, Б.Михайлове, о переписке с заключенными и о некоем “семинаре Нудлера”. Свидетельница фактически отказалась давать показания.