Суд над Юрием Тарнопольским (1983, 12-2)

N 12 – 30 июня 1983

29-30 июня 1983 в Харькове состоялся суд над Ю.Тарнопольским [1983, 10-21), обвинявшимся по ст.187-1 УК УССР (аналог ст.190-1 УК РСФСР).

Обвинение основывалось, главным образом, на письмах, написанных Ю.Тарнопольским своим друзьям в Израиль, в которых он описывает положение советских евреев. Прокурор зачитал также отрывок из письма знакомого Ю.Тарнопольского, бывшего жителя Харькова Марка Печерского, в котором тот, якобы, обвиняет Ю.Тарнопольского в клевете на советскую власть и заявляет о разрыве с ним. М.Печерский, ныне проживающий в США, заявил после суда, что между ним и Ю.Тарнопольским действительно существовали разногласия, но они были личного плана и обвинений в клевете он Ю.Тарнопольскому никогда не предъявлял.

Ю.Тарнопольский отказался от назначенного судом защитника. Он отказался также от участия в судебном разбирательстве.

В последнем слове Ю.Тарнопольский заявил, что его арест лишь подтверждает, что все, что он ранее говорил о положении евреев – правда, а власти правды боятся.

Ю.Тарнопольский был приговорен к 3 г. лагерей общего режима.

Суд над Александром Шатравкой и Владимиром Мищенко (1983, 10-2)

N 10 – 31 мая 1983

Следствие по делу А.Шатравки и В.Мищенко [1983, 8-3) было закончено в начале апреля 1983 и дело было передано в суд. Следователь Стрельников отклонил ходатайство обвиняемых о дополнительной экспертизе распространявшегося ими “Обращения” с призывом о разоружении в Советском комитете защиты мира и в Обществе советско-американской дружбы на том основании, что местные эксперты Любутин, Орлов и Игнатенко, вынесшие заключение о клеветническом характере “Обращения”, достаточно компетентны.

Суд состоялся 26 марта 1983 в пос.Советском. Дело рассматривала выездная сессия окружного суда (Ханты-Мансийский автономный округ). В.Мищенко защищала адвокат П.И.Пьянкова, А.Шатравка от услуг адвоката Н.В.Лапченкова отказался и защищал себя сам. Оба подсудимых обвинялись по ст.190-1 УК РСФСР в распространении “клеветнического” “Обращения” с призывом о разоружении. А.Шатравке вменялись в вину также надписи, сделанные им на стенах избушки, где он жил в 1980: “СССР – тюрьма народов” и “Свободу советским правозащитникам!”. А.Шатравка обвинялся также по ст.196 ч.3 УК РСФСР (“подделка документов”) в исправлении записей в своем военном билете.

В качестве свидетелей в суд был вызван ряд работников лесхоза, подписавших “Обращение”: С.Н.Блажко, Е.П.Шевченко и др. Все они утверждали, что подписывали не читая, а теперь, после разъяснений, вредная сущность документа стала им ясна.

А.Шатравка был приговорен к 3 г., а В.Мищенко – к 1 г. лагерей общего режима.

Начало течения срока отсчитывается, по-видимому, с 3 августа 1983, со дня, который официально считается днем их ареста (фактически они были арестованы еще 15 июля 1982).

Аресты в Калужской области и дело Сергея Григорьянца (1983, 8-2)

«N 8 – 30 апреля 1983»

Одновременно с С.Григорьянцем 25 февраля 1983 [1983, 5-1, там ошибка в дате] в г.Боровск Калужской обл. был арестован его знакомый Виктор И.Бескровных.

В день ареста у него прошел обыск. Ему предъявлено обвинение по ст.190-1 УК РСФСР. 21 марта 1983 в Калуге арестован историк-архивист Дмитрий Дмитриевич Марков [1982, 13-10; 1983, 6-20]. Он обвиняется по той же статье УК. Конкретно Д.Маркову вменяется в вину, что он совместно с С.Григорьянцем издавал информационные бюллетени “В” [1983, 6-33]. Д.Марков встречался с С.Григорьянцем всего трижды, и все три раза на людях.

Дела всех троих переданы из прокуратуры Калужской обл. в УКГБ по Калужской обл. Следственную бригаду возглавляет И.П.Борецкий, среди следователей – майор М.М.Кепель, Кутепов и др. И.Борецкий 22 марта 1983 заявил жене С.Григорьянца, что дело передано в КГБ, т.к. предполагалось переквалифицировать обвинение на ст.70 УК РСФСР, однако он, следователь, не находит для этого достаточных оснований.

***

21 марта 1983 было проведено “опознание” С.Григорьянца братом Д.Маркова. С.Григорьянц заявил, что участия в следствии принимать не намерен. 22 марта 1983 у жены С.Григорьянца не приняли передачу на том основании, что он “нарушает режим”.

18 марта 1983 в Калугу на допрос к И.Борецкому была вызвана из Москвы Т.Трусова. Ее допрашивали о бюллетенях “В”, пытались восстановить ее против С.Григорьянца. Пока Т.Трусова была на допросе в Калуге, участковый милиционер вызвал в милицию живущую у нее И.Е.Стусову, якобы для объяснений, почему она живет у подруги, а не у родителей. В милиции сотрудник КГБ допросил ее о знакомых Т.Трусовой: С.Григорьянце, Ф.Кизелове, Е.Санниковой, Е.Кулинской, А.Лащинер, о знакомых самой И.Стусовой: Е.Бодэ, В.Махнач и др.

12-22 марта 1983 в Обнинске по делам С.Григорьянца и Д.Маркова были допрошены Е.Фролова и О.Запальская [1982, 13-10]. Последней было сказано, что исход ее собственного дела по ст.190-1 УК РСФСР (по-видимому, дело возбуждено, но О.Запальская не арестована?) зависит от ее показаний по делу С.Григорьянца. О.Запальская с С.Григорьянцем не знакома. Е.Фролова видела его всего один раз.

В марте 1983 в Калуге была дважды допрошена Вика Черкашиина, присутствовавшая 25 февраля 1983 при обыске у С.Григорьянца и обыске и аресте В.Бескровных. Трижды допросили знакомую В.Бескровных Галину Кирилкину. Допросы В.Черкашиной вел следователь Кутепов, Г.Кирилкиной – М.Кепель. Вопросы касались С.Григорьянца и В.Бескровных. Трижды, обоими следователями, была допрошена Елена Кравцова (последние два допроса, 16 и 18 марта 1983 проводились у нее на дому – Е.Кравцова была больна и лежала в постели). Ее спрашивали о папке с самиздатом, которую она, якобы, принесла к В.Бескровных и которую изъяли на обыске. Е.Кравцова отрицала свою причастность к этой папке. Ее спрашивали также о знакомых В.Бескровных москвичах Наталье Бештаровой, Аркадии Суслове, Юрии Бритове и жительнице г.Обнинска Надежде Грузо.

События в Литве (1983, 7-6)

«N 7 – 15 апреля 1983»

8 декабря 1982 в Вильнюсе арестована Эдита Абрутене. Ее муж Витаутас Абрутис вернулся из заключения всего за две недели до ее ареста. Э.Абрутене предъявлено обвинение по ст.199-1 УК ЛитССР (аналог ст.190-1 УК РСФСР). Дело имеет N105. Его ведут следователи Валайтис и Даугалас. Муж Э.Абрутене с ребенком (р. 1974) живут по адресу: Вильнюс, ул.Талат-Кялпшос, 8, кв.11.

В день ареста Э.Абрутене следователь Валайтис провел обыск в г.Шяуляй у Стасе Тамутене. Изъяты книги, записные книжки, фотографии заключенных, письма из-за границы (С.Тамутене уже подвергалась однажды обыску в мае 1982 на вокзале в Риге, на тогда у нее ничего изъято не было). После обыска в КГБ была вызвана на допрос дочь С.Тамутене Даля Тамутите. Повторно ее допросили 17 декабря 1982. Вопросы касались поездок Д.Тамутите в Москву, встреч, которые она имела там, “Хроники Литовской Католической Церкви”, а также того, не замечала ли она у Э.Абрутене психических отклонений.

***

Я.Беляускене [1983, 3-4] находится в СИЗО КГБ в Вильнюсе. Ей предъявлено обвинение по ст.68 УК ЛитССР (аналог ст.70 УК РСФСР). Следствие ведут следователи Пилялис и Урбонас. Я.Беляускене обвиняется в организации религиозных кружков, сборах подписей под заявлением верующих, в написании “клеветнических” жалоб в официальные инстанции. Это второй арест Я.Беляускене: при И.Сталине она провела в лагерях 10 лет.

В день ареста А.Сваринскаса [1983, 3-7] прошли обыски у членов Католического комитета защиты прав верующих И.Кауняцкаса в г.Тельшяй и у Альгимантаса Кейны в г.Валнинкай. У И.Кауняцкаса изъято около 20 книг, документы Католического комитета, самиздат, фотографии, пишущая машинка и 3 золотые пятирублевки. У А.Кейны изъяты документы Католического комитета, папки с проповедями, пишущая машинка. На следующий день оба они были допрошены: И.Кауняцкас – следователем прокуратуры Якавичюсом, а А.Кейна – следователем Бичкаускасом. На допросах речь шла о Католическом комитете.

***

6 декабря 1982 в г.Ионишкелис Пасвальского р-на в районный отдел КГБ был вызван свящ. Бенедиктас Урбонас. Его допрашивали о передаче за рубеж документов, в частности, добивались показаний против свящ. Антанаса Балайшиса.

В Каунасе во второй половине 1982 майор КГБ Ионас Матулявичюс провел серию бесед с молодежью, в частности, с Дайвой Тамошюнайте, Вилией Масите и Арунасом Каваляускасом. Основное содержание бесед: причины их переписки с политзаключенными, источники получения адресов последних.

***

По неподтвержденным сведениям 19 марта 1983 в Вильнюсе должен был состояться суд над Ионасом Садунасом [1983, 3-18].

Арест Сергея Ходоровича (1983, 7-1)

«N 7 – 15 апреля 1983»

7 апреля 1983 в Москве арестован распорядитель Русского Общественного Фонда помощи политзаключенным и их семьям инженер-программист Сергей Дмитриевич Ходорович (р. 1941). Он был помещен в Бутырскую тюрьму. С.Ходоровичу предъявлено обвинение по ст.190-1 УК РСФСР.

При аресте в квартире С.Ходоровича был произведен двухчасовой обыск. Обыск в Москве прошел также у Нины Петровны Лисовской, у Андрея Кистяковского и еще у двух человек. В Крыму был проведен обыск у брата С.Ходоровича, в Вильнюсе – у Валерия Смолкина. При обыске у В.Смолкина была сделана попытка подбросить ему фотопленку неизвестного содержания. В.Смолкин немедленно заявил протест и указал, что эту пленку он видит впервые.

Русский Общественный Фонд помощи политзаключенным и их семьям был основан А.Солженицыным в 1974. Фонду принадлежат мировые права на его книгу “Архипелаг ГУЛаг”. Первым распорядителем Фонда стал Александр Гинзбург, а после его ареста в 1977 – Мальва Ланда, Татьяна Ходорович и Кронид Любарский. После ссылки М.Ланды и эмиграции К.Любарского и Т.Ходорович распорядителями Фонда стали жена А.Гинзбурга И.Жолковская и С.Ходорович. После эмиграции И.Жолковской в 1980 С.Ходорович остался единственным распорядителем Фонда.

За время своего руководства Фондом С.Ходорович неоднократно подвергался обыскам, административным арестам, получал анонимные письма с требованием денег и угрозами физической расправы.

У С.Ходоровича, как и у других распорядителей, было несколько необъявленных помощников. Один из них, В.Репин был арестован в дек. 1981 и 1 апреля {марта, ред.} 1983 выступил по Ленинградскому телевидению с раскаянием и осуждением деятельности Фонда, как организации, якобы “финансируемой ЦРУ” {1983, 5-8}. В числе лиц, вовлеченных в его “преступную деятельность”, В.Репин назвал 21 имя советских граждан, 9 имен эмигрантов и 9 имен иностранцев. 8 апреля 1983 по Ленинградскому телевидению дала “интервью” также жена В.Репина Елена, повторившая утверждения мужа и добавившая, что после ареста мужа к ней из-за рубежа приезжали “агенты Фонда”, обучавшие ее, как вести себя на следствии и где хранить секретные документы.

Жена С.Ходоровича Татьяна с дочерью живут по адресу: Москва, ул.Кантемира, 33, кв.24, тел. 114 56 12.

Преследования пятидесятников (1983, 6-4)

«N 6– 31 марта 1983»

17 февраля 1983 в Москве и Подмосковье у ряда пятидесятников были проведены обыски. Обыски прошли у руководителя группы пятидесятников Степана Костюка (изъята только Библия), у Ричарда Циммермана (изъяты религиозная литература и магнитофон), у семьи Романюков (в Москве и на даче в г.Щербинка Московской обл.) и у ряда других лиц.

Обыски проведены по “делу С.Костюка”. Сам С.Костюк не арестован, по болезни его даже не вызывают на допросы. Несколько раз допрашивали Р.Циммермана.

***

В начале марта 1983 в Вильнюсе была вызвана на допрос Т.Бояровская, а 17 марта 1983 – С.Булах (последняя – к следователю Баркаускасу). Обоим ранее было предъявлено обвинение по ст.199-1 УК ЛитССР, аналогичной ст.190-1 УК РСФСР [1983, 4-4]. С.Булах было заявлено, что на ее корреспонденцию наложен арест.

21 марта 1983 С.Булах и Т.Бояровская были вызваны в ОВИР, где им сообщили, что им в выезде из СССР отказано.

***

22-28 марта 1983 в Ростове-на-Дону проходил суд над Василием Барацем [1983, 4-4], обвинявшимся по ст.70 УК РСФСР. На суд в качестве свидетеля была доставлена его недавно арестованная жена Галина Барац-Кохан [1983, 5-4].

В.Барац был приговорен к 5 г. лагерей строгого режима.

Преследования йогов (1983, 6-3)

« N 6– 31 марта 1983 »

В Свердловске, по-видимому 14 ноября 1982 арестована специалист по лечебной гимнастике В.А.Сухова, руководительница нескольких групп здоровья, в которых применялись некоторые упражнения йоги. В.Сухова и ряд ее знакомых занимались также мантра-йогой.

По делу В.Суховой прошло около 30 обысков – у преподавателей пединститута и политехнического ин-та, сотрудников местных НИИ. Изымалась литература по йоге и индийской философии (даже советские издания), рукописи по философии и народной медицине, ароматизированные палочки и многое другое того же рода. Имущество самой В.Суховой было описано.

В.Суховой было предъявлено обвинение по ст.94 и 227 УК РСФСР. Следствие пыталось связать ее дело с делом ранее арестованного члена общества “Харе Кришна” Е.Третьякова [1982, 6-10]. Однако 14 декабря 1982 мужу В.Суховой было сказано, что существование “секты” не подтвердилось и обвинение по ст. 227 переквалифицировано на ст.162 УК РСФСР (“занятие запрещенным промыслом”). В конце дек. 1982 мужу В.Суховой были возвращены некоторые изъятые на обыске вещи: ряд книг по йоге, траволечению и т.п., серебряные ложки и т.д.

22 декабря 1982 в Свердловское УКГБ к майору Романову и п/п Маматову была вызвана кандидат географических наук, преподаватель института Галина Федоровна Зверева. Ей был предъявлен текст “Предостережения” об ответственности по ст.190-1 УК РСФСР, где Г.Зверева обвинялась в организации “сборищ религиозно-мистически настроенных лиц”, на которых “клеветнически обсуждалась советская действительность”, в хранении и распространении религиозно-мистической литературы и в участии в молитвенных собраниях “реакционной секты Харе Кришна”. Устно Г.Зверевой было заявлено, что, по показаниям студентов, она давала им читать “антисоветскую” самиздатскую книгу Орионского (псевдоним?), и что другие обвинения подтверждаются показаниями Вершининой, Оборужного и Раппопорта. Протоколы этих последних показаний были Г.Зверевой предъявлены, но в них не оказалось ничего, подтверждающего обвинения. Г.Зверева написала под текстом “Предостережения”: “все написанное здесь – ложь и клевета” и расписалась.

27 декабря 1982 Оборужный и Раппопорт явились в КГБ и заявили протест против превратного толкования их слов и компрометации их в глазах Г.Зверевой. 28 декабря 1982 п/п Маматов вновь вызвал Г.Звереву и взял у нее подписку о “неразглашении данных предварительного следствия”. Он сказал Г.Зверевой, что обвинения ей пока не предъявит.

27 декабря 1982 к майору Романову был вызван кандидат химических наук, преподаватель института Ю.Е.Лобанов. Ему было предложено подписать “Предостережение” с текстом, аналогичным предъявленному Г.Зверевой. Ю.Лобанов подписывать и беседовать отказался и заявил, что будет жаловаться на незаконные действия Романова.

***

Дело кришнаитов В.Критского и С.Куркина [1982, 23/24-13] рассматривал райнарсуд Калининского р-на г.Москвы 2-7 декабря 1982. В.Критский и С.Куркин были арестованы в апреле 1982. По-видимому вместе с ними или несколько ранее был арестован еще один кришнаит – Анатолий Пиняев. После двухмесячного следствия его направили в московскую городскую ПБ N 5 (на экспертизу?), откуда он бежал в мае 1982 и с тех пор скрывается. Дело его также рассматривалось в суде (заочно), но приговор пока неизвестен. Подробные показания в суде дала Елена Прохорова.

***

22-25 марта 1983 в Москве состоялся суд над Майей Колядой (р. 1928), геологом по специальности, последнее время не работавшей. М.Коляда с мужем и тремя детьми в 1978 подали заявление о выезде в Израиль, но получили отказ.

После этого М.Коляда заинтересовалась йогой и индийской философией, сильное влияние на нее оказали книги Н.Рериха. М.Коляда стала вести неофициальные кружки йоги и индийской философии, у нее было несколько десятков учеников. На суде М.Коляде вменялось в вину распространение среди своих учеников 80-страничной рукописи с записью “откровений” художника Леонида Галкина (по-видимому, из Свердловска), который “телепатически общался с обитающими в космосе существами”. Большая часть рукописи, начинающейся словами “Я, учитель Мурия”, посвящена пропаганде вегетарианства, любви к ближнему и т.п., но в ней есть и критические высказывания в адрес правительства США, СССР и других государств. Критикуется, в частности, вторжение в Афганистан и лично Л.Брежнев. Распространение этой рукописи было квалифицировано по ст.190-1 УК РСФСР.

Прокурор просил максимального наказания по этой статье. Суд приговорил М.Коляду к 2 г. лагерей общего режима.

Суд над Ириной Цурковой (1983, 5-3)

«N 5 – 15 марта 1983»

11 и 15 марта 1983 в Ленинграде состоялся суд над Ириной Цурковой [1982, 23/24-1], обвинявшейся по ст.190-1 УК РСФСР. И.Цурковой вменялись в вину: написание биографии ее мужа, политзаключенного А.Цуркова, “антисоветские” анекдоты, хранение переделки популярной песенки и неизвестной рукописи на 8 стр., начинающейся со слова “Марксизм…” (согласно закону, хранение “клеветнических” материалов под диспозицию ст.190-1 не попадает) и передача “клеветнической” информации за рубеж.

Об анекдотах, рассказанных И.Цурковой, свидетельствовал Вадим Розенберг, отбывавший ранее наказание по уголовной статье. Биография мужа, инкриминированная И.Цурковой, была найдена в архиве В.Репина, записанная его рукой с ее слов, о чем В.Репин свидетельствовал. В.Репин дал также показания о передаче “клеветнической” информации за рубеж. Он рассказал, что И.Цуркова передала ему сведения о политзаключенном М.Лебеде, якобы работавшем в лагере в штамповочном цехе, где не было техники безопасности. По ее просьбе якобы В.Репин передал эти данные за рубеж К.Любарскому, который и опубликовал их в еще более искаженном виде. Вызванный в суд начальник лагеря, где находился М.Лебедь, показал, что последний в штамповочном цехе никогда не работал.

(Примечание редакции – в”Вестях из СССР” было дано лишь одно сообщение о положении в лагере М.Лебедя [1980, 18-42], где вообще не шло речи ни о штамповочном цехе, ни о технике безопасности).

И.Цуркова отказалась принимать участие в суде. В последнем слове она лишь разъяснила причины отказа: суд имеет лишь формальный характер и приговор предопределен.

И.Цуркова была приговорена к 3 г. лагерей общего режима.

Томское дело (1982, 23/24-9)

«NN 23/24 – 31 декабря 1982»

Стали известны дополнительные подробности о томском деле (1982, 19-3 и ранее).

Следствие по этому делу было начато, по-видимому, еще в 1981 по доносу первой жены Валерия Кенделя Плюсниной, сообщившей в КГБ перечень зарубежной и самиздатской литературы, читаемой мужем, и круг его знакомств. В результате этого доноса и были проведены обыски 1 апр. 1981 [1981, 12-6], в том числе в теплице цветочного хозяйства г.Томска у Станислава Божко и др. лиц. (так. наз. “тепличное дело”). Тогда следствие было прекращено за недостатком материалов. В.Кендель, однако, был вынужден уйти с работы в социологической лаборатории (равно как и С.Божко из цветочного хозяйства), и оба начали зарабатывать себе на жизнь на строительных работах.

Читать далее

Дело Анатолия Верховского (1982, 20/21-8)

«NN 20/21 – 15 ноября 1982»

Анатолий Верховский [1982, 13-10] попал в поле зрения репрессивных органов еще в 1978, когда у него на обыске были изъяты книги, изданные за рубежом.

В день ареста, 27 апр. 1982, кроме указанных [в 1982, 13-10] Д.Маркова, О.Запальской, Е.Фроловой, Е.Полякова, прошли обыски в Калуге у В.Катагошина, в Москве у радиоэлектроника Михаил Середы и его бывшей жены, а также у родителей М.Середы в г. Обнинск Калужской обл. В г.Обнинск прошел такж обыск у геофизика Ниверовского.

На обыске у самого А.Верховского, кроме рукописей и писем, изъяты материлы с грифом «Для служебного пользования», а также старый электромотор (впоследствии была попытка начать следствие по делу «о краже электромотора», вскоре оставленная). У бывшего физика и преподавательницы музыки Елены Фроловой, кроме различных документов был изъят запас самодельного вина, крепость которого, по данным экспертизы, была определена в 15,5 градусов.

6 июня 1982 в Калуге была допрошена жена А.Верховского Светлана. Во время допроса с ней случился сердечный приступ. Ей показали данные против нее показания ее бывших сотрудников Г.Никулиной и Хайкельсона. В болезненном состоянии С.Верховская подписала протокол допроса не читая. На следующем допросе 11 июня, С.Верховская от дачи показаний отказалась. После этого С.Верховская была уволена с работы, якобы за прогул.

В июне-июле неоднократно допрашивали Е.Фролову, О.Запальскую, Д Маркова, В.Катагощина, Ниверовского, свящ. Валерия Суслина.

А.Верховский был подвергнут психиатрической экспертизе в стационарных условиях в ПБ г.Курска и признан вменяемым.

В авг. следователь Терехов заявил, что следствие подходит к концу и он намерен до конца месяца его завершить. Жене С.Верховского предложили срочно найти адвоката. 11 авг. С.Верховской была возвращена часть изъятых у нее и у мужа на обыске материалов. 19 авг. следствие было закончено.

Против Елены Фроловой было возбуждено дело “о самогоноварении”. По этому делу была допрошена ее сестра Ада Михайлова, соседи, сослуживцы. 20 авг. 1982 прокурор г.Обнинска вызвал Е.Фролову и сообщил ей, что “совместное уголовное дело А.Верховского и Е.Фроловой по ст. 190 УК РСФСР” в отношении Е.Фроловой прекращено за отсутствием данных, а ей, Е.Фроловой предъявляется обвинение по ст.158 УК РСФСР (“изготовление самогона без цели сбыта»).