Освобождение большой группы политзаключенных (1987, 3-1)

N 3 – 15 февраля 1987

В течение первой недели февраля 1987 из политических лагерей, Чистопольской тюрьмы и из ссылки была освобождена большая группа политзаключенных.

{В течение 1987 часто возникли ошибочные сообщения об освобождении лиц ещё сидящих или в ссылке. В этом и последующих сообщениях 1987 г. имена и фамилии ещё не освобождённых лиц отмечаются в тексте и в списках подчеркиванием, ред.}

Освобождение произведено на основании двух Указов Президиума Верховного Совета СССР: N6463-XI о помиловании группы лиц (поименно перечисленных) и N6462-XI об освобождении другой группы лиц “от дальнейшего отбывания наказания”.

По сообщению представителя МИД СССР Г.Герасимова на пресс-конференции 11 февраля 1987, был издан еще один Указ ПВС СССР об освобождении заключенных, от 9 февраля 1987, однако до сих пор неизвестно ни одного человека, освобождение которого произошло после этой даты и, следовательно, могло бы быть связано с этим Указом.

Читать далее

Дело Лины Тумановой (1984, 19/20-6)

NN 19/20 – 31 октября 1984

Стали известны дальнейшие подробности о деле Лины Тумановой [1984, 13-1), арестованной 4 июля 1984 в момент встречи на улице с американским дипломатом Дж. Пернелом и Дж.Глассом.

У Дж.Пернелла, задержанного как и Дж. Гласс, вместе с Л. Тумановой, были отобраны переданные ему Л.Тумановой материалы, в том числе рукопись Николая Крючкова, ряд открытых писем и обращений, две записки, адресованные проживающему в США Олегу Попову. В отделении милиции, куда доставили задержанных, Л.Туманову подвергли личному обыску, который ничего не дал. После этого следователи Попов и Глазков отвезли Л.Туманову домой для обыска в ее квартире. Были изъяты только личная переписка Л.Тумановой, несколько фотографий, записи телефонов и адресов и три фотокопии книги Ф. Ницше, изданной до 1917. Л.Туманова отказалась подписать протокол обыска. Затем во время первого допроса она отказалась и от дачи показаний.

Л.Туманова была помещена в Лефортовскую тюрьму КГБ. Ей было предЪявлено обвинение по ст. 70 УК РСФСР. Дело вел капитан КГБ Валерий Николаевич Мелехин, в следствии участвовал также следователь В.С.Сорокин.

Конкретно Л.Туманову обвиняли в следующем: написании рукописи “Я обвиняю”, изъятой у нее на обыске 7 апреля 1983, статьи “Мертвые не кусаются”, изъятой у американского гражданина Б.Тодда на таможне в октябре 1983, открытых писем в защиту Ивана Ковалева, Анатолия Марченко, Алексея Смирнова, Степана Сапелека; попытке передать на Запад рукопись В.Мейланова “На полях советских газет”; передаче Дж.Пернеллу ряда материалов (см. выше).

Следствие велось довольно вяло, по 2-3 допроса в месяц. Л.Туманова отказалась принять в нем участие. Ее безуспешно пытались склонить к раскаянию, для чего знакомили с делом Д.Дудко и с книгой Е.Дивнича “НТС, нам пора объясниться”.

В Лефортовской тюрьме Л.Туманову подвергли детальному обследованию несколько врачей, приглашенных из различных клиник Москвы, в том числе онколог. Л.Тумановой было зачитано заключение онколога (что противоречит обычной медицинской практике в СССР): “многочисленные злокачественные очаги, не подлежащие ни операции, ни химеотерапии”. Еще до онкологического осмотра Л.Туманова написала 24 августа 1984 заявление об отказе от лечения в тюремных условиях, вне зависимости от результатов обследования. Одновременно Л.Туманова обратилась в ПВС СССР с заявлением об отказе от советского гражданства.

В сентябре 1984 следствие было закончено и 17-19. 9.1984 Л.Туманова вместе с адвокатом Шаровым знакомилась с материалами дела. В деле имелись лишь материалы графологической экспертизы, подтверждающие авторство инкриминированных Л.Тумановой текстов, и показания ряда лиц, в том числе Ю.Шихановича и Т.Тарусовой, сводящиеся к тому, что с Л.Тумановой они знакомы мало, ничего от нее не получали и разговоров с ней не вели.

19 сентября 1984, после того как ознакомление с делом было закончено, мера пресечения Л.Тумановой была изменена на подписку о невыезде, и ее освободили из тюрьмы. Ей сказали, что суд состоится, как только это позволит ее здоровье. Сразу после освобождения Л.Туманова легла на обследование в онкологическую клинику, из которой вышла лишь недавно.

Дело Людоса Домбраускаса (1984, 19/20-4)

NN 19/20 – 31 октября 1984

20 марта 1984 в Вильнюсе на квартире Людоса Домбраускаса, на квартире его жены в Каунасе и на их садово-огородном участке под Вильнюсом прошли обыски.

Обыск в Вильнюсе производил полковник Линяускас. На обыске была изъята рукопись воспоминаний Л.Домбраускаса о сталинских лагерях. У Л.Домбраускаса была взята подписка о невыезде: ему было предъявлено обвинение по ст.68 УК Лит. ССР (аналог ст. 70 УК РСФСР). Во время следствия у Л.Домбраускаса произошел инфаркт, он был госпитализирован, но следствие продолжалось и в период его нахождения в больнице.

Суд над Л.Домбраускасом состоялся 1-3 октября 1984. В зале присутствовала его жена и 4 детей. Л.Домбраускас защищал себя сам. Во время защитительной речи с ним случился обморок.

Суд приговорил Л.Домбраускаса к 3,5 г. лагерей строгого режима и 2 г. ссылки. Он взят под стражу в зале суда.

Л.Домбраускас (р. 1921) – химик, бывший зав. отделом института термоизоляции АН Лит.ССР. Он отбыл в свое время 25 лет заключения в сталинских лагерях. Мемуары об этом времени и были ему инкриминированы на суде.

Суд над Юрием Шихановичем (1984, 17/18-1)

NN 17/18 – 30 сентября 1984

5-6 сентября 1984 Московский городской суд в помещении райнарсуда Бабушкинского р-на г.Москвы рассмотрел дело Юрия Шихановича [1984, 15-12], обвинявшегося по ст.70 УК РСФСР.

Ю.Шиханович во время следствия проходил психиатрическую экспертизу, и на этот раз, в отличие от экспертизы во время первого ареста (1972), был признан вменяемым. Ю.Шихановича защищал адвокат Александр Поляк. Из близких обвиняемого в зал суда были допущены только его жена и дочь.

Ю.Шиханович обвинялся в участии в издании “Хроники текущих событий”, распространении “антисоветской” литературы, сборе и передаче информации за рубеж (в частности, К.Любарскому и Б.Вайлю). В начале судебного заседания было зачитано заявление Ю.Шихановича, в котором он признавал себя виновным в редактировании NN 30-60 “Хроники текущих событий”, распространении литературы, передаче информации за рубеж.

В ходе судебного заседания, однако, Ю.Шиханович настаивал на том, что инкриминируемые ему номера “Хроники текущих событий” составлялись им единолично. Прокурор, напротив, утверждал, что в их издании принимало участие около 15 чел., и обвинял Ю.Шихановича в “неискренности”.

Ю.Шиханович был приговорен к 5 г. лагерей строгого режима и 5 г. ссылки.

Суд над Е.Боннэр и положение А.Сахарова (1984, 16-1)

N 16 – 31 августа 1984

В 20-х числах августа 1984, сначала из сообщений госдепартамента США, а затем из интервью, данного безымянным “информатором” западногерманской газете “Bild” (по всем признакам, этот “информатор” – Виктор Луи {Victor Louis}), стало известно, что 17 августа 1984 в Горьком состоялся суд над Еленой Боннэр.

О подробностях неизвестно ничего, кроме того, что защиту Е.Боннэр осуществляла московский адвокат Елена Анисимовна Резникова. Е.Боннэр приговорена к 5 г. ссылки. Как намекнул В.Луи (обычно являющийся неофициальным рупором КГБ), Е.Боннэр будет, скорее всего, отбывать ссылку в Горьком (по словам В.Луи, приговор к ссылке “должен помешать тому, чтобы она выезжала из Горького).

В.Луи изложил также версию, согласно которой Е.Боннэр, после того как А.Сахаров объявил голодовку, пыталась вылететь в Москву, но была задержана в аэропорту. Ее обыскали, изъяли письма А.Сахарова и другие “вредные для интересов Советского Союза” материалы. Через два дня ее отпустили и тогда же началось следствие.

***

Одновременно с появлением сообщений о суде над Е.Боннэр, стало известно, что В.Луи привез и продал газете “Bild” 18-минутный видеофильм об А.Сахарове и Е.Боннэр, который был позднее перепродан американской телекомпании ABC.

Фильм очевидно снят скрытой камерой, а затем смонтирован и озвучен дикторским текстом. Кадры фильма относятся к различным периодам времени. Есть старые кадры, снятые тогда, когда А.Сахаров и Е.Боннэр жили оба в горьковской квартире, из чего становится ясным, что скрытое наблюдение при помощи телекамеры велось за супругами в течение долгого, если не всего, времени. Кадров, показывающих Е.Боннэр и А.Сахарова вместе, в фильме нет, если не считать нескольких сцен, длящихся всего несколько секунд и снятых явно давно. Большая часть кадров относится к последнему периоду, для удостоверения чего в фильм введены специальные “марки времени” – номера советских и иностранных журналов, театральные афиши и т.п.

Е.Боннэр в кадрах этого времени показана идущей по улице и сидящей на скамейке вместе с адвокатом Е.Резниковой (ее имя диктор не называет). Видно также, как Е.Боннэр входит в здание прокуратуры (“для дачи объяснений”, – говорит диктор). Судя по “маркам времени” эти кадры сняты в июле 1984. Внешне Е.Боннэр выглядит очень плохо.

А.Сахаров в кадрах этого последнего периода (тоже июль 1984) снят в больнице (“на отдыхе, как выражается диктор). Он показан в больничном саду в сопровождении неизвестных лиц, а также в палате обедающим (“обедает А.Сахаров обычно в одиночестве”, – замечает диктор). Внешне А.Сахаров сильно изменился к худшему, очень постарел, выглядит больным и усталым, движения замедлены. Все это находится в резком контрасте с бодрым тоном диктора, описывающего красоту г.Горького, где “с 1980 по решению правительства проживает академик А.Д.Сахаров”. Диктор подчеркивает также, что А.Сахаров “работает в научном институте и зарабатывает 800 р. в месяц”.

Почти одновременно с появлением фильма было дано другое, нежели “по решению правительства”, объяснение ссылки А.Сахарова в Горький. 20 августа 1984 московское радио на английском языке сообщило, что А.Сахаров был сослан в Горький за “нарушение ст.70 УК РСФСР”. Такое же заявление сделал в подкомиссии ООН по защите меньшинств советский делегат В.Софинский.

На вопрос корреспондента «Bild» о том, находится ли А.Сахаров и Е.Боннэр вместе или разделены, как это видно из фильма, В.Луи ответил, что они живут вместе, но чтобы доказать это, ему потребуется некоторое время.

Дело Бориса Грезина (1984, 13-5)

N 13 – 15 июля 1984

30 августа 1983 в Москве был арестован электрик Борис Александрович Грезин (р. 1948).

Накануне, 29 августа 1983 Б.Грезин вернулся в Рижский порт из заграничного рейса на траулере “Пионер Украины”, на котором он работал электриком. Ему было предъявлено обвинение по ст.ст. 65 и 204 ч.2 УК ЛатвССР (аналог ст.ст. 70 и 206 ч.2 УК РСФСР) и по ст.228 УК РСФСР (“изготовление порнографии”). Следствие по делу Б.Грезина (N К-50) вел КГБ ЛатвССР.

Дело Б.Грезина рассматривал Верховный Суд ЛатвССР 14 ноября 1983. Председательствовал И.Грава, обвинение поддерживал прокурор В.Буссе, защищал Б.Грезина адвокат Б.Пурмале. Жену Б.Грезина пустили в зал только на оглашение приговора.

Б.Грезин обвинялся в том, что написал “антисоветские” стихотворения: “В галерее”, “К повышению цен”, “Семейный диалог”, “Заграничная поездка”, “Траурный день”, “На 26 съезде”, “В эфире”, “Советский герб” и “Болезнь века”. Когда судно, на котором он работал, пришло в порт Санта-Крус-де-Тенерифе, он 9 марта 1983 послал эти стихотворения по почте в Мюнхен на радио “Свобода”. К стихотворениям было приложено письмо, подписанное “Юрий Розин, моряк”. В письме выражалась благодарность радиостанции за “интереснейшие передачи”. Оригинал этого письма, со стихотворениями, конвертом и марками, фигурировал на суде в качестве вещественного доказательства. На следствии Б.Грезину сочли нужным объяснить причину появления в его деле письма: следователь сказал, что письмо было доставлено по ошибке вместо Мюнхена в Ригу. В судебном заседании, по-видимому, не было допрошено никаких свидетелей.

По другим статьям Б.Грезину инкриминировалось написание и распространение во время рейса на судне “порнографических” стихотворений. Б.Грезин признал себя виновным.

Суд приговорил Б.Грезина к 2,5 г. лагерей по ст.65 УК ЛатвССР, к 2 г. – по ст.204 ч.2 УК ЛатвССР и к 1 г. – по ст.228 УК РСФСР. По совокупности путем частичного сложения наказаний Б.Грезин был приговорен к 4 г. лагерей строгого режима.

Б.Грезин находится сейчас в пермском лагере ВС-389/35.

Жена Б.Грезина с малолетним ребенком живет по адресу: ЛатвССР, г.Юрмала, ул.Седас, 4, корп.1, кв. 81.

События в Эстонии (1983, 13/14-3)

NN 13/14 – 31 июля 1983

Алан Сепп (1981,2-27), участник октябрьских (1980) массовых волнений в Эстонии, был в 1981 судим по ст.ст. 195 ч.2 и 197-2 УК ЭССР (аналог ст.ст.206 ч.2 и 212-1 УК РСФСР, “злостное хулиганство” и “угон автотранспортных средств”). Он приговорен к 4 г. лагерей общего режима и находится в лагере по адресу:200001, Таллин, ул.Тислери, 31а, учр.ЮМ-422/5.

Арестованный вместе с А.Сеппом Б.Сердюк был позднее освобожден и призван в армию.

***

15 ноября 1982 в день похорон Л.Брежнева в Таллине были арестованы учащиеся строительно-механического техникума Мати Сааритс (р. 1961), Андрес Йенк и Алар Тепп. Их обвинили по ст. 195 ч.2 УК ЭССР {ст. 190-2 УК РСФСР} в том, что они в день похорон Л.Брежнева сорвали советский флаг.

3 февраля 1983 Верховный суд ЭССР приговорил М.Сааритса к 1,5 г. лагерей общего режима, а его товарищей к условным срокам заключения: А.Йенка к 1 г., а А.Теппа – к 1 г. 3 мес. М.Сааритс находится в том же лагере, что и А.Сепп.

***

По неподтвержденным сведениям уже состоялся суд над А.Алаяном [1983, 7-5), но приговор пока неизвестен.

Тармо Урб [1983, 1-3) согласился дать показания против арестованного вместе с ним В.Вяартныу. После этого, 4 мая 1983 он был освобожден.

Заканчивается следствие по делу Х.Ахонена, А.Пести и Л.Парек. Дело имеет номер N223-81. Суд ожидается в авг.-сент. 1983.

Суд над И.Хинтом и др. продолжается. Обвинение И.Хинта по ст.68 УК ЭССР (аналог ст.70 УК РСФСР) в этом процессе не рассматривается. По этому делу будет проведен отдельный процесс, на этот раз одного только И.Хинта.

***

В канун Рождества 1982 несколько студентов 1 курса исторического ф-та Тартусского ун-та зажгли свечи на могиле Юлиуса Куперьянова, эстонского национального героя. 4 января 1983 приказом ректора Арнольда Коопа четверо из участников этой церемонии: Приит Хейнсалу, Айвар Райдла, Март Сарапуу и Индрек Таранди были исключены из университета за “недостойное поведение”. 7 других участников получили выговоры.

В середине апр. 1983 с той же мотивировкой был исключен студент 5 курса того же ф-та Лаури Вахтре. Его вина: участие в национально-патриотическом клубе noor tartu (“Молодой Тарту”), посещение могил эстонских национальных героев и т.п.

Суд над Алексеем Смирновым (Костериным) (1983, 11-3)

N 11 – 15 июня 1983

Стали известны подробности о деле А.Смирнова и о суде над ним (1983,9-7).

Сразу после ареста А.Смирнов был отвезен в УКГБ по Москве и Московской обл. (ул.Малая Лубянка, 6), где следователь В.Капаев предложил ему немедленно уничтожить ордер на арест, если А.Смирнов напишет все, что он знает о “Хронике текущих событий”. А.Смирнов вместо этого письменно отказался давать показания. Несмотря на отказ, его позднее в ходе следствия более 30 раз вызвали на допросы, в ходе допросов угрожали, иногда вели допрос бригадой следователей.

А.Смирнова помещали в так. наз. “пресс-хату” – камеру, где уголовники по указанию администрации избивали его (возможно, только пытались это сделать), его подвергали психиатрической экспертизе. Несмотря на это А.Смирнов в ходе следствия вообще не дал никаких показаний.

***

Суд над А.Смирновым состоялся 12-13 мая 1983. Дело рассматривал Московский городской суд в помещении Люблинского райнарсуда.

Председательствовал в суде В.Г.Романов, обвинение поддерживал прокурор А.Головин, защищала подсудимого адвокат Г.Г.Леви. Подходы к зданию суда были блокированы нарядом милиции под командой майора Червинского и дружинниками. У лиц, приходивших к суду, проверяли документы и записывали паспортные данные.

Из ходатайств, заявленных А.Смирновым в начале суда, были удовлетворены лишь ходатайства о передаче ему очков и о приобщении к делу заявления о том, что на него в ходе следствия оказывалось давление. Ходатайства о допуске в зал друзей и о вызове дополнительных свидетелей были отклонены.

А.Смирнову предъявлено обвинение по ст. 70 УК РСФСР. Конкретно его обвиняли в составлении “Хроники текущих событий N 38 и в участии в составлении других ее номеров; в составлении ряда номеров информационного бюллетеня “В” (1983,6-33); в распространении самиздата и изданной за рубежом литературы; в устных “антисоветских” высказываниях в кругу знакомых. Инкриминируемая А.Смирнове деятельность относится к 1969-1982.

В суде было допрошено несколько свидетелей. С.Стабровский, Князев, Куликов, Козлов, Вайнштейн свидетельствовали об устных высказываниях А.Смирнова. Они давали показания лишь в результате многочисленных наводящих вопросов судьи (большей частью судья зачитывал показания на предварительном следствии и свидетели их лишь подтверждали). В числе вопросов, заданных Князеву судьей, был и такой: говорил ли подсудимый о “якобы имевших место в период культа личности” репрессиях против невинных граждан? Свидетель В.Коноплев, школьный товарищ А.Смирнова, напротив, давал показания охотно и с проявлением инициативы.

Он показал, что в 1969 А.Смирнов давал ему читать “Хронику текущих событий”. В.Коноплев подробно рассказал о влиянии, которое, по его мнению, на А.Смирнова оказали его дед, писатель А.Костерин, мать Е.А.Костерина, генерал П.П.Григоренко и другие лица. В.Коноплев подтвердил, что в 1980 написал на А.Смирнова заявление в КГБ. Показания другого свидетеля, также написавшего на А.Смирнова заявление в КГБ, Иванова, были лишь зачитаны в суде, т.к. Иванов, уехавший в командировку, в суд не явился. В его показаниях речь шла об “антисоветских разговорах” А.Смирнова и о том, что тот давал ему, Иванову, читать “Хронику”.

Основными показаниями, на которых основывалось обвинение, были показания бывшего политзаключенного Петра Ломакина. Показания П.Ломакина были лишь зачитаны: сам он во время суда находился в Бутырской тюрьме по обвинению в магазинной краже; в суде была зачитана справка, что он болен. П.Ломакин показал, что, освободившись из заключения в 1975, он, якобы, по рекомендации К.Любарского, явился на квартиру Ю.Шихановича за материальной помощью, которую он получил. Л.Алексеева, Г.Салова и позднее А.Смирнов опрашивали его о лагерях и о его собственном деле. А.Смирнов при этом будто бы передал ему 75 р., попросив дать информацию о его деле, которая позднее была, якобы, опуликована в “Хронике текущих событий” N 39. Кроме того, по словам П.Ломакина, А.Смирнов на квартире Ю.Шихановича раздавал “Хронику” всем присутствовавшим, П.Ломакину в том числе.

А.Смирнов заявил, что с П.Ломакиным никогда не встречался. Он сказал, что во время следствия неоднократно требовал опознания его П.Ломакиным, он просил показать ему фотографию П.Ломакина, но ему в этом было отказано. А.Смирнов сказал, что П.Ломакин – лжесвидетель.

***

На самом деле ни в N 39 “Хроники текущих событий”, ни в других ее номерах информации о деле П.Ломакина нет. В N 38 назван лишь его срок и дата освобождения. Приводим здесь данные о деле П.Ломакина. П.Ломакин (по-видимому, р. ок. 1950) был впервые арестован за кражу ок.1970, но вскоре был освобожден по медицинским показаниям как клинический дебил (у П.Ломакина родовая травма мозга и серьезная деформация черепа, включая его лицевую часть). Освободившись, он поселился в г.Владивостоке. Там он несколько раз звонил в местное УКГБ и угрожал “взорвать весь Тихоокеанский флот” (как позднее было сказано в приговоре, “характерным хриплым голосом”). Был арестован 15 мая 1973, обвинен сначала в попытке диверсии. Позднее обвинение было переквалифицировано на ст.70 УК РСФСР, и П.Ломакин был приговорен к 2,5 г. лагерей. По освобождении он получил от Фонда помощи политзаключенным помощь на общих основаниях.

***

Обвинение А.Смирнова в участии в издании бюллетеня “В” основывалось на том, что на экземплярах “В”, изъятых на обыске у А.Соколова в Москве, имелись рукописные пометки подсудимого.

А.Смирнов виновным себя не признал. На большинство вопросов суда (в первую очередь, на вопросы о “Хронике текущих событий”) он отказался отвечать по морально-этическим соображениям.

Прокурор попросил для обвиняемого 6 л. лагерей и 4 г. ссылки. Адвокат просила об оправдании А.Смирнова. А.Смирнов в последнем слове вновь отрицал свою виновность. Он просил также суд не применять к нему “неофициальной меры наказания” высылки, обычно применяемой к политзаключенным по отбытии установленного приговором срока (А.Смирнов имел в виду лишение бывших политзаключенных права возвращения на прежнее место жительства в “режимные” города, включая Москву).

Суд удовлетворил просьбу прокурора, приговорив А.Смирнова к 6 г. лагерей строгого режима и 4 г. ссылки. На вопрос судьи, понятен ли ему приговор А.Смирнов ответил: “нет!”.

Арест Сигитаса Тамкявичюса (1983, 11-2)

N 11 – 15 июня 1983

6 мая 1983, в последний день суда над свящ.А.Сваринскасом ([1983, 9-6] – там ошибка в дате конца суда) был арестован другой член Католического комитета защиты прав верующих свящ.Сигитас Тамкявичюс.

С.Тамкявичюс после дачи показаний по делу А.Сваринскаса не был более допущен в зал суда, однако, в ожидании приговора находился около здания суда. Перед зачтением приговора комендант суда вызвал его по имени и пригласил в зал. Когда было зачитано частное определение о возбуждении против С.Тамкявичюса уголовного дела, он был арестован в зале суда. Ему было предъявлено обвинение по ст.68 УК ЛитССР (аналог ст.70 УК РСФСР).

***

Свящ. С.Тамкявичюс (р. 1938) был посвящен в сан в 1973. Вместе с А.Сваринскасом и др. ксендзами был членом-основателем Католического комитета защиты прав верующих (1978,3-7). Он имел приход в с.Симна близ г.Кибартай. Жил он по адресу: ЛитССР, Вилкавишкский р-н, г.Кибартай, ул.Дарвино, 12.

Суд над Львом Волохонским (1983, 10-1)

N 10 – 31 мая 1983

Суд над Л.Волохонским [1982, 23/24-1) состоялся 19-20 и 23-24 мая 1983. Дело рассматривал Ленинградский городской суд.

Председательствовала судья Н.С.Волжанина, защищал Л.Волохонского адвокат Л.Г.Попов. Л.Волохонский обвинялся по ст.70 УК РСФСР. Ему инкриминировалась “устная пропаганда”, распространение романа Д.Аксельрода “Братья Кросовские”, Информационных бюллетеней (ИБ) СМОТ NN 11-15, участие в организации и деятельности СМОТ, телефонные разговоры с проживающими на Западе В.Файнбергом, В.Борисовым, А.Якоревой и В.Исаковой, во время которых он “передавал клеветническую информацию”, и т.п.

Л.Волохонский признал фактическую сторону обвинения (кроме “устной пропаганды”), но не согласился с квалификацией его действий, как преступных. Он сказал, что взглядов своих не изменил. Л.Волохонский расценил как полезные публикации ИБ СМОТ по правозащитным вопросам. Статьи в ИБ СМОТ о “Красной субботе” или о Чили и А.Пиночете он считает глупыми, но полагает, что их авторы имели право на выражение своего мнения. Л.Волохонский сказал, что только во время следствия узнал, что Р.Евдокимов и В.Долинин являются авторами этих статей, в чем они признались, и что они осудили свои прежние взгляды. Статьи ИБ СМОТ Л.Волохонский назвал “типичными для отечественной прозы, т.е. недоказательными”. Он сказал также, что выступает против наличия в УК статей 70 и 190-1, но не может сказать, насколько наличие этих статей связано с советской властью.

В качестве свидетелей выступали солагерники Л.Волохонского по первому сроку его заключения – Леонид Евдокимв и Александр Николаев, показавшие, что Л.Волохонский вел “антисоветские разговоры”. Полотер московской фирмы “Заря” Юрий Попов сказал, что слышал разговор Л.Волохонского с А.Скобовым о том, что советская власть окончится в 1984 и судьба советских лидеров будет определяться их отношением к СМОТ. В этой связи Л.Волохонский выразил сожаление, что свидетелем вызван психически больной человек, находившийся ранее в ПБ (не по политическим мотивам). Л.Волохонский сказал, что Ю.Попов вступил с ним в контакт лишь для того, чтобы предложить приобрести ветряную мельницу и переделать ее в самогонный аппарат и одновременно в ротапринт. Это предложение Л.Волохонский отклонил.

В суде выступили также В.Долинин и Д.Аксельрод, которые говорили о распространении “Братьев Кросовских”, и Р.Евдокимов, который никаких показаний не дал. В.Репин показал, что получил от Л.Волохонского подборку ИБ СМОТ, а также что он, В.Репин дал Л.Волохонскому 80 р. на дорогу для поездки в Пермскую область с целью сбора информации о лагерях. Л.Волохонский подтвердил показания В.Репина, но сказал, что просьбу о сборе информации он не передал человеку, поехавшему на эти деньги, и тот лишь повез для заключенных продукты.

Много времени было посвящено в суде изъятой у Л.Волохонского шифрованной записке, полученной с Запада, в которой содержалась просьба о сборе информации о труде заключенных на строительстве газопровода Уренгой – Западная Европа. Записка эта была расшифрована при помощи тома А.Пушкина, изъятого у Л.Волохонского при обыске [1982, 23/24-1). Л.Волохонский сказал, что записка написана не им, а ему, и он не несет за нее ответственности.

Адвокат просил переквалифицировать обвинение со ст.70 на ст.190-1 УК РСФСР. Л.Волохонский в последнем слове сказал, что он никогда не занимался политикой и не имеет политических взглядов. “СМОТ – профсоюз, а не политическая организация”. Л.Волохонский выразил надежду, что приговор будет вынесен “в соответствии с текущей политикой коммунистической партии”.

Суд приговорил Л.Волохонского в 5 г. лагерей строгого режима и 4 г. ссылки.