Преследования крымских татар (1984, 24-1)

«« N 24 – 31 декабря 1984 »»

В 1984 в Крыму был арестован крымский татарин инженер Джелял Челебиев (р. 1936). Это его третий арест.

Он уже дважды отбывал трехлетний срок заключения по ст. 190-1 УК РСФСР (или ее республиканским аналогам), первый раз в 1967-1970. Дж. Челебиев приехал в Крым, но не получил там прописки и в 1979 был выслан вместе с семьей из с.Кривцово Белогорского р-на Крымской обл. Дом и имущество, оставшиеся в Крыму, ему возмещены не были. Дж. Челебиев позднее вернулся в Крым, но был задержан органами КГБ.

Читать далее

Дело Валерия Янина (1984, 23-5)

<< N 23 – 15 декабря 1984 >>

Ранее [1980, 23/24-7] подробно сообщалось о деле Валерия Янина и Анатолия Черкасова, пытавшихся в августе 1979 бежать на резиновой лодке в Турцию.

В.Янин, как сообщалось, был приговорен к 5 г. лагерей, а А.Черкасов – отправлен на принудительное лечение в СПБ. Для В.Янина это был второй арест: в 1974 он бежал из СССР таким же способом, жил в США, вернулся через год по просьбе жены, был арестован и провел 3г. в СПБ.

А.Черкасов в июле 1982 был переведен в ПБ общего типа, а в январе 1983 освобожден. В.Янин, напротив, по окончании срока не освободился.

Читать далее

Дело иеромонаха Павла (1984, 23-3)

«N 23 – 15 декабря 1984»

Иеромонах Павел ( в миру Петр Владимирович Лысак, р.1941) окончил Одесскую семинарию, а затем Духовную Академию в Загорске.

В 1975 под давлением властей был вынужден покинуть Троице-Сергиеву Лавру. Жил в г.Кимры Калининской обл., где работал электриком, но часто приезжал в Москву, где у него было много духовных сыновей и дочерей. Он встречался с ними на частной квартире.

На этой квартире о.Павла дважды задерживали – в марте 1984 и 4 августа 1984. При задержании проводились обыски (без санкции прокурора), изымалась религиозная литература. У о.Павла оба раза была взята подписка о выезде из г.Москвы.

Читать далее

Преследования еврейских активистов (1984, 21-4)

N 21 – 15 ноября 1984

Поскольку Марк Непомнящий, арестованный недавно еврейский активист из Одессы [1984, 19/20-7), глух, он, по закону, имеет право пригласить защитника с самого начала предварительного следствия.

Прокурор рекомендовал ему защитника, который будет вести дело другого арестованного еврейского активиста, Я.Левина – адвоката Уманского. Однако, последний отказался принять дело М.Непомнящего. Следователь, ведущий дело М.Непомнящего, заявил его дочери Иде, что отец будет направлен на психиатрическую экспертизу. М.Непомнящий в 1959 находился на излечении в ПБ.

И.Непомнящая подала начальнику Одесского СИЗО заявление о регистрации брака с Я.Левиным [1984, 16-2), однако, ей в этом было отказано.

***

Третьему еврейскому активисту, арестованному в Одессе, Якову Мешу [1984, 19/20-7) предъявлено обвинение в отказе от дачи показаний и в сопротивлении милиции (ст.ст.179 и 188-1 УК УССР, аналог ст.ст. 182 и 191-1 УК РСФСР). Я.Меш был арестован на работе (в одном из одесских театров). Когда он сказал милиционерам, что он должен поставить в известность администрацию, они его избили и утащили в машину. Девять рабочих сцены, которые присутствовали при этом, написали заявление, подтверждающее, что Я.Меш сопротивление не оказывал, а также о том, что Я.Меш был избит. Сейчас, однако, власти оказывают на них давление, чтобы они взяли свое заявление назад.

20 октября 1984 жена Я.Меша Марина пыталась вылететь в Москву. Ее сняли с самолета, обыскали и изъяли копию заявления девяти свидетелей, о котором было сказано выше.

***

Михаил Винавер и его жена Софья Бухбиндер были вызваны на допрос по делу Я.Левина не в Одессе, а в Ленинграде (в 1984,19/20-7 ошибка). 5 ноября 1984 М.Винавер был вновь вызван в Ленинградское УКГБ. Ему сказали, что КГБ получил от С.Бухвиндер письмо, в котором говорилось, что в Эрмитаж и другие общественные здания в Ленинграде будут подложены бомбы в знак протеста против преследований преподавателей иврита в СССР. М.Винавер категорически отрицал факт посылки письма, и заявил, что ни он, ни его жена не знают ничего о каких-либо террористических угрозах со стороны евреев.

12 ноября 1984 в Ленинградское УКГБ был вызван еврейский активист Семен Бровинский. Ему был показан анонимный донос, написанный зелеными чернилами, в котором говорилось, что С.Бровинскому известно о планах подложить бомбы в Петропавловскую крепость и Эрмитаж. С.Бровинский также категорически опроверг эти утверждения.

10 ноября 1984 в Ленинграде бывший политзаключенный отказник Евгений Леин был остановлен у дверей своей квартиры лицами в штатском, которых Е.Леин опознал как сотрудников “еврейского отдела” Ленинградского УКГБ. Они предложили Е.Леину “следовать за ними”. Когда Е.Леин пытался предупредить своих родных о задержании, сотрудники КГБ напали на него и жестоко избили. Затем Е.Леина затащили в машину, где избиение продолжалось. Ему стали выламывать пальцы правой руки, “чтобы теперь он писал жалобы левой”. Ему сказали также, что его обвинят в “сопротивлении властям”. Потом Е.Леина отвезли в 58 о/м, где продержали три часа. По освобождении Е.Леин обратился в травматологический пункт. Было установлено серьезное повреждение левого уха. 12 ноября 1984 Е.Леин был уволен с работы.

Стало известно, что в августе 1984 в Риге несколько еврейских активистов-отказников были вызваны на допросы.

Следствия по делам москвичей А.Холмянского и Ю.Эдельштейна продолжаются. Сообщение об ожидавшемся суде над А.Холмянским [1984, 19/20-7) было ошибочным. Следователь, ведущий дело Ю.Эдельштейна, пришел к нему на место работы за характеристикой. Во время этого визита он заявил: “мы теперь имеем дело с целой сектой”.

Жена Ю.Эдельштейна Татьяна продолжает свою голодовку солидарности с мужем, которую она начала 19 октября 1984 [1984, 19/20-27).

Около 100 семей еврейских активистов по всей стране начали голодовку в поддержку арестованных. Каждая семья голодает неделю, затем ее сменяет следующая.

Дело Эдуарда Крицкого (1984, 19/20-8)

NN 19/20 – 31 октября 1984

Эдуард Алексеевич Крицкий (р. 1939) по окончании рыбо-промышленного техникума работал тралмастером на рыболовных судах Мурманского флота. Он принял участие в создание ячеек свободного профсоюза на рыболовном флоте, организовал несколько ячеек на судах, в конце 70-х гг. участвовал в демонстрации в Архангельске в День печати. После этого Э.Крицким заинтересовался КГБ. В 1979 он был уволен из рыболовного флота.

После этого Э.Крицкий работал шофером в г.Кривой Рог, где вновь принял участие в организации свободного профсоюза, в котором насчитывалось до 40 человек. 1 мая 1980 вышел на демонстрацию, держа транспарант: “Рабочим – мясо, профсоюзам независимость от КПСС”. Брат Э.Крицкого Борис Черешенко фотографировал происходившее. Оба были арестованы, обвинены в “хулиганстве” и приговорены: Э.Крицкий к 3 г. лагерей общего режима, Б.Черешенко (ранее судимый) – к 2 г. лагерей строгого режима. Э.Крицкий отбывал наказание в лагере в Симферополе, а затем в Херсонской обл. (с.Старая Збурьевка).

***

Около половины срока Э.Крицкий провел в ПКТ. Он написал заявление в ПВС СССР об отказе от советского гражданства “в связи с несогласием с политическим, экономическим и социальным строем”.

За три дня до ожидавшегося освобождения Э.Крицкого отвезли в тюрьму г.Херсон, где ему было предъявлено обвинение по ст.187-1 УК УССР (аналог ст. 190-1 УК РСФСР) в распространении “клеветнических измышлений” среди заключенных. Э.Крицкий позднее был приговорен к 3 г.лагерей строгого режима.

Сейчас Э.Крицкий находится в лагере в г.Кременчуг Полтавской обл. УССР. Давление на него со стороны администрации продолжается.

Мать Э.Крицкого Черешенко живет по адресу: КазССР, Талды-Курганская обл.,г.Уштобе,ул.Ворошилова,67. Брат Э.Крицкого Б.Черешенко живет в г.Нальчике.

Дело Лины Тумановой (1984, 19/20-6)

NN 19/20 – 31 октября 1984

Стали известны дальнейшие подробности о деле Лины Тумановой [1984, 13-1), арестованной 4 июля 1984 в момент встречи на улице с американским дипломатом Дж. Пернелом и Дж.Глассом.

У Дж.Пернелла, задержанного как и Дж. Гласс, вместе с Л. Тумановой, были отобраны переданные ему Л.Тумановой материалы, в том числе рукопись Николая Крючкова, ряд открытых писем и обращений, две записки, адресованные проживающему в США Олегу Попову. В отделении милиции, куда доставили задержанных, Л.Туманову подвергли личному обыску, который ничего не дал. После этого следователи Попов и Глазков отвезли Л.Туманову домой для обыска в ее квартире. Были изъяты только личная переписка Л.Тумановой, несколько фотографий, записи телефонов и адресов и три фотокопии книги Ф. Ницше, изданной до 1917. Л.Туманова отказалась подписать протокол обыска. Затем во время первого допроса она отказалась и от дачи показаний.

Л.Туманова была помещена в Лефортовскую тюрьму КГБ. Ей было предЪявлено обвинение по ст. 70 УК РСФСР. Дело вел капитан КГБ Валерий Николаевич Мелехин, в следствии участвовал также следователь В.С.Сорокин.

Конкретно Л.Туманову обвиняли в следующем: написании рукописи “Я обвиняю”, изъятой у нее на обыске 7 апреля 1983, статьи “Мертвые не кусаются”, изъятой у американского гражданина Б.Тодда на таможне в октябре 1983, открытых писем в защиту Ивана Ковалева, Анатолия Марченко, Алексея Смирнова, Степана Сапелека; попытке передать на Запад рукопись В.Мейланова “На полях советских газет”; передаче Дж.Пернеллу ряда материалов (см. выше).

Следствие велось довольно вяло, по 2-3 допроса в месяц. Л.Туманова отказалась принять в нем участие. Ее безуспешно пытались склонить к раскаянию, для чего знакомили с делом Д.Дудко и с книгой Е.Дивнича “НТС, нам пора объясниться”.

В Лефортовской тюрьме Л.Туманову подвергли детальному обследованию несколько врачей, приглашенных из различных клиник Москвы, в том числе онколог. Л.Тумановой было зачитано заключение онколога (что противоречит обычной медицинской практике в СССР): “многочисленные злокачественные очаги, не подлежащие ни операции, ни химеотерапии”. Еще до онкологического осмотра Л.Туманова написала 24 августа 1984 заявление об отказе от лечения в тюремных условиях, вне зависимости от результатов обследования. Одновременно Л.Туманова обратилась в ПВС СССР с заявлением об отказе от советского гражданства.

В сентябре 1984 следствие было закончено и 17-19. 9.1984 Л.Туманова вместе с адвокатом Шаровым знакомилась с материалами дела. В деле имелись лишь материалы графологической экспертизы, подтверждающие авторство инкриминированных Л.Тумановой текстов, и показания ряда лиц, в том числе Ю.Шихановича и Т.Тарусовой, сводящиеся к тому, что с Л.Тумановой они знакомы мало, ничего от нее не получали и разговоров с ней не вели.

19 сентября 1984, после того как ознакомление с делом было закончено, мера пресечения Л.Тумановой была изменена на подписку о невыезде, и ее освободили из тюрьмы. Ей сказали, что суд состоится, как только это позволит ее здоровье. Сразу после освобождения Л.Туманова легла на обследование в онкологическую клинику, из которой вышла лишь недавно.

Дело Людоса Домбраускаса (1984, 19/20-4)

NN 19/20 – 31 октября 1984

20 марта 1984 в Вильнюсе на квартире Людоса Домбраускаса, на квартире его жены в Каунасе и на их садово-огородном участке под Вильнюсом прошли обыски.

Обыск в Вильнюсе производил полковник Линяускас. На обыске была изъята рукопись воспоминаний Л.Домбраускаса о сталинских лагерях. У Л.Домбраускаса была взята подписка о невыезде: ему было предъявлено обвинение по ст.68 УК Лит. ССР (аналог ст. 70 УК РСФСР). Во время следствия у Л.Домбраускаса произошел инфаркт, он был госпитализирован, но следствие продолжалось и в период его нахождения в больнице.

Суд над Л.Домбраускасом состоялся 1-3 октября 1984. В зале присутствовала его жена и 4 детей. Л.Домбраускас защищал себя сам. Во время защитительной речи с ним случился обморок.

Суд приговорил Л.Домбраускаса к 3,5 г. лагерей строгого режима и 2 г. ссылки. Он взят под стражу в зале суда.

Л.Домбраускас (р. 1921) – химик, бывший зав. отделом института термоизоляции АН Лит.ССР. Он отбыл в свое время 25 лет заключения в сталинских лагерях. Мемуары об этом времени и были ему инкриминированы на суде.