Преследования еврейских активистов (1984, 21-4)

N 21 – 15 ноября 1984

Поскольку Марк Непомнящий, арестованный недавно еврейский активист из Одессы [1984, 19/20-7), глух, он, по закону, имеет право пригласить защитника с самого начала предварительного следствия.

Прокурор рекомендовал ему защитника, который будет вести дело другого арестованного еврейского активиста, Я.Левина – адвоката Уманского. Однако, последний отказался принять дело М.Непомнящего. Следователь, ведущий дело М.Непомнящего, заявил его дочери Иде, что отец будет направлен на психиатрическую экспертизу. М.Непомнящий в 1959 находился на излечении в ПБ.

И.Непомнящая подала начальнику Одесского СИЗО заявление о регистрации брака с Я.Левиным [1984, 16-2), однако, ей в этом было отказано.

***

Третьему еврейскому активисту, арестованному в Одессе, Якову Мешу [1984, 19/20-7) предъявлено обвинение в отказе от дачи показаний и в сопротивлении милиции (ст.ст.179 и 188-1 УК УССР, аналог ст.ст. 182 и 191-1 УК РСФСР). Я.Меш был арестован на работе (в одном из одесских театров). Когда он сказал милиционерам, что он должен поставить в известность администрацию, они его избили и утащили в машину. Девять рабочих сцены, которые присутствовали при этом, написали заявление, подтверждающее, что Я.Меш сопротивление не оказывал, а также о том, что Я.Меш был избит. Сейчас, однако, власти оказывают на них давление, чтобы они взяли свое заявление назад.

20 октября 1984 жена Я.Меша Марина пыталась вылететь в Москву. Ее сняли с самолета, обыскали и изъяли копию заявления девяти свидетелей, о котором было сказано выше.

***

Михаил Винавер и его жена Софья Бухбиндер были вызваны на допрос по делу Я.Левина не в Одессе, а в Ленинграде (в 1984,19/20-7 ошибка). 5 ноября 1984 М.Винавер был вновь вызван в Ленинградское УКГБ. Ему сказали, что КГБ получил от С.Бухвиндер письмо, в котором говорилось, что в Эрмитаж и другие общественные здания в Ленинграде будут подложены бомбы в знак протеста против преследований преподавателей иврита в СССР. М.Винавер категорически отрицал факт посылки письма, и заявил, что ни он, ни его жена не знают ничего о каких-либо террористических угрозах со стороны евреев.

12 ноября 1984 в Ленинградское УКГБ был вызван еврейский активист Семен Бровинский. Ему был показан анонимный донос, написанный зелеными чернилами, в котором говорилось, что С.Бровинскому известно о планах подложить бомбы в Петропавловскую крепость и Эрмитаж. С.Бровинский также категорически опроверг эти утверждения.

10 ноября 1984 в Ленинграде бывший политзаключенный отказник Евгений Леин был остановлен у дверей своей квартиры лицами в штатском, которых Е.Леин опознал как сотрудников “еврейского отдела” Ленинградского УКГБ. Они предложили Е.Леину “следовать за ними”. Когда Е.Леин пытался предупредить своих родных о задержании, сотрудники КГБ напали на него и жестоко избили. Затем Е.Леина затащили в машину, где избиение продолжалось. Ему стали выламывать пальцы правой руки, “чтобы теперь он писал жалобы левой”. Ему сказали также, что его обвинят в “сопротивлении властям”. Потом Е.Леина отвезли в 58 о/м, где продержали три часа. По освобождении Е.Леин обратился в травматологический пункт. Было установлено серьезное повреждение левого уха. 12 ноября 1984 Е.Леин был уволен с работы.

Стало известно, что в августе 1984 в Риге несколько еврейских активистов-отказников были вызваны на допросы.

Следствия по делам москвичей А.Холмянского и Ю.Эдельштейна продолжаются. Сообщение об ожидавшемся суде над А.Холмянским [1984, 19/20-7) было ошибочным. Следователь, ведущий дело Ю.Эдельштейна, пришел к нему на место работы за характеристикой. Во время этого визита он заявил: “мы теперь имеем дело с целой сектой”.

Жена Ю.Эдельштейна Татьяна продолжает свою голодовку солидарности с мужем, которую она начала 19 октября 1984 [1984, 19/20-27).

Около 100 семей еврейских активистов по всей стране начали голодовку в поддержку арестованных. Каждая семья голодает неделю, затем ее сменяет следующая.

Дело Эдуарда Крицкого (1984, 19/20-8)

NN 19/20 – 31 октября 1984

Эдуард Алексеевич Крицкий (р. 1939) по окончании рыбо-промышленного техникума работал тралмастером на рыболовных судах Мурманского флота. Он принял участие в создание ячеек свободного профсоюза на рыболовном флоте, организовал несколько ячеек на судах, в конце 70-х гг. участвовал в демонстрации в Архангельске в День печати. После этого Э.Крицким заинтересовался КГБ. В 1979 он был уволен из рыболовного флота.

После этого Э.Крицкий работал шофером в г.Кривой Рог, где вновь принял участие в организации свободного профсоюза, в котором насчитывалось до 40 человек. 1 мая 1980 вышел на демонстрацию, держа транспарант: “Рабочим – мясо, профсоюзам независимость от КПСС”. Брат Э.Крицкого Борис Черешенко фотографировал происходившее. Оба были арестованы, обвинены в “хулиганстве” и приговорены: Э.Крицкий к 3 г. лагерей общего режима, Б.Черешенко (ранее судимый) – к 2 г. лагерей строгого режима. Э.Крицкий отбывал наказание в лагере в Симферополе, а затем в Херсонской обл. (с.Старая Збурьевка).

***

Около половины срока Э.Крицкий провел в ПКТ. Он написал заявление в ПВС СССР об отказе от советского гражданства “в связи с несогласием с политическим, экономическим и социальным строем”.

За три дня до ожидавшегося освобождения Э.Крицкого отвезли в тюрьму г.Херсон, где ему было предъявлено обвинение по ст.187-1 УК УССР (аналог ст. 190-1 УК РСФСР) в распространении “клеветнических измышлений” среди заключенных. Э.Крицкий позднее был приговорен к 3 г.лагерей строгого режима.

Сейчас Э.Крицкий находится в лагере в г.Кременчуг Полтавской обл. УССР. Давление на него со стороны администрации продолжается.

Мать Э.Крицкого Черешенко живет по адресу: КазССР, Талды-Курганская обл.,г.Уштобе,ул.Ворошилова,67. Брат Э.Крицкого Б.Черешенко живет в г.Нальчике.

Дело Лины Тумановой (1984, 19/20-6)

NN 19/20 – 31 октября 1984

Стали известны дальнейшие подробности о деле Лины Тумановой [1984, 13-1), арестованной 4 июля 1984 в момент встречи на улице с американским дипломатом Дж. Пернелом и Дж.Глассом.

У Дж.Пернелла, задержанного как и Дж. Гласс, вместе с Л. Тумановой, были отобраны переданные ему Л.Тумановой материалы, в том числе рукопись Николая Крючкова, ряд открытых писем и обращений, две записки, адресованные проживающему в США Олегу Попову. В отделении милиции, куда доставили задержанных, Л.Туманову подвергли личному обыску, который ничего не дал. После этого следователи Попов и Глазков отвезли Л.Туманову домой для обыска в ее квартире. Были изъяты только личная переписка Л.Тумановой, несколько фотографий, записи телефонов и адресов и три фотокопии книги Ф. Ницше, изданной до 1917. Л.Туманова отказалась подписать протокол обыска. Затем во время первого допроса она отказалась и от дачи показаний.

Л.Туманова была помещена в Лефортовскую тюрьму КГБ. Ей было предЪявлено обвинение по ст. 70 УК РСФСР. Дело вел капитан КГБ Валерий Николаевич Мелехин, в следствии участвовал также следователь В.С.Сорокин.

Конкретно Л.Туманову обвиняли в следующем: написании рукописи “Я обвиняю”, изъятой у нее на обыске 7 апреля 1983, статьи “Мертвые не кусаются”, изъятой у американского гражданина Б.Тодда на таможне в октябре 1983, открытых писем в защиту Ивана Ковалева, Анатолия Марченко, Алексея Смирнова, Степана Сапелека; попытке передать на Запад рукопись В.Мейланова “На полях советских газет”; передаче Дж.Пернеллу ряда материалов (см. выше).

Следствие велось довольно вяло, по 2-3 допроса в месяц. Л.Туманова отказалась принять в нем участие. Ее безуспешно пытались склонить к раскаянию, для чего знакомили с делом Д.Дудко и с книгой Е.Дивнича “НТС, нам пора объясниться”.

В Лефортовской тюрьме Л.Туманову подвергли детальному обследованию несколько врачей, приглашенных из различных клиник Москвы, в том числе онколог. Л.Тумановой было зачитано заключение онколога (что противоречит обычной медицинской практике в СССР): “многочисленные злокачественные очаги, не подлежащие ни операции, ни химеотерапии”. Еще до онкологического осмотра Л.Туманова написала 24 августа 1984 заявление об отказе от лечения в тюремных условиях, вне зависимости от результатов обследования. Одновременно Л.Туманова обратилась в ПВС СССР с заявлением об отказе от советского гражданства.

В сентябре 1984 следствие было закончено и 17-19. 9.1984 Л.Туманова вместе с адвокатом Шаровым знакомилась с материалами дела. В деле имелись лишь материалы графологической экспертизы, подтверждающие авторство инкриминированных Л.Тумановой текстов, и показания ряда лиц, в том числе Ю.Шихановича и Т.Тарусовой, сводящиеся к тому, что с Л.Тумановой они знакомы мало, ничего от нее не получали и разговоров с ней не вели.

19 сентября 1984, после того как ознакомление с делом было закончено, мера пресечения Л.Тумановой была изменена на подписку о невыезде, и ее освободили из тюрьмы. Ей сказали, что суд состоится, как только это позволит ее здоровье. Сразу после освобождения Л.Туманова легла на обследование в онкологическую клинику, из которой вышла лишь недавно.

Дело Людоса Домбраускаса (1984, 19/20-4)

NN 19/20 – 31 октября 1984

20 марта 1984 в Вильнюсе на квартире Людоса Домбраускаса, на квартире его жены в Каунасе и на их садово-огородном участке под Вильнюсом прошли обыски.

Обыск в Вильнюсе производил полковник Линяускас. На обыске была изъята рукопись воспоминаний Л.Домбраускаса о сталинских лагерях. У Л.Домбраускаса была взята подписка о невыезде: ему было предъявлено обвинение по ст.68 УК Лит. ССР (аналог ст. 70 УК РСФСР). Во время следствия у Л.Домбраускаса произошел инфаркт, он был госпитализирован, но следствие продолжалось и в период его нахождения в больнице.

Суд над Л.Домбраускасом состоялся 1-3 октября 1984. В зале присутствовала его жена и 4 детей. Л.Домбраускас защищал себя сам. Во время защитительной речи с ним случился обморок.

Суд приговорил Л.Домбраускаса к 3,5 г. лагерей строгого режима и 2 г. ссылки. Он взят под стражу в зале суда.

Л.Домбраускас (р. 1921) – химик, бывший зав. отделом института термоизоляции АН Лит.ССР. Он отбыл в свое время 25 лет заключения в сталинских лагерях. Мемуары об этом времени и были ему инкриминированы на суде.

Арест в лагере Николая Горбаля (1984, 19/20-3)

NN 19/20 – 31 октября 1984

Политзаключенный Николай Андреевич Горбаль не освободился из лагеря 23 октября 1984, когда кончался его срок. Вместо этого его 22 октября 1984 отправили из лагеря в СИЗО г.Николаев.

Ему было предъявлено обвинение по ст. 187-1 УК УССР ( аналог ст. 190-1 УК РСФСР). Дело Н.Горбаля ведет следователь Лисавский ( в фамилии возможна ошибка). По его выражению, “Н.Горбаль нашел себе в лагере единомышленников” ( очевидно речь в обвинении идет о распространении “клеветнических измышлений” среди заключенных). Между тем, Н. Горбаль старательно избегал каких-либо разговоров в лагере с заключенными, дабы исключить малейшую возможность нового обвинения.

Н. Горбаль (р. 10 сентября 1941, по паспорту – 6 мая 1941) в 1970-1977 отбывал заключение за “антисоветскую агитацию”. В 1979 был арестован вторично по сфабрикованному обвинению в “попытке изнасилования” и приговорен к 5 г. лагерей. Отбывал заключение в лагере на ст. Новоданиловка Николаевской обл., где и был арестован. Н.Горбаль был членом Украинской Хельсинкской группы. За рубежом опубликованы многие его поэтические произведения, в том числе для детей.

Жена Горбаля Ольга Стокательная-Горбаль живет по адресу: 252162, Киев, ул. Павло Тычины, 1, кв. 30, тел. 550 13 58.

Арест Юлия Эдельштейна (1984, 17/18-2)

«NN 17/18 – 30 сентября 1984»

4 сентября 1984 в Москве арестован еврейский активист-отказник преподаватель английского языка Юлий Эдельштейн (р. 1958).

Во время обыска на его квартире 24 августа 1984 [1984, 16-16] был найден спичечный коробок с неизвестным веществом. 4 сентября 1984 Ю.Эдельштейн был вызван в прокуратуру Фрунзенского р-на г.Москвы. Ему сообщили, что найденное вещество по данным анализа – гашиш. Ю.Эдельштейн был арестован.

7 сентября 1984 Ю.Эдельштейну было предъявлено обвинение в хранении наркотиков (ст.224 УК РСФСР). Обвинение утверждает, что наркотики были найдены непосредственно “на Ю.Эдельштейне”, хотя в действительности личный обыск его не производился. Хотя дело ведет прокуратура, Ю.Эдельштейн находится в СИЗО КГБ в Лефортово.

7 сентября 1984 в квартире Ю.Эдельштейна был произведен второй обыск. Изъято много документов и книг (в основном, на иврите).

Ю.Эдельштейн добивался эмиграции с февраля 1978. Ему отказывают на основании “секретности работы отца”, хотя родители Ю.Эдельштейна в разводе, и он не поддерживает отношений с отцом вот уже 20 лет. Ю.Эдельштейн – активный участник кружков по изучению иврита.

Жена Ю.Эдельштейна Татьяна живет по адресу: Москва, Ярославское шоссе, 34, корп.1, кв. 43.

Суд над Юрием Шихановичем (1984, 17/18-1)

«NN 17/18 – 30 сентября 1984»

5-6 сентября 1984 Московский городской суд в помещении райнарсуда Бабушкинского р-на г.Москвы рассмотрел дело Юрия Шихановича [1984, 15-12], обвинявшегося по ст.70 УК РСФСР.

Ю.Шиханович во время следствия проходил психиатрическую экспертизу, и на этот раз, в отличие от экспертизы во время первого ареста (1972), был признан вменяемым. Ю.Шихановича защищал адвокат Александр Поляк. Из близких обвиняемого в зал суда были допущены только его жена и дочь.

Ю.Шиханович обвинялся в участии в издании “Хроники текущих событий”, распространении “антисоветской” литературы, сборе и передаче информации за рубеж (в частности, К.Любарскому и Б.Вайлю). В начале судебного заседания было зачитано заявление Ю.Шихановича, в котором он признавал себя виновным в редактировании NN 30-60 “Хроники текущих событий”, распространении литературы, передаче информации за рубеж.

В ходе судебного заседания, однако, Ю.Шиханович настаивал на том, что инкриминируемые ему номера “Хроники текущих событий” составлялись им единолично. Прокурор, напротив, утверждал, что в их издании принимало участие около 15 чел., и обвинял Ю.Шихановича в “неискренности”.

Ю.Шиханович был приговорен к 5 г. лагерей строгого режима и 5 г. ссылки.

Дело Михаила Середы (1984, 16-3)

N 16 – 31 августа 1984

Михаил Глебович Середа (р. 1942) – кандидат физико-математических наук, специалист по электронике, работал зав. лабораторией во ВНИИ пленок и искусственных кож.

После ареста А.Верховского [1982, 20/21-8] в апреле 1982 у М.Середы в Москве был проведен обыск ”с целью изъятия литературы антисоветского характера, валюты и порнографических материалов”. Через несколько дней обыски были проведены у родителей М.Середы в г.Обнинске Калужской обл. и в квартире, в которой М.Середа жил ранее. На обысках практически ничего изъято не было.

В декабре 1982 в лаборатории М.Середы прошла инвентаризация, не выявившая никаких злоупотреблений, а в январе 1983 неожиданно была назначена бухгалтерская ревизия. Ее проводил ревизор Ваксман, который некоторым представлялся как сотрудник КГБ.

Ревизия проводилась целенаправленно для выявления злоупотребления со стороны М.Середы. Ожидавшаяся сумма недостачи (80 тыс. руб.) была названа ревизором еще в начале ревизии. Эта же сумма фигурировала и в окончательном ее акте. После ревизии у ряда лиц, близких к М.Середе, были проведены обыски. В частности, не квартире родителей М.Середы, была обнаружена лаборатория, в которой М.Середа был вынужден проводить часть исследований ввиду тесноты в институте и отсутствия там элементарных условий для работы.

***

В мае 1983 М.Середа был арестован. Дело его вела следователь Кокорина. М.Середу обвиняли по ст.92 ч.3 УК РСФСР (“хищение государственного имущества… путем злоупотребления служебным положением”), ст.175 (“должностной подлог”), ст.170 (“злоупотребление служебным положением”), ст.208 ч.2 (“приобретение имущества, добытого заведомо преступным путем”).

Как хищение рассматривалось то, что некоторые приборы М.Середа был вынужден установить у себя дома, чтобы проводить на них исследования по плану института. Так, например, у него дома в течение ряда лет находилось электронно-вычислительное устройство управления технологическими процессами МК-43 (относительно него М.Середа заметил позднее на суде, что едва ли обвинение думает, что он подсчитывал на нем домашние расходы). Как “подлог” и “злоупотребление” было истолковано завышение заявок на материалы для лаборатории и “преждевременное” их списание. По ст.208 М.Середа обвинялся в приобретении для лаборатории радиодеталей “у неустановленных лиц”.

Кроме того, М.Середа обвинялся по ст.196 ч.2 (“изготовление поддельных документов”), конкретно – в фальсификации на акте техосмотра автомашины записи о наложении на него штрафа в 5 руб., и по ст.218 ч.1 (“незаконное хранение боеприпасов”) в хранении 21 шт. патронов.

Во время следствия велись допросы не только по предъявленным обвинениям. В частности, материалы допросов М.Середы неоднократно использовались в следствии по делу Д.Маркова [1984, 9-3).

Дело М.Середы рассматривал народный суд Москворецкого р-на г.Москвы 23 февраля — 2 марта и 13 марта 1984. Председательствовала судья Ларионова, обвинение поддерживала прокурор Никольская, защищал М.Середу адвокат Д.Аксельбант. М.Середа виновным себя по большинству статей не признал (он признал себя виновным лишь в хранении патронов и частично в фальсификации записи на акте техосмотра машины).

Суд велся предвзято. Судья Ларионова угрожала свидетелям, выступавшим в пользу М.Середы, добиваясь от них нужных показаний, свидетелей, выступавших в пользу обвинения, приглашали для инструктажа в совещательную комнату и т.п.

Прокурор просила для М.Середы 8 лет лагерей, а представитель гражданского истца (зам. директора ВНИИПИК Саутин) предъявил иск на 45 тыс.руб.

Адвокат отверг доводы обвинения и указал, что М.Середа может быть обвинен лишь в “халатности” (ст.172 УК РСФСР), да и то большая часть вины лежит на сотрудниках бухгалтерии и дирекции, обязанных контролировать отчетную документацию.

М.Середа в последнем слове заявил, что он знает “побудительные мотивы действий следователя”. “Я пробовал, – сказал М.Середа – один раз изложить эти причины врачам в институте им.Сербского, где проходил психиатрическую экспертизу. Там мне не поверили и сочли, что я симулирую сумасшествие”. Поэтому М.Середа отказался об этом говорить на суде и заявил лишь: “Целью следствия было уничтожить меня социально. Эта цель достигнута”.

Суд приговорил М.Середу к 7 г. лагерей усиленного режима и к конфискации имущества. Иск гражданского истца на 45 тыс. руб. удовлетворен.

21 мая 1984 Мосгорсуд рассмотрел кассационную жалобу М.Середы и оставил ее без удовлетворения.

Арест Якова Левина (1984, 16-2)

N 16 – 31 августа 1984

12 августа 1984 в Одессе арестован еврейский активист, отказник Яков Левин. В день ареста в его доме был произведен обыск. Изъяты учебные иврита и израильские фотооткрытки. Я.Левин помещен в Одесскую тюрьму. Ему предъявлено обвинение по ст.187-1 УК УССР (аналог ст.190-1 УК РСФСР).

21 марта 1984 у Якова Левина дома и на работе был проведен обыск [1984, 7-16, там неточность в дате), после чего его неоднократно допрашивали [1984, 9-14). Допрашивали также его сослуживцев. Обыск и допросы проводились по делу N2305, делу некоего Рябо. Рябо – сослуживец одного из одесских евреев-отказников, группа которых поехала летом 1983 отдыхать на Соловецкие острова. В Архангельске у Рябо был изъят нож. Рябо был арестован, и ему предъявлено обвинение в хранении оружия. Сейчас Рябо находится в СИЗО и дает подробные показания против евреев, с которыми он ездил в отпуск. Он утверждает, что они занимались распространением сионистской литературы, вели “сионистские разговоры, разжигающие национальную рознь”. Возможно, что Я.Левин арестован сейчас именно по показаниям Рябо.

***

Одесская преподавательница в неофициальных кружках иврита Ида (Юдифь) Непомнящая [1983,  1-4) подала 17 августа 1984 заявление начальнику Одесской тюрьмы с просьбой зарегистрировать ее брак с Я.Левиным.

Суд над Е.Боннэр и положение А.Сахарова (1984, 16-1)

«N 16 – 31 августа 1984»

В 20-х числах августа 1984, сначала из сообщений госдепартамента США, а затем из интервью, данного безымянным “информатором” западногерманской газете “Bild” (по всем признакам, этот “информатор” – Виктор Луи [Victor Louis]), стало известно, что 17 августа 1984 в Горьком состоялся суд над Еленой Боннэр.

О подробностях неизвестно ничего, кроме того, что защиту Е.Боннэр осуществляла московский адвокат Елена Анисимовна Резникова. Е.Боннэр приговорена к 5 г. ссылки. Как намекнул В.Луи (обычно являющийся неофициальным рупором КГБ), Е.Боннэр будет, скорее всего, отбывать ссылку в Горьком (по словам В.Луи, приговор к ссылке “должен помешать тому, чтобы она выезжала из Горького»).

В.Луи изложил также версию, согласно которой Е.Боннэр, после того как А.Сахаров объявил голодовку, пыталась вылететь в Москву, но была задержана в аэропорту. Ее обыскали, изъяли письма А.Сахарова и другие “вредные для интересов Советского Союза” материалы. Через два дня ее отпустили и тогда же началось следствие.

***

Одновременно с появлением сообщений о суде над Е.Боннэр, стало известно, что В.Луи привез и продал газете “Bild” 18-минутный видеофильм об А.Сахарове и Е.Боннэр, который был позднее перепродан американской телекомпании ABC.

Фильм очевидно снят скрытой камерой, а затем смонтирован и озвучен дикторским текстом. Кадры фильма относятся к различным периодам времени. Есть старые кадры, снятые тогда, когда А.Сахаров и Е.Боннэр жили оба в горьковской квартире, из чего становится ясным, что скрытое наблюдение при помощи телекамеры велось за супругами в течение долгого, если не всего, времени. Кадров, показывающих Е.Боннэр и А.Сахарова вместе, в фильме нет, если не считать нескольких сцен, длящихся всего несколько секунд и снятых явно давно. Большая часть кадров относится к последнему периоду, для удостоверения чего в фильм введены специальные “марки времени” – номера советских и иностранных журналов, театральные афиши и т.п.

Е.Боннэр в кадрах этого времени показана идущей по улице и сидящей на скамейке вместе с адвокатом Е.Резниковой (ее имя диктор не называет). Видно также, как Е.Боннэр входит в здание прокуратуры (“для дачи объяснений”, – говорит диктор). Судя по “маркам времени” эти кадры сняты в июле 1984. Внешне Е.Боннэр выглядит очень плохо.

А.Сахаров в кадрах этого последнего периода (тоже июль 1984) снят в больнице (“на отдыхе, как выражается диктор). Он показан в больничном саду в сопровождении неизвестных лиц, а также в палате обедающим (“обедает А.Сахаров обычно в одиночестве”, – замечает диктор). Внешне А.Сахаров сильно изменился к худшему, очень постарел, выглядит больным и усталым, движения замедлены. Все это находится в резком контрасте с бодрым тоном диктора, описывающего красоту г.Горького, где “с 1980 по решению правительства проживает академик А.Д.Сахаров”. Диктор подчеркивает также, что А.Сахаров “работает в научном институте и зарабатывает 800 р. в месяц”.

Почти одновременно с появлением фильма было дано другое, нежели “по решению правительства”, объяснение ссылки А.Сахарова в Горький. 20 августа 1984 московское радио на английском языке сообщило, что А.Сахаров был сослан в Горький за “нарушение ст.70 УК РСФСР”. Такое же заявление сделал в подкомиссии ООН по защите меньшинств советский делегат В.Софинский.

На вопрос корреспондента «Bild» о том, находится ли А.Сахаров и Е.Боннэр вместе или разделены, как это видно из фильма, В.Луи ответил, что они живут вместе, но чтобы доказать это, ему потребуется некоторое время.