Суд в Перми (1981, 18-1)

N 18 – 30 сентября 1981

26 авг.-15 сентября 1981 в Пермском областном суде состоялся процесс Паруйра Айрикяна, Владимира Свердлова и Владимира Жилина [1980, 23/24-35].

Паруйр Аршавирович Айрикян (р.1949) – политзаключенный, бывший секретарь Национальной Объединенной Партии Армении. Отбывал срок по ст.ст. 65, 67 УК АрмССР (аналог ст.ст. 70, 72 УК РСФСР) в 1969-1973, вторично арестован по тем же статьям УК 10 февраля 1974 и приговорен к 7 г. лагеря и 3 г. ссылки. На данном суде обвинялся по ст.174 ч.2 УК РСФСР (“дача взятки”).

Владимир Ильич Свердлов (р.1946) был арестован в 1977 и приговорен к 8 г. лагерей по ст.64 УК РСФСР (за “попытку передачи шпионской информации гражданину Египта”). На данном суде он обвинялся по ст.174 ч.2 с ст.174-1 ч.2 УК РСФСР (“дача взятки” и “посредничество во взяточничестве”).

Владимир Иванович Жилин – бывший начальник цеха металлообработки пермского лагеря N 35, где содержались П.Айрикян и В.Свердлов. Он обвинялся по ст.173 ч.2 УК РСФСР (“получение взятки”).

Председательствовал в суде судья Виктор Хреновский, обвинение поддерживал прокурор Юрий Наборщиков. П.Айрикяна защищал адвокат Абрикосов (Москва), В.Свердлова – адвокат Яславский (Пермь), В.Жилина – адвокат Деменев (Пермь). Судебные заседания происходили ежедневно, кроме выходных. Было сделано лишь два однодневных перерыва.

***

Суть дела, согласно обвинительному заключению, состояла в том, что В.Жилин получал от невесты П.Айрикяна Е.А.Сиротенко и матери В.Свердлова Л.М.Свердловой продуктовые посылки и передавал их В.Свердлову, который затем часть содержимого передавал П.Айрикяну. Эти продукты питания П.Айрикяном “использовались при проведении противоправных акций”. В.Жилин также отправлял в обход цензуры письма П.Айрикяна (полученные через В.Свердлова), которые “содержали информацию, не подлежащую разглашению за пределами ИТУ, которая могла быть использована в идеологических диверсиях против СССР”.

За эти услуги В.Свердлов и П.Айрикян (через В.Свердлова) отдавали В.Жилину часть содержимого посылок. По утверждению следствия, В.Жилин за время своих отношений с В.Свердловым (с 1979) получил от него (а также от П.Айрикяна через В.Свердлова) две пары детских колготок, детский и женский плащи, 10 блоков жевательной резинки, несколько бульонных кубиков, три пачки чая и пачку сигарет. В свою очередь, В.Жилин за два года получил для В.Свердлова пять посылок и отправил 3 письма. В посылках было несколько банок мясных и рыбных консервов, несколько бутылок растительного масла, кофе, бульонные кубики, чай, 8 авторучек, перец, туалетные принадлежности. Содержимое этих посылок В.Жилин бесконтрольно проносил в лагерь, используя свое служебное положение.

В качестве свидетелей были допрошены начальник лагеря N 35 Н.М.Осин бывший дежурный помощник начальника колонии Николаев, сотрудница почты, на которую приходили посылки, жена В.Жилина, невеста П.Айрикяна Е.Сиротенко и заключенный Ю.Бутченко. Последний сказал. что по данному делу ничего не знает, но что в лагере многие получали нелегальные посылки, в том числе и он сам. Показания других свидетелей лишь зачитывались (в том числе показания Л.Грюнберг, жены бывшего политзаключенного С.Солдатова). Показания свидетелей практически не содержали ничего существенного для дела.

В.Жилин признал себя виновным и выразил раскаяние. В.Свердлов признал частично факты, но не согласился с их квалификацией, как преступных. Он подчеркнул, что был инициатором отношений с В.Жилиным и все операции осуществлял сам, без участия П.Айрикяна. От части показаний, данных на предварительном следствии, он отказался, заявив, что они были даны под давлением.

П.Айрикян виновным себя не признал и выразил убеждение, что его преследуют лишь потому, что он – политзаключенный и армянин. Он сообщил, что против него в лагере в 1979 уже было однажды возбуждено дело в связи с тем, что он, якобы, “призывал к террору”. Было допрошено тогда 15 чел., но дело было прекращено, т.к. доказательств найдено не было. П.Айрикян сказал также, что он действительно просил прислать продуктовые посылки, чтобы утолить голод, т.к. почти потерял чувство пространства и времени и память после 4 мес. пребывания в ПКТ, где его кормили по норме 9б (Эта нома такова: хлеб ржаной 450 г., мука пшеничная – 10 г., крупа 50 г., рыба 60 г., жир 6 г., картофель – 250 г., капуста 200 г., томатная паста – 5 г.; общая калорийность – 1400 ккал, содержание белковой массы – 38 г.; реальная норма обычно ниже из-за неполного вложения в котел). П.Айрикян сказал, что за 11 лет заключения (по обоим приговорам) он провел 7 л. в ПКТ и 300 сут. в ШИЗО.

***

Прокурор заявил, что показания Е.Сиротенко, Л.Грюнберг, Ю.Бутченко и В.Свердлова нельзя принимать во внимание, т.к. они пытаются выгородить П.Айрикяна. Он сказал также, что Ю.Бутченко и В.Свердлов дают свои показания за вознаграждение, т.к. Е.Сиротенко перевела им (официально, на адрес следственного изолятора) по 15 руб. Он просил назначить П.Айрикяну 4 г. лагерей строгого режима, В.Свердлову – 2,5 г., а В.Жилина приговорить условно к 3 г. лишения свободы с обязательным привлечением к труду. Все три адвоката потребовали оправдания подсудимых за отсутствием состава преступления. Адвокат В.Жилина указал, что его подзащитный признал себя виновным, но он не юрист, и поэтому не понимает, что здесь имело место не преступление, а всего лишь административное нарушение.

Суд постановил применить ко всем подсудимым ст.43 УК РСФСР (“назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено законом”): к Жилину – ввиду первой судимости и раскаяния, к Свердлову – т.к. его действия не повлекли за собой тяжких последствий, к П.Айрикяну – т.к. его вина существенно меньше, чем вина В.Свердлова.

Суд приговорил П.Айрикяна к 3 г. лагерей строгого режима без поглощения неотбытой части наказания по предыдущему приговору. Таким образом, конец его лагерного срока отодвигается на 3 г., но отбывать оставшийся срок он будет в общеуголовном лагере.

В.Свердлова суд приговорил по совокупности двух статей УК к 6 г. лагерей строгого режима с поглощением неотбытого срока заключения по предыдущему приговору. В отношении В.Жилина суд удовлетворил просьбу прокурора.

Адвокаты подали кассационные жалобы, которые будет рассматривать Верховный Суд РСФСР.

Лагерное дело Паруйра Айрикяна (1980, 21-2)

N 21 – 15 ноября 1980

Политзаключенному Паруйру Айрикяну предъявлено новое обвинение по ст.174 УК РСФСР (“дача взятки”). Следствие по его делу заканчивается (либо уже закончено), и ожидается суд. Санкция ст.174 УК РСФСР – от 3 до 8 лет лишения свободы.

П.Айрикян обвиняется в том, что давал взятки начальнику цеха в рабочей зоне пермского лагеря N 35 В.И. Жилину с целью нелегального получения продовольственных посылок и отправки писем. В.Жилин также арестован [1980, 17-7]. Посредником между Жилиным и Айрикяном, как утверждает следствие, выступал заключенный В.И.Свердлов (другие заключенные уже давно считали его провокатором; ныне он переведен в другой лагерь, и судьба его неизвестна).Следствие утверждает также, что нелегальное получение посылок подтвердил политзаключенный Матусевич. Допросам и обыскам по этому делу подвергались невеста П.Айрикяна Е.Сиротенко и жена политзаключенного С.Солдатова Л.Грюнберг [1980, 17-7].

Паруйр Аршавирович Айрикян (р. 5 июля 1949) впервые был арестован по политическому обвинению в 1969 и отбыл 4 г.лагерей. Вторично его арестовали в 1974 и приговорили к 7 г.лагерей и 4 г. ссылки. П.Айрикян является секретарем Национальной Объединенной партии Армении (НОП). До конца лагерного срока и отправления в ссылку ему оставалось около 3 мес.

Невеста П.Айрикяна Е.Сиротенко живет в Москве по адресу: Ленинградское шоссе,86,корп.2, кв. 43.

Обыски по делу Жилина (1980, 17-7)

N 17 – 15 сентября 1980

28 августа 1980 прошли обыски у жены политзаключенного Сергея Солдатова Людмилы Грюнберг в г.Таллине и у невесты политзаключенного Паруйра Айрикяна Елены Сиротенко в Москве. 30 августа прошел обыск на даче, которую снимает Л.Грюнберг под Таллином. На обоих обысках у Л.Грюнберг присутствовала А.Романова из Москвы, которую тоже обыскали. У Е.Сиротенко был изъят самиздат и “сионистская” литература. Л.Грюнберг в Таллине следователь предложил выдать все, относящееся к лагерю N 35. Грюнберг выдала письма, полученные через цензуру от Ю.Бутченко и К.Мятика, и обыск проводить не стали. На даче были изъяты три открытки, адресованные хозяину дачи, у самой Л.Грюнберг ничего изъято не было.

29 августа 1980 Грюнберг и Сиротенко были по-отдельности вызваны на допросы. Следователь сообщил Сиротенко, что ее допрашивают по делу Жилина, начальника одного из цехов в производственной зоне лагеря N 35. Жилин арестован за “превышение служебных полномочий” (ст.171 УК РСФСР). Он получал в пос. Чусовом Пермской обл. посылки от родственников политзаключенных (на обыске у него изъято 5 извещений на посылки, в том числе два от Сиротенко), затем проносил их в лагерь, где отдавал заключенному В.И.Свердлову для передачи другим (ранее от заключенных лагеря N 35 поступали сообщения, что Свердлов провокатор). Следователь Розенблюм сказал Грюнберг, что Жилин арестован за незаконную передачу писем заключенных. Допрос велся, в основном, о переписке Л.Грюнберг.

Забастовка политзаключенных (1979, 10-7)

N 10 – 31 мая 1979

16-26 апреля 1979 политзаключенные Пермского лагеря N35 провели забастовку. В ней участвовали: П.Айрикян, А.Альтман (до своего помилования), Ю.Будченко, Д.Квецко, В.Лисовой, М.Матусевич, И.Огурцов, П.Плюйра-Плумпа, М.Равиньш и М.Тилгалс.

За месяц до забастовки политзаключенные направили в МИД СССР заявления с требованием допустить посещение политлагерей западными корреспондентами и представителями Комитета ООН по правам человека. После того, как все заявления были конфискованы, политзаключенные отказались выходить на работу.

Некоторые из авторов заявлений еще до этого были подвергнуты разным наказаниям. П.Айрикян уже с конца марта был помещен в ШИЗО (карцер) и находился там к началу забастовки.

Угрозы убийства инакомыслящих (1979, 4-5)

N 4 – 28 февраля 1979

Угрозы в адрес А.Д.Сахарова в связи с его позицией относительно смертных приговоров группе армян продолжаются. После вторжения в его квартиру двоих “родственников” убитых при взрыве в метро [см. 1979, 3-4] он трижды получал телефонные звонки с угрозами.

В середине февраля 1979 Вячеслав Бахмин, член Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях, получил письмо, в котором незвестный “друг” просил его передать Сахарову, что “Свободное межпрофессиональное объединение трудящихся” (СМОТ, см. 1978, 2-1 ; 1979, 1-5] готовит против него террористический акт. Сахаров заявил, что он осведомлен о деятельности СМОТ и уверен, что эта организация не имеет с терроризмом ничего общего.

Газета “Известия” 9 февраля 1979 опубликовала письмо некоего Тюжина “Позор защитникам убийц”, в котором содержатся резкие нападки на Сахарова.

***

Елена Сиротенко, невеста политзаключенного Паруйра Айрикяна (который, в свою очередь, является дальним родственником казненного С.Затикяна), также получила письмо с угрозами. От нее требуют, чтобы она не позже 24 апреля уехала в Израиль, иначе ее зарежут. (24 апреля – годовщина резни армян турками, день национального армянского траура).

31 августа 1979 (N 16)

«Вести из СССР», 1979 г.

Арест Игоря Губермана (16-1) Москва.

Преследования адвентистов (16-2)

Начало суда над Георгием Михайловым (16-3) Ленинград.

Дело Владимира Пореша (16-4)

Дело отца и сына Сичко (16-5) Львов.

Обыск у Виктора Некипелова (16-6) г. Камешково.

ИТК-35 (16-7) Пермь.

Положение ссыльных (16-8)

Разные сообщения (16.9 – 16.30)

Читать далее

31 июля 1979 (N 13/14)

«Вести из СССР», 1979 г.

Арест отца и сына Сичко (13/14-1) г. Долина.

Арест Эдуарда Арутюняна (13/14-2) Ереван.

Повторная госпитализация Гаврила Янькова (13/14-3) Москва.

Суд над Эдуардом Кулешовым (13/14-4) Ростов-на-Дону.

Суд над Марком Морозовым (13/14-5) Москва.

Положение Леонида Серого (13/14-6) г. Ильичевск.

Чистопольская тюрьма (13/14-7)

Положение ссыльных (13/14-8)

// 13/14-9

Положение семьи Александра Гинзбурга (13/14-10) Москва.

Разные сообщения (13/14.11 — 34)

Читать далее