О Русском Общественном Фонде (1982, 1-3)

«N 1 – 15 января 1982»

Русский Общественный Фонд помощи преследуемым по политическим мотивам и их семьям опубликовал за подписью своего распорядителя С.Ходоровича заявление и предал гласности Статут Фонда. Публикация сделана в связи с усилением давления со стороны властей на Фонд [1981, 23/24-5 ; 1981, 23/24-21].

Читать далее

Суд над Владимиром Сытинским (1984, 24-2)

<< N 24 – 31 декабря 1984 >>

В первой половине декабря 1984 Ленинградский городской суд слушал дело Владимира Сытинского [1984, 23-7], обвинявшегося по ст.190-1 УК РСФСР. В.И.Сытинский (р. 1959), выпускник биологического ф-та ЛГУ, змбриолог по специальности, с декабря 1982 – член Совета представителей СМОТ.

Суд был практически открытым – пускали всех желающих, хотя в зале было также большое количество специально приглашенной публики.

Читать далее

Томское дело (1982, 23/24-9)

«NN 23/24 – 31 декабря 1982»

Стали известны дополнительные подробности о томском деле (1982, 19-3 и ранее).

Следствие по этому делу было начато, по-видимому, еще в 1981 по доносу первой жены Валерия Кенделя Плюсниной, сообщившей в КГБ перечень зарубежной и самиздатской литературы, читаемой мужем, и круг его знакомств. В результате этого доноса и были проведены обыски 1 апр. 1981 [1981, 12-6], в том числе в теплице цветочного хозяйства г.Томска у Станислава Божко и др. лиц. (так. наз. “тепличное дело”). Тогда следствие было прекращено за недостатком материалов. В.Кендель, однако, был вынужден уйти с работы в социологической лаборатории (равно как и С.Божко из цветочного хозяйства), и оба начали зарабатывать себе на жизнь на строительных работах.

Читать далее

Суд над Генрихом Алтуняном (1981, 7-2)

«N 7 – 15 апреля 1981»

31 марта 1981 Генрих Алтунян [1980, 23/24-3] был осужден судом в г.Харькове по ст.62 УК УССР (аналог ст.70 УК РСФСР) на 7 л. лагерей строгого режима и 5 л. ссылки.

Г.Алтуняну, в числе прочего, инкриминировалось хранение и распространение “Архипелага ГУЛаг” и несколько выпусков “Хроники текущих событий”. Г.Алтунян виновным себя не признал. В последнем слове он сказал, что “с литературой нужно бороться только литературой, а не полицейскими методами”.

К суду над Александром Лавутом (1981, 2-3)

N 2 – 30 января 1981

А.Лавуту [1980, 23/24-1] инкриминировалось участие в написании или подписание 19 писем и обращений.

В их числе 6 документов Инициативной группы по защите прав человека в СССР, включая письма У Тану, К.Вальдхайму, 5-му Всемирному конгрессу психиатров в Мехико и др. Среди прочих документов: “Московское обращение”, “30 октября – День политзаключенного в СССР”, Обращение к Белградской конференции, Заявление к 40-летию пакта Риббентроп-Молотов и др.

Кроме того, А.Лавуту инкриминировалось распространение книг: “Архипелаг ГУЛал”, “Ленин в Цюрихе”, “История болезни Леонида Плюща”, а также письма “Об отмене смертной казни”. А.Лавута обвиняли также в устном распространении “клеветнических измышлений”.

В числе свидетелей был канд.хим.наук Айедин Шеми-Заде, крымский татарин, проживающий в Москве. Обвинение вызвало его с целью показать, что утверждения А.Лавута о преследовании крымских татар – клеветническое. Однако, в ответ на вопросы А.Лавута свидетель подтвердил, что репрессии против татар продолжаются. Тогда судья прервал его.

Сообщение [1980, 23/24-1] о том, что позиции адвоката и А.Лавута разошлись, другими источниками не подтверждается.