О Русском Общественном Фонде (1982, 1-3)

N 1 – 15 января 1982

Русский Общественный Фонд помощи преследуемым по политическим мотивам и их семьям опубликовал за подписью своего распорядителя С.Ходоровича заявление и предал гласности Статут Фонда. Публикация сделана в связи с усилением давления со стороны властей на Фонд [1981, 23/24-5 ; 1981, 23/24-21].

Читать далее

Суд над Владимиром Сытинским (1984, 24-2)

<< N 24 – 31 декабря 1984 >>

В первой половине декабря 1984 Ленинградский городской суд слушал дело Владимира Сытинского [1984, 23-7], обвинявшегося по ст.190-1 УК РСФСР. В.И.Сытинский (р. 1959), выпускник биологического ф-та ЛГУ, змбриолог по специальности, с декабря 1982 – член Совета представителей СМОТ.

Суд был практически открытым – пускали всех желающих, хотя в зале было также большое количество специально приглашенной публики.

Читать далее

Суд над Генрихом Алтуняном (1981, 7-2)

N 7 – 15 апреля 1981

31 марта 1981 Генрих Алтунян [1980, 23/24-3] был осужден судом в г.Харькове по ст.62 УК УССР (аналог ст.70 УК РСФСР) на 7 л.лагерей строгого режима и 5 л. ссылки.

Г.Алтуняну, в числе прочего, инкриминировалось хранение и распространение “Архипелага ГУЛаг” и несколько выпусков “Хроники текущих событий”. Г.Алтунян виновным себя не признал. В последнем слове он сказал, что “с литературой нужно бороться только литературой, а не полицейскими методами”.

К суду над Александром Лавутом (1981, 2-3)

N 2 – 30 января 1981

А.Лавуту [1980, 23/24-1] инкриминировалось участие в написании или подписание 19 писем и обращений.

В их числе 6 документов Инициативной группы по защите прав человека в СССР, включая письма У Тану, К.Вальдхайму, 5-му Всемирному конгрессу психиатров в Мехико и др. Среди прочих документов: “Московское обращение”, “30 октября – День политзаключенного в СССР”, Обращение к Белградской конференции, Заявление к 40-летию пакта Риббентроп-Молотов и др.

Кроме того, А.Лавуту инкриминировалось распространение книг: “Архипелаг ГУЛал”, “Ленин в Цюрихе”, “История болезни Леонида Плюща”, а также письма “Об отмене смертной казни”. А.Лавута обвиняли также в устном распространении “клеветнических измышлений”.

В числе свидетелей был канд.хим.наук Айедин Шеми-Заде, крымский татарин, проживающий в Москве. Обвинение вызвало его с целью показать, что утверждения А.Лавута о преследовании крымских татар – клеветническое. Однако, в ответ на вопросы А.Лавута свидетель подтвердил, что репрессии против татар продолжаются. Тогда судья прервал его.

Сообщение [1980, 23/24-1] о том, что позиции адвоката и А.Лавута разошлись, другими источниками не подтверждается.

Суд над Марком Морозовым (1981, 1-6)

N 1 – 15 января 1981

5 января 1981 выездная сессия Верховного Суда КомиАССР в Воркуте начала слушание дела Марка Морозова [1980, 23/24-30 и ранее], обвинявшегося по ст.70 ч.1 УК РСФСР.

Председательствовал зам.председателя ВС КомиАССР Ермолаев, обвинение поддерживал прокурор Щербаков. От назначенного ему воркутинского адвоката Кацафани Н.Морозов отказался и потребовал московского адвоката Дубровскую, а когда выяснилось, что та занята – своего брата Даниила Морозова. Суд удовлетворил его просьбу и сделал перерыв на 2 дня, чтобы Д.Морозов мог ознакомиться с делом. Братья, однако, не нашли общей позиции для защиты и М.Морозов защищает себя сам. Суд возобновился 8 января

М.Морозову инкриминируется написание статьи об интервенции в Афганистане, распространение “Архипелага ГУЛАГ”, размножение статьи И.Померанцева “Око и слеза”, устные вызказывания. Свидетелями выступоли воркутинские жители Сосновский, Лужков, машинистка В.Месяцева, перепечатывавшая статью И.Померанцева, мать и дочь Гамбург, получавшие от Морозова “Архипелаг ГУЛАГ”, бывший воркутинец Александр Ступников, принесший статью об Афганистане на обыск к И.Каплун, где она была изъята [см. 1980, 6-6].

М.Морозов отрицает все эпизоды обвинения, кроме распространения “Архипелага ГУЛАГ”. Окончание дела ожидалось не ранее 14 января 1980, сведений о приговоре пока не поступало.

Дело о.Глеба Якунина (1979, 22-2)

N 22 – 30 ноября 1979

13 ноября 1979 у жены о.Глеба Якунина был произведен еще один обыск. Обыск проводил кап.Владимир Васильевич Каталиков (следователь по делу Т.Великановой).

Перед началом обыска он потребовал выдачи “валюты и других ценностей”. Было изъято 19 икон и крест-распятие. В день обыска И.Якунина обнаружила в своем почтовом ящике записку на иностранном языке, которую она не смогла прочесть. Эту записку тоже изъяли.

И.Якунину, старшую дочь и подругу дочери подвергли личному обыску, раздев догола. Для этого пригласили соседку по дому В.Г.Ширяеву, которую потом оформили как понятую (по закону понятые не могут участвовать в обыске).

***

Стало известно, что в день ареста Г.Якунина, 1 ноября 1979, кроме названных в [1979, 21-2], прошли обыски у брата И.Якуниной Владимира Степанова в г.Пушкино Московской обл. и у машинистки по имени Анфиса.

У Степанова изъята различная литература и письма, охотничье ружье и стартовый пистолет. У Анфисы – большое количество экземпляров последнего документа Христианского комитета. На допросе Анфиса показала, что печатать ее просили Якунин и Капитанчук.

На обыске 1 ноября 1979 у Капитанчука были изъяты 23 папки с документами Христианского комитета, машинка, различная литература.

У Щеглова изъяли машинку, магнитофон с кассетами, фотоаппарат с пленками, папки с бумагами, “Хроники текущих событий” и “Посев” (обыск проводился в отсутствие Щеглова).

У Здановской взяты старые таможенные декларации и квитанции на посылки и переводы, полученные еще ее мужем Красновым-Левитиным, ныне живущим в Швейцарии, и архив самого Краснова-Левитина. Обыск проводил кап. Заболотный.

У Ивановой изъяты две машинки, “Архипелаг ГУЛаг”, “Метрополь”, книги В.Максимова. Однако 12 ноября следователь Яковлев вернул Ивановой машинку (она для нее – источник существования), получив от нее заверение, что документы Христианского комитета она на ней не печатала.

***

У Л.Полуэктовой обыск 1 ноября проводил сотрудник КГБ Попов. Изъяты документы Христианского комитета, письмо Якунина и Регельсона португальским христианам и др. После обыска ее доставили в КГБ на Лубянку, где ее допрашивали Каталиков и Яковлев.

5 ноября Л.Полуэктова поехала по приглашению в гости в Венгрию, однако 6 ноября ее сняли с поезда на ст.Чоп под тем предлогом, что ей был ошибочно выдан паспорт вышедшей из употребления серии.

19 ноября Полуэктову снова допрашивал включенный в следственную группу п/п Мартемьянов из Саратовского УКГБ. Он требовал от нее признаний, аргументируя тем, что “нет власти, аще не от Бога”.

***

15 ноября Г.Якунину разрешили передать в тюрьму Библию и церковные книги, но не молитвенник: “священник должен знать молитвы наизусть”.

Вокруг обыска у Н.В. Суровцевой (1979, 17-4)

N 17 – 15 сентября 1979

31 августа 1979 в г.Умань (УССР) был проведен обыск у старейшей украинской писательницы Надежды Витальевны Суровцевой (р.1895).

Н.Суровцева провела более 30 лет в сталинских лагерях и тюрьмах, ее воспоминания широко использовались А.И.Солженицыным в “Архипелаге ГУЛаг”. В начале 70-х гг. у Н.Суровцевой проводилось несколько обысков в связи с арестами правозащитников (Л.Плюща, В.Некипелова и др.).

***

Обыск 31 августа был проведен под тем предлогом, что в селе, откуда родом проживающий сейчас у Н.Суровцевой квартирант, было совершено ограбление. На обыске были взяты брюки и ботинки квартиранта и большой архив Н.Суровцевой (в частности, воспоминания о писателе Ю.Смоличе). Квартирант не был арестован.

За несколько дней до этого Н.Суровцеву посетил член Московской Хельсинкской группы В.Некипелов. У Некипелова, как уже сообщалось [1979, 16-6], 26 августа также был проведен обыск, на этот раз по делу N 46012/18, возбужденному, как полагают, против “Хроники текущих событий” [1979, 12-7]. Обыск проводил ст.следователь Князев, изъято 117 наименований [в 1979, 16-6 неточность].

***

Во время обыска у Н.Суровцевой находились гости, в их числе – московский правозащитник Евгений Габович. Сразу же после обыска Е.Габович уехал во Львов.

Во Львове вечером 2 сентября, на Габовича, шедшего в компании своих друзей супругов Гнатенко напали 8 человек и начали его избивать. Подбежавший милиционер после краткого разговора с одним из избивавших поспешил удалиться. Вскоре подъехала черная “Волга” и Габовича одного увезли в милицию.

Когда его хотели обвинить в хулиганстве, он объявил голодовку. Через сутки, после вмешательства друзей Е.Габович был освобожден.

Суд над Львом Волоховским (1979, 11-1)

N 11 – 15 июня 1979

8 июня 1979 в Ленииградском городском суде начался процесс по делу Льва Волохонского, члена Совета представителей Свободного Межпрофессионального Объединения Трудящихся (СМОТ). О деле Волохонского см. [1979, 6-2 ; 1979, 8-6 ; 1979, 10-3]. Председательствовал на суде И.А.Яковлев, прокурор – Милов. Волохонский защищал себя сам.

Волохонский обвинялся по ст.190-1 УК РСФСР. Ему вменялось в вину распространение “Архипелага ГУЛаг”, журналов “Континент” и “Посев”, “Хроники текущих событий”, статей Анина и Коржавина, сборника статей А.Д.Сахарова, составление документов СМОТ и двух писем в защиту Сквирского, устное распространение “клеветнических измышлений”. Волохонский признал лишь факт распространения книги Сахарова и составление документов и писем, однако отрицал их клеветнический характер и отказался признать себя виновным.

Ни один из допрошенных свидетелей не дал показаний против Волохонского.

Свидетели О.Левитан, Т.Плетнева, Дружинин и Файн на суде отказались от своих показаний, данных на предварительном следствии, заявив, что они были даны в результате шантажа и угроз со стороны следователя. А.Снисаренко [1979, 8-6] отказался от своих показаний еще ранее, до суда, послав прокурору письменное заявление с требованием привлечь следователя к уголовной ответственности за принуждение к даче ложных показаний. Прокурор на суде угрожал возбудить дело против самого Снисаренко по ст.190-1 УК РСФСР.

Свидетеля Н.Лесниченко (невеста Волохонского) и В.Новодворская (член Совета представителей СМОТ) говорили лишь о своем участии в работе СМОТ. М.Морозов [1979, 1-5, 1979, 2-12, 1979, 3-21] в суд доставлен не был. Свидетель Самойлов (также член Совета представителей СМОТ) на суд не явился. Были лишь зачитаны их показания на предварительном следствии – единственные, подтверждающие обвинение.

***

Следующее заседание суда должно было происходить 11 июня, но без объяснения причин было перенесено на 12 июня.

Волохонский выступил с большой защитительной речью, которая судом не прерывалась. В целом суд проходил корректно, с формальным соблюдением процессуальных норм, но на свидетелей постоянно оказывалось давление. Специальных барьеров перед залом суда не было, и, хотя в зале было много приглашенной публики, многие друзья и знакомые Волохонского смогли присутствовать на заседаниях.

Суд вынес приговор: 2 года лагерей общего режима.

Из обвинения было исключено устное распространение “клеветы” (это обвинение базировалось лишь на показаниях Морозова) и ряд других эпизодов. Волохонский будет подавать кассационную жалобу.

Дело Льва Волхонского (1979, 10-3)

N 10 – 31 мая 1979

Следствие по делу Л.Волхонского [1979, 6-2 ; 1979, 8-6] закончено.

11-14 мая он знакомился с материалами дела. Волхонскому предъявлено обвинение по ст.190-1 УК РСФСР. Ему инкриминировано распространение “Архипелага ГУЛаг”, “Посева”, письмо в защиту В.Сквирского и документы СМОТ.

Волхонский виновным себя не признает и на суде будет защищать себя сам, хотя на стадии ознакомления с делом пользуется услугами адвоката. Суд над Волхонским назначен на 8 июня 1979.

В Москве Е.Николаева и В.Новодворская после отказа свидетельствовать по делу Волхонского [1979, 8-6] были вызваны в психдиспансер.

К суду над Зисельсом (1979, 8-8)

N 8 – 30 апреля 1979

Сообщаем подробности суда над Зисельсом, состоявшегося в Черновцах 3-5 апреля 1979 [1979, 7-2]. Председательствовал В.С.Ищенко, народные заседатели Макаров и Вайнберг, прокурор Коцюрба, защищала Зисельса адвокат из Ворошиловграда Н.Я.Нимиринская. Адвокат смогла ознакомиться с делом лишь за день до начала процесса.

Обвинение включало:

1. Устная клевета на советский общественный и государственный строй (показания свидетелей Остапенко и Сахаровой, причем последняя на суд не явилась);

2. Распространение “Архипелага ГУЛаг” (показания Н. и В. Кругловых), “Из-под глыб” (показания Р.Блита), “Просуществует ли Советский Союз…” (показания И.Шенкера);

3. Изготовление двух неоконченных текстов и обращения в защиту А.Подрабинека;

4. Сбор тендециозной информации о заключенных СПБ;

5. Хранение с целью распространения 7 документов (поскольку хранение вообще не входит в диспозиции статьи УК, по которой обвиняется Зисельс, то из приговора этот последний пункт был исключен).

В первый день, кроме П.Подрабинека [1979, 7-2] у зала суда были задержаны и доставлены в милицию брат Иосифа Семен Зисельс, а также Р.Круг, Б.Гринфельд, Г.Мягкий, В.Касавин. У С.Зисельса в этот день на сутки отключили телефон.

На следующий день после суда, 6 апреля, родные Зисельса имели с ним свидание через стеклянную перегородку по телефону. И.Зисельс подал кассационную жалобу в Верховный Суд УССР.