Инцидент на Московском радио (1983, 10-4)

N 10 – 31 мая 1983

18 мая 1983 в программе новостей Московского радио на английском языке диктор Владимир Данчев (р. 1948) объявил, что вожди афганских племен “призвали к борьбе против советских оккупантов”.

20 мая 1983 В.Данчев сообщил в той же программе, что “Советский Союз вновь показал, что он не готов к выработке конструктивных решений об ограничении ядерных вооружений в Европе”.

23 мая 1983 В.Данчев, сообщая о событиях в Афганистане, в трех последовательных выпусках новостей вновь сделал резкие критические замечания в адрес Советского Союза (“деятельность, проводимая с территории Советского Союза, ставит под угрозу существование народа Афганистана”, “население Афганистана играет все большую роль в защите своей территории от банд, проникающих из СССР” и т.д.).

***

Руководство Московского радио обратило внимание на характер сообщений В.Данчева только после того, как о них стали писать в западной прессе. Представитель радио заявил, что происшедшее – “личная ошибка” В.Данчева. Редактор новостей К.Злобин категорически сказал, что “ошибки”, сделанные В.Данчевым, отсутствуют в печатных текстах, приготовленных для чтения.

После обнаружения “ошибок” В.Данчев был отстранен от работы и выслан из Москвы в Ташкент, откуда он родом. Сообщения о его судьбе противоречивы. По одним данным, по его делу начато следствие, причем В.Данчев якобы заявил следователям, что он сделал свои замечания в знак протеста против советской политики в Афганистане. По другим данным, он подвергся психиатрическому обследованию. Данных о его аресте нет.

Ряд руководителей Московского радио получили взыскания за отсутствие надлежащего контроля над передачами на иностранных языках.

Преследования йогов (1983, 6-3)

« N 6– 31 марта 1983 »

В Свердловске, по-видимому 14 ноября 1982 арестована специалист по лечебной гимнастике В.А.Сухова, руководительница нескольких групп здоровья, в которых применялись некоторые упражнения йоги. В.Сухова и ряд ее знакомых занимались также мантра-йогой.

По делу В.Суховой прошло около 30 обысков – у преподавателей пединститута и политехнического ин-та, сотрудников местных НИИ. Изымалась литература по йоге и индийской философии (даже советские издания), рукописи по философии и народной медицине, ароматизированные палочки и многое другое того же рода. Имущество самой В.Суховой было описано.

В.Суховой было предъявлено обвинение по ст.94 и 227 УК РСФСР. Следствие пыталось связать ее дело с делом ранее арестованного члена общества “Харе Кришна” Е.Третьякова [1982, 6-10]. Однако 14 декабря 1982 мужу В.Суховой было сказано, что существование “секты” не подтвердилось и обвинение по ст. 227 переквалифицировано на ст.162 УК РСФСР (“занятие запрещенным промыслом”). В конце дек. 1982 мужу В.Суховой были возвращены некоторые изъятые на обыске вещи: ряд книг по йоге, траволечению и т.п., серебряные ложки и т.д.

22 декабря 1982 в Свердловское УКГБ к майору Романову и п/п Маматову была вызвана кандидат географических наук, преподаватель института Галина Федоровна Зверева. Ей был предъявлен текст “Предостережения” об ответственности по ст.190-1 УК РСФСР, где Г.Зверева обвинялась в организации “сборищ религиозно-мистически настроенных лиц”, на которых “клеветнически обсуждалась советская действительность”, в хранении и распространении религиозно-мистической литературы и в участии в молитвенных собраниях “реакционной секты Харе Кришна”. Устно Г.Зверевой было заявлено, что, по показаниям студентов, она давала им читать “антисоветскую” самиздатскую книгу Орионского (псевдоним?), и что другие обвинения подтверждаются показаниями Вершининой, Оборужного и Раппопорта. Протоколы этих последних показаний были Г.Зверевой предъявлены, но в них не оказалось ничего, подтверждающего обвинения. Г.Зверева написала под текстом “Предостережения”: “все написанное здесь – ложь и клевета” и расписалась.

27 декабря 1982 Оборужный и Раппопорт явились в КГБ и заявили протест против превратного толкования их слов и компрометации их в глазах Г.Зверевой. 28 декабря 1982 п/п Маматов вновь вызвал Г.Звереву и взял у нее подписку о “неразглашении данных предварительного следствия”. Он сказал Г.Зверевой, что обвинения ей пока не предъявит.

27 декабря 1982 к майору Романову был вызван кандидат химических наук, преподаватель института Ю.Е.Лобанов. Ему было предложено подписать “Предостережение” с текстом, аналогичным предъявленному Г.Зверевой. Ю.Лобанов подписывать и беседовать отказался и заявил, что будет жаловаться на незаконные действия Романова.

***

Дело кришнаитов В.Критского и С.Куркина [1982, 23/24-13] рассматривал райнарсуд Калининского р-на г.Москвы 2-7 декабря 1982. В.Критский и С.Куркин были арестованы в апреле 1982. По-видимому вместе с ними или несколько ранее был арестован еще один кришнаит – Анатолий Пиняев. После двухмесячного следствия его направили в московскую городскую ПБ N 5 (на экспертизу?), откуда он бежал в мае 1982 и с тех пор скрывается. Дело его также рассматривалось в суде (заочно), но приговор пока неизвестен. Подробные показания в суде дала Елена Прохорова.

***

22-25 марта 1983 в Москве состоялся суд над Майей Колядой (р. 1928), геологом по специальности, последнее время не работавшей. М.Коляда с мужем и тремя детьми в 1978 подали заявление о выезде в Израиль, но получили отказ.

После этого М.Коляда заинтересовалась йогой и индийской философией, сильное влияние на нее оказали книги Н.Рериха. М.Коляда стала вести неофициальные кружки йоги и индийской философии, у нее было несколько десятков учеников. На суде М.Коляде вменялось в вину распространение среди своих учеников 80-страничной рукописи с записью “откровений” художника Леонида Галкина (по-видимому, из Свердловска), который “телепатически общался с обитающими в космосе существами”. Большая часть рукописи, начинающейся словами “Я, учитель Мурия”, посвящена пропаганде вегетарианства, любви к ближнему и т.п., но в ней есть и критические высказывания в адрес правительства США, СССР и других государств. Критикуется, в частности, вторжение в Афганистан и лично Л.Брежнев. Распространение этой рукописи было квалифицировано по ст.190-1 УК РСФСР.

Прокурор просил максимального наказания по этой статье. Суд приговорил М.Коляду к 2 г. лагерей общего режима.

Дело Петра Бутова (1982, 20/21-6)

«NN 20/21 – 15 ноября 1982»

Следствие по делу Петру Бутова [1982, 12–24] вел следователь КГБ Бронюк. В июне 1982 он приезжал в Москву и пытался (безуспешно) вызвать на допрос Л.Вуля и С.Арцимович. Он допросил А.Даниэля, но тот не дал никаких показаний.

Суд по делу П. Бутова состоялся 20, 23, 24, 26 и 27 авг. 1982. П.Бутов обвинялся по ст.62 УК УССР (аналог ст.70 УК РСФСР). П.Бутову вменялось в вину распространение самиздата, в частности, произведений А.Солженицына, высказывания по поводу событий в Польше и Афганистане. В суд было вызвано около 20 свидетелей, двое из них отказались от дачи показаний, а двое – дали показания против П.Бутова. Сам П.Бутов виновным себя не признал.

Прокурор попросил для П.Бутова 6 лет лагерей с последующей ссылкой. Суд приговорил П.Бутова к 5 г. лагерей строгого режима и 2 г. ссылки.

В зале присутствовали друзья и родные обвиняемого. После суда друзьям П.Бутова, у которых был обыск по его делу, в частности, В.Лановому [1982, 17–16], вернули изъятые фотоаппарты и пишущие машинки.

Арест Виктора Гринева (1982, 9-1)

N 9 – 15 мая 1982

В конце 1981 художник Виктор Иванович Гринев (р.1941) написал заявление в Президиум Верховного Совета СССР (с копиями в Верховный Суд СССР и 12 о/м г. Москвы) об отказе получить паспорт паспорт взамен утерянного, т.к. он “не хочет более считаться гражданином СССР”.

Он подробно мотивировал свой отказ нежеланием называться гражданином страны, “где человек не имеет даже тех прав, которые записаны в Конституции”, “где душится свободное слово”, где “лучшие люди – в лагерях и тюрьмах”, страны, “которая льет кровь афганцев, задушила венгерскую и чешскую свободу и помогает душить польскую”. В.Гринев заявил, что его отказ от гражданства не вызван тем, что он хочет стать гражданином другой страны. В.Гринев распространил также “Открытое письмо” с изложением своего поступка.

4 мая 1982 В.Гринев был арестован. Предъявленное ему обвинение неизвестно.

***

В.Гринев в 1971 был уволен с должности старшего художника Большого театра СССР и с тех пор работал не по специальности. В 1980 он вместе со своей женой Татьяной Николаевной Трусовой присоединился к документу N 119 Московской Хельсинкской группы в связи с интервенцией в Афганистане.

Адрес жены В.Гринева: Москва, Б.Коптевский пр., кв.67, тел. 152-07-80.

Суд над Марком Морозовым (1981, 1-6)

N 1 – 15 января 1981

5 января 1981 выездная сессия Верховного Суда КомиАССР в Воркуте начала слушание дела Марка Морозова [1980, 23/24-30 и ранее], обвинявшегося по ст.70 ч.1 УК РСФСР.

Председательствовал зам.председателя ВС КомиАССР Ермолаев, обвинение поддерживал прокурор Щербаков. От назначенного ему воркутинского адвоката Кацафани Н.Морозов отказался и потребовал московского адвоката Дубровскую, а когда выяснилось, что та занята – своего брата Даниила Морозова. Суд удовлетворил его просьбу и сделал перерыв на 2 дня, чтобы Д.Морозов мог ознакомиться с делом. Братья, однако, не нашли общей позиции для защиты и М.Морозов защищает себя сам. Суд возобновился 8 января

М.Морозову инкриминируется написание статьи об интервенции в Афганистане, распространение “Архипелага ГУЛАГ”, размножение статьи И.Померанцева “Око и слеза”, устные вызказывания. Свидетелями выступоли воркутинские жители Сосновский, Лужков, машинистка В.Месяцева, перепечатывавшая статью И.Померанцева, мать и дочь Гамбург, получавшие от Морозова “Архипелаг ГУЛАГ”, бывший воркутинец Александр Ступников, принесший статью об Афганистане на обыск к И.Каплун, где она была изъята [см. 1980, 6-6].

М.Морозов отрицает все эпизоды обвинения, кроме распространения “Архипелага ГУЛАГ”. Окончание дела ожидалось не ранее 14 января 1980, сведений о приговоре пока не поступало.

Суд в Эстонии (1981, 1-1)

«N 1 – 15 января 1981»

5-8 января 1981 Верховный суд ЭССР в Таллине под председательством члена ВС ЭССР Асты Тооминг рассматривал дело Марта Никлуса и Юри Кукка. Поддержал обвинение прокурор Сиим Кирсипуу, защищали М.Никлуса и Ю.Кукка соответственно адвокаты К.Куусмаа и Я.Ойя. М.Никлус обвинялся по ст.68 ч.11, а Ю.Кукк по ст.194-1 УК ЭССР (аналоги ст.70 ч.11 и 190-1 УК РСФСР).

Из родственников в зал были допущены только родители М.Никлуса и жена Ю.Кукка. Адвокаты ходатайствовали об отсрочке суда ввиду плохого состояния здоровья обвиняемых, но ходатайство было отклонено. Повторное обследование обвиняемых по просьбе суда было проведено на третий день суда, но обвиняемые вновь были признаны здоровыми. В день начала суда шел 135 день голодовки М.Никлуса и 41 день голодовки Ю.Кукка.

Читать далее

Демонстрации против войны в Афганистане (1987, 24-1)

«N 24 – 31 декабря 1987»

На заявление Группы доверия в Исполком Моссовета о разрешении на проведение 26 декабря 1987 демонстрации протеста против войны в Афганистане зам. председателя Исполкома А.Костенко ответил отказом, мотивируя его тем, что улица, избранная демонстрантами, – большая транспортная артерия.

А.Костенко также указал на “активные шаги” советского правительства в направлении мира в Афганистане. 23 декабря 1987 Евгения Дебрянская, Дмитрий Пергамент, Александр Рубченко и Николай Храмов были приглашены в Исполком Моссовета, где с ними говорил зам. председателя Исполкома Лебедев. Он предупредил, что “не исключены хулиганские выходки со стороны москвичей, поддерживающих оказание военной помощи Афганистану”.

23 декабря 1987 на некоторых вагонах московского метро появились надписи “Свободу Афганистану!”

24 декабря 1987 в здании факультета журналистики МГУ во время просмотра дипломных фильмов выпускников ВГИК Е.Дебрянская, Д.Пергамент, А.Рубченко и Н.Храмов разбросали листовки с призывом прийти на демонстрацию.

Читать далее

Дело Федора Кизелова (1987, 7-4)

N 7 – 15 апреля 1987

Федор Федорович Кизелов (р. 1945), по специальности биохимик, начал правозащитную деятельность в 1980 после ввода советских войск в Афганистан. Он присоединился к заявлению Московской Хельсинкской группы по этому вопросу. После этого он начал активно сотрудничать с Московской Хельсинкской группой вплоть до прекращения ее деятельности в сентябре 1982. Ф. Кизелов участвовал в составлении проектов документов группы, начиная с N 158.

Ф. Кизелов подвергался допросам по делам Т.Осиповой, С.Калистратовой, С.Григорьянца, по делу “Хроники текущих событий”. У него проводились обыски в декабре 1981, сентябре 1982, феврале 1983. На обысках изымались пишущие машинки и материалы правозащитного и информационного характера. В июле 1982 Ф.Кизелов получил предостережение по Указу ПВС СССР от 25 декабря 1972.

В феврале 1983 Ф.Кизелов был задержан в г. Боровск Калужской обл. в связи с делом С.Григорьянца. При освобождении из КПЗ ему было сказано: “Поезжайте в Москву, там вас уже ждут”. Считая арест неизбежным, Ф.Кизелов скрылся из Москвы и 4 г. находился на нелегальном положении, зарабатывая на жизнь случайными заробатками. На постоянную работу Ф.Кизелов не мог устроиться, т.к. его трудовая книжка была задержана на последнем месте работы по распоряжению КГБ, который его разыскивал. Несмотря на то, что жена Ф.Кизелова Мария имела доверенность на ее получение, ей трудовую книжку не выдали.

В июле 1986 Ф.Кизелов после долгих скитаний решил поселиться в Свердловске, однако, без трудовой книжки не мог нигде устроиться на работу. Не имея иного выхода, ибо его средства к существованию были исчерпаны, Ф.Кизелов решился на подделку трудовой книжки и в ноябре 1986 устроился на работу на фабрике “Уралобувь”. В феврале 1987 подлог был обнаружен, и 5 февраля 1987 Ф.Кизелову было предъявлено обвинение по ст.196 УК РСФСР (“изготовление и использование заведомо ложных документов”). У него взята подписка о невыезде.

Дело Леонида Громова (1987, 7-3)

N 7 – 15 апреля 1987

В 3-м отделении Казанской СПБ находится Леонид Николаевич Громов (р. 3 августа 1963). Он был арестован 22 февраля 1985, и ему было предъявлено обвинение по ст. 98 ч. 3 УК РСФСР (“умышленное уничтожение или повреждение государственного или общественного имущества”).

Л.Громов, слесарь инструментальщик Ульяновского автозавода, в течение 7 месяцев занимался тем, что жег техническую документацию на машины и сами машины, оснащенные оружием и предназначенные для отправки в Афганистан и Никарагуа. Он совершил также поджоги в патентном бюро, парткоме и профкоме УАЗ, портил замки в помещениях.

Следствие по его делу вел следователь Калинин. Л. Громов объяснил свои действия тем, что он пытался предотвратить убийства мирных жителей в Афганистане и Никарагуа. В середине мая 1985 Л.Громова отвезли на психиатрическую экспертизу в Москву, в Институт им.Сербского. Ему был поставлен диагноз: шизофрения параноидного типа. В декабре 1985 состоялся суд. Л.Громов был признан невменяемым и направлен на принудительное лечение в СПБ.

Родители Л.Громова живут по адресу: Ульяновск,ул.Минаева,23,кв. 7.