Отмена приговора по делу В.Бахмина (1981, 6-5)

N 6– 31 марта 1981

Вячеслав Бахмин прибыл в лагерь по адресу: 636800, Томская обл.,г.Асино,учр.ЯУ-114/2-9 (возможно ЯЧ?). 22 марта 1981 его жена Татьяна Хромова получила от лагерной администрации телеграмму, что приговор в отношении В.Бахмина отменен и ему предстоит быть отправленным в Москву на новое следствие.

Повидимому, это означает, что обвинение будет переквалифицировано на ст.70 УК РСФСР. Не исключено, что дело будет объединено с делами И.Гривниной и Ф.Сереброва. Дела последних двух во время допросов все чаще упоминаются, как одно общее дело, хотя официально об этом еще не объявлено. В бригаде следователей по “делу Гривниной-Сереброва” работает Попов, Капаев и Коновалов. По делу И.Гривниной в февраля 1981 было допрошено 20 ее сослуживцев по организации “Информэлектро”. 3 марта 1981 по делу Ф.Сереброва была допрошена М.Ермолаева. 5 марта – О.Терновская, 6 марта – В.Сереброва и Д.Леонтьев (он отказался отвечать на вопросы).

Дело Вячеслава Бахмина (1985, 7/8-5)

NN 7/8 – 30 апреля 1985

29 марта 1985 в Калинине состоялся суд над Вячеславом Бахминым [1985, 5-15], обвинявшимся в “хулиганстве” (ст.206 УК РСФСР). Суд был открытым и в зале присутствовало около двух десятков близких и друзей В.Бахмина.

Суд длился 3 часа. Свидетелями выступили: “потерпевший” Майоров, показавший, что В.Бахмин трижды ударил его по лицу; студенты юридического факультета Калининского университета Ильин и Жуковский и два школьника-восьмиклассника, подтвердившие показания Майорова.

В.Бахмин виновным себя не признал. Он сказал:

“воспринять совершившееся беззаконие иначе, как месть за мою прошлую деятельность, я не могу… Если власти расправляются с неугодными им людьми такими подлыми и беззаконными методами, то это совсем не говорит об их силе”.

В.Бахмин был приговорен к 3 г. лагерей строгого режима, как об этом и просил прокурор (адвокат просила об оправдании В.Бахмина). В.Бахмин был в зале суда взят под стражу.

В.Бахмин подал кассационную жалобу. 10 апреля 1985 она была рассмотрена. Приговор суда первой инстанции был отменен. В.Бахмин приговорен к 1 г. исправительных работ без лишения свободы с вычетом 20% зарплаты. В.Бахмин был освобожден из-под стражи.

Арест Вячеслава Бахмина (1985, 3/4-1)

NN 3/4 – 28 февраля 1985

22 февраля 1985 в Калинине арестован бывший политзаключенный Вячеслав Иванович Бахмин. В.Бахмин шел по улице, когда к нему подошел незнакомый человек (пьяный или притворявшийся пьяным) и ударил его по лицу. Сразу за этим из-за угла выехала милицейская машина и В.Бахмин был арестован. По-видимому, В.Бахмину предъявлено обвинение в “хулиганстве” (ст.206 УК РСФСР). Следствие по его делу ведет следователь прокуратуры Московского р-на г.Калинина Барабанов.

Инженер-программист Вячеслав Бахмин (р. 25 сентября 1947) – давний участник правозащитного движения. В первый раз его арестовали в 1969 по ст.70 УК РСФСР, но тогда он был помилован. В 1977 он принял участие в создании Рабочей Комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях и с тех пор был ее активным членом. В 1980 был арестован по ст.190-1 УК РСФСР и приговорен к 3 г. лагерей общего режима. В начале 1983 был вторично арестован в лагере и приговорен еще к 1 году заключения. По освобождении не получил разрешения вернуться к семье в Москву и поселился в Калинине, где был поставлен под административный надзор. Жена В.Бахмина Татьяна Михайловна Хромова с сыном Андреем (р. 16 марта 1972) живет по адресу: 107497, Москва, ул.Байкальская, 46, корп.2, кв. 52. В.Бахмин страдает язвой желудка.

Суд над Вячеславом Бахминым (1980, 18-3)

N 18 – 30 сентября 1980

22 сентября 1980 выездная сессия Мосгорсуда в помещении райнарсуда Люблинского р-на г.Москвы начала слушание дела по обвинению В.Бахмина [1980, 3-1 и далее] по ст.190-1 УК РСФСР.

Председательствовала судья Нина Байкова, обвинение поддерживала прокурор Тамара Праздникова. Адвокат Леонид Попов, вместе с которым Бахмин знакомился с делом, не участвовал в заседании (с ним не был заключен договор). Суд назначил защитником адвоката Александра Поляка. В.Бахмин заявил ему отвод, который, однако, не был принят. Ряд других ходатайств В.Бахмина также не был удовлетворен, в том числе о вызове дополнительных свидетелей (в частности, врачей из ин-та им.Сербского). После заявления ходатайств В.Бахмин перестал принимать участие в суде.

В.Бахмину инкриминировалось составление “Информационных бюллетеней” Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях NN 1-21 и распространение “Архипелага ГУЛаг”. Всего в обвинительном заключении 17 эпизодов (в их числе – публикации в Бюллетенях материалов о А.Чеканавичюсе, А.Кузькине и др.)

В качестве свидетелей были допрошены 12 психиатров, в том числе зав.отделением ПБ N 4 г.Москвы Д.Я.Гофман, врач ПБ г.Абрамцево Московской обл. О.И.Клещевников [1978, 4-10], гор. психиатр г.Долина Ивано-Франковской обл. Обухова, врач ПНД N 3 г.Москвы Л.П.Кольцова, М.У.Пискунов (Черняховская СПБ), а также врачи из Казанской и Минской СПБ, Красноярской ПБ и др. Показания еще двух психиатров зачитывались. Был допрошен также надзиратель (“контролер”) одной из СПБ.

В числе других свидетелей – жена и брат В.Бахмина, отец политссыльного В.Коновалихина, супруги Борис и Марина Румшиские. Б.Румшиский перед дачей показаний преподнес В.Бахмину цветы, поздравив с наступающим днем рождения. Были также зачитаны показания знакомого Бахмина – Ноткина и некоего Соколова (по факту “распространения” “Архипелага ГУЛаг”).

Был зачитан ряд материалов экспертиз, а также Комиссии Всесоюзного общества невропатологов и психиатров [1978, 2-3], которую в суде называли “Комиссией по расследованию деятельности А.Волошановича”. В суде утверждалось также, что А.Волошанович, бывший врач-консультант Рабочей комиссии не психиатр, а нарколог.

Адвокат А.Поляк потребовал оправдания В.Бахмина. Последнее слово В.Бахмина длилось 45 мин. Он отметил необъективность следствия, опроверг ряд эпизодов. Он отметил также, что в суде все время говорилось о том, что Бахмин, якобы, утверждал, что в ПБ помещают по политическим мотивам только здоровых людей, тогда как на самом деле Комиссия всегда говорила о нарушениях “Инструкции” по госпитализации психически больных. В.Бахмин отрицал заведомость возможных ошибок в “Бюллетенях”. В заключение Бахмин сказал, обращаясь к судьям, что “их детям будет стыдно за этот суд”.

24 сентября 1980 был вынесен приговор. Суд удовлетворил требование прокурора: 3 г. лагерей общего режима.

Арест В. Бахмина (1980, 3-1)

N 3 – 15 февраля 1980

12 февраля 1980 в Москве был арестован инженер-программист Вячеслав Иванович Бахмин (р. 1947), член рабочей Комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях.

Арест был произведен на квартире Ирины Гривниной [1980, 1-9]. К ней явился милиционер Новиков и сотрудник угрозыска Тарасов из 58 о/м г. Москвы. Они заявили, что к ней на квартиру проник неизвестный человек, повидимому, вор. Увидев Бахмина, они увели его с собою в 3 о/м – обычный промежуточный этап перед отправкой в Бутырскую тюрьму. Никаких документов при этом предъявлено не было. Позднее жене Бахмина Татьяне Хромовой в Мосгорпрокуратуре сказали, что ее муж арестован.

В день ареста на квартире Бахмина (107497, Москва, ул. Байкальская, 46, корп.2, кв. 52) был произведен обыск. Дома была только жена Бахмина с малолетним сыном. Обыск производил следователь Мосгорпрокуратуры Георгий Владимирович Понаморев (он ведет дело Бахмина). Изъято 4 Бюллетеня Рабочей Комиссии, сборники “В защиту экономических свобод”, бланки Рабочей Комиссии, литература по психиатрии. Обыск проводился по делу N 49603/0580. Предполагают,что это дело Рабочей Комиссии (или ее Бюллетеня).

В тот же день по выходе из дома на работу был схвачен другой член Комиссии Феликс Серебров. Его обвинили в сопротивлении милиции и тут же осудили на 15 сут. Сначала его держали в 80 о/м, а затем перевели в спецприемник “Березки” под Москвой. Тем временем в его квартире (119361,Москва, ул. Озерная,27,кв. 109) был проведен обыск по тому же делу, что и у Бахмина. Обыск был очень тщательным. Жену Сереброва Веру Павловну и ее 80-летнюю мать подвергли личному обыску. Изъяли , однако, только литературу советских изданий (по психиатрии и др.), фотографии, личные письма – всего 52 наименования.

Обыску по делу N 49603/0580 подверглась и квартира третьего члена Рабочей Комиссии Леонарда Терновского (113452, Москва, Балаклавский пр., 4, корп.6, кв. 431) Обыск проводили 5 чел. во главе со следователем Сазоновым. Дома были сначала только жена Людмила и 19-летняя дочь Ольга, затем жене разрешили вызвать мужа с работы. Изъяты 4 номера Бюллетеня Рабочей Комиссии, Бюллетень Комитета в защиту Великановой, ряд открытых писем,стихи Ф. СеребровА, фотографии, личные письма.

Четвертый обыск в тот же день был проведен у члена Инициативной группы по защите прав человека Александра Лавута (Москва, 2-й Троицкий пер., 6, кв. 16) – по тому же делу, что и предыдущие. Обыск проводился в отсутствии Лавута. Изъято несколько выпусков Хроники текущих событий, 5 сборников документов Хельсинкской группы, самиздатская книга В. Мейланова (критический разбор советской прессы), письма, записные книжки, фотоаппарат, бумага. Изымали целыми папками, подробно не описывая. Обыск проводил следователь С.Р. Андреев.

Положение Лавута в последнее время угрожающее. В течении 2 мес. за ним идет открытая слежка. 31 января 1980 у него отключили телефон. 6 февраля 1980 его жену Серафиму Мостинскую вызвали в отдел кадров. Два сотрудника КГБ беседовали с ней, требуя повлиять на мужа, чтобы он прекратил “антисоветскую деятельность”.

Демонстрации 10 декабря (1979, 23-4)

N 23 – 15 декабря 1979

10 декабря 1979 КГБ и милиция практически предотвратили проведение традиционной демонстрации правозащитников на Пушкинской площади в Москве.

Демонстрация была намечена на 19 час. Помех передвижению по площади не было до 18 час.40 мин., когда площадь и прилегающие тротуары стали обносить металлическим барьером, оттесняя находящихся на площади от памятника поэту. Все фонари были погашены. Милиция и дружинники говорили, что будут проводится ремонтные и даже взрывные работы.

Время от времени из толпы, оттесненной за барьер, выхватывали отдельных лиц и увозили в милицейских машинах. В 108 о/м находилось 17 задержанный, а всего задержано около 30. В числе задержанных на площади: Глеб Павловский, Сейтхан Сорокина, Сергей Ходорович, Ольга Матусевич, Сергей Некипелов.

Александр Лавута остановили на улице по пути на площадь, посадили в машину и медленно, молча, провезли по городу, остановив машину трижды: у ворот большого завода, у ворот Лефортовской тюрьмы и у дверей ОВИРа. Татьяну Осипову, Ивана Ковалева, Евгения Николаева остановили при выходе из дому, Вячеславу Бахмину не позволили из дому выйти. На работе были задержаны Леонард Терновский, Георгий Шепелев, Дмитрий Леонтьев. Всеволода Кувакина, Петра Егидеса, Владимира Гершуни, Юрия Гримма вызвали к 17 час. на допросы по делу “Поисков” в разные отдаленные районные прокуратуры, отпустив только в 20 час.

***

В Ленинграде на Невском проспекте у Казанского собора собралось около 50 чел. Демонстрация длилась не более минуты и была разогнана слезоточивым газом. Двое демонстрантов были задержаны.

Предупреждение Вячеславу Бахмину (1979, 20-10)

N 20 – 31 октября 1979

18 октября 1979 член Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях Вячеслав Бахмин был вызван на беседу в КГБ СМ СССР к Сергею Ивановичу Соколову (должность неизвестна, но по всем внешним признакам весьма высокопоставленное лицо; в 1979 С.И.Соколов проводил с В.Бахминым “беседу”, выпуская его из тюрьмы по помилованию).

Вызов был осуществлен повесткой на типографском бланке “в связи с административным расследованием” (такая формулировка ранее в подобных случаях не употреблялась и неизвестно, какой юридический смысл в это вкладывается).

***

Разговор шел о деятельности Рабочей комиссии, об “использовании ее данных зарубежными центрами”, о неточностях в Бюллетенях Комиссии.

На предложение В.Бахмина указать конкретно на неточности, дабы можно было в следующем номере опубликовать поправки, С.Соколов ответил отказом (“мы не будем поставлять вам информацию”). В.Бахмина предупредили о “незаконности” его деятельности. Однако, официальная процедура “предупреждения” в письменной форме по Указу ПВС СССР от 25 декабря 1972 не проводилась.

Угрозы убийства инакомыслящих (1979, 4-5)

N 4 – 28 февраля 1979

Угрозы в адрес А.Д.Сахарова в связи с его позицией относительно смертных приговоров группе армян продолжаются. После вторжения в его квартиру двоих “родственников” убитых при взрыве в метро [см. 1979, 3-4] он трижды получал телефонные звонки с угрозами.

В середине февраля 1979 Вячеслав Бахмин, член Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях, получил письмо, в котором незвестный “друг” просил его передать Сахарову, что “Свободное межпрофессиональное объединение трудящихся” (СМОТ, см. 1978, 2-1 ; 1979, 1-5] готовит против него террористический акт. Сахаров заявил, что он осведомлен о деятельности СМОТ и уверен, что эта организация не имеет с терроризмом ничего общего.

Газета “Известия” 9 февраля 1979 опубликовала письмо некоего Тюжина “Позор защитникам убийц”, в котором содержатся резкие нападки на Сахарова.

***

Елена Сиротенко, невеста политзаключенного Паруйра Айрикяна (который, в свою очередь, является дальним родственником казненного С.Затикяна), также получила письмо с угрозами. От нее требуют, чтобы она не позже 24 апреля уехала в Израиль, иначе ее зарежут. (24 апреля – годовщина резни армян турками, день национального армянского траура).

Положение А.Сахарова и Е.Боннэр (1984, 12-2)

30 июня 1984 (12)

За истекшие две недели мало что прояснилось относительно положения А.Сахарова и Е.Боннэр. В официальных советских заявлениях по-прежнему говорилось о том, что оба они находятся в хорошем состоянии здоровья. На пресс-конференции в связи с приездом в Москву президента Франции Ф.Миттерана Леонид Замятин заявил: “А.Сахаров живет хорошо, ест хорошо, и все у него в порядке”. Согласно Замятину, А.Сахаров “зарабатывает ежемесячно 900 руб. в институте ядерной физики в Горьком” (?!).

17 июня 1984 советский журналист Виктор Луи, известный своими связями с КГБ, продал в Цюрихе представителям западногерманской газеты «Bild» и американской телекомпании CBS фотографию А.Сахарова, снятую, по его словам, 15 июня 1984, и фотографию Е.Боннэр, снятую 12 июня 1984. Он заверил журналистов, что фотографии подлинные, но на самих фотографиях нет ничего, что могло бы подтвердить указанное им время съемок. Родственники А.Сахарова и Е.Боннэр указывают, однако, что А.Сахаров на фотографии одет не совсем обычно, у него нет в руках сумки с бумагами, с которой он никогда не расставался, так что можно сделать вывод, что он находится не дома и разделен с Е.Боннэр (не случайно они не сняты вместе).

26 июня 1984 родственники А.Сахарова и Е.Боннэр получили в Бостоне телеграмму из Горького, отправленную 22 июня 1984, в которой говорилось: “не беспокойтесь, мы живы и здоровы”. Далее шло поздравление Е.Янкелевичу, мужу дочери Е.Боннэр, с наступающим днем рождения. Телеграмма подписана: “мама и Андрей”.

Наконец, в последних числах июня поступило письменное сообщение от лица, знающего Е.Боннэр, о том, что в первой половине июня Е.Боннэр видели идущей в булочную “втроем” – видимо, в сопровождении двух агентов КГБ.

В общем, можно предположить, что Е.Боннэр, по-видимому, на самом деле относительно здорова – по крайней мере для того, чтобы выходить на улицу. По-видимому, с А.Сахаровым они разделены.

***

Тем временем, следствие по делу Е.Боннэр продолжается. По этому делу были допрошены члены Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях В.Бахмин и А.Подрабинек (после выхода из заключения первый живет в Калинине, второй – в г.Киржач Владимирской обл.). В Ленинграде по делу Е.Боннэр прошел обыск у Леонида Гальперина, знакомого Н.Гессе, недавно выехавшего в США, которая была очень близка к Сахаровым.

Что касается самого А.Сахарова, то никаких независимых подтверждений официальных заявлений о том, что с ним “все в порядке”, не появилось. Уровень информированности иллюстрируется сообщением газеты «Los Angeles Times», в котором говорится следующее: в начале июня 1984 один москвич подслушал в общественной бане разговор двух сотрудников КГБ из Горького, которые находились в командировке в Москве. Сотрудники КГБ сказали, что “теперь изоляция А.Сахарова полная. Он – единственный пациент на целом этаже горьковской больницы, и этаж этот усиленно охраняется”.