Положение ссыльных (1979, 16-8)

N 16 – 31 августа 1979

З.Антонюк после возвращения на место ссылки в г.Бодайбо чувствует себя все хуже и хуже. Туберкулезный процесс быстро развивается.

*

Жена //В.Бегуна А.Другова возвратилась в Москву из Сусумана, где она жила вместе с мужем 4 месяца.

*

В.Слепак работает в настоящее время на местной телефонной станции.

Положение ссыльных (1979, 15-7)

N 15 – 15 августа 1979

К И.Бегуну на летние каникулы прибыли жена с двумя детьми. С трудом им удалось снять комнату в Сусумане для совместного проживания.

Однако, когда Бегун хотел туда переселиться из общежития, ему это было воспрещено. В качестве наказания за “самовольное переселение” ему было запрещено покидать пределы города (обычно ссыльный может передвигаться в пределах района).

*

В.Пайлодзе находится в ссылке вместе с В.Марченко по адресу: пос. Саралжин, п/о 2, Уилский р-н, Актюбинская обл., КазССР.

*

Наталью Анатольевну Островскую, дочь квартирохозяев, у которых живет в ссылке А.Подрабинек, вызвали 27 июля 1979 в КГБ. Ей сказали, что против нее будет возбуждено дело по ст.190-1 УК РСФСР, поскольку она “всем рассказывает, кто у нее живет”.

*

У Г.Суперфина отобрали выданное ему ранее разрешение на поездку в отпуск в Москву. Мотивировка: неучастие Суперфина в выборах.

*

С Б.Шахвердяна снят административный надзор.

Освобождение политзаключенных продолжается (1987, 4-1)

«N 4 – 28 февраля 1987»

Продолжается, хотя и медленно, освобождение политзаключенных [1987, 3-1]. Представитель МИД СССР Г.Герасимов сообщил 17 февраля 1987, что для этого создана специальная комиссия ПВС СССР [см. 1986, 24-20].

{В течение 1987 часто возникли ошибочные сообщения об освобождении лиц ещё сидящих или в ссылке. В этом и последующих сообщениях 1987 г. имена и фамилии ещё не освобождённых лиц отмечаются в тексте и в списках подчеркиванием, ред.}

Стало известно об освобождении еще ряда лиц. Видимо, все они были освобождены еще в начале февраля 1987, но сообщения об этом запоздали. Освобождены:

Читать далее

Демонстрации в защиту Иосифа Бегуна (1987, 3-3)

N 3 – 15 февраля 1987

9 февраля 1987 на пешеходной зоне ул.Арбат в Москве состоялась демонстрация семи московских еврейских активистов с требованием освобождения Иосифа Бегуна.

В числе участвовавших жена И.Бегуна Инна и сын Борис, а также жена политзаключенного Юлиана Эдельштейна Татьяна. Демонстрация длилась 90 мин. Милиция ее не разгоняла. Вокруг демонстрантов собралась толпа до 200 чел. Некоторые выражали симпатию, другие выкрикивали оскорбления в адрес демонстрантов.

*

10 февраля 1987 Инна и Борис Бегун были посажены в своих квартирах под домашний арест и не смогли выйти на очередную демонстрацию. Квартиру И.Бегун охраняло шесть милиционеров. Другие еврейские активисты провели демонстрацию, и милиция вновь не вмешивалась.

*

11 февраля 1987 И.Бегун вновь находилась под домашним арестом, но Б.Бегун принял участие в демонстрации.

Однако, через 20 мин. после ее начала милиция и дружинники стали ее разгонять, после того, как представитель райсовета по фамилии Фрунзов заявил демонстрантам, что из демонстрация “незаконна”. 22 ее участника были силой оттеснены на боковые улицы; и них отобраны плакаты. Были разогнаны также западные корреспонденты, наблюдавшие за демонстрацией. Некоторых сбили с ног, у корреспондента американской телекомпании АВС перерезали кабель телекамеры. То же самое повторилось на следующий день, 12 февраля 1987. 13 февраля 1987 Б.Бегун заявил, что он и его друзья вынуждены отказаться от дальнейших демонстраций, ввиду применения к демонстрантам насилия.

Несколько участников демонстраций были задержаны. Федор Финкель был сначала оштрафован на 50 р., а за повторное участие в демонстрации приговорен к 15 сут. административного ареста с началом отбывания срока 18 февраля 1987.

Положение ссыльных (1979, 10-8)

N 10 – 31 мая 1979

З.Антонюк находится сейчас в Иркутском туберкулезном диспансере, где он должен пробыть три месяца.

*

И.Бегун и приехавшая к нему в г.Сусуман жена А.Другова не могут найти комнату для совместного проживания. Все достигнутые договоренности в последний момент по непонятным причинам расстраиваются. На Бегуна оказывается давление, чтобы он написал “отпор западным клеветникам” относительно своих “якобы плохих” жилищных условий.

*

И.Нудель часто страдает от сильных желудочных болей. Диагноз неизвестен.

*

И.Светличный 11 мая 1979 прибыл в Киев в отпуск из ссылки на 1 месяц. Его предупредили, что он должен избегать всяких контактов с друзьями,находиться, в основном, дома, иначе его отпуск будет прекращен.

*

В.Слепак, долгое время находившийся в больнице в связи с двухсторонним воспалением легких [1979, 7-7], 9 мая 1979 был вновь доставлен туда скорой помощью, после того как в его комнате несколько дней не работало отопление. Сейчас его состояние улучшилось.

Предполагаемые изменения эмиграционной политики (1979, 10-6)

N 10 – 31 мая 1979

22-26 мая 1979 в Москве находился Роберт Хок (Robert Hawke), президент Австралийского совета тред-юнионов. Он прибыл в Москву из Израиля в качестве гостя председателя ВЦСПС А.И.Шибаева.

Хок и Шибаев провели серию длительных переговоров, в которых оба действовали как посредники: Хок – со стороны еврейских активистов в Москве, Шибаев – со стороны советского правительства. По окончании переговоров было достигнуто неофициальное соглашение, которое по просьбе Шибаева было сообщено Хоком представителям еврейских активистов: Александру Лернеру, Виктору Браиловскому и Владимиру Престину. Они были уполномочены предать соглашение гласности.

Согласно сообщению Хока, он представил Шибаеву список требований, полученный от еврейских активистов. Эти требования включали:

  1. Освобождение 12 узников Сиона. Представленный список включал А.Щаранского, И.Менделевича, А.Мурженко, Ю.Федорова, И.Бегуна, И.Нудель, В.Слепака, Б.Цитленка, М.Нашпица, А.Завурова, С.Шнирмана, Б.Календарева.
  2. Немедленное разрешение на эмиграцию отказникам, ожидающим разрешения более 5 лет (таких семей насчитывается более 100).
  3. Сокращение срока ожидания разрешения до 3 или 5 лет.
  4. Упрощение процедуры рассмотрения заявлений об эмиграции.

Советское правительство приняло первые три требования, но категорически отказалось рассматривать последнее.

В качестве встречного условия было выдвинуто требование, чтобы еврейские активисты опубликовали заявление, что они рассматривают сделанные уступки как существенное улучшение в области эмиграционной политики (как известно, такое улучшение является условием снятия поправки Джексона-Вэника к закону о торговле). Лернер, Браиловский и Престин опубликовали такое заявление 26 мая.

Они оговорили, однако, что сделанные обещания должны быть выполнены не позднее, чем через месяц. Они подчеркнули, что пока никаких официальных заверений им дано не было. Имена узников, подлежащих освобождению, были названы еврейскими активистами, со стороны советских властей никаких имен упомянуто не было.