Положение ссыльных (1979, 16-8)

N 16 – 31 августа 1979

З.Антонюк после возвращения на место ссылки в г.Бодайбо чувствует себя все хуже и хуже. Туберкулезный процесс быстро развивается.

*

Жена //В.Бегуна А.Другова возвратилась в Москву из Сусумана, где она жила вместе с мужем 4 месяца.

*

В.Слепак работает в настоящее время на местной телефонной станции.

Положение ссыльных (1979, 15-7)

N 15 – 15 августа 1979

К И.Бегуну на летние каникулы прибыли жена с двумя детьми. С трудом им удалось снять комнату в Сусумане для совместного проживания.

Однако, когда Бегун хотел туда переселиться из общежития, ему это было воспрещено. В качестве наказания за “самовольное переселение” ему было запрещено покидать пределы города (обычно ссыльный может передвигаться в пределах района).

*

В.Пайлодзе находится в ссылке вместе с В.Марченко по адресу: пос. Саралжин, п/о 2, Уилский р-н, Актюбинская обл., КазССР.

*

Наталью Анатольевну Островскую, дочь квартирохозяев, у которых живет в ссылке А.Подрабинек, вызвали 27 июля 1979 в КГБ. Ей сказали, что против нее будет возбуждено дело по ст.190-1 УК РСФСР, поскольку она “всем рассказывает, кто у нее живет”.

*

У Г.Суперфина отобрали выданное ему ранее разрешение на поездку в отпуск в Москву. Мотивировка: неучастие Суперфина в выборах.

*

С Б.Шахвердяна снят административный надзор.

Освобождение политзаключенных продолжается (1987, 4-1)

N 4 – 28 февраля 1987

Продолжается, хотя и медленно, освобождение политзаключенных [1987, 3-1]. Представитель МИД СССР Г.Герасимов сообщил 17 февраля 1987, что для этого создана специальная комиссия ПВС СССР [см. 1986, 24-20].

Стало известно об освобождении еще ряда лиц. Видимо, все они были освобождены еще в начале февраля 1987, но сообщения об этом запоздали. Освобождены:

  1. Вартан Арутюнян {суд, см. 1981, 12-1}
  2. Марзпет Арутюнян {суд, см. 1981, 12-1}
  3. Людас Дамбраускас
  4. Вячеслав Долинин {суд, см. 1983, 7-4}
  5. Леонид Малышев {см. 1983, 2-4}
  6. Рафаэль Папаян {1987, 5/6-1}
  7. Арво Пести (видимо, его фамилия была искажена на Паштенц
    [см. 1987, 3-1] {1987, 5/6-1})
  8. Анатолий Петруновский [см. 1987, 3-6]
  9. Валентин Погорилый [см. 1987, 3-7]
  10. Роланд Силараупс [см. 1987, 3-4, там имя его дано с искажением]
  11. Георгий Хомизури {суд, см. 1983, 15-2}
  12. Аркадий Цурков {суд, см. 1979, 7-1}

Освобожден также Плосконис – политзаключенный с Украины, о котором ранее известно не было. Плосконис – член КПСС, был арестован за написание жалоб в советские инстанции. Освобожден также Валентин Засимов {см. 1981, 17-17}, хотя возможно, что это произошло гораздо раньше.

Досрочно освобожден также баптист Вениамин Маркевич {суд, см. 1983, 9-3}, однако, неясно, произошло ли это в том же порядке, что и освобождение остальных политзаключенных. Он был осужден по ст.142 и 227 УК РСФСР, а эту категорию политзаключенных еще не начинали освобождать.

***

5 февраля 1987 был освобожден Витаутас Скуодис [см. 1987, 3-1], которого после отказа написать просьбу о помиловании отправили в ссылку.

По дороге он был снят с этапа в Челябинске и помещен в тюрьму, где пробыл две недели. Он написал заявление в своей собственной редакции и был освобожден. По освобождении он явился в консульство США в Москве, чтобы получить свой американский паспорт (В.Скуодис родился в США).

18 февраля 1987 был освобожден из лагеря Владимир Альбрехт {см. 1985, 20-1}: он отбывал свой срок по обвинению в “хулиганстве”. Незадолго до освобождения В.Альбрехт направил в “Литературную газету” письмо о поддержке происходящих в Советском Союзе преобразований.

Большую огласку получили дела Анатолия Корягина и Иосифа Бегуна [см. 1987, 3-1], освобождение которых откладывалось, т.к. они отказывались писать какие бы то ни было заявления вообще.

А.Корягину впервые предложили написать заявление о помиловании 17 января 1987, но он категорически отказался не только что-либо писать, но даже обсуждать эту тему. Тогда его перевели в в Харьковскую тюрьму, а через два дня – в Киевский СИЗО КГБ. А.Корягин заявил, что содержание его на тюремном режиме незаконно, и угрожал объявить голодовку. 13 февраля 1987 ПВС СССР издал Указ об освобождении А.Корягина. 18 февраля 1987 он был освобожден в Киеве и на следующий день приехал в Харьков. Сын А.Корягина Иван до сих пор находится в заключении. Разговоры о возможности его освобождения [см. 1987, 3-1] прекратились. И.Корягину осталось отбыть еще 16 мес. лагерей.

Тем же Указом ПВС СССР, что и А.Корягин, был освобожден и Александр Огородников {см. 1986, 15-4}. Он также не писал заявления о помиловании. А.Огородников был освобожден и 14 февраля 1987 и вместе со встретившей его сестрой приехал в Москву.

17 февраля 1987 ПВС СССР издал наконец (после того, как ряд сообщений об этом оказались ложными) Указ об освобождении Иосифа Бегуна [см. 1987, 3-3]. 21 февраля 1987 он был освобожден из Чистопольской тюрьмы – по-видимому, последний из находившихся там политзаключенных. Его встречали в Чистополе жена и сын. 23 февраля 1987 он прибыл в Москву, где друзья устроили ему на вокзале торжественную встречу.

***

Стали известны обстоятельства освобождения Евгения Анцупова [1987, 3-1].

Он был освобожден 6 февраля 1987 определением нарсуда Ленинского р-на г.Перми по состоянию здоровья (инфаркт миокарда). 8 февраля 1987 его в тяжелом состоянии доставили домой в Харьков. Е.Анцупов отказался получать советский паспорт, требуя возвращения ему изъятых при аресте рукописей и немедленного выезда из СССР. 24 февраля 1987 он получил разрешение на выезд вместе с семьей.

***

Виктор Некипелов и Глеб Якунин написали, наконец, заявления в такой редакции, какую они сочли для себя приемлемой (Г.Якунин – 5 февраля 1987), и вскоре ожидается их освобождение. Ожидается освобождение также Василия Федоренко, Гани Назарова и Рахима Халикова [1987, 3-5].

Подали заявления с просьбой об освобождении Марк Непомнящий и Яков Левин. 20 февраля 1987 С.Зивс, член “Совета антисионистского комитета”, заявил, что М.Непомнящий освобожден, но это заявление пока не подтверждено. С.Зивс сказал также, что заявления “с просьбой о помиловании” подали Леонид Вольвовский, Алексей Магарик и Юлиан Эдельштейн {1987, 5/6-1}. Этому утверждению С.Зивса также нет независимых подтверждений. Л.Вольвовскому сообщили, что его дело пересматривается.

20 февраля 1987 член ЦК КПСС В.Загладин сделал Вилли Брандту сообщение, которое западная пресса восприняла как сообщение об освобождении Низаметдина Ахметова. На самом деле В.Загладин сказал, что Н.Ахметов “освобожден из заключения” и проходит “лечение в больнице”. Это верно: заключенные СПБ формально считаются “освобожденными от уголовной ответственности”.

Сообщения об освобождении Галины Барац-Кохан и Валентины Голиковой [1987, 3-1] оказались ошибочными. Обе они находятся в настоящее время в тюрьме в Ростове-на-Дону. Видимо, с ними ведутся переговоры.

***

Стало известно, что в СИЗО КГБ “Лефортово” в Москве находится также Валентин Новосельцев. Здесь находился также Владимир Русак, но он отказался написать требуемое заявление и был отправлен обратно в лагерь.

В Ленинградском СИЗО КГБ находится Борис Митяшин. Он также отказывается писать заявление. Недавно ему было предоставлено свидание с другом, бывшим политзаключенным Арсением Рогинским.

В Тбилиси, в СИЗО КГБ, кроме названных ранее [1987, 3-1] находятся также Гурам Гогоберидзе и Вахтанг Забирадзе (это имя ранее известно не было).

В Харьковской тюрьме сейчас находится из политзаключенных только Генрих Алтунян, также отказывающийся писать заявление. Г.Алтунян угрожает начать голодовку, протестуя против незаконного содержания в тюрьме.

Сергей Ходорович находится по-прежнему в лагере в Норильске, сообщение о его переводе в “Лефортово” [1987, 3-1] было ошибочным.

Леонид Лубман, находившийся в лагерной больнице, возвращен в лагерь.

Находящиеся в ссылке Татьяна Великанова, Зоя Крахмальникова и Феликс Светов отказываются писать просьбы о помиловании и не освобождены.

***

Число освобожденных к настоящему времени политзаключенных все еще далеко не достигает объявленной цифры в 140 человек. Поименно известно об освобождении примерно 60 человек, по имеющимся в Москве сведениям – 97 чел.

Освобожденные москвичи получают постоянную прописку, освобожденные ленинградцы – временную, сроком на 1 год.

Освобождение политзаключенных продолжается (1987, 5/6-1)…

Демонстрации в защиту Иосифа Бегуна (1987, 3-3)

N 3 – 15 февраля 1987

9 февраля 1987 на пешеходной зоне ул.Арбат в Москве состоялась демонстрация семи московских еврейских активистов с требованием освобождения Иосифа Бегуна.

В числе участвовавших жена И.Бегуна Инна и сын Борис, а также жена политзаключенного Юлиана Эдельштейна Татьяна. Демонстрация длилась 90 мин. Милиция ее не разгоняла. Вокруг демонстрантов собралась толпа до 200 чел. Некоторые выражали симпатию, другие выкрикивали оскорбления в адрес демонстрантов.

*

10 февраля 1987 Инна и Борис Бегун были посажены в своих квартирах под домашний арест и не смогли выйти на очередную демонстрацию. Квартиру И.Бегун охраняло шесть милиционеров. Другие еврейские активисты провели демонстрацию, и милиция вновь не вмешивалась.

*

11 февраля 1987 И.Бегун вновь находилась под домашним арестом, но Б.Бегун принял участие в демонстрации.

Однако, через 20 мин. после ее начала милиция и дружинники стали ее разгонять, после того, как представитель райсовета по фамилии Фрунзов заявил демонстрантам, что из демонстрация “незаконна”. 22 ее участника были силой оттеснены на боковые улицы; и них отобраны плакаты. Были разогнаны также западные корреспонденты, наблюдавшие за демонстрацией. Некоторых сбили с ног, у корреспондента американской телекомпании АВС перерезали кабель телекамеры. То же самое повторилось на следующий день, 12 февраля 1987. 13 февраля 1987 Б.Бегун заявил, что он и его друзья вынуждены отказаться от дальнейших демонстраций, ввиду применения к демонстрантам насилия.

Несколько участников демонстраций были задержаны. Федор Финкель был сначала оштрафован на 50 р., а за повторное участие в демонстрации приговорен к 15 сут. административного ареста с началом отбывания срока 18 февраля 1987.

Положение ссыльных (1979, 10-8)

N 10 – 31 мая 1979

З.Антонюк находится сейчас в Иркутском туберкулезном диспансере, где он должен пробыть три месяца.

*

И.Бегун и приехавшая к нему в г.Сусуман жена А.Другова не могут найти комнату для совместного проживания. Все достигнутые договоренности в последний момент по непонятным причинам расстраиваются. На Бегуна оказывается давление, чтобы он написал “отпор западным клеветникам” относительно своих “якобы плохих” жилищных условий.

*

И.Нудель часто страдает от сильных желудочных болей. Диагноз неизвестен.

*

И.Светличный 11 мая 1979 прибыл в Киев в отпуск из ссылки на 1 месяц. Его предупредили, что он должен избегать всяких контактов с друзьями,находиться, в основном, дома, иначе его отпуск будет прекращен.

*

В.Слепак, долгое время находившийся в больнице в связи с двухсторонним воспалением легких [1979, 7-7], 9 мая 1979 был вновь доставлен туда скорой помощью, после того как в его комнате несколько дней не работало отопление. Сейчас его состояние улучшилось.

Предполагаемые изменения эмиграционной политики (1979, 10-6)

N 10 – 31 мая 1979

22-26 мая 1979 в Москве находился Роберт Хок (Robert Hawke), президент Австралийского совета тред-юнионов. Он прибыл в Москву из Израиля в качестве гостя председателя ВЦСПС А.И.Шибаева.

Хок и Шибаев провели серию длительных переговоров, в которых оба действовали как посредники: Хок – со стороны еврейских активистов в Москве, Шибаев – со стороны советского правительства. По окончании переговоров было достигнуто неофициальное соглашение, которое по просьбе Шибаева было сообщено Хоком представителям еврейских активистов: Александру Лернеру, Виктору Браиловскому и Владимиру Престину. Они были уполномочены предать соглашение гласности.

Согласно сообщению Хока, он представил Шибаеву список требований, полученный от еврейских активистов. Эти требования включали:

  1. Освобождение 12 узников Сиона. Представленный список включал А.Щаранского, И.Менделевича, А.Мурженко, Ю.Федорова, И.Бегуна, И.Нудель, В.Слепака, Б.Цитленка, М.Нашпица, А.Завурова, С.Шнирмана, Б.Календарева.
  2. Немедленное разрешение на эмиграцию отказникам, ожидающим разрешения более 5 лет (таких семей насчитывается более 100).
  3. Сокращение срока ожидания разрешения до 3 или 5 лет.
  4. Упрощение процедуры рассмотрения заявлений об эмиграции.

Советское правительство приняло первые три требования, но категорически отказалось рассматривать последнее.

В качестве встречного условия было выдвинуто требование, чтобы еврейские активисты опубликовали заявление, что они рассматривают сделанные уступки как существенное улучшение в области эмиграционной политики (как известно, такое улучшение является условием снятия поправки Джексона-Вэника к закону о торговле). Лернер, Браиловский и Престин опубликовали такое заявление 26 мая.

Они оговорили, однако, что сделанные обещания должны быть выполнены не позднее, чем через месяц. Они подчеркнули, что пока никаких официальных заверений им дано не было. Имена узников, подлежащих освобождению, были названы еврейскими активистами, со стороны советских властей никаких имен упомянуто не было.