А. Сахаров в ссылке (1980, 3-5)

N 3 – 15 февраля 1980

А. Сахаров продолжает жить в ссылке в квартире в пригороде г. Горького. Он занимает 3 комнаты (10,12 и 18 кв. м) в четырехкомнатной квартире на первом этаже 12-этажного здания. Ранее эта квартира использовалась для оперативных встреч КГБ.

Каждые 10 дней он должен отмечаться в милиции. Знакомым и друзьям запрещено навещать его попрежнему, а тех, кто пытается все же это сделать, задерживают и обыскивают (как это было, например, с баптистом В. Хайло, со студентами проф. М.Ковнера и др.). Проф. М. Ковнеру, которому удалось сначала несколько раз посетить А. Сахарова, было сделано предупреждение КГБ не покидать пределов г. Горького (предупреждение, повидимому, неофициальное). Проф. Ковнер – отказник с 1975. Его адрес г. Горький, ул. Горького, 156, кв. 43.

А. Сахаров живет на территории Приокского избирательного округа, по которому сейчас баллотируется в Верховный Совет СССР председатель КГБ СМ СССР Ю.Андропов. 11 февраля 1980 Ю.Андропов, как кандидат, лично посетил Приокский р-н и осмотрел его.

***

В Москве Президиум АН СССР осудил деятельность А.Сахарова. На 4 марта 1980 назначено общее собрание АН СССР, на которое Сахаров не получил приглашения. Поступили неподтвержденные сведения, что на этом заседании будет рассматриваться вопрос о членстве А. Сахарова в АН СССР.

Невеста сына Е.Боннэр, Е. Алексеева, живущая в московской квартире Сахаровых, подвергается непрерывно слежке и угрозам. От нее требуют уйти от Сахаровых.

Е.Боннэр направила в Прокуратуру СССР ряд заявлений с требованием включить телефон в их московской квартире, установить телефон в горьковской квартире, дать возможность связаться с детьми в США и т.д. В связи с этими заявлениями 29 и 31 января 1980 она была вызвана в Прокуратуру СССР – в первый раз к зам. генерального прокурора Леониду Седову, второй раз к другому заместителю Сергею Захарову. Во всех ее просьбах было отказано. Л. Седов сделал ей устное предупреждение в связи с заявлением Сахарова, которое она привезла из Горького в Москву и передала иностранным корреспондентам. С. Захаров сделал Е.Боннэр официальное предупреждение по Указу ПВС СССР от 25 декабря 1972 в связи со вторым привезенным ею заявлением, зачитанным ею на пресс-конференции в Москве 28 января 1980.

***

Пока Е.Боннэр была в Москве, 28 января 1980 на квартиру Сахарова, попрежнему круглосуточно охраняемую, проникли два человека, изображавшие пьяных рабочих. Один был вооружен пистолетом системы Макарова. Угрожая Сахарову, они заявили, что “устроят в его квартире Афганистан”. Они говорили также, что в 30 км от Горького для Сахарова уже приготовлено место в психбольнице. 3 февраля 1980 Сахаров получил по почте открытку с угрозой убить его.

30 января 1980 А.Сахаров был вызван к зам. прокурора Горьковской обл. Перелыгину. Тот заявил ему, что своими заявлениями, переданными в Москву, он нарушил Указ ПВС СССР о запрете его контактов с иностранцами. Это первое упоминание о наличии такого Указа. До тех пор был оглашен лишь Указ о лишении Сахарова наград, а запрет контактов с иностранцами был сделан без ссылок на официальные документы.

Перелыгин сказал Сахарову, что его условия будут ухудшены, а место ссылки изменено, если он не подчиниться наложенным на него ограничениям. Ограничения также могут быть наложены и на его жену Е.Боннэр.

А. Сахаров сделал новое заявление, в котором подчеркнул, что рассматривает “поставленные ему условия как произвольные меры со стороны КГБ”. Он пишет далее: “Я отказываюсь подчиниться им, вполне сознавая последствия, которые это может иметь для меня и моей жены”.

***

В [1980, 2-2] было упомянуто, что насилие, совершенное в отношении Сахарова подпадает под признаки ст.126 УК РСФСР. Хотя в статье нет такой оговорки, согласно существующей практике по этой статье квалифицируются действия частных лиц. Действия должностных лиц квалифицируются по ст. 170 УК РСФСР (“злоупотребление властью”, ст. 171 (“превышение власти”) и ст.178 (“незаконный арест или задержание”). Санкции по этим статьям значительно более строгие, чем по ст. 126 УК РСФСР.

Дело Елены Боннэр (1984, 9-1)

N 9 – 15 мая 1984

2 мая 1984 Елена Боннэр, жена акад. А.Д.Сахарова, намеревалась выехать в Москву из Горького, где находится в ссылке ее муж. Это ей, однако, не удалось: в день, намеченный для выезда, ей было официально предъявлено обвинение по ст.190-1 УК РСФСР и предложено дать подписку о невыезде из Горького. Е.Боннэр отказалась дать такую подписку, но из Горького выехать ей все же не позволили. Устно Е.Боннэр было заявлено, что обвинение ей может быть переквалифицировано на ст.64 УК РСФСР (“измена Родине”).

В тот же день муж Е.Боннэр А.Сахаров объявил голодовку – как он заявил, “до самого конца” или до тех пор, пока Е.Боннэр не будет разрешено выехать за рубеж для лечения (у Е.Боннэр серьезное заболевание глаз, грозящее ей слепотой; она также перенесла недавно два инфаркта).

4 мая 1984 было передано по московскому радио, а 5 мая 1984 опубликовано в газете “Правда” пространное сообщение ТАСС под названием “Подоплека провокации”. Составленное в резких и грубых тонах, сообщение обвиняло Е.Боннэр и А.Сахарова в подготовке “далеко идущей операции, в соответствии с которой Сахаров объявит очередную “голодовку”, а тем временем Боннэр получит “убежище” в посольстве США в Москве… Одновременно намечалось попытаться под надуманным предлогом – состояние здоровья – организовать выезд Боннэр за границу, где она должна была стать одним из лидеров антисоветского отребья”. В сообщении говорилось также, что “в результате своевременно принятых советскими правоохранительными органами мер эта операция была сорвана”. Сообщение обвиняло в соучастии в “провокации” американское посольство, в частности 1-го секретаря Э.Маквильямса, второго секретаря Дж.Гласса и Дж.Пернелла.

Представитель госдепартамента США Дж.Хьюз в Вашингтоне опроверг сообщение ТАСС, назвав его “совершенно ложным”. Он подтвердил, что посольство поддерживало контакты с Е.Боннэр, поскольку оно озабочено состоянием ее здоровья и положением А.Сахарова, и т.к. США поддерживает “борьбу А.Сахарова за мир и права человека”. Но, заявил Дж.Хьюз, посольство никогда не предлагало Е.Боннэр убежища и никогда не толкало А.Сахарова на голодовку.

В то время ни в Москве, ни за рубежом еще не было известно о предъявлении обвинения Е.Боннэр и начале голодовки А.Сахарова. Впервые сообщение об этом было получено от знакомой Е.Боннэр и А.Сахарова математика и правозащитницы Ирины Григорьевны Кристи (р. 1937). И.Кристи 6 мая 1984 неожиданно приехала в Горький. Ее приезд застал лиц, охранявших квартиру А.Сахарова, врасплох, и ей удалось в течение трех минут поговорить с А.Сахаровым, стоявшим около дома, и с Е.Боннэр, находившейся вблизи в лоджии первого этажа. После этого И.Кристи задержали, обыскали и поместили в КПЗ.

На следующее утро И.Кристи оштрафовали на 15 р. за “сопротивление милиции” и освободили. 8 мая 1984 И.Кристи сообщила о положении А.Сахарова и Е.Боннэр иностранным корреспондентам, после чего ее телефон был немедленно отключен, а сама она посажена под домашний арест. У ее дверей стоит милиционер и в квартиру никого не пускают. Ее мужа Сергея Ефимовича Генкина на работу и с работы провожают агенты, ему не разрешают в их отсутствие говорить по телефону. 11 мая 1984 И.Кристи была доставлена в КГБ (по-видимому, по делу Е.Боннэр?). В тот же день она вернулась домой.

Квартиру Е.Боннэр в Москве продолжают охранять милиционеры, хотя в квартире сейчас никто не живет. По московскому телевидению был показан фильм о А.Сахарове и Е.Боннэр, содержащий грубые оскорбления по их адресу.

12 мая 1984 Е.Боннэр присоединилась к голодовке А.Сахарова. Более подробных сведений об их положении нет.

***

Е.Боннэр (р. 14 февраля 1923) – один из старейших участников правозащитного движения, член-основатель Московской Хельсинкской группы (группа работала с 1976 по 1982, когда под давлением властей была вынуждена заявить о прекращении своей деятельности).

По профессии она врач-педиатр. Участвовала в Отечественной войне, в результате контузии получила инвалидность (болезнь глаз – последствие этой контузии). Член КПСС с 1955 по 1972, когда она заявила о выходе из партии. Отец Е.Боннэр, зав. отделом кадров Коминтерна, был расстрелян в 1937, мать в 1937-1954 находилась в лагерях, затем была реабилитирована.

Положение А.Сахарова и Е.Боннэр (1984, 11-2)

15 июня 1984 (11)

За истекшие две недели положение А.Сахарова и Е.Боннэр продолжало оставаться совершенно неясным. Одно за другим следовали различного рода официальные и полуофициальные (однако ничем не подтвержденные) сообщения о том, что А.Сахаров и Е.Боннэр здоровы и не голодают.

4 июня 1984 ТАСС опубликовало заявление о том, что “Сахаров и Боннэр в добром здравии” и сообщения западных средств информации о смерти А.Сахарова – это происки секретных служб. В тот же день западные корреспонденты обратились с запросом к представителю АН СССР о положении А.Сахарова. Тот обещал навести справки и дать ответ позднее. Когда ему позвонили вновь, он ответил: “АН СССР не располагает информацией о смерти Сахарова. Это все”. Однако гл. редактор “Нового мира” В.Карпов и некоторые “осведомленные лица”, имена которых остались неизвестными, заверили западных корреспондентов, что А.Сахаров жив. Это же заявил директор Института биохимии АН СССР акад. Ю.Овчинников.

7 июня 1984 правительство США было официально информировано советским правительством о том, что “Сахаров жив и жизнь его вне опасности”. Тогда же поступили неофициальные сообщения о том, что Е.Боннэр вновь видели в лоджии ее квартиры и даже встречали на улице г.Горького. Все эти и более ранние сообщения не могут быть, однако, ни подтверждены, ни опровергнуты независимым образом.

Фантастические “новости” о положении А.Сахарова и Е.Боннэр продолжают между тем распространяться. Так 13 июня 1984 появились сообщения о том, что Е.Боннэр якобы позвонила министру иностранных дел Великобритании Джеффри Хау и обратилась с просьбой о помощи (?!). Второй секретарь советского посольства в Бельгии Ю.Бузыкин заявил члену экологической партии Бельгии Алэну Тийсу, что А.Сахаров в прекрасном состоянии здоровья и даже совершает прогулки. Ю.Бузыкин сказал также, что А.Сахаров заслуживает быть судимым за свои призывы к Западу вооружаться, но судить его все же не будут.

Положение А.Сахарова и Е.Боннэр (1984, 12-2)

30 июня 1984 (12)

За истекшие две недели мало что прояснилось относительно положения А.Сахарова и Е.Боннэр. В официальных советских заявлениях по-прежнему говорилось о том, что оба они находятся в хорошем состоянии здоровья. На пресс-конференции в связи с приездом в Москву президента Франции Ф.Миттерана Леонид Замятин заявил: “А.Сахаров живет хорошо, ест хорошо, и все у него в порядке”. Согласно Замятину, А.Сахаров “зарабатывает ежемесячно 900 руб. в институте ядерной физики в Горьком” (?!).

17 июня 1984 советский журналист Виктор Луи, известный своими связями с КГБ, продал в Цюрихе представителям западногерманской газеты «Bild» и американской телекомпании CBS фотографию А.Сахарова, снятую, по его словам, 15 июня 1984, и фотографию Е.Боннэр, снятую 12 июня 1984. Он заверил журналистов, что фотографии подлинные, но на самих фотографиях нет ничего, что могло бы подтвердить указанное им время съемок. Родственники А.Сахарова и Е.Боннэр указывают, однако, что А.Сахаров на фотографии одет не совсем обычно, у него нет в руках сумки с бумагами, с которой он никогда не расставался, так что можно сделать вывод, что он находится не дома и разделен с Е.Боннэр (не случайно они не сняты вместе).

26 июня 1984 родственники А.Сахарова и Е.Боннэр получили в Бостоне телеграмму из Горького, отправленную 22 июня 1984, в которой говорилось: “не беспокойтесь, мы живы и здоровы”. Далее шло поздравление Е.Янкелевичу, мужу дочери Е.Боннэр, с наступающим днем рождения. Телеграмма подписана: “мама и Андрей”.

Наконец, в последних числах июня поступило письменное сообщение от лица, знающего Е.Боннэр, о том, что в первой половине июня Е.Боннэр видели идущей в булочную “втроем” – видимо, в сопровождении двух агентов КГБ.

В общем, можно предположить, что Е.Боннэр, по-видимому, на самом деле относительно здорова – по крайней мере для того, чтобы выходить на улицу. По-видимому, с А.Сахаровым они разделены.

***

Тем временем, следствие по делу Е.Боннэр продолжается. По этому делу были допрошены члены Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях В.Бахмин и А.Подрабинек (после выхода из заключения первый живет в Калинине, второй – в г.Киржач Владимирской обл.). В Ленинграде по делу Е.Боннэр прошел обыск у Леонида Гальперина, знакомого Н.Гессе, недавно выехавшего в США, которая была очень близка к Сахаровым.

Что касается самого А.Сахарова, то никаких независимых подтверждений официальных заявлений о том, что с ним “все в порядке”, не появилось. Уровень информированности иллюстрируется сообщением газеты «Los Angeles Times», в котором говорится следующее: в начале июня 1984 один москвич подслушал в общественной бане разговор двух сотрудников КГБ из Горького, которые находились в командировке в Москве. Сотрудники КГБ сказали, что “теперь изоляция А.Сахарова полная. Он – единственный пациент на целом этаже горьковской больницы, и этаж этот усиленно охраняется”.

15 ноября 1983 (N 21)

♦ Обращение к читателям ♦

Настоящим номером начинается шестой год издания бюллетеня “Вести из СССР”. Бюллетень издается на русском и английском языках. Материалы бюллетеня, полностью или частично, перепечатываются различными изданиями на многих языках.

Бюллетень ставит своей целью поставлять точную и оперативную информацию всем организациям и лицам, участвующим в поддержке правозащитного движения в СССР, в оказании помощи лицам внутри СССР, чьи гражданские, политические, национальные или религиозные права нарушаются.

“Вести из СССР” выпускают также ежегодник “Список политзаключенных СССР”, который в этом году вышел уже в пятый раз (также на русском и английском языках). Он содержит подробные данные о всех политзаключенных, их фотографии, обширный справочный материал. Ежемесячно публикуются “Приложения” к “Списку”, со всеми дополнениями и поправками, появившимися за данный месяц.

“Вести из СССР” выражают глубокую благодарность всем лицам и организациям, как в СССР, так и за рубежом, активно сотрудничавшим на протяжении пяти лет в сборе информации для бюллетеня, и рассчитывают на продолжение этого сотрудничества и впредь.

***

Трудности получения информации о событиях в СССР в связи с резким усложнением внутриполитического положения резко возросли.

Труднее стало собирать информацию внутри страны, труднее стало передавать ее за пределы страны. Сейчас общей задачей всех нас является не допустить возврата к ситуации сталинских лет, когда расправа с инакомыслящими проходила в полной тишине и мировая общественность об этом ничего не знала. Поэтому сейчас, как никогда ранее, необходимо тесное взаимное сотрудничество всех заинтересованных лиц и организаций.

По организационным причинам в ближайшее время, возможно, будет проведена перестройка “Вестей из СССР” но новых основах. В связи с этим редакция обращается к каждому из читателей с просьбой по получении данного номера срочно прислать в редакцию письмо с изложением своего мнения по следующим вопросам:

  1. Ваша общая оценка бюллетеня “Вести из СССР”. Считаете ли Вы бюллетень полезным для себя, необходимо ли продолжение этого издания?
  2. Каковы Ваши пожелания в связи с возможными изменениями в структуре издания?

Эти же вопросы касаются и “Списка политзаключенных СССР”.



«Вести из СССР», 1983

Суд над Михаилом Ривкиным (21-1), Москва.

Преследования пятидесятников (21-2)

Дело Николая Уханова (21-3), Москва.

Разные сообщения (21-4 — 21-30)

21-4.

В ночь с 31.5 на 1 июня 1983 в парке Царицыно в Москве было разогнано собрание пацифистской молодежи, приуроченное ко дню защиты детей. Милиция окружила собравшихся, построила их в колонну по двое и отвела в 143 о/м г.Москвы. Официальный повод для задержания – разведение костров в неположенном месте.

На другой день парк был целиком оцеплен милицией. Облава на пацифистов продолжалась до 2 июня 1983, в ее ходе было задержано 200 чел. 1 июня 1983 в парке Царицыно были найдены листовки, призывающие к отмене смертной казни и, по неподтвержденным данным, к прекращению войны в Афганистане. В связи с листовками проводились допросы среди задержанных. В ходе допросов были получены показания, что листовки, якобы, были изготовлены Юрием Поповым. Ю.попов сейчас находится в 9 отделении ПБ N 14 (Москва, ул.Бехтерева, 15, тел.главврача 114 39 20).

21-5.

В первой половине октября 1983 в Хабаровске состоялся суд над Александром Лавутом [1983, 9-9), обвинявшимся по ст.190-1 УК РСФСР в “распространении клеветнических измышлений” среди заключенных лагеря. В характеристике, выданной администрацией и зачитанной на суде, говорится, что А.Лавут за время пребывания в лагере имел 14 (или 16?) взысканий, трижды объявлял голодовки. Защитник А.Лавута (адвокат из Хабаровска) просил о его оправдании. А.Лавут приговорен к 5 г. ссылки. С учетом предварительного заключения он должен освободиться в октябре 1986.

21-6.

Писатель Григорий Александров [1983, 6-9) летом 1983 находился на психиатрической экспертизе в институте им.Сербского в Москве. Он был признан невменяемым. 30 августа 1983 в Ташкенте состоялся суд, направивший Г.Александрова на принудительное лечение в СПБ. Г.Александров помещен в Ташкентскую СПБ.

21-7.

По делу В.Альбрехта [1983, 17-13) была назначена повторная экспертиза в институте им.Сербского. Возможно, это означает, что первая экспертиза признала его вменяемым. Суд над В.Альбрехтом ожидался 10 ноября 1983, однако, неизвестно, состоялся ли он или был отложен. Евреи-отказники Дан Шапиро, Дмитрий Хазанкин, Инна Брохина и Надежда Фрадкова заявили, что в день начала суда над В.Альбрехтом они проведут голодовку протеста. Они же проводили однодневную голодовку 7 ноября 1983, в день Октябрьской революции.

21-8.

Суд над Я.Рожкалнсом и Я.Веверисом [1983, 19/20-12) без объяснения причин был перенесен на 21 ноября 1983 и продлится, как ожидают, до 7 декабря 1983.

21-9.

По делу Сергея Ходоровича 22 августа 1983 в Красноярске прошли обыски у Владимира Сиротинина и Веры Парфеновой (1979,3-9). В Москве на допрос по делу С.Ходоровича была вызвана Церина Таненгольц [1982,17-7). 28 июня 1983 была вторично допрошена Марина Шемаханская, жена А.Кистяковского [1983, 16-17).

21-10.

Политзаключенному Льву Эльберту [1983, 17-20) официально предъявлено обвинение по ст.229-1 УК УССР (аналог ст.224 УК РСФСР) в хранении наркотиков (марихуаны). Он переведен в СИЗО г.Винницы. Следователем по его делу вместо Бурлаченко назначен Лысенко (Бурлаченко отождествлен ныне с “неизвестным”, приходившим на квартиру к жене Л.Эльберта и запугивавшим их сына Карми). Л.Эльберт по прибытии в СИЗО помещен в больницу в связи с заболеванием глаз.

21-11.

Дело Гелия Донского и Михаила Мейлаха [1983, 15-12) первоначально было общим. Сейчас их дела разделены. Следствие по делу Г.Донского близко к завершению или завершено, следствие по делу М.Мейлаха продолжается.

21-12.

В середине мая 1983 в Москве прошел обыск у отказника Анатолия Хазанова. Изъяты письма, запись допроса А.Хазанова по делу о письме отказников президенту Израиля И.Навону [1983, 11-12). Тогда же прошел обыск в Москве у Анатолия Вершувского, как утверждают, связанного с еврейскими религиозными кругами.

21-13.

У Виктора Некипелова [1983, 19/20-18) – рак крови и, возможно, лимфатических желез. Во Владимирской тюрьме, куда его привезли вместо больницы, его подвергли обработке, понуждая выступить с раскаянием по телевидению. В.Некипелов отказался. Он был лишен свидания и права на закупку продуктов в ларьке за “невыполнение нормы” (видимо, во Владимирской тюрьме его тоже заставляли работать). На жену В.Некипелова Нину Комарову также оказывалось давление, чтобы она склонила мужа к раскаянию. С этой целью им было дано свидание (которого официально В.Некипелов был лишен), однако Н.Комарова давление на мужа оказывать на захотела. 4 ноября 1983 В.Некипелов должен быть этапирован из Владимирской тюрьмы.

21-14.

В.Стус в лагере особого режима находится сейчас в одиночке за то, что был “зачинщиком” пения колядок на Рождество 1982.

21-15.

Г.Яшкунас и А.Бердник переведены с особого режима на строгий (в том же пермском лагере ВС-389/36). В.Гаяускасу также предложили перевод на строгий режим, но он отказался подать просьбу о таком переводе. В лагере особого режима в настоящее время находится около 30 человек.

21-16.

23 октября 1983 Мераб Костава, находящийся в лагере в г.Ангарск Иркутской обл., объявил голодовку протеста против лишения его свидания с женой.

21-17.

С 24 октября 1983 А.Парицкий находится в лагерной больнице с диагнозом: органическое нарушение работы сердца и выраженная гипертрофия сердечной мышцы.

21-18.

В октябре 1983 политзаключенный пятидесятник Э.Булах провел 1 месяц в ШИЗО за то, что его волосы отросли более “положенной” нормы. По этой причине было отменено запланированное свидание его с женой 27 октября 1983. Ранее Э.Булах был жестоко избит уголовниками.

21-19.

Татьяна Великанова прибыла в ссылку по адресу: 466100, КазССР, Мангышлакская обл.6 Мангистауский р-н, пос.Шетпе. Она будет работать санитаркой в больнице.

21-20.

В начале октября 1983 одесский отказник Яков Меш [1983, 18-35) был вызван в прокуратуру для дачи объяснений, почему он не явился в военкомат по повестке на учебные сборы. Вместо Я.Меша, отсутствовавшего в городе, явилась его жена Марина, представившая справку из военкомата о снятии Я.Меша с учета, как офицера запаса. Прокурор отметил, что справка датирована 28 сентября 1983, тогда как Я.Меш был вызван в военкомат на 20 сентября 1983, и поэтому против Я.Меша должно быть возбуждено уголовное дело. Однако, в конце октября 1983 жене Я.Меша сообщили, что дело против ее мужа возбуждено не будет. КГБ по-прежнему добивается, чтобы Я.Меш явился в КГБ “на беседу”, но Я.Меш не является, т.к. в последнее время его нет дома.

21-21.

14 июня 1983 в Москве Андрею Кистяковскому (тогда распорядителю Фонда помощи политзаключенным) было сделано “Предостережение” по Указу ПВС СССР от 25 декабря 1972.

21-22.

В середине августа 1983 в Ленинграде Наталья Лесниченко получила “Предостережение” по Указу ПВС СССР от 25 декабря 1972. В числе вменяемых ей в вину эпизодов – передача информации на Запад (на конверте перехваченного КГБ письма стояла надпись: “С.Евдокимовой”).

21-23.

Милицейский пост у квартиры Елены Боннэр в Москве усилен. Он устанавливается в 7 утра и находится у дверей до 1 часу ночи.

21-24.

Профессор математики Питтсбургского университета Норман Забуски находился в СССР в соответствии с программой научных обменов СССР-США по приглашению Института космических исследований АН СССР с 7 октября 1983. Он посетил Киев, Ленинград, Москву, где, кроме участия в официальных программах, встречался также с учеными-отказниками и участвовал в Москве в работе неофициального семинара отказников. 4 ноября 1983 Н.Забуски с семьей был выслан из СССР за “поведение, несовместимое со статусом гостя АН СССР, находящегося в СССР по официальной программе обменов”. В соответствии с планом Н.Забуски должен был покинуть СССР 20 ноября 1983.

21-25.

7 ноября 1983 в 13 час. 45 мин., через 1,5 часа после конца октябрьского парада на Красной площади в Москве, неизвестный человек совершил перед мавзолеем В.Ленина самосожжение. Имя его неизвестно, возраст – более 30 лет. Известно, что он из Ставропольского края и что причина его самосожжения протест против отсутствия крыши над головой. Сразу после того, как человека охватило пламя, он был схвачен и увезен агентами в штатском, но он уже уже успел сильно обгореть. Сорванная с него горящая одежда и чемодан, бывший при нем, дотлевали еще около 10 мин., погасить их не удалось ни водой, ни огнетушителями. Был схвачен и увезен также другой человек, начавший кричать, обращаясь к толпе, в попытке объяснить ей причины самосожжения. У нескольких очевидцев, сделавших фотографии происходившего, были засвечены фотопленки. Позднее стало известно, что в результате полученных ожогов 3 степени поджегший себя человек скончался 12 ноября 1983 в военном госпитале им.Бурденко в Москве.

21-26.

15 мая 1983 в день национального праздника Латвии (приход к власти президента Ульманиса) и 14 июня 1983, в годовщину массовой депортации латышей в Сибирь в 1941, у монумента Свободы в Риге были возложены цветы.

21-27.

Ленинградский отказник Владимир Лифшиц 3 ноября 1983 начал голодовку протеста. Он, математик по профессии, в течение долгого времени не может найти никакой работы, т.к. подал заявление на выезд в Израиль. Его адрес: 197022, Ленинград, Кировский проспект, 69, кв.139.

21-28.

Вместо арестованного председателя Комитета защиты католической веры и церкви [1983, 6-35) Иосифа Терели его обязанности исполняет Василий Антонович Кобрин (УССР, Львовская обл.6 Перемышлянский р-н, г.Бобрка, ул.Котляревского, 2). Секретарем комитета остается свящ. Григорий Антонович Будзинский (УССР, г.Львов-41, ул.Спокойная, 4). Г.Будзинский в декабре 1944 входил в состав делегации, направленной львовским митрополитом Иосифом в Москву для переговорах об отношениях Греко-католической церкви и государства.

21-29.

В Украинскую Хельсинкскую группу вступили Викторас Пяткус (член Литовской Хельсинкской группы) и Март Никлус. Оба они в момент вступления находились в пермском лагере особого режима ВС-389/36-1.

21-30.

В Инициативную группу по защите прав инвалидов в СССР вошел еще один человек, имя которого не объявлено. Ф.Хусаинов остается членом Группы, но его активность в ней сейчас ограничена.

N 22 – 30 ноября 1983…