Положение А.Сахарова и Е.Боннэр (1984, 17/18-4)

«NN 17/18 – 30 сентября 1984»

11 сентября 1984 Виктор Луи {Victor Louis} сообщил газете “Bild”, что А.Сахаров вышел из больницы и снова находится дома вместе с женой Е.Боннэр.

“Он чувствует себя, – сказал В.Луи, – настолько хорошо, насколько это возможно в данных обстоятельствах”. Позднее, 21 сентября 1984 С.Калистратова в Москве получила телеграмму из Горького, подписанную Е.Боннэр и гласящую: “приветствуем и целуем”, что, по-видимому, должно означать, что А.Сахаров и Е.Боннэр действительно находятся вместе. Позднее одна из знакомых Е.Боннэр получила в Москве открытку, написанную рукой Е.Боннэр, в которой подтверждалось, что она с мужем живет в прежней квартире в Горьком. Эта же знакомая получила также конверт, надписанный Е.Боннэр, в котором была сберегательная книжка Е.Боннэр – без каких-либо комментариев.

Е.Боннэр подала кассационную жалобу на вынесенный ей приговор. Жалоба будет рассматриваться, по-видимому, в ноябре 1984.

Тем временем в августовском номере (1984) “Журнала экспериментальной и теоретической физики” появилась датированная мартом 1984 статья А.Сахарова, подписанная лишь фамилией без указания титула “академик”. В статье, между прочим, выражается благодарность “жене Е.Боннэр” за помощь в ее подготовке. Известно также, что в августе 1984, еще находясь в больнице, А.Сахаров подписал корректуру еще одной статьи, не сделав при этом никаких поправок в тексте, что очень для него не характерно. Обе статьи посвящены вопросу о происхождении Вселенной.

Суд над Е.Боннэр и положение А.Сахарова (1984, 16-1)

«N 16 – 31 августа 1984»

В 20-х числах августа 1984, сначала из сообщений госдепартамента США, а затем из интервью, данного безымянным “информатором” западногерманской газете “Bild” (по всем признакам, этот “информатор” – Виктор Луи [Victor Louis]), стало известно, что 17 августа 1984 в Горьком состоялся суд над Еленой Боннэр.

О подробностях неизвестно ничего, кроме того, что защиту Е.Боннэр осуществляла московский адвокат Елена Анисимовна Резникова. Е.Боннэр приговорена к 5 г. ссылки. Как намекнул В.Луи (обычно являющийся неофициальным рупором КГБ), Е.Боннэр будет, скорее всего, отбывать ссылку в Горьком (по словам В.Луи, приговор к ссылке “должен помешать тому, чтобы она выезжала из Горького»).

В.Луи изложил также версию, согласно которой Е.Боннэр, после того как А.Сахаров объявил голодовку, пыталась вылететь в Москву, но была задержана в аэропорту. Ее обыскали, изъяли письма А.Сахарова и другие “вредные для интересов Советского Союза” материалы. Через два дня ее отпустили и тогда же началось следствие.

***

Одновременно с появлением сообщений о суде над Е.Боннэр, стало известно, что В.Луи привез и продал газете “Bild” 18-минутный видеофильм об А.Сахарове и Е.Боннэр, который был позднее перепродан американской телекомпании ABC.

Фильм очевидно снят скрытой камерой, а затем смонтирован и озвучен дикторским текстом. Кадры фильма относятся к различным периодам времени. Есть старые кадры, снятые тогда, когда А.Сахаров и Е.Боннэр жили оба в горьковской квартире, из чего становится ясным, что скрытое наблюдение при помощи телекамеры велось за супругами в течение долгого, если не всего, времени. Кадров, показывающих Е.Боннэр и А.Сахарова вместе, в фильме нет, если не считать нескольких сцен, длящихся всего несколько секунд и снятых явно давно. Большая часть кадров относится к последнему периоду, для удостоверения чего в фильм введены специальные “марки времени” – номера советских и иностранных журналов, театральные афиши и т.п.

Е.Боннэр в кадрах этого времени показана идущей по улице и сидящей на скамейке вместе с адвокатом Е.Резниковой (ее имя диктор не называет). Видно также, как Е.Боннэр входит в здание прокуратуры (“для дачи объяснений”, – говорит диктор). Судя по “маркам времени” эти кадры сняты в июле 1984. Внешне Е.Боннэр выглядит очень плохо.

А.Сахаров в кадрах этого последнего периода (тоже июль 1984) снят в больнице (“на отдыхе, как выражается диктор). Он показан в больничном саду в сопровождении неизвестных лиц, а также в палате обедающим (“обедает А.Сахаров обычно в одиночестве”, – замечает диктор). Внешне А.Сахаров сильно изменился к худшему, очень постарел, выглядит больным и усталым, движения замедлены. Все это находится в резком контрасте с бодрым тоном диктора, описывающего красоту г.Горького, где “с 1980 по решению правительства проживает академик А.Д.Сахаров”. Диктор подчеркивает также, что А.Сахаров “работает в научном институте и зарабатывает 800 р. в месяц”.

Почти одновременно с появлением фильма было дано другое, нежели “по решению правительства”, объяснение ссылки А.Сахарова в Горький. 20 августа 1984 московское радио на английском языке сообщило, что А.Сахаров был сослан в Горький за “нарушение ст.70 УК РСФСР”. Такое же заявление сделал в подкомиссии ООН по защите меньшинств советский делегат В.Софинский.

На вопрос корреспондента «Bild» о том, находится ли А.Сахаров и Е.Боннэр вместе или разделены, как это видно из фильма, В.Луи ответил, что они живут вместе, но чтобы доказать это, ему потребуется некоторое время.

Положение А.Сахарова и Е.Боннэр (1984, 15-1)

N 15 – 15 августа 1984

2 августа 1984 американские ученые, участвовавшие в четырехдневной конференции по советско-американским отношениям в Москве, сообщили, что они получили заверения в том, что А.Сахаров в Горьком “усердно работает над научным проектом”. Никаких других подробностей им сообщено не было.

Через несколько дней “диссидентский источник”, пожелавший остаться неизвестным, сообщил, что 5 августа 1984 “он имел контакт с Е.Боннэр” (не уточнив, какой). Е.Боннэр, якобы, сообщила, что А.Сахаров кончил голодовку, но по-прежнему находится в той же больнице. Она сказала также, что следствие по ее собственному делу закончено, и она пригласила для защиты известного московского адвоката. Е.Боннэр сообщила также, что она отказалась принимать участие в предварительном следствии.

С запозданием стало также известно из другого источника, что обыск по делу Е.Боннэр, прошедший в Ленинграде 8 мая 1984 у Л.Гальперина, был не единственным. Прошел еще один обыск – у Исады (по-видимому, здесь ошибка в имени?).

7 августа 1984 несколько московских правозащитников сообщили, что они видели два письма, полученные от Е.Боннэр (позднее возникли подозрения, что это могло быть одно и то же письмо, или же две копии одного и того же письма). Е.Боннэр сообщала в этих письмах, что, в связи с окончанием 1 августа 1984 следствия по ее делу, с ее переписки снят арест, и что суд над нею должен состояться до конца августа 1984. В письме подтверждается, что Е.Боннэр не участвовала в следствии и что она пригласила адвоката из Москвы. Что касается А.Сахарова, то Е.Боннэр в письмах сообщает лишь, что не видела его с 7 мая 1984, когда его увезли из квартиры в Горьком.

Это вызвало сомнения в достоверности более раннего сообщения о том, что А.Сахаров снял голодовку. Ряд правозащитников в Москве высказали мнение, что это была дезинформация КГБ. Поступили сообщения о том, что лицо, передавшее сведения об окончании голодовки А.Сахарова, подозревается в сотрудничестве с КГБ. Это лицо утверждает, что получило свои сведения от другого человека, который беседовал с Е.Боннэр лично.

Несколько знакомых А.Сахарова, ездивших в Горький, видели, что квартира А.Сахарова и Е.Боннэр, где, по-видимому, сейчас находится Е.Боннэр, охраняется примерно десятком милиционеров. Их квартира в Москве, хотя в ней сейчас никого нет, тоже охраняется круглосуточно.

Голодовка А.Сахарова и Е.Боннэр и выезд из СССР Е.Алексеевой (1981, 23/24-12)

NN 23/24 – 31 декабря 1981

Голодовка, начатая 22 ноября 1981 А.Сахаровым и Е.Боннэр [1981, 21-6 ; 1981, 22-27], продолжалась на фоне нарастающей волны выступлений в их поддержку, как за рубежом (со стороны государственных деятелей и общественности), так и в СССР (со стороны правозащитников и, повидимому, также ряда ученых).

А.Сахаров и Е.Боннэр требовали разрешения на выезд из СССР для Е.Алексеевой, жены сына Е.Боннэр А.Семенова.

4 декабря 1981 в квартиру Сахаровых в г. Горьком вошли 8 чел. и насильственно увели А.Сахарова и Е.Боннэр. А.Сахарова поместили в областную больницу им. Семашко, Е.Боннер в областную больницу им. Канавина. Во время их содержания в больницах каждому из них говорили, что другой находится в критическом состоянии, и уговаривали снять голодовку. Принудительного кормления не применяли, но перед Е.Боннэр демонстративно раскладывали приспособления для кормления. Друзья Сахаровых не знали об их местонахождении.

4 декабря 1981 в газете “Известия” была помещена статья с нападками на А.Сахарова и Е.Боннэр и с сообщением об их госпитализации. 5 дек. пыталась выехать в г.Горький, чтобы повидать Сахаровых Е.Алексеева (она сделала это по совету Президента АН СССР А.П.Александрова, предлагавшего ей также уговорить Сахаровых “бросить это дело”). Однако Е.Алексееву сняли с поезда в момент посадки, отвезли за пределы Москвы, где высадили и запретили впредь повторять подобные попытки.

8 декабря 1981 майор КГБ И.П.Рябинин сообщил в Горьком А.Сахарову и Е.Боннэр, что Е.Алексеевой будет разрешено выехать из СССР. На следующий день супруги сняли голодовку. 9 дек. сотрудник КГБ А.В.Баранов сообщил о разрешении на выезд самой Е.Алексеевой. 10 дек. представитель АН СССР Е.Табакеев по телефону передал иностранным корреспондентам официальное сообщение о конце голодовки А.Сахарова. 12 дек. сообщение о предстоящем выезде Е.Алексеевой было опубликовано в газете “Известия”. Разрешение объяснялось тем, что родители Е.Алексеевой более “не возражают” против ее выезда.

***

12 декабря 1981 Е.Алексеева вместе с другом семьи Сахаровых Н.В. Гессе поехали в г.Горький навестить Сахаровых (разрешение на это было дано КГБ). К тому времени Сахаровых соединили в одной больнице (хотя и в разных палатах). Свидание длилось 3 часа. 16 дек. Е.Боннэр выписали из больницы по ее требованию, чтобы она имела возможность проводить Е.Алексееву. 19 декабря 1981 Е.Алексеева вылетела из СССР в США через Париж и 20 дек. прибыла в Бостон. Она сохраняет советское гражданство.

А.Сахаров и Е.Боннэр медленно оправляются от последствий голодовки. 24 декабря 1981 А.Сахаров был выписан тиз больницы. А.Сахаров заявил о возобновлении сотрудничества с коллегами из СССР, прерванного летом 1980 (тогда он заявил, что не возобновит сотрудничества вплоть до удовлетворения его требований о выезде Е.Алексеевой из СССР).

Предстоящая голодовка А.Сахарова и Е.Боннэр (1981, 21-6)

N 21 – 15 ноября 1981

Находящийся в ссылке в г.Горьком акад. А.Сахаров и его жена, член Московской Хельсинкской группы Е.Боннэр объявили, что намерены начать голодовку 21 ноября 1981 (в день начала визита Л.Брежнева в ФРГ).

Голодовка будет объявлена в знак протеста против отказа в выездной визе Е.Алексеевой, жене сына Е.Боннэр А.Семенова, проживающего ныне в США. Длительность голодовки не объявлена. А.САхаров направил письмо зарубежным коллегам с объяснением мотивов своего решения и просьбой о помощи. Он обратился также к друзьям с выражением надежды на понимание с их стороны.

15 апреля 1982 (N 7)

«Вести из СССР», 1982 г.

Суд над Иваном Ковалевым (7-1) Москва.

Массовые обыски и аресты в Москве (7-2)

Преследования баптистов (7-3)

Дело Александра Тилля (7-4) Фрунзе.

О голодовке супругов Фольмер (7-5) Караганда.

Голодовка “Разделенных семей” (7-6)

Разные сообщения (7-7 — 7-31)

7-7.

Стало известно еще о двух лицах, арестованных в Эстонии в нач. декабря 1981 за распространение листовок с призывом к всеобщей получасовой забастовке [1982, 3-1]. В г.Вильянди был арестован рабочий Валдур Ярве, а в г.Пярну – плотник Петер Куум. Им обоим, по-видимому, предъявлено обвинение по ст.68 УК ЭССР (аналог ст.70 УК РСФСР). Они содержатся в центральной тюрьме г.Таллина.

7-8.

Григорий Приходько [1980, 19-5] приговорен к 10 г. лагерей особого режима (с отбыванием первых 5 лет в тюрьме) и 5 г. ссылки. Сейчас он находится в Чистопольской тюрьме.

7-9.

Николай Павлов [1981, 8-6] приговорен судом в г.Белгороде к 5 г. лагерей строгого режима по ст.70 УК РСФСР. Сейчас он находится в мордовском лагере ЖХ-385/3-5.

7-10.

Азат Аршакян и Ашот Наварсадян [1981, 8-2] приговорены судом в Ереване к 7 г. лагерей строгого режима и 5 г. ссылки каждый (данные подлежат проверке).

7-11.

Суд над Львом Шефером и Владимиром Ельчиным [1982, 5-12] начался в первых числах апр. 1982 в Свердловске и должен был закончиться 6 апр. Обвинение обоим было переквалифицировано со ст.190-1 на ст.70 УК РСФСР. Результаты суда пока неизвестны.

7-12.

Алар Куме и Яанус Пихелгас [1982, 3-1] переведены из Института им. Сербского в Москве в одну из ПБ г.Ленинграда. По-видимому, они признаны невменяемыми.

7-13.

В конце марта 1982 в Ленинграде был проведен обыск по делу Натальи Лазаревой у художника-нонконформиста Кирилла Миллера (р.1960). Позднее был проведен обыск у поэтессы Тамары Кругловой и еще, по-видимому, не менее чем в 10 домах, но имена обысканных неизвестны. Все подвергшиеся обыску вызываются на допросы. В числе допрашиваемых также бывшие заключенные женского лагеря, с которыми Н.Лазарева находилась вместе после ее первого ареста. Следствие по делу Н.Лазаревой ведут майор КГБ В.Качкин и майор КГБ Венгеров.

7-14.

Анатолий Иванов (Скуратов), как сообщают, дает на следствии “откровенные” показания. По его делу 6 раз вызывали на допрос Л.Бородина, который, однако, отказывается от всякого участия в следствии. А.Иванову также была устроена очная ставка со свидетельницей Межеборской.

7-15.

В Ташкенте прошел обыск у кибернетика Нехемии Розенгауза (р.1945). Конфискованы все материалы, связанные с изучением иврита. Н.Розенгаузу было объявлено, что против него возбуждено дело.

7-16.

Юрий Шухевич [1982, 6-16] находился в Центральной больнице для заключенных им.Гааза в Ленинграде с декабря 1981 по февраля 1982. Ему была сделана операция на глазах. Ю.Шухевич быстро слепнет.

7-17.

Есть подозрение, что Юрий Орлов в пермском лагере N 37 заболел туберкулезом. Он жалуется на постоянную повышенную температуру и кровохаркание. Однако медобследования на этот предмет проведено не было. Врачи утверждают, что результат рентгеноскопии благоприятный.

7-18.

7 апр. 1982 по Центральному телевидению выступил политзаключенный Александр Болонкин [1982, 6-2]. Выступление состоялось в перерыве передачи хоккейного матча СССР-Чехословакия и длилось 10 мин. А.Болонкин осудил свою “диссидентскую деятельность”, сказав, что пришел к ней из-за “эгоизма и тщеславия”, и обещал “искупить свою вину перед родиной честным трудом”.

Он резко осудил также деятельность правозащитников вообще, сказав, что они являются ренегатами, которых оплачивают западные разведывательные службы. Персонально А.Болонкин назвал А.Солженицына, А.Сахарова, А.Подрабинека и И.Ковалева. Он назвал также клеветой утверждение, что инакомыслящих помещают в психбольницы. А.Болонкин поблагодарил советских следователей и суд за гуманное к нему отношение. Зрители отметили, что А.Болонкин прочел свое заявление запинаясь, не отрывая глаз от написанного текста.

7-19.

Михаил Яковлев [1981, 15-8] досрочно освобожден из лагеря.

7-20.

Владимир Клебанов выбыл из Днепропетровской СПБ. Его нынешнее местонахождение неизвестно.

7-21.

Сергей Белов [1982, 6-12] был помещен в ПБ не в пос. Богородское, а в другую ПБ по адресу: 155052, Ивановская обл., Тейковский р-н, п/о Зиново, ПБ, корп.1. Его лечащий врач Владимир Дмитриевич Шаронов, главврач ПБ – Валерий Николаевич Привалов (тел. 4-02-62, г.Иваново). С.Белова остригли наголо, у него отобрали письменные принадлежности. Ему делают уколы нейролептиков.

7-22.

Михаил Утемов [1981, 23/24-13] был освобожден из Ленинградской ПБ N 2, по-видимому, в января 1982. 15 февр. Ленинградский ОВИР принял у него документы на выезд из СССР, однако, ему было сообщено, что “отказ гарантирован”.

7-23.

Ивану Светличному сообщили, что срок его ссылки сокращен по состоянию здоровья и в середине мая 1982 он может вернуться в Киев. Здоровье его несколько улучшилось. С него сняли гипс и он может самостоятельно, хотя и с трудом, передвигаться. Он в ясном сознании, но ему еще трудно подбирать слова при разговоре.

7-24.

11 марта 1982 сотрудник КГБ Виктор Владимирович Красильников вызвал на беседу бывшую жену Владимира Тольца Анну, а 23 марта – Сергея Пестова, допрашивавшегося свидетелем по делу И.Ковалева. В.Красильников сообщил обоим, что на В.Тольца “заведено дело” и просил передать В.Тольцу, что тому следовало бы эмигрировать. В.Красильников утверждал, что, якобы, на одном из обысков была найдена “Хроника текущих событий” с поправками В.Тольца.

7-25.

М.Цивин [1982, 6-27], демонстрировавший на Красной площади 28 марта 1982, был приговорен к 15 сут. административного ареста за “хулиганство”.

7-26.

1 апр. 1982 ленинградский еврейский активист Борис Девятов (р.1959) был приговорен к 15 сут. административного ареста за “хулиганство”. Б.Девятов подвергся нападению неизвестного во время разговора из телефона-автомата. Прибывшая на место происшествия милиция подвергла обыску жертву нападения Б.Девятова, и у него было найдено письмо в советские официальные органы с протестом против преследований участников семинара по еврейской культуре в Ленинграде.

7-27.

Московские евреи-отказники супруги Ирина Сапиро и Владимир Вайль начали голодовку, требуя разрешения на выезд в Израиль. И.Сапиро голодала с 14 марта, В.Вайль сменил ее 26 марта.

7-28.

Перемежающаяся голодовка киевских еврейских активистов [1982, 6-29] началась 15 марта 1982.

7-29.

В середине января 1982 Нина Истомина, жена осужденного пятидесятника из г.Находка Виталия Истомина [1982, 6-9], начала голодовку, требуя освобождения ее мужа. Точная длительность голодовки неизвестна, но, по-видимому, она продолжалась около месяца. По уточненным данным срок заключения В.Истомина – 9 мес.

7-30.

В февраля 1982 А.Сахаров обратился в Президиум АН СССР с просьбой направить его в один из академических санаториев (в Подмосковье или в Прибалтике), чтобы восстановить пошатнувшееся в результате голодовки здоровье и провести курс лечения в связи с болезнью сердца. Обращение его осталось без ответа. На телефонный звонок жены А.Сахарова Е.Боннэр в секретариате Президента АН СССР А.Александрова ей ответили, что этот вопрос “не подлежит обсуждению”.

7-31.

24 февраля 1982 в Москве на работу к Марине Концевой, участвующей в кружках по изучению иврита и еврейской самодеятельности, явились представители КГБ и предупредили ее против участия в праздновании Пурим. В тот же день в приемную УКГБ по Москве и Московской обл. были вызваны Лев Владимирович Щеголев и Ирина Владимировна Щеголева-Якобсон. С ними беседовал Юрий Георгиевич Казарянц, также предостерегавший их против участия в праздновании Пурим. 26 февр. Ю.Казарянц вызвал с той же целью Екатерину Львовну Уманскую. Несмотря на беседы, все предупрежденные 8 марта 1982 приняли участие в праздновании Пурим.

N 8 – 30 апреля 1982…

Положение А.Сахарова (1980, 13/14-6)

NN 13/14 – 31 июля 1980

Находящийся в ссылке в г.Горьком А.Д.Сахаров отказался от дальнейших встреч с делегациями коллег-физиков, призжающих к нему время от времени для научных бесед.

Отказ вызван тем, что состав таких делегаций не определяется интересами науки, а диктуется КГБ, который произвольно назначает или отменяет их приезд. А.Сахаров указал, что как раз те ученые, контакты с которыми его интересуют больше всего, к нему не допускаются. А.Сахаров считает унизительной практику подобных делегаций.

***

7 июля 1980 А.Сахаров и его жена Е.Боннер были вызваны в почтовое отделение для телефонного разговора с Нью-Йорком.

Е.Боннер, обнаружившая, что она забыла сигареты, почти сразу же вернулась домой и нашла в квартире двух человек: одного, рывшегося в бумагах, и другого, что-то делавшего в спальне. Когда она закричала, неизвестные скрылись в комнате “соседки” Сахаровых, а затем выпрыгнули в окно. Милиционер, дежуривший, как обычно у квартиры Сахаровых, в ответ на обращение к нему Е.Боннер сказал, что “это не его дело”.

А.Сахаров направил председателю КГБ Ю.Андропову телеграмму протеста.

А. Сахаров в ссылке (1980, 3-5)

N 3 – 15 февраля 1980

А. Сахаров продолжает жить в ссылке в квартире в пригороде г. Горького. Он занимает 3 комнаты (10,12 и 18 кв. м) в четырехкомнатной квартире на первом этаже 12-этажного здания. Ранее эта квартира использовалась для оперативных встреч КГБ.

Каждые 10 дней он должен отмечаться в милиции. Знакомым и друзьям запрещено навещать его попрежнему, а тех, кто пытается все же это сделать, задерживают и обыскивают (как это было, например, с баптистом В. Хайло, со студентами проф. М.Ковнера и др.). Проф. М. Ковнеру, которому удалось сначала несколько раз посетить А. Сахарова, было сделано предупреждение КГБ не покидать пределов г. Горького (предупреждение, повидимому, неофициальное). Проф. Ковнер – отказник с 1975. Его адрес г. Горький, ул. Горького, 156, кв. 43.

А. Сахаров живет на территории Приокского избирательного округа, по которому сейчас баллотируется в Верховный Совет СССР председатель КГБ СМ СССР Ю.Андропов. 11 февраля 1980 Ю.Андропов, как кандидат, лично посетил Приокский р-н и осмотрел его.

***

В Москве Президиум АН СССР осудил деятельность А.Сахарова. На 4 марта 1980 назначено общее собрание АН СССР, на которое Сахаров не получил приглашения. Поступили неподтвержденные сведения, что на этом заседании будет рассматриваться вопрос о членстве А. Сахарова в АН СССР.

Невеста сына Е.Боннэр, Е. Алексеева, живущая в московской квартире Сахаровых, подвергается непрерывно слежке и угрозам. От нее требуют уйти от Сахаровых.

Е.Боннэр направила в Прокуратуру СССР ряд заявлений с требованием включить телефон в их московской квартире, установить телефон в горьковской квартире, дать возможность связаться с детьми в США и т.д. В связи с этими заявлениями 29 и 31 января 1980 она была вызвана в Прокуратуру СССР – в первый раз к зам. генерального прокурора Леониду Седову, второй раз к другому заместителю Сергею Захарову. Во всех ее просьбах было отказано. Л. Седов сделал ей устное предупреждение в связи с заявлением Сахарова, которое она привезла из Горького в Москву и передала иностранным корреспондентам. С. Захаров сделал Е.Боннэр официальное предупреждение по Указу ПВС СССР от 25 декабря 1972 в связи со вторым привезенным ею заявлением, зачитанным ею на пресс-конференции в Москве 28 января 1980.

***

Пока Е.Боннэр была в Москве, 28 января 1980 на квартиру Сахарова, попрежнему круглосуточно охраняемую, проникли два человека, изображавшие пьяных рабочих. Один был вооружен пистолетом системы Макарова. Угрожая Сахарову, они заявили, что “устроят в его квартире Афганистан”. Они говорили также, что в 30 км от Горького для Сахарова уже приготовлено место в психбольнице. 3 февраля 1980 Сахаров получил по почте открытку с угрозой убить его.

30 января 1980 А.Сахаров был вызван к зам. прокурора Горьковской обл. Перелыгину. Тот заявил ему, что своими заявлениями, переданными в Москву, он нарушил Указ ПВС СССР о запрете его контактов с иностранцами. Это первое упоминание о наличии такого Указа. До тех пор был оглашен лишь Указ о лишении Сахарова наград, а запрет контактов с иностранцами был сделан без ссылок на официальные документы.

Перелыгин сказал Сахарову, что его условия будут ухудшены, а место ссылки изменено, если он не подчиниться наложенным на него ограничениям. Ограничения также могут быть наложены и на его жену Е.Боннэр.

А. Сахаров сделал новое заявление, в котором подчеркнул, что рассматривает “поставленные ему условия как произвольные меры со стороны КГБ”. Он пишет далее: “Я отказываюсь подчиниться им, вполне сознавая последствия, которые это может иметь для меня и моей жены”.

***

В [1980, 2-2] было упомянуто, что насилие, совершенное в отношении Сахарова подпадает под признаки ст.126 УК РСФСР. Хотя в статье нет такой оговорки, согласно существующей практике по этой статье квалифицируются действия частных лиц. Действия должностных лиц квалифицируются по ст. 170 УК РСФСР (“злоупотребление властью”, ст. 171 (“превышение власти”) и ст.178 (“незаконный арест или задержание”). Санкции по этим статьям значительно более строгие, чем по ст. 126 УК РСФСР.

Дело Елены Боннэр (1984, 9-1)

N 9 – 15 мая 1984

2 мая 1984 Елена Боннэр, жена акад. А.Д.Сахарова, намеревалась выехать в Москву из Горького, где находится в ссылке ее муж. Это ей, однако, не удалось: в день, намеченный для выезда, ей было официально предъявлено обвинение по ст.190-1 УК РСФСР и предложено дать подписку о невыезде из Горького. Е.Боннэр отказалась дать такую подписку, но из Горького выехать ей все же не позволили. Устно Е.Боннэр было заявлено, что обвинение ей может быть переквалифицировано на ст.64 УК РСФСР (“измена Родине”).

В тот же день муж Е.Боннэр А.Сахаров объявил голодовку – как он заявил, “до самого конца” или до тех пор, пока Е.Боннэр не будет разрешено выехать за рубеж для лечения (у Е.Боннэр серьезное заболевание глаз, грозящее ей слепотой; она также перенесла недавно два инфаркта).

4 мая 1984 было передано по московскому радио, а 5 мая 1984 опубликовано в газете “Правда” пространное сообщение ТАСС под названием “Подоплека провокации”. Составленное в резких и грубых тонах, сообщение обвиняло Е.Боннэр и А.Сахарова в подготовке “далеко идущей операции, в соответствии с которой Сахаров объявит очередную “голодовку”, а тем временем Боннэр получит “убежище” в посольстве США в Москве… Одновременно намечалось попытаться под надуманным предлогом – состояние здоровья – организовать выезд Боннэр за границу, где она должна была стать одним из лидеров антисоветского отребья”. В сообщении говорилось также, что “в результате своевременно принятых советскими правоохранительными органами мер эта операция была сорвана”. Сообщение обвиняло в соучастии в “провокации” американское посольство, в частности 1-го секретаря Э.Маквильямса, второго секретаря Дж.Гласса и Дж.Пернелла.

Представитель госдепартамента США Дж.Хьюз в Вашингтоне опроверг сообщение ТАСС, назвав его “совершенно ложным”. Он подтвердил, что посольство поддерживало контакты с Е.Боннэр, поскольку оно озабочено состоянием ее здоровья и положением А.Сахарова, и т.к. США поддерживает “борьбу А.Сахарова за мир и права человека”. Но, заявил Дж.Хьюз, посольство никогда не предлагало Е.Боннэр убежища и никогда не толкало А.Сахарова на голодовку.

В то время ни в Москве, ни за рубежом еще не было известно о предъявлении обвинения Е.Боннэр и начале голодовки А.Сахарова. Впервые сообщение об этом было получено от знакомой Е.Боннэр и А.Сахарова математика и правозащитницы Ирины Григорьевны Кристи (р. 1937). И.Кристи 6 мая 1984 неожиданно приехала в Горький. Ее приезд застал лиц, охранявших квартиру А.Сахарова, врасплох, и ей удалось в течение трех минут поговорить с А.Сахаровым, стоявшим около дома, и с Е.Боннэр, находившейся вблизи в лоджии первого этажа. После этого И.Кристи задержали, обыскали и поместили в КПЗ.

На следующее утро И.Кристи оштрафовали на 15 р. за “сопротивление милиции” и освободили. 8 мая 1984 И.Кристи сообщила о положении А.Сахарова и Е.Боннэр иностранным корреспондентам, после чего ее телефон был немедленно отключен, а сама она посажена под домашний арест. У ее дверей стоит милиционер и в квартиру никого не пускают. Ее мужа Сергея Ефимовича Генкина на работу и с работы провожают агенты, ему не разрешают в их отсутствие говорить по телефону. 11 мая 1984 И.Кристи была доставлена в КГБ (по-видимому, по делу Е.Боннэр?). В тот же день она вернулась домой.

Квартиру Е.Боннэр в Москве продолжают охранять милиционеры, хотя в квартире сейчас никто не живет. По московскому телевидению был показан фильм о А.Сахарове и Е.Боннэр, содержащий грубые оскорбления по их адресу.

12 мая 1984 Е.Боннэр присоединилась к голодовке А.Сахарова. Более подробных сведений об их положении нет.

***

Е.Боннэр (р. 14 февраля 1923) – один из старейших участников правозащитного движения, член-основатель Московской Хельсинкской группы (группа работала с 1976 по 1982, когда под давлением властей была вынуждена заявить о прекращении своей деятельности).

По профессии она врач-педиатр. Участвовала в Отечественной войне, в результате контузии получила инвалидность (болезнь глаз – последствие этой контузии). Член КПСС с 1955 по 1972, когда она заявила о выходе из партии. Отец Е.Боннэр, зав. отделом кадров Коминтерна, был расстрелян в 1937, мать в 1937-1954 находилась в лагерях, затем была реабилитирована.

Положение А.Сахарова и Е.Боннэр (1984, 11-2)

15 июня 1984 (11)

За истекшие две недели положение А.Сахарова и Е.Боннэр продолжало оставаться совершенно неясным. Одно за другим следовали различного рода официальные и полуофициальные (однако ничем не подтвержденные) сообщения о том, что А.Сахаров и Е.Боннэр здоровы и не голодают.

4 июня 1984 ТАСС опубликовало заявление о том, что “Сахаров и Боннэр в добром здравии” и сообщения западных средств информации о смерти А.Сахарова – это происки секретных служб. В тот же день западные корреспонденты обратились с запросом к представителю АН СССР о положении А.Сахарова. Тот обещал навести справки и дать ответ позднее. Когда ему позвонили вновь, он ответил: “АН СССР не располагает информацией о смерти Сахарова. Это все”. Однако гл. редактор “Нового мира” В.Карпов и некоторые “осведомленные лица”, имена которых остались неизвестными, заверили западных корреспондентов, что А.Сахаров жив. Это же заявил директор Института биохимии АН СССР акад. Ю.Овчинников.

7 июня 1984 правительство США было официально информировано советским правительством о том, что “Сахаров жив и жизнь его вне опасности”. Тогда же поступили неофициальные сообщения о том, что Е.Боннэр вновь видели в лоджии ее квартиры и даже встречали на улице г.Горького. Все эти и более ранние сообщения не могут быть, однако, ни подтверждены, ни опровергнуты независимым образом.

Фантастические “новости” о положении А.Сахарова и Е.Боннэр продолжают между тем распространяться. Так 13 июня 1984 появились сообщения о том, что Е.Боннэр якобы позвонила министру иностранных дел Великобритании Джеффри Хау и обратилась с просьбой о помощи (?!). Второй секретарь советского посольства в Бельгии Ю.Бузыкин заявил члену экологической партии Бельгии Алэну Тийсу, что А.Сахаров в прекрасном состоянии здоровья и даже совершает прогулки. Ю.Бузыкин сказал также, что А.Сахаров заслуживает быть судимым за свои призывы к Западу вооружаться, но судить его все же не будут.