Суд над Татьяной Великановой (1980, 16-2)

N 16 – 31 августа 1980

27-29 августа 1980 в помещении райнарсуда Люблинского р-на г.Москвы выездная сессия Мосгорсуда слушала дело Татьяны Великановой [1979, 21-1]. Председательствовал судья Романов. Государственным обвинителем был зам. прокурора г.Москвы С.Н.Чистяков. Защищать Т.Великанову суд назначил адвоката Лаптеву.

Родственники узнали о начале суда лишь за 45 мин. до его начала. С небольшим опозданием в суд прибыл и был допущен сын Великановой Федор с женой и еще позднее – сестра Великановой Ксения. Остальные родственники и друзья в зал допущены не были. Почти у всех подходивших к суду проверяли документы. На второй день суда двое – Вадим Щеглов и Елизавета Алексеева были задержаны “для выяснения личности”, несмотря на наличие у них при себе паспортов.

Т.Великанова отказалась от всякого участия в суде (во время предварительного следствия она также не подписала ни одного протокола допроса). Она заявила лишь два ходатайства: о допуске в зал друзей и об отказе от адвоката. Оба ходатайства были отклонены. Т.к. Великанова не заявила, что будет защищать себя сама, суд предложил адвокату Лаптевой исполнять свои обязанности.

Т.Великановой инкриминировалось авторства “Хроники текущих событий” NN 28-30 и частей последующих “Хроник”; распространение “Хроник” NN 30-50 “через западных корреспондентов и дипломатов, часть которых была выдворена из СССР за действия, несовместимые с их статусом”, проведение пресс-конференции 30 октября 1979, посвященной Дню Политзаключенного в СССР; подписание 7 открытых писем, в том числе в защиту Сахарова, Буковского, так. наз. “Московского обращения” и др.

Первым допросили в качестве свидетеля сына политзаключенного Сергея Солдатова – Александра, находящегося в лагере по уголовному обвинению. Он свидетельствовал об условиях в лагере, в частности, о снабжении книгами (“книги дают, но подбор не очень хороший”). Солдатов частично изменил показания, данные на предварительном следствии, упомянул, что после ареста его били. Политзаключенный-украинец, находящийся в лагере уже 23 г., свидетельствовал о питании в лагере (“нормальное”). Это, по мнению обвинения, доказывало клевету “Хроники” об условиях в лагерях. Сотрудник лагерной администрации из Херсонской обл. Кондратов, которого “Хроника” N 40 обвинила в антисемитизме, сказал, что это клевета, т.к. “у нас антисемитизма нет”. Женщина-врач одного из лагерей рассказала о хорошем медобслуживании в лагерях. Бывший начальник Т.Великановой по работе рассказал о ее политических взглядах. Г.Е.Королева, племянница квартирной хозяйки, у которой в 1974 Т.Великанова снимала квартиру, рассказала, как она унесла со стола Т.Великановой папку с письмами политзаключенных и сдала ее в милицию. Сын члена Московской Хельсинкской группы Л.Алексеевой Сергей показал, что его мать и Т.Великанова знакомы между собой.

Допросы свидетелей на этом закончились. На другой день были лишь зачтены показания ряда свидетелей на предварительном следствии, относящиеся к малозначительным эпизодам 1971-1974. Были оглашены также данные радиоперехвата материалов пресс-конференции 30 октября 1979, переданных по зарубежному радио.

Адвокат Лаптева произнесла сравнительно энергичную защитительную речь. В последнем слове Т.Великанова сказала лишь: “Фарс окончен, ну и ладно!”. 29 августа 1980 был оглашен приговор: 4 г. лагерей строгого режима и 5 лет ссылки.

====================

См. Суд над Татьяной Великановой «Хроника текущих событий» 58 (ноябрь 1980)

Дело Т.Великановой (1980, 4-4)

N 4 – 28 февраля 1980

15 февраля 1980 по делу Т.Великановой состоялись два допроса. Следователь Копаев допросил С.Калистратову, следователь Малышев – Т.Осипову. Оба допроса длились по 3 часа. Обоим была предложена подписка о неразглашении данных следствия. но С.Калистратова и Т.Осипова отказались ее дать.

Допрос С.Калистратовой проводился в присутствии прокурора. Несмотря на отказ С.Калистратовой от дачи показаний, ей были заданы вопросы относительно “Хроники текущих событий”, Фонда помощи политзаключенным и получения денег из-за границы. После допроса следователь В.Каталиков провел с С.Калистратовой “воспитательную беседу”.

Допрос Т.Осиповой следователь Малышев, наоборот, начал с такой же беседы. Вопросы были такого же характера, что и у С.Калистратовой. Несколько вопросов касались самой Т.Осиповой. На допросе также был прокурор.

20 февр 1980 была допрошена сестра Т.Великановой Ксения Великанова.

К делу Т. Великановой (1980, 3-7)

N 3 – 15 февраля 1980

В декабря 1979 на допрос по делу Т. Великановой был вызван бывший политзаключенный Валентин Новосельцев, известный как автор провакационных писем от имени “Межидеологического союза” с угрозами в адрес Фонда помощи политзаключенным [1979, 7-8].

По его словам он заявил, что Великановой не знает и знать не хочет. Как сказал Новосельцеву следователь, в Лефортовской тюрьме сейчас содержится другой бывший политзаключенный В.Поташов, в качестве свидетеля по делу Великановой. В. Поташов был близок к В. Новосельцеву по “Межидеологическому Союзу”. Недавно против него было возбуждено дело по ст. 206 ч.П (“хулиганство”) и взята подписка о невыезде (Поташов живет на Урале). Во время суда над ним в декабря 1979, после того как прокурор потребовал для Поташова 4 г., Поташов сбежал в Москву, где и был арестован на квартире Новосельцева.

В конце января 1980 по делу Т.Великановой был допрошен С.Алексеев, сын Л.Алексеевой, зарубежного представителя Московской Хельсинкской группы. С. Алексеев отказался отвечать на вопросы. От него потребовали уехать из СССР, дав ему срок 2 мес.

7 февраля 1980 следователь Каталиков допросил дочь Т.Великановой Н.Бабицкую.

Арест Татьяны Великановой (1979, 21-1)

N 21 – 15 ноября 1979

1 ноября 1979 была арестована Татьяна Михайловна Великанова, один из ветеранов правозащитного движения в СССР, включившаяся в него практически с самого начала.

Еще после обыска 11 октября 1979 [1979, 18/19-6] за Великановой была установлена непрерывная слежка, ее телефон был отключен. 1 ноября пятеро сотрудников КГБ явились на квартиру Великановой в 8 час. утра и предложили ей “тепло одеться и следовать за ними”. На требование Великановой предъявить ордер на арест ей ответили: “можете считать это беззаконием”. Когда Т.Великанову увели, в ее квартире начался обыск, длившийся до 17 часов. Изъято много важных архивных документов и писем. Вечером того же дня зятю Т.Великановой Владимиру Кейдану официально сообщили об ее аресте.

Т.Великанова находится в Лефортовской тюрьме КГБ. Ее дело (N 516) ведут следователи Каталиков и Копаев. Телефон Каталикова: 224-38-91 (Московское Управление КГБ).

***

Одновременно с обыском у Т.Великановой по ее делу прошли обыски у В.Сокирко и Н.Лисовской. У Н.Лисовской изъято 72 наименования, включая список политссыльных, которым она оказывала помощь, пишущую машинку, старый фотоаппарат и др. В квартире у нее находился правозащитник из Одессы Вячеслав Игрунов, который подвергся личному обыску.

В день обысков у акад. Сахарова был отключен телефон. Об обвинениях, предъявленных Т.Великановой, пока ничего неизвестно. Неизвестно, чтобы в течении первых двух недель вызывали на допросы каких бы то ни было свидетелей.

***

Т.Великанова родилась 3 февраля 1932. Она по образованию математик, но в последнее время вынуждена была работать санитаркой в больнице и уборщицей, а временами не работать вообще.

Она – один из создателей первой независимой правозащитной ассоциации – Инициативной группы по защите прав человека в СССР (май 1969). В мае 1974 – она вместе С.Ковалевым и Т.Ходорович заявила, что принимает на себя ответственность за распространение самиздатского журнала “Хроника текущих событий”. В октябре 1974 была одним из организаторов первой пресс-конференции по случаю Дня Политзаключенных в СССР, ставшего затем традиционным. Т.Великанова – автор и соавтор многих правозащитных документов.

У Т.Великановой трое детей: Федор и Наталья Бабицкие и Юлия (по мужу Кейдан). У нее также двое внуков. Семья Великановой живет по адресу: 117218, Москва, ул.Красикова, 19, кв. 86, тел.125-65-46 (неизвестно, включен ли он вновь).

Освобождение политзаключенных продолжается (1987, 4-1)

«N 4 – 28 февраля 1987»

Продолжается, хотя и медленно, освобождение политзаключенных [1987, 3-1]. Представитель МИД СССР Г.Герасимов сообщил 17 февраля 1987, что для этого создана специальная комиссия ПВС СССР [см. 1986, 24-20].

{В течение 1987 часто возникли ошибочные сообщения об освобождении лиц ещё сидящих или в ссылке. В этом и последующих сообщениях 1987 г. имена и фамилии ещё не освобождённых лиц отмечаются в тексте и в списках подчеркиванием, ред.}

Стало известно об освобождении еще ряда лиц. Видимо, все они были освобождены еще в начале февраля 1987, но сообщения об этом запоздали. Освобождены:

Читать далее

31 января 1979 (№ 2)

«Вести из СССР», 1979 г.

Смертные приговоры в Москве (2-1)

Приговор Валентины Пайлодзе (2-2), Тбилиси.

Арест Эдуарда Кулешова (2-3), Таганрог.

Арест Сергея Ермолаева (2-4), Москва.

Принудительная госпитализация Даргужеса (2-5), Рига.

Дело “левой оппозиции” (2-6)

Предупреждение Ольгой Гейко (2-7), Киев.

О братьях Подрабинеках (2-8)

Об Александре Огородникове (2-9), Калинин.

О Католическом комитете
защиты прав верующих
(2-10), Литва.

Альманах “Метрополь” (2-11)

Разные сообщения (2-12 — 2-21)

Читать далее

31 января 1987 (No 1/2)

♦ «Вести из СССР», 1987 г.

Создание латвийской Хельсинкской группы (1/2-1).

Суды в Алма-Ате (1/2-2).

Преследования баптистов (1/2-3).

Разные сообщения (1/2-4 — 1/2-46)  ♦

Читать далее