Положение А.Сахарова и Е.Боннэр (1984, 17/18-4)

«NN 17/18 – 30 сентября 1984»

11 сентября 1984 Виктор Луи {Victor Louis} сообщил газете “Bild”, что А.Сахаров вышел из больницы и снова находится дома вместе с женой Е.Боннэр.

“Он чувствует себя, – сказал В.Луи, – настолько хорошо, насколько это возможно в данных обстоятельствах”. Позднее, 21 сентября 1984 С.Калистратова в Москве получила телеграмму из Горького, подписанную Е.Боннэр и гласящую: “приветствуем и целуем”, что, по-видимому, должно означать, что А.Сахаров и Е.Боннэр действительно находятся вместе. Позднее одна из знакомых Е.Боннэр получила в Москве открытку, написанную рукой Е.Боннэр, в которой подтверждалось, что она с мужем живет в прежней квартире в Горьком. Эта же знакомая получила также конверт, надписанный Е.Боннэр, в котором была сберегательная книжка Е.Боннэр – без каких-либо комментариев.

Е.Боннэр подала кассационную жалобу на вынесенный ей приговор. Жалоба будет рассматриваться, по-видимому, в ноябре 1984.

Тем временем в августовском номере (1984) “Журнала экспериментальной и теоретической физики” появилась датированная мартом 1984 статья А.Сахарова, подписанная лишь фамилией без указания титула “академик”. В статье, между прочим, выражается благодарность “жене Е.Боннэр” за помощь в ее подготовке. Известно также, что в августе 1984, еще находясь в больнице, А.Сахаров подписал корректуру еще одной статьи, не сделав при этом никаких поправок в тексте, что очень для него не характерно. Обе статьи посвящены вопросу о происхождении Вселенной.

Суд над Е.Боннэр и положение А.Сахарова (1984, 16-1)

«N 16 – 31 августа 1984»

В 20-х числах августа 1984, сначала из сообщений госдепартамента США, а затем из интервью, данного безымянным “информатором” западногерманской газете “Bild” (по всем признакам, этот “информатор” – Виктор Луи [Victor Louis]), стало известно, что 17 августа 1984 в Горьком состоялся суд над Еленой Боннэр.

О подробностях неизвестно ничего, кроме того, что защиту Е.Боннэр осуществляла московский адвокат Елена Анисимовна Резникова. Е.Боннэр приговорена к 5 г. ссылки. Как намекнул В.Луи (обычно являющийся неофициальным рупором КГБ), Е.Боннэр будет, скорее всего, отбывать ссылку в Горьком (по словам В.Луи, приговор к ссылке “должен помешать тому, чтобы она выезжала из Горького»).

В.Луи изложил также версию, согласно которой Е.Боннэр, после того как А.Сахаров объявил голодовку, пыталась вылететь в Москву, но была задержана в аэропорту. Ее обыскали, изъяли письма А.Сахарова и другие “вредные для интересов Советского Союза” материалы. Через два дня ее отпустили и тогда же началось следствие.

***

Одновременно с появлением сообщений о суде над Е.Боннэр, стало известно, что В.Луи привез и продал газете “Bild” 18-минутный видеофильм об А.Сахарове и Е.Боннэр, который был позднее перепродан американской телекомпании ABC.

Фильм очевидно снят скрытой камерой, а затем смонтирован и озвучен дикторским текстом. Кадры фильма относятся к различным периодам времени. Есть старые кадры, снятые тогда, когда А.Сахаров и Е.Боннэр жили оба в горьковской квартире, из чего становится ясным, что скрытое наблюдение при помощи телекамеры велось за супругами в течение долгого, если не всего, времени. Кадров, показывающих Е.Боннэр и А.Сахарова вместе, в фильме нет, если не считать нескольких сцен, длящихся всего несколько секунд и снятых явно давно. Большая часть кадров относится к последнему периоду, для удостоверения чего в фильм введены специальные “марки времени” – номера советских и иностранных журналов, театральные афиши и т.п.

Е.Боннэр в кадрах этого времени показана идущей по улице и сидящей на скамейке вместе с адвокатом Е.Резниковой (ее имя диктор не называет). Видно также, как Е.Боннэр входит в здание прокуратуры (“для дачи объяснений”, – говорит диктор). Судя по “маркам времени” эти кадры сняты в июле 1984. Внешне Е.Боннэр выглядит очень плохо.

А.Сахаров в кадрах этого последнего периода (тоже июль 1984) снят в больнице (“на отдыхе, как выражается диктор). Он показан в больничном саду в сопровождении неизвестных лиц, а также в палате обедающим (“обедает А.Сахаров обычно в одиночестве”, – замечает диктор). Внешне А.Сахаров сильно изменился к худшему, очень постарел, выглядит больным и усталым, движения замедлены. Все это находится в резком контрасте с бодрым тоном диктора, описывающего красоту г.Горького, где “с 1980 по решению правительства проживает академик А.Д.Сахаров”. Диктор подчеркивает также, что А.Сахаров “работает в научном институте и зарабатывает 800 р. в месяц”.

Почти одновременно с появлением фильма было дано другое, нежели “по решению правительства”, объяснение ссылки А.Сахарова в Горький. 20 августа 1984 московское радио на английском языке сообщило, что А.Сахаров был сослан в Горький за “нарушение ст.70 УК РСФСР”. Такое же заявление сделал в подкомиссии ООН по защите меньшинств советский делегат В.Софинский.

На вопрос корреспондента «Bild» о том, находится ли А.Сахаров и Е.Боннэр вместе или разделены, как это видно из фильма, В.Луи ответил, что они живут вместе, но чтобы доказать это, ему потребуется некоторое время.

Положение А.Сахарова (1984, 13-2)

N 13 – 15 июля 1984

В начале июля 1984 поступили сведения о том, что А.Сахаров уже по меньшей мере полтора месяца находится в Горьковской областной больнице им. Н.А.Семашко. Адрес больницы: г.Горький, ул.Родионова, 40 (м.б. 90?), телефон 36 03 16. Главврач больницы – Обухов.

А.Сахаров находится в отдельной палате. Ее обслуживает специально назначенный медперсонал, а не штатные сотрудники больницы. Лечением руководит зав. кафедрой психотерапии Центрального института усовершенствования врачей в Москве доктор наук Владимир Евгеньевич Рожнов, известный специалист по гипнозу и психоанализу. Для В.Рожнова созданы особые условия, в его распоряжение выделен специальный самолет, на котором он совершает челночные рейсы Москва-Горький-Москва. Известно, что А.Сахаров получает инъекции психотропных средств, но каких именно – неизвестно.

Сведения о том, что А.Сахаров подвергается психофармакологическому лечению, поступили и из другого источника, через агенство UPI. В этом сообщении говорится также, что власти добиваются от А.Сахарова написания (подписания?) какой-то статьи или заявления, которая должна быть опубликована в советской прессе. Зав. международным отделом ЦК КПСС Вадим Загладин во время визита в СССР делегации молодых социалистов ФРГ тоже сообщил о том, что А.Сахаров, якобы, пишет статью о своем нынешнем положении и научной работе, и что статья эта будет скоро опубликована в советской прессе.

Поступила также информация о том, что в середине июня в Горьком находилась группа врачей – специалистов по искусственному кормлению. По другим данным, женщина-врач, также специалист в этой области, была направлена из Москвы в Горький в начале июля. Это может означать, что А.Сахаров голодовку продолжает (или продолжал до недавнего времени).

О судьбе Е.Боннэр никаких новых сведений не поступало.

Дело Бориса Ромашова (1983, 12-3)

N 12 – 30 июня 1983

Борис М(ихайлович?) Ромашов был впервые арестован в 1957 и после этого неоднократно подвергался повторным арестам в лагерях по различным обвинениям. В числе этих арестов – один арест по политической ст.58-10 (по ранее действовавшему УК РСФСР). По этой статье 10 марта 1959 Б.Ромашов был осужден на 5 л. за написание критических писем в советские официальные органы.

В 1974-1978, в период пребывания в лагере ОС-34/8 в г.Ухта Коми АССР Б.Ромашов написал книгу о лагерях “Своими глазами” и пытался переправить ее за рубеж, но в 1978 рукопись этой книги была перехвачена КГБ во Владивостоке. Тогда, однако, это последствий не имело.

По освобождению 14 мая 1982 Б.Ромашов поселился в г.Выксе Горьковской обл., где был поставлен под административный надзор. В начале сентября 1982 Б.Ромашов написал более 100 листовок с требованиями отставки правительства, с размышлениями о причинах упадка экономики в СССР, с рассказами о положении в лагерях. Он направил также ряд писем в советские официальные органы. Свои паспорт и военный билет он исписал различными лозунгами.

Почти сразу же после этого, в начале сентября 1982 Б.Ромашов был арестован. Ему предъявлено обвинение по ст.70 ч.2 УК РСФСР, а также по ст. 198-2 УК РСФСР (“злостное нарушение административного надзора”). В числе предъявленных Б.Ромашову обвинений как листовки и письма, так и ранее перехваченная КГБ книга.

Следствие ведет следователь УКГБ по Горьковской обл. ст.лейт. С.Н.Козин. Б.Ромашов содержится в СИЗО г.Горький (учр. ИЗ-32/1, начальник полк. Морозов).

Ограбление А.Сахарова (1982, 20/21-9)

«NN 20/21 – 15 ноября 1982»

11 октября 1982 в 16 час. А.Сахаров, находящийся в ссылке в г.Горьком, сидел на переднем сидении своей автомашины, ожидая жену, Е.Боннэр.

К А.Сахарову подошел неизвесный человек и задал ему какой-то вопрос. Что произошло после этого, А.Сахаров не помнит. Через короткое время он пришел в себя и успел заметить, что кто-то вытаскивает через разбитое стекло задней дверцы его сумку с документами. Однако, А.Сахаров не был в состоянии выйти из автомашины еще в течение нескольких минут. Он полагает, что подвергся действию какого-то быстродействующего наркотика.

В похищенной сумке находились 900 рукописных и 450 машинописных страниц его мемуаров, 6 толстых дневниковых тетрадей, паспорт, водительские права, завещание, важные личные письма и документы, сберегательная книжка, 60 руб. наличными, фотоаппарат, радиоприемник.

23 октября 1962 А.Сахаров направил письма протеста Председателю КГБ В. Федорчуку и Президенту АН СССР А.Александрову, в которых указал, что ограбление могло быть организовано только самим КГБ. А.Сахаров заявил, что в создавшихся обстоятельствах он вынужден предпринять меры к скорейшему опубликованию своих мемуаров.

4 ноября 1982 А.Сахаров был вызван в прокуратуру г.Горького, где ему было сделано официальное предостережение, “что своими публичными заявлениям, он нарушает наложенные на него ограничения, изложенные в Указе ПВС СССР (этот Указ никогда не был ни опубликован, ни показан А.Сахарову). А.Сахаров отказался подписать предостережение.

Предстоящая голодовка А.Сахарова и Е.Боннэр (1981, 21-6)

N 21 – 15 ноября 1981

Находящийся в ссылке в г.Горьком акад. А.Сахаров и его жена, член Московской Хельсинкской группы Е.Боннэр объявили, что намерены начать голодовку 21 ноября 1981 (в день начала визита Л.Брежнева в ФРГ).

Голодовка будет объявлена в знак протеста против отказа в выездной визе Е.Алексеевой, жене сына Е.Боннэр А.Семенова, проживающего ныне в США. Длительность голодовки не объявлена. А.САхаров направил письмо зарубежным коллегам с объяснением мотивов своего решения и просьбой о помощи. Он обратился также к друзьям с выражением надежды на понимание с их стороны.

Положение А.Сахарова (1980, 6-9)

N 6– 31 марта 1980

Бывшая московская квартира А.Сахарова, где живут Р.Г.Боннэр и Л.Алексеева с 4 по 16 марта 1980 находилась под охраной милиции [1980, 5-7]. Иностранные корреспонденты не допускались, хотя доступ друзьям дома был разрешен.

А.Сахаров продолжает жить в г.Горьком, в одной квартире со вдовой сотрудника КГБ. Квартира ранее использовалась для агентурных встреч КГБ. Когда туда явились слесари-газовщики для мелкого ремонта, выяснилось, что квартира даже не зарегистирована в “Горгазе” и находится не в ведении городских властей.

А.Сахаров категорически отказывается являться на предписанную ему регистрацию в милиции 3 раза в месяц. Сначала он требовал предоставления ему для поездки на регистрацию полагающейся ему, как академику, служебной машины, а в случае отсутствия таковой, хотя бы тюремного “воронка”. 20 марта к Сахарову пытались применить физическую силу, чтобы доставить его на регистрацию. Сахаров воспротивился. 21 марта ему было предложено подписать протокол о его “злостном неповиновении милиции”. А.Сахаров отказался.

Положение А.Сахарова (1980, 5-7)

N 5 – 15 марта 1980

26 февраля 1980 акад. Сахаров вновь обратился к властям с требованием открытого суда над ним, а также с требованием //против физического насилия над ним и его семьей.

На общее годичное собрание АН СССР А.Сахаров так и не получил приглашения. В ответ на телеграфный запрос Президенту А.Александрову 3 марта А.Сахаров получил ответ: “Поскольку Ваше присутствие в Москве во время общего собрания не предусмотрено, Вы освобождаетесь от участия в сессии. Если у Вас есть замечания по повестке дня, Вы можете представить их в Президиум в письменном виде”. 4 марта А.Сахаров сделал заявление, в котором расценивает действия Президента как произвольные и де-факто лишающие его прав действительного члена Академии.

На общем собрании АН СССР 4-6 марта 1980 вопрос об исключении А.Сахарова из АН СССР не поднимался. Известно, однако, что в заранее отпечатанной типографским способом повестке дня в последний момент перед ее рассылкой от руки были вычеркнуты два пункта: “Избрание иностранных ученых членов” и “Разное”. В пункте “Разное” обычно рассматриваются различные персональные вопросы.

***

С утра 4 марта, с началом годичного собрания Академии, милиция блокировала вход в московскую квартиру Сахаровых, где живет сейчас мать Елены Боннэр Руфь Григорьевна (р. 1900) и невеста сына Е.Боннэр Елизавета Алексеевна. Иностранные корреспонденты, приглашенные на пресс-конференцию, не были допущены в квартиру – их втолкнули обратно в лифт, когда они поднялись на этаж, где расположена квартира Сахаровых. Один из милиционеров заявил: “Мы здесь для того, чтобы охранять Р.Г.Боннэр”. Блокада квартиры продолжалась, пока шло собрание Академии.

Накануне начала блокады, 3 марта, Р.Г.Боннэр посетил представитель прокуратуры и предупредил ее, что “сборища” на ее квартире незаконны и их продолжение может привести к уголовному преследованию самой Р.Г.Боннэр.

9 марта 1980 А.Сахаров, несмотря на запрет контактов с иностранцами, дал ответ на письменные вопросы корреспондента “Вашингтон Пост” К.Клоза.

В этот же день пожилая женщина, знакомая Сахаровых, прилетела самолетом в Горький. В аэропорту она взяла такси и назвала адрес Сахаровых. Такси было остановлено милицией на полпути. Женщину высадили из такси и отвезли в отделение милиции, откуда, после короткого допроса, доставили в аэропорт и отправили в Москву.

А.Сахаров в ссылке (1980, 4-2)

N 4 – 28 февраля 1980

15 февраля 1980 знакомый А.Сахарова москвич Юрий Шиханович приехал в г.Горький по случаю дня рождения жены А.Сахарова Е.Боннер (р. 1923).

В 8 час. утра он был задержан в подъезде у дверей квартиры Сахаровых. Когда Сахаров и Боннер пришли на опорный пункт милиции, расположенный в том же доме, их по приказанию кап.Снежницкого вышвырнули наружу, повалили на пол и несколько раз ударили, в том числе Е.Боннер – по глазам (у нее глаукома и ряд других глазных заболеваний, приведших к почти полной слепоте). К счастью, удары не вызвали необратимых последствий.

Ю.Шихановича вывели из опорного пункта и провели мимо Сахаровых в неизвестном направлении. Позднее выяснилось, что его вернули в Москву.

По неподтвержденным сведениям в тот же день А.Сахаров потребовал по телефону от своего “куратора” из КГБ немедленного устранения и наказания участников избиения, угрожал в противном случае немедленно отправиться на вокзал и уехать в Москву. Утверждают, что его требование было выполнено.

***

Московская прописка в паспорте А.Сахарова была аннулирована и вместо нее поставлен штамп постоянной прописки в г.Горьком.

А.Сахаров отправил свой паспорт заказным письмом зам. Генерального Прокурора СССР А.Рекункову, требуя восстановить московскую прописку, а также указать, на основании какого документа были осуществлены предпринятые в отношении его меры. Аналогичный телеграфный запрос был послан им 22 февраля 1980 председателю КГБ Э.Андропову. А.Сахаров настаивает на своем праве предстать перед судом.

В последние дни А.Сахаров стал получать часть своей почты. Однако, письма из Президиума АН СССР к нему перестали поступать. Не получено до сих пор и приглашение на общее собрание АН СССР 4-6 марта, несмотря на сделанный А.Сахаровым телеграфный запрос Президенту АН СССР А.Александрову. Сам президент накануне годичного собрания неожиданно взял отпуск. Директор ФИАН СССР им.Лебедева, где работал А.Сахаров, академик Н.Басов неожиданно заболел.

По неподтвержденным сведениям на общем собрании АН СССР будет поставлен вопрос об исключении А.Сахарова и, дабы избежать пассивного сопротивления со стороны академиков, вопрос, вопреки Уставу, будет решаться не тайным, а открытым голосованием. Согласно п.35 Устава АН СССР действительные члены и члены-корреспонденты могут быть лишены звания, “если их деятельность направлена во вред Союзу ССР”. Для исключения необходимости собрать голоса не менее 2/3 списочного состава действительных членов Академии, возможность открытого голосования (#по решению общего собрания”) предусмотрена только для при избрании иностранных членов АН СССР (п.32 Устава).

А. Сахаров в ссылке (1980, 3-5)

N 3 – 15 февраля 1980

А. Сахаров продолжает жить в ссылке в квартире в пригороде г. Горького. Он занимает 3 комнаты (10,12 и 18 кв. м) в четырехкомнатной квартире на первом этаже 12-этажного здания. Ранее эта квартира использовалась для оперативных встреч КГБ.

Каждые 10 дней он должен отмечаться в милиции. Знакомым и друзьям запрещено навещать его попрежнему, а тех, кто пытается все же это сделать, задерживают и обыскивают (как это было, например, с баптистом В. Хайло, со студентами проф. М.Ковнера и др.). Проф. М. Ковнеру, которому удалось сначала несколько раз посетить А. Сахарова, было сделано предупреждение КГБ не покидать пределов г. Горького (предупреждение, повидимому, неофициальное). Проф. Ковнер – отказник с 1975. Его адрес г. Горький, ул. Горького, 156, кв. 43.

А. Сахаров живет на территории Приокского избирательного округа, по которому сейчас баллотируется в Верховный Совет СССР председатель КГБ СМ СССР Ю.Андропов. 11 февраля 1980 Ю.Андропов, как кандидат, лично посетил Приокский р-н и осмотрел его.

***

В Москве Президиум АН СССР осудил деятельность А.Сахарова. На 4 марта 1980 назначено общее собрание АН СССР, на которое Сахаров не получил приглашения. Поступили неподтвержденные сведения, что на этом заседании будет рассматриваться вопрос о членстве А. Сахарова в АН СССР.

Невеста сына Е.Боннэр, Е. Алексеева, живущая в московской квартире Сахаровых, подвергается непрерывно слежке и угрозам. От нее требуют уйти от Сахаровых.

Е.Боннэр направила в Прокуратуру СССР ряд заявлений с требованием включить телефон в их московской квартире, установить телефон в горьковской квартире, дать возможность связаться с детьми в США и т.д. В связи с этими заявлениями 29 и 31 января 1980 она была вызвана в Прокуратуру СССР – в первый раз к зам. генерального прокурора Леониду Седову, второй раз к другому заместителю Сергею Захарову. Во всех ее просьбах было отказано. Л. Седов сделал ей устное предупреждение в связи с заявлением Сахарова, которое она привезла из Горького в Москву и передала иностранным корреспондентам. С. Захаров сделал Е.Боннэр официальное предупреждение по Указу ПВС СССР от 25 декабря 1972 в связи со вторым привезенным ею заявлением, зачитанным ею на пресс-конференции в Москве 28 января 1980.

***

Пока Е.Боннэр была в Москве, 28 января 1980 на квартиру Сахарова, попрежнему круглосуточно охраняемую, проникли два человека, изображавшие пьяных рабочих. Один был вооружен пистолетом системы Макарова. Угрожая Сахарову, они заявили, что “устроят в его квартире Афганистан”. Они говорили также, что в 30 км от Горького для Сахарова уже приготовлено место в психбольнице. 3 февраля 1980 Сахаров получил по почте открытку с угрозой убить его.

30 января 1980 А.Сахаров был вызван к зам. прокурора Горьковской обл. Перелыгину. Тот заявил ему, что своими заявлениями, переданными в Москву, он нарушил Указ ПВС СССР о запрете его контактов с иностранцами. Это первое упоминание о наличии такого Указа. До тех пор был оглашен лишь Указ о лишении Сахарова наград, а запрет контактов с иностранцами был сделан без ссылок на официальные документы.

Перелыгин сказал Сахарову, что его условия будут ухудшены, а место ссылки изменено, если он не подчиниться наложенным на него ограничениям. Ограничения также могут быть наложены и на его жену Е.Боннэр.

А. Сахаров сделал новое заявление, в котором подчеркнул, что рассматривает “поставленные ему условия как произвольные меры со стороны КГБ”. Он пишет далее: “Я отказываюсь подчиниться им, вполне сознавая последствия, которые это может иметь для меня и моей жены”.

***

В [1980, 2-2] было упомянуто, что насилие, совершенное в отношении Сахарова подпадает под признаки ст.126 УК РСФСР. Хотя в статье нет такой оговорки, согласно существующей практике по этой статье квалифицируются действия частных лиц. Действия должностных лиц квалифицируются по ст. 170 УК РСФСР (“злоупотребление властью”, ст. 171 (“превышение власти”) и ст.178 (“незаконный арест или задержание”). Санкции по этим статьям значительно более строгие, чем по ст. 126 УК РСФСР.