Положение семьи Александра Гинзбурга (1979, 13/14-10)

NN 13/14 – 31 июля 1979

9 июля 1979 представитель ОВИР МВД СССР Герасимов в присутствии зам.нач. московского ОВИР Зотова заявил жене А.Гинзбурга И.Жолковской, что она должна до 25 июля 1979 покинуть СССР, иначе “ее дело будет закрыто”.

Он добавил, что приемному сыну Гинзбургов С.Шибаеву никогда не будет разрешен выезд {1979, 9-8}.

***

Сергей Шибаев (р.1960) жил в семье Гинзбургов с 1974. Отец его Виктор Шибаев, оставил семью, когда сыну было несколько месяцев. Мать Антонина – хроническая алкоголичка.

За отказ от дачи показаний по делу Гинзбурга Сергей подвергался многочисленным преследованиям. Несмотря на болезнь был призван в армию, где служит в тяжелых условиях Крайнего Севера (сначала на Таймыре, затем, повидимому, в Тикси). От него требуют печатного выступления с отречением от своих приемных родителей и друзей, угрожая, в случае отказа, дальнейшими репрессиями.

***

И.Жолковская отказалась выехать из СССР без С.Шибаева.

Положение семей Гинзбурга и Винса (1979, 9-8)

N 9 – 15 мая 1979

Как известно, в условиях соглашения об обмене советских политзаключенных на советских шпионов [1979, 8-3] входит обеспечение права семей политзаключенных на воссоединение с ними за рубежом.

И. Жолковская, жена А. Гинзбурга, настаивает на выезде вместе с приемным сыном С. Шибаевым [1979, 8-3], от которого она получила телеграмму о согласии на выезд. Жолковскую торопят с выездом, однако до сих пор ей не удалось соединиться по телефону с мужем. Все разговоры прерываются в самом начале. Мать А. Гинзбурга, Людмила Ильинична, тяжело больна и выезд возможен только после ее выздоровления.

***

В ином положении первоначально была семья Г. Винса. Дом Винсов в Киеве был окружен агентами КГБ, которые даже поставили рядом с домом служебный автобус. Связь Винсов с внешним миром была прервана, к ним и от них никого не пропускали, у приходивших проверяли документы. Сыну Г. Винса Петру угрожали убийством если он попытается выйти.

Член Московской Хельсинкской группы Мальва Ланда, приехавшая 30 апреля 1979 в Киев, была задержана на вокзале в Киеве ” по подозрению в поездной краже”. Ее тщательно обыскали и забрали 100 р. денег и письмо А. Сахарова семье Винсов. Деньги позднее вернули. М. Ланду насильно посадили в поезд и отправили в Москву, а оттуда в Петушки, где она сейчас живет. Ей приказали не покидать дом до конца майских праздников. Ей угрожают также возбуждением уголовного дела по ст.192 УК РСФСР (“Оскорбления представителя власти”: М. Ланда обвиняла схвативших ее людей в фашистских методах).

Через несколько дней однако блокада с дома Винсов была снята, им даже разрешили звонить по телефону за границу. Их, как и Жолковскую, стали торопить с выездом.

Обмен заключенными (1979, 8-3)

N 8 – 30 апреля 1979

27 апреля 1979 были освобождены узники совести Георгий Винс (секретарь Совета Церквей ЕХБ), Александр Гинзбург (распорядитель Фонда помощи политзаключенным, член Московской Хельсинкской группы), Марк Дымшиц и Эдуард Кузнецов (осуждены по “ленинградскому процессу” {ХТС 17.6} за попытку захвата самолета для бегства в Израиль) и Валентин Мороз (один из видных активистов украинского национального движения).

Освобожденные были доставлены на советском самолете в Нью-Йоркский аэропорт им.Кенеди, где состоялся их обмен на советских шпионов В.Энгера и Р.Черняева, осужденных американским судом в октябре 1978. Обмен явился результатом длительных переговоров, проходивших с осени прошлого года между советником Президента США по вопросам национальной безопасности З.Бжезински и послом СССР в США А.Добрыниным. На отдельных этапах в переговорах участвовал Президент Дж.Картер.

***

Согласно договоренности, семьи вскоре должны присоединиться к осводожденным. Уже 26 апреля И.Жолковская-Гинзбург была вызвана в ОВИР, несмотря на нерабочий день. Она, однако, заявила, что поедет только в мае, т.к. у нее много неоконченных дел. Она настаивает также на выезде с нею вместе приемного сына Сергея Шибаева, отбывающего ныне воинскую повинность на Таймыре ( в/ч 16519).

Освобождение произошло неожиданно для заключенных и их семей. Родственники освобожденных услыхали о случившемся по радио.

Согласия заключенных на обмен не спрашивали. Винс, Гинзбург и Мороз заявили, что не собирались покидать родину. Дымшиц и Кузнецов были удивлены своим прибытием в США и намерены в кратчайший срок выехать в Израиль.

Новые атаки на Фонд помощи политзаключенным (1979, 7-8)

N 7 – 15 апреля 1979

В марте 1979 некий Новосельцев направил А.Д.Сахарову и И.С.Жолковской-Гинзбург письмо.

Новосельцев – один из основателей т.наз. “Межидеологического Союза”, рассылавшего диссидентам летом-осенью 1978 подметные письма нецензурного содержания с требованием, под угрозой убийства, выдачи денежных средств Фонда помощи политзаключенным. В новом письме Новосельцев требует от Сахарова и Жолковской извинений за то, что они, якобы, в своих заявлениях его оклеветали. Требование вновь сопровождается угрозами.

11 апреля 1979 на квартиру к И.Жолковской пришли два неизвестных, назвавшиеся сотрудниками НИИ, жертвовавшими деньги на Фонд. Они заявили, что по их сведениям “деньги Фонда идут на отъезд евреев”, и стали требовать отчета о расходовании средств и возврата денег. 12 апреля визит повторился.

***

Между тем, сбор средств внутри страны продолжает возрастать. Как сообщалось на пресс-конференции 1 февраля 1979 лишь в январе 1979 собрано около 2000 р. За вторую половину 1978 сбор вдвое превысил сбор за первую половину. В больших количествах жертвуются вещи, продукты.

Пользуемся случаем исправить некоторые цифры, приведенные в сообщении [1979, 3-11]. Бандеролей и посылок в места заключения в 1978 Фондом отправлено 800, а не 600, пособия для поездок на свидания даны 120, а не 60 чел., единовременное пособие получили 60, а не 50 освободившихся и 150, а не 100 подвергающихся внесудебным репрессиям.

Фонд помощи политзаключенным (1979, 3-11)

N 3 – 15 февраля 1979

1 февраля 1979 в Москве состоялась пресс-конференция, посвященная годовщине со дня ареста распорядителя Русского общественного фонда помощи политзаключенным в СССР А.Гинзбурга {ХТС 44.8}.

Нынешние распорядители фонда (Ирина Жолковская-Гинзбург, Мальвина Ланда, Сергей Ходорович) привели некоторые цифры, характеризующие работу фонда.

  • За истекший год помощь оказана примерно 700 чел.
  • В их числе 300 заключенных политических тюрем и лагерей, 40 узников психбольниц, 120 детей и иждивенцев политзаключенных, 25 поднадзорных.
  • Единовременное пособие получили около 50 чел., вышедших из заключения, и 100 чел., подвергающихся преследованиям по политическим мотивам, хотя и не заключенных. 60 чел. была оказана помощь для поездки на свидания к политзаключенным. Были оплачены услуги 25 адвокатов.
  • Отослано около 800 бандеролей и посылок, в том числе около 90 – с новогодними подарками детям.
  • Резко возросли сборы пожертвований внутри страны.

Дело В.А. Шелкова (1979, 1-4)

N 1 – 15 января 1979

Следствие по делу Владимира Андреевич Шелкова было продлено зам. Генерального Прокурора СССР до 16 декабря 1978.

Ожидалось, что вскоре должен состояться суд [1978, 3-17]. Однако, по-видимому, Президиум Верховного Совета СССР специальным указом продлил срок следствия, так как в январе оно ещё продолжалось. В частности, 8 января 1979 на допрос по делу В.Шелкова была вызвана жена А.Гинзбурга И.Жолковская.

Шелков обвиняется по ст.147-1 и 191-4 УК УзССР (соответствуют ст.227 и 190-1 УК РСФСР). В числе инкриминируемого: издание религиозной литературы, написание письма Президенту Картеру и др.