Новый “самолетный” процесс в Ленинграде (1979, 17-1)

N 17 – 15 сентября 1979

Поступили более подробные сведения в попытке захвата самолета в Ленинграде, о которой сообщалось [в 1979, 11-13].

6 января 1979 в ленинградском аэропорту “Пулково” были арестованы Вадим (Павлович?) Эренберг (р.1956), его брат Алексей (р.1962), жена В.Эренберга Людмила Крылова (р.1960) и самая старшая среди них – Листвина (р.1949). Все они ленинградцы. Л.Крылова была беременна. При аресте у нее произошел выкидыш. Арестованные намеревались захватить самолет и угнать его в Осло с тем, чтобы требовать освобождения политзаключенных: Гинзбурга, Орлова, Слепака и Щаранского. Как сообщают, при аресте у них были изъяты обрезы, ножи и макеты гранат. Сопротивление при аресте оказано не было.

Несколько позднее был арестован Михаил Лебедь (р.1956), не участвовавший в подготовке захвата, но знавший о ней. Его арестовали за недонесение. О планах захвата в КГБ донес некто Ефимов (Ефремов?).

***

Суд над всеми пятерыми состоялся в июне. Государственным обвинителем выступала прокурор Катукова.

В.Эренберг обвинялся по ст.64 УК РСФСР (”измена Родине”), ст.72 (”организационная деятельность, направленная на совершение особо опасных государственных преступлений”), ст.210 (”вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность”), ст.213-2 (”угон воздушного судна”), ст.218 (”незаконное ношение, хранение и изготовление оружия”), ст. 228 (”изготовление и сбыт порнографических предметов”: у него было изъято несколько личных фотографий интимного характера), и ст.89 УК РСФСР (”хищение государственного имущества”: утверждается, что год назад в каком-то лагере были похищены несколько одеял”).

А.Эренберг обвинялся по ст.64, 72, 213-2, 218, и 89 УК РСФСР, Л.Крылова и Листвина по ст.64, 72 и 213-2 УК РСФСР, М.Лебедь по ст.88-1 УК РСФСР (”недонесение о государственных преступлениях”).

***

На суде В.Эренберг и Л.Крылова выразили раскаяние и признали себя виновными, заявив, что попали под влияние зарубежной пропаганды. О позиции остальных обвиняемых ничего не известно.

В.Эренберг приговорен к 13 г. лагерей строгого режима, А.Эренберг и Л.Крылова к 8 г. строгого режима каждый, Листвина к 5 г. строгого режима, М.Лебедь к 2,5 г. лагерей ( режим неизвестен).

Освобождение “самолетчиков” (1979, 8-4)

N 8 – 30 апреля 1979

20 апреля 1979 на основании Указа ПВС СССР, подписанного Л.Брежневым, были досрочно освобождены из заключения Анатолий Альтман, Гидель Бутман, Вульф Залмансон, Борис Пэнсон и Арье Хнох.

Срок заключения у всех них – 10 лет, так что освобождены они были на 14 месяцев раньше. Трое были осуждены на “ленинградском процессе” о захвате самолета {ХТС 17.6}, а Залмансон и Бутман на связанных с ним параллельных процессах. Никто из освобожденных не подавал прошения о помиловании.

27 апреля Бутман вылетел в Израиль самолетом через Вену. Остальные в тот же день выехали поездом.

***

В день освобождения “самолетчиков” стало известно, что сын видного еврейского активиста и отказника В.Слепака, ныне отбывающего ссылку, Леонид Слепак (р.1960) получил разрешение на выезд в Израиль с женой и ребенком. До этого он 1,5 года уклонялся от призыва в армию и подлежал уголовному преследованию.

Накануне, 19 апреля, неожиданно получил разрешение на выезд ленинградец Феликс Аронович (отказник с 7-летним стажем) и еще 6 отказников из Киева.

Описанные события произошли во время пребывания в Москве делегации из 17 американских конгрессменов, с том числе Ч.Вэника, соавтора известной поправки к закону о торговле. Вэник и другие конгрессмены имели встречу с А.Лернером и другими еврейскими активистами-отказниками, 20 апреля конгрессмены У.Грэдисон, Т.Вирт, М.Макхью и Г.Спеллман встретились с А.Сахаровым, Е.Боннэр, И.Валитовой-Орловой и И.Жолковской-Гинзбург.

***

В преддверии приезда делегации конгрессменов резко возросла еврейская эмиграция.

В марте 1979 СССР покинуло 4416 чел. (предыдущий рекорд, 4408 чел. в октябре 1973). Ожидается, что в текущем году СССР покинет 50 тыс.чел. (предыдущий рекорд, 35 тыс. чел. – в 1973). Большое число заявлений, однако, еще остаются неудовлетворенными: в 1978 число заявлений о выезде возросло до 140 тыс., по сравнению с 71 тыс. в 1977.