Дело “социалистов” (1982, 20/21-7)

«NN 20/21 – 15 ноября 1982»

Суд над группой арестованных по “делу социалистов”, отдавшийся в нач. ноября 1982 [1982, 19-12], пока, по-видимому, не состоялся. Тем временем стали известны некоторые дополнительные подробности этого дела.

КГБ, вероятно, стало известно о группе “социалистов” еще в конце 1979- нач. 1980. Уже тогда на беседы в КГБ вызывались, среди прочих, А.Фадин, П. Кудюкин, К.Барановский и Собченко. К.Барановский уже тогда выразил раскаяние в своей деятельности и дал показания.

Читать далее

Дело “социалистов” (1982, 10-1)

N 10 – 31 мая 1982

Пятеро из числа арестованных 6 апр.1982 [1982, 7-2]: Б.Кагарлицкий, А.Фадин, П.Кудюкин, Ю.Хавкин и В.Чернецкий арестованы по делу N27, которое ведет КГБ. Им предъявлено обвинение по ст.70 УК РСФСР. Все они содержатся в Лефортовской тюрьме КГБ.

Борис Кагарлицкий (см. подробно 1982, 8-13) закончил ГИТИС по специальности “социология искусства” (в 1982,8-13 неточность, исключен из аспирантуры ГИТИС), одно время был секретарем Р.Медведева, последнее время работал почтальоном.

Андрей Васильевич Фадин (р.28 ноября 1953) – историк, специалист по новейшей истории Латинской Америки. Его покойный отец был референтом ЦК КПСС по скандинавским странам. А.Фадин жил с матерью и братом Александром по адресу: Москва, Кутузовский пр., 24, кв.433. Жена А.Фадина Жанна Манасян с сыном Артемом (р.1980) живет отдельно.

Павел Михайлович Кудюкин (р. 19 июля 1953) – аспирант Института мировой экономики и международных отношений АН СССР (ИМЭМО), специалист по левым партиям Испании. Официально был прописан в г.Загорске Московской обл. по ул.Новоугличской, 65а, кв.60, но фактически жил вместе с сестрой Марией в Москве по ул.Енисейской, 12, кв.216 (тел.471 94 53).

Юрий Леонидович Хавкин (р.20 авг. 1949) – ст. инженер НИИ по автоматическим системам. Он жил с женой Галиной Петровной и сыном Артемом (р.1976) по адресу: Москва, пр.60-летия Октября, 25, корп.2, кв.47 (тел.126 77 92). Он инвалид (без одной ноги).

Владимир Николаевич Чернецкий (в 1982,7-2 неточность в фамилии, р.5 февраля 1950), научный сотрудник Института химической физики АН СССР. Он жил с женой Аллой Иосифовной, сыном Владимиром (р.1978) и дочерью от первого брака Екатериной (р.1972) по адресу: Москва, ул.Вавилова, 53, кв.8 (тел.135 90 57).

У всех арестованных в день ареста были проведены обыски.

Обыск у А.Фадина проводил майор А.Т.Губинский (который, однако, арестовав А.Фадина, уехал вместе с ним и фактически в обыске не участвовал), а также ст.лейт. Круглов, сотрудники КГБ А.А.Громов, П.Г.Маргорин, В.С.Еломанов, А.Б.Мараев. В протоколе обыска – 68 пунктов. Изъят многочисленный самиздат, в том числе Обращение к польским рабочим за подписью “советские инакомыслящие” и различные материалы по Польше, ответы редакции журнала “Варианты” на вопросы парижского журнала “Альтернатива”, текст под названием “Тезисы П.Кудюкина”, статьи из журнала “Поиски”. Изъяты также три пишмашинки, фотоаппарат, репродукционная установка, пять ножей финского и норвежского производства, оставшиеся от отца А.Фадина, различные документы.

Обыск у П.Кудюкина по месту его фактического жительства в Москве проводил п/п Шконда с участием кап.Трофимюка, кап.Горощанского, полк.Арро и мл.лейт. Лежепекова. В протоколе обыска – 96 наименований. Среди многочисленного изъятого самиздата упомянутое выше Обращение к польским рабочим в 3 экз., 6 номеров самиздатского журнала “Социализм и будущее” (за 1980-1981, каждый примерно по 20 стр.), обращение к итальянской компартии от имени этого журнала, журнал “Левый поворот” N1, ответы на вопросы журнала “Альтернатива”. Изъяты три пишущие машинки, многочисленные письма, в том числе неотправленное письмо жене П.Кудюкина Сонат Кибировой, проживающей в Алма-Ате. В этом письме П.Кудюкин пишет, что ради жены он отказывается от “этой организации”. При обыске на загорской квартире П.Кудюкина изъяты фотоаппарат, пишущая машинка и несколько книг.

Ю.Хавкина увезли из дому сразу после личного обыска и обыск квартиры проходил без него. Обыск проводили майор Ткачук и сотрудники КГБ Нечаев, Серов, Грачев и Касьянов. В протоколе обыска – 66 пунктов. В числе изъятого самиздата – Обращение к польским рабочим (см. выше), 5 номеров журнала “Социализм и будущее”, ответы на вопросы журнала “Альтернатива”, Бюллетень инициативной группы по защите прав инвалидов, журнал “Поиски”. Изъяты также пишмашинка и переплетные материалы и инструменты.

Обыск у В.Чернецкого проводили кап.Е.Саушкин, п/п Лаврентьев, кап.Шарипов, ст.лейт. Терехов. В протоколе обыска 40 пунктов, в том числе 2 номера журнала “Социализм и будущее”, упоминавшееся выше Обращение к польским рабочим, прочий самиздат, письма.

***

В тот же день, 6 апр. 1982 по делу N27 были проведены и другие обыски, а также начались допросы. Обыск прошел у сотрудника журнала “Латинская Америка” Константина Барановского (р.1955). В протоколе обыска – более 50 пунктов: многочисленный самиздат, в том числе журнал “Поиски”, пишмашинка. При начале обыска присутствовал знакомый К.Барановского Андрей Шилков, который начал кричать, что все изымаемое принадлежит ему. На А.Шилкова надели наручники и увели.

А.Шилков – житель г.Петрозаводска. Он был арестован за распространение самиздата в 1980, однако был освобожден благодаря вмешательству отца, заслуженного чекиста Карелии. После освобождения жил в Москве у знакомых. В 1981 направил в Верховный Совет Карельской АССР свой паспорт и заявление об отказе от гражданства по политическим мотивам. Выезда из СССР он не добивался. Нынешнее положение А.Шилкова неизвестно.

6 и 7 апр. 1982 К.Барановского допрашивали о А.Фадине, П.Кудюкине и Б.Кагарлицком. 6 апр. допрашивали бывшую жену К.Барановского Ирину Гришечко, но та отказалась давать показания.

Обыск прошел также 6 апр. в пос.Дзержинском Московской обл. у инструктора отдела пропаганды и агитации горкома ВЛКСМ Петра Николаевича Волкова (р.1951). П.Волков – член КПСС, но с 1979 не платит членских взносов. П.Волков отказался открыть дверь, и пришедшие с обыском ее выломали. Обыск проводил следователь Попов и еще 5 чел., в том числе Васильев. Изъяты 2 номера журнала “Социализм и будущее”, “Поиски”, прочий самиздат, партбилет П.Волкова. После обыска П.Волкова увезли на допрос, где спрашивали о Б.Кагарлицком, Ю.Хавкине, а также о Краснове. П.Волков отказался отвечать.

На проведенном в тот же день обыске у врача-терапевта Ильи Яковлевича Султанова (р.1948) изъят самиздат и записи И.Султанова о медицине в СССР. В тот же день, а также 6 и 7 апр., И.Султанова допрашивали о Ю.Хавкине, В.Чернецком, А.Фадине и др. В ходе допросов о В.Чернецком следователь заявил, что тот – “член организации на высоком конспиративном уровне”.

Обыски и допросы прошли также у соученика А.Фадина по МГУ Сергея Карпюка, у знакомой А.Фадина японистки Ирены Бейлис, у сотрудницы ИМЭМО О.Ивановой (изъята, среди прочего, пишмашинка), а также у О.Исаковой, где тоже была изъята пишмашинка. О.Исакова пояснила, что она – платная машинистка. Ей задавали вопросы о Собченко.

Помимо обысков, начались допросы по делу N27.

Жена П.Кудюкина С.Кибирова после допроса, проведенного следователем Солонченко, написала мужу письмо, в котором она осуждает его деятельность и сообщает о предстоящем разводе.

В течение нескольких дней проходили допросы выпускника исторического ф-та МГУ Игоря Пимоненко. Ранее, в 1981 И.Пимоненко находился в больнице им.Кащенко в Москве с диагнозом “реактивный психоз”. Перед выпиской с И.Пимоненко беседовал незнакомый врач, которому И.Пимоненко назвал фамилии А.Фадина, П.Кудюкина и К.Барановского. Во время допроса 6 апр. И.Пимоненко в КГБ напомнили эту беседу с врачом и попросили подтвердить сказанное. После допросов у И.Пимоненко обострилось психическое заболевание и он был вынужден обратиться к психиатру.

Михаила Ривкина, сотрудника одного из НИИ, занимающегося нефтью, допрашивали с 6 по 9 апр. 9 апр. по месту работы матери М.Ривкина было проведено изъятие записей М.Ривкина на политические темы. М.Ривкину угрожают арестом. М.Ривкин утверждает, что его знакомство с А.Фадиным, П.Кудюкиным и др. имело чисто бытовой характер.

24 апр. был допрошен соученик А.Фадина по МГУ минчанин Олег Буховец (ныне – аспирант МГУ). До этого, 6 апр. в Минске прошла серия допросов о самом О.Буховце.

Был допрошен также О.Александров, отказавшийся отвечать на вопросы. А.Каплин на допросе показал, что получал от А.Фадина самиздат и выразил готовность выступить свидетелем на суде.

16 апр. следователь В.П.Фатеев пытался пригласить на “беседу” жен Ю.Хавкина и В.Чернецкого, однако те отказались от бесед, заявив, что они должны быть официальными.

В следствии по делу N27 принимает участие также майор Ф.Г.Похил. Постановления об обысках подписывал начальник отделения Следственного отдела УКГБ по Москве и Московской обл. майор Балашов.

Массовые обыски и аресты в Москве (1982, 7-2)

N 7 – 15 апреля 1982

6 апр. 1982 в Москве были проведены массовые обыски – примерно в 50 квартирах, по некоторым данным даже больше. После обысков 12 чел. из числа обысканных были арестованы (по другим данным было произведено 14 арестов). Сведения об арестованных пока лишь самые отрывочные.

В числе арестованных – член редколлегии самиздатского журнала “Поиски” историк Глеб Олегович Павловский (р.1951). Его жена Анжелина //Горган ожидает сейчас ребенка. Она живет в Москве по адресу: Севастопольский просп., 59, кв.101. У Г.Павловского есть также дети от предыдущих браков.

Был близок к журналу “Поиски”, хотя и не принимал в нем никакого участия, другой арестованный – Борис Юльевич Кагарлицкий. Его отец Юлий Иосифович Кагарлицкий, известный литературовед, специалист по англо-американской научной фантастике, и его мать Раиса Николаевна живут по адресу: 125319, Москва, ул.Красноармейская, 25, кв.1, тел. 151-27-88.

Следующие пятеро арестованных – члены Русской Православной Церкви, активные участники движения за права верующих. При обысках в их домах изъято большое количество религиозного самиздата, Библии, иконы. Это: Александр Константинович Сидоров (р.ок.1946), работавший лаборантом в ряде академических институтов, отец 3 детей; Виктор В.Бурдюг (р.1946), историк, отец 5 детей; Сергей А.Бударов (р.1946), поэт; Николай В.Блохин (р.1945), писатель, отец 3 детей; Сергей С.Бычков.

Мотивы ареста остальных пяти человек: Павла Кудюкина, Андрея Фадина, Чернецкого, Крохина и Хавкина – неизвестны. Есть основания полагать, что большинство из них – также члены Русской Православной Церкви. В этой связи следует отметить, что в тот же день, 6 апр. 1982, в Почаевской Лавре (Тернопольская обл., УССР) также были проведены массовые обыски. Утверждают, что изъято огромное количество религиозной ротапринтной литературы. Официальные представители Лавры (г.Почаев, тел. 41-595 и 41-244) однако это отрицают (см. также 1981, 23/24-11).

Возможно также, что некоторые из арестованных причастны к изданию самиздатского журнала “Варианты”. Первоначально поступали сообщения, что в числе арестованных – члены СМОТ, но эти сведение были, по-видимому, ошибочными.

Обыски в Москве проводились во многих случаях следственными бригадами (КГБ?) из других городов. Нужно отметить, однако, что привлечение кадров из других Управлений – довольно обычная практика КГБ при проведении массовых или экстренных акций.

Помимо обысков у арестованных лиц известно также об обыске у Владимира Гершуни – еще одного члена редколлегии журнала “Поиски” – и у математика Валерия Сендерова, члена СМОТ. У В.Сендерова изъяты самиздатские сборники стихов, в том числе стихи Инны Ратушинской [1981, 22-28), материалы НТС, материалы по рабочему движению, математические рукописи, литература, изданная за рубежом.

Суд над Михаилом Ривкиным (1983, 21-1)

N 21 – 15 ноября 1983

12-13 июля 1983 Московский городской суд рассмотрел дело Михаила Германовича Ривкина, единственного из группы “социалистов”, отказавшегося подать прошение о помиловании [1983, 16-5]. Председательствовал в суде зам. председателя Мосгорсуда В.Г.Романов, обвинение поддерживал прокурор Захаров, защищал М.Ривкина адвокат О.Ефремов.

Подступы к зданию суда были перекрыты. Арестованные в свое время по тому же делу, но позднее помилованные Ю.Хавкин и В.Чернецкий пытались пройти на суд, однако их остановили. Их предупредили, что повторная попытка пройти на суд будет расценена как хулиганство.

М.Ривкин обвинялся по ст.ст.70 и 72 УК РСФСР в проведении в 1978-1982 “антисоветской деятельности”, выразившейся в следующем:

1. Подготовка и редактирование 2,3 и 4 выпусков самиздатского альманаха “Варианты” (вып.2 совместно с А.Фадиным и П.Кудюкиным осенью 1978, вып.3 летом 1979, вып.4 в конце 1979 – нач. 1980).

2. Написание статей для “Вариантов”: “О стадиях падения человеческой личности” (вып.2), “На перекрестке”, “К вопросу о реакции”, “О гонке вооружений” (вып.3), редактирование вступительной статьи к вып.3.

3.Написание ответов на вопросы, список которых был получен им от П.Кудюкина (эти ответы следствие охарактеризовало как “разработку программы и стратегии враждебных сил”.

4.Вербовка членов в организации под названием “Федерация демократических сил социалистической ориентации”, проведение занятий по технике конспирации с членами организации (в частности, с Б.Кагарлицким, Г.Лифшицем, Ярыгиным, Мирской, Исаковой).

5. Подготовка к изданию ежедневной газеты и журнала тиражом 1000 экз., поездка в начале 1981 вместе с А.Фадиным и П.Кудюкиным к А.Шилкову в Петрозаводск за типографским шрифтом и доставка его в Москву (шрифт следствием не найден и нет никаких данных о его использовании).

И.Ривкин заявил два ходатайства: о проведении Институтом государства и права экспертизы его статей для проверки их объективности и о вызове в суд свидетелями А.Шилкова [1983, 3-9] и Иванова, председателя собрания по месту работы М.Ривкина в 1977 (см. ниже). Оба ходатайства были отклонены. М.Ривкин отказался от дачи показаний на суде, мотивируя это тем, что совершенные им действия не содержат состава преступления.

В суде выступило 9 свидетелей.Жена находящегося в заключении А.Шилкова Марина показала, что шрифт в их дом принес А.Шилков с целью набрать сочинения М.Цветаевой, однако шрифт оказался разрозненным. Она, М.Шилкова не помнит, брал ли этот шрифт М.Ривкин. Свидетельницы Исакова и Мирская никаких показаний по существу дела не дали.

Сослуживцы М.Ривкина (фамилия одного из них Сухов) рассказали о собрании по месту работы М.Ривкина, проходившем в 1977 и посвященном проекту Конституции СССР (на этом собрании выступил М.Ривкин, сказавший, что по его мнению, положения проекта Конституции о роли партии и общенародном государстве противоречат друг другу). М.Ривкин вновь ходатайствовал о вызове свидетелем председателя этого собрания Иванова, но ему вновь в этом было отказано.

Вызванный свидетелем А.Фадин отказался давать показания. Он сказал, что считает несправедливым, что перед судом стоит человек, причастность которого к делу меньше, чем причастность тех, кого помиловали. По словам А.Фадина, М.Ривкин вышел из организации добровольно еще до его ареста. По предложению судьи, невзирая на протест М.Ривкина, были оглашены показания А.Фадина на предварительном следствии. Подтвердить их А.Фадин также отказался. П.Кудюкин тоже отказался от дачи показаний, равно как и от показаний, данных на предварительном следствии. Он отрицал участие М.Ривкина в издании “Вариантов”. Б.Кагарлицкий на вопросы суда отвечал, но по существу дела никаких показаний не дал. Он очень хорошо охарактеризовал М.Ривкина. Свидетель Ярыгин сказал, что с М.Ривкиным его познакомил Б.Кагарлицкий, и что М.Ривкин просил его о материальной помощи в издании самитздатского сборника и вербовал его в “антисоветскую организацию”.

Прокурор просил для М.Ривкина максимальное по данным статьям УК наказание. Адвокат, ссылаясь на имеющиеся в деле хорошие характеристики М.Ривкина, просил о смягчении его участи.

М.Ривкин в последнем слове отрицал свою виновность. Он заявил, что, хотя ему по-человечески сейчас очень тяжело, но он идет на эту жертву сознательно “во имя социального прогресса и демократизации нашей страны”, ибо, к сожалению, прогресс невозможен без жертв. Для него, М.Ривкина, было невозможно поступить так, как поступили А.Фадин и П.Кудюкин. “Я не жалею – сказал М.Ривкин – о той внешней свободе, которую сохранили мои товарищи, подписав бумагу о помиловании. Для меня главное – это внутренняя свобода, в каких бы условиях я ни оказался”. М.Ривкин настаивал на полном своем оправдании.

М.Ривкин приговорен к 7 г. лагерей строгого режима и 5 г. ссылки.