Дело Эдуарда Крицкого (1984, 19/20-8)

NN 19/20 – 31 октября 1984

Эдуард Алексеевич Крицкий (р. 1939) по окончании рыбо-промышленного техникума работал тралмастером на рыболовных судах Мурманского флота. Он принял участие в создание ячеек свободного профсоюза на рыболовном флоте, организовал несколько ячеек на судах, в конце 70-х гг. участвовал в демонстрации в Архангельске в День печати. После этого Э.Крицким заинтересовался КГБ. В 1979 он был уволен из рыболовного флота.

После этого Э.Крицкий работал шофером в г.Кривой Рог, где вновь принял участие в организации свободного профсоюза, в котором насчитывалось до 40 человек. 1 мая 1980 вышел на демонстрацию, держа транспарант: “Рабочим – мясо, профсоюзам независимость от КПСС”. Брат Э.Крицкого Борис Черешенко фотографировал происходившее. Оба были арестованы, обвинены в “хулиганстве” и приговорены: Э.Крицкий к 3 г. лагерей общего режима, Б.Черешенко (ранее судимый) – к 2 г. лагерей строгого режима. Э.Крицкий отбывал наказание в лагере в Симферополе, а затем в Херсонской обл. (с.Старая Збурьевка).

***

Около половины срока Э.Крицкий провел в ПКТ. Он написал заявление в ПВС СССР об отказе от советского гражданства “в связи с несогласием с политическим, экономическим и социальным строем”.

За три дня до ожидавшегося освобождения Э.Крицкого отвезли в тюрьму г.Херсон, где ему было предъявлено обвинение по ст.187-1 УК УССР (аналог ст. 190-1 УК РСФСР) в распространении “клеветнических измышлений” среди заключенных. Э.Крицкий позднее был приговорен к 3 г.лагерей строгого режима.

Сейчас Э.Крицкий находится в лагере в г.Кременчуг Полтавской обл. УССР. Давление на него со стороны администрации продолжается.

Мать Э.Крицкого Черешенко живет по адресу: КазССР, Талды-Курганская обл.,г.Уштобе,ул.Ворошилова,67. Брат Э.Крицкого Б.Черешенко живет в г.Нальчике.

Преследования кришнаитов (1984, 13-4)

N 13 – 15 июля 1984

Стало известно об аресте последовательницы учения Харе Кришна Валентины Михайловны Китаниной [1982, 11-2].

В.Китанина (р. 1934) жила в г.Мытищи Московской обл., работала врачом. Была в свое время исключена из КПСС за принадлежность к движению Харе Кришна. Время ее ареста неизвестно – по-видимому, это середина 1983 (возможно, август), когда прошла волна арестов среди московских кришнаитов. В.Китанина приговорена к 1,5 г. лагерей общего режима.

По-видимому тогда же был арестован кришнаит Сергей Васильевич Зуев (р. 1953), инженер, работавший в Московском авиационном институте. Суд над ним состоялся в пос.Торбеево Мордовской АССР 13 февраля 1984, еще до рассмотрения его кассационной жалобы. В лагере он работает на заводе по изготовлению радиодеталей. С.Зуев не женат.

Третий кришнаит, об аресте которого стало недавно известно, – Борис Александрович Эйсурович (р. 1959), выпускник Московского автодорожного института. На суде он не признал себя виновным и был приговорен к 3 г. лагерей. Он жил до ареста по адресу: 111123, Москва, 2-я Владимирская ул., 5, кв. 131.

***

Приговор Ольге Киселевой [1984, 8-11] был сообщен неверно: она приговорена не к 4,5, а к 4 г. лагерей общего режима. В тюрьме (Москва, “Матросская тишина”) О.Киселева родила третью дочь: Варвару. О.Киселева продолжает отбывать заключение.

Александр Левин [1984, 8-11] был приговорен не к 4, а к 4,5 г. лагерей. Он находится в лагере в г.Ижевске. Он входит в состав Совета коллектива лагеря, участвует в издании лагерной газеты, всячески сотрудничает с администрацией. Он ослеп на один глаз, во втором глазу зрение сохранилось на 50%.

Алексей Мусатов и Анатолий Пиняев [1984, 5-14] признаны оба невменяемыми и направлены судом на принудительное лечение в Смоленскую СПБ. А.Пиняев подвергается усиленному лечению галоперидолом. О положении А.Мусатова ничего не известно. А.Мусатов специального образования не имеет, до ареста работал дворником и разнорабочим.

Евгений Лернер (1984,6-12) был приговорен к 4,5 г. лагерей. Е.Лернер (р. 1954) по специальности инженер, до ареста жил в Г.Владимире.

Владимир Критский и Сергей Куркин (1983,6-5) не находятся во Владимирской тюрьме, как сообщалось ранее. С.Куркин переведен в лагерь ВС-389/3 в г.Оханск Пермской обл. В.Критский находится в г.Владимир не в тюрьме, а на “стройках народного хозяйства”. В.Критский – кандидат физ.-мат. наук С.Куркин – архитектор.

Дело Виталия Сафонова (1979, 10-9)

N 10 – 31 мая 1979

В одном из лагерей г.Даугавпилса ЛатССР (228400, г.Даугавпилс, учр. ОЦ-78/11-3) находится Виталий С.Сафонов.

В.Сафонов – бывший офицер КГБ (пограничных войск), по образованию юрист. Добился отчисления со службы и поселился с женой в Даугавпилсе. Работал юрисконсультом на заводе. В середине 70-х гг. сблизился с евреями-отказниками, стал систематически оказывать им юридическую помощь, чем навлек на себя недовольство КГБ. Его несколько раз вызывали туда “на беседы”, но Сафонов отказывался изменить свое поведение.

***

14 ноября {1977} жена Сафонова, с которой у него был давний конфликт и с которой он жил раздельно, при очередном посещении мужа набросилась на него с ножом.

Вынужденный обороняться, Сафонов оттолкнул ее, причинив легкий ушиб, который сначала был квалифицирован как легкое телесное повреждение, а потом переквалифицирован на “повреждение средней тяжести”. Против Сафонова было возбуждено дело по ст.106 ч.1 УК ЛатССР (аналог ст.109 УК РСФСР, “Умышленное нанесение менее тяжкого телесного повреждения”). По месту его проживания был проведен обыск, в ходе которого была изъята ксерокопия романа М.Булгакова “Мастер и Маргарита”, рукописная копия стихотворения Е.Евтушенко “Бабий Яр” и письмо еврейки-отказницы своему родственнику в США. В.Сафонова уволили с работы и он не мог себе найти даже места грузчика или дворника. Его исключили из КПСС.

Незадолго до конца следствия, 4 февраля 1978, жена Сафонова заявила, что в момент ссоры Сафонов якобы находился в состоянии опьянения. Сафонова направили на медкомиссию для освидетельствования его на наличие “хронического алкоголизма”. После 20-минутной беседы “алкоголизм” был установлен. До этого Сафонов никогда не был в вытрезвителе, от соседей и с места работы жалоб на него тоже не поступало.

17 июля 1978 суд приговорил В.Сафонова к году лишения свободы с принудительным лечением по месту отбывания срока наказания с выплатой расходов на лечение жены от “повреждений”. Сафонов арестован в зале суда.

Арест Георгия Бадзьо (1979, 9-1)

N 9 – 15 мая 1979

В Киеве 23 апреля 1979 арестован Георгий Васильевич Бадзьо (известен как Юрий Бадзьо).

***

Г. Бадзьо родился 25 апреля 1936.Окончил университет по специальности “украинская филология”, он был директором школы, учился в аспирантуре при АН УССР.

В сентябре 1965 вместе с другими представителями украинской интеллигенции участвовал в демонстрации протеста в кинотеатре “Украина” против арестов украинских инакомыслящих.

В 1972 направил членам СП Украины, делегатам 6 съезда СП Украины и в редакцию “Литературной Украины” письмо о положении украинского языка и культуры. Был исключен из КПСС, лишен работы по специальности. Последние 8 лет работал грузчиком в хлебном магазине.

***

В 1978 у Бадзьо был проведен обыск. Были изъяты в числе прочего, подготовительные материалы для большой философской работы Бадзьо. В марте 1979 обыск был повторен.

Жену Г. Бадзьо Светлану Киреченко также в свое время уволили из системы АН СССР. Она работает в аптекоуправлении. У них двое детей: пасынок Георгия Сергей 1961 г.р. и дочь Богдана 1967 г. р.

К делу журнала “Поиски” (1979, 8-5)

N 8 – 30 апреля 1979

Следствие по делу журнала “Поиски” [1979, 3-5 ; 1979, 6-4] продолжается.

Один из редакторов журнала, Валерий Абрамкин, был трижды вызван на допросы в прокуратуру. Прокурор угрожал В.Абрамкину арестом, если издание журнала не будет прекращено. Другим членам редколлегии прокурор угрожал высылкой из Москвы.

Тем временем, Петр Егидес был уволен с должности преподавателя в институте, а Раису Лерт (р.1906), члена КПСС с 1926, исключили из партии.

Редколлегия в специальном заявлении отвергла шантаж и попытки сделать В.Абрамкина заложником, дабы добиться прекращения выпуска журнала. В заявлении говорится,что все члены редколлегии несут за содержание журнала равную ответственность.

Суд над Иосифом Зисельсом (1979, 7-2)

N 7 – 15 апреля 1979

С 3 по 5 апреля 1979 в нарсуде Садгорского р-на г.Черновцы проходил суд над Иосифом Зисельсом [ (1978, 3-16 ; 1978, 4-1 ; 1979, 5-8]. Зисельс обвинялся по ст.187-1 УК УССР (аналог ст.190-1 УК РСФСР) в распространении “Архипелага ГУЛаг”, сборника “Из-под глыб”, книг Амальрика и др., а также писем в защиту Ю.Орлова и А.Щаранского и информации об использовании психиатрии в политических целях.

Из близких в зале суда присутствовала лишь жена Зисельса, которую по выходе из зала в первый день процесса обыскали и отобрали сделанные ею записи. Несколько друзей, пытавшихся проникнуть в зал, задержали и отвезли в милицию, где продержали два часа. П.А.Подрабинек, приехавший на суд из Москвы, был силой посажен на самолет и отправлен обратно.

***

В первый день Зисельс заявил отвод суду, как небеспристрастному, ибо судьи – члены КПСС, а речь идет о критике ее политики. Зисельс просил также вызвать в суд более 500 свидетелей: всех упомянутых в “Архипелаге ГУЛаг” и оставшихся в живых лагерников, а также авторов многих самиздатских книг и статей. Ни одно из этих ходатайств удовлетворено не было.

Последнее слово Зисельса длилось 40 мин. Он отметил, что в ходе следствия были нарушены 29 статей УПК. Он заявил, что на скамье подсудимых находятся книги. И.Зисельс закончил следующими словами: “Мне 32 года. Я сделал выбор. Этот выбор противостояние злу и насилию. Я успел сделать всего несколько шагов по выбранному мною пути. Но я счастлив, что выбор сделан и что он таков”.

Суд приговорил И.Зисельса к 3 г. лагерей усиленного режима. Предстоит еще кассационное разбирательство.

Дело «левой оппозиции», 5 (1979, 7-1)

N 7 – 15 апреля 1979

С 3 по 6 апреля 1979 в Лениграде происходил суд над Аркадием Цурковым [1978, 3-2; 1979, 1-1, 1979, 2-6, 1979, 4-1, 1979, 6-3]. Председательствовала судья Исакова, защищал Цуркова адвокат Яржинец.

Цурков обвинялся по ст.70 УК РСФСР и по ст.68 УК ЭстССР (аналог ст.70). Ему вменялось в вину участие в издании двух номеров журнала “Перспективы”, авторство статьи в N2 этого журнала и “устная пропаганда” среди студентов Тартуского университета, где Цурков учился один год до перевода в Ленинград.

Подсудимый виновным себя не признал. Не отрицая факта своего участия в инкриминируемых действиях, он категорически отверг обвинение в “клеветнических измышлениях”.

Свидетели – невеста Цуркова Ирина Лопотухина [1979, 1-1 ; 1979, 2-6 ; 1979, 6-3] и Андрей Хавин [1979, 1-1 ; 1979, 2-6] полностью отказались от данных ими на предварительном следствии показаний, заявив, что они были даны под давлением. В адрес Лопотухиной суд вынес частное определение, точное содержание которого, однако, неизвестно. Все остальные свидетели – бывшие и настоящие студенты Тартуского университета. Один, некий Химченко, заявил, что он еще ранее сообщил в КГБ об антисоветских настроениях Цуркова. Трое других показали, что Цурков говорил им, что в СССР существует монополия КПСС, тормозящая развитие страны, а один что Цурков писал на доске в аудитории что-то относительно отсутствия мяса и кофе.

Прокурор потребовал для подсудимого 6 лет лагерей и 3 г. ссылки. Защита была вялой, в основном адвокат просил о снисхождении к молодости. В последнем слове Цурков вновь отстаивал свои позиции.

Суд приговорил Цуркова к 5 г. лагерей строгого режима и 2г. ссылки.

***

Суд проходил, как обычно, в зале, наполненном специально подобранной публикой. Несколько человек из числа друзей Цуркова были посажены под домашний арест. В других случаях сотрудники КГБ звонили родителям или в школы, требуя не допустить появления юношей и девушек у здания суда.

В зал пропустили только мать Цуркова. После показаний И.Лопотухиной был объявлен перерыв, после чего ее назад в зал уже не пустили. Когда Лопотухина попыталась все же войти, оперативники, охранявшие вход, повалили ее на пол, избили и вывихнули руку. Травмотологический пункт, куда обратилась Лопотухина, зафиксировал наличие вывиха. Однако поликлиника, куда Лопотухина (по профессии машинистка) обратилась за листком нетрудоспособности, отказалась его выдать, ссылаясь на то, что травма была получена у здания суда, где Лопотухиной “нечего делать”.

Несколько человек было задержано у здания суда и судьба их неизвестна. 4 апреля у дверей суда были задержаны друзья Цуркова горьковчанин Виктор Павленков [1978, 2-2 ; 1978, 4-16] и москвич Лев Кучай. Их отвезли в отделение милиции, но поскольку вслед за ними пришло много друзей, их отпустили. Однако, через четверть часа их снова арестовали на улице обвинив в хулиганстве, приговорили к 15 суткам каждого и поместили в КПЗ на ул.Каляева. Павленкова при этом избили и он немедленно объявил “сухую” голодовку (отказ от пищи и воды). Уже через несколько дней состояние его стало критическим. Кучай держит обычную голодовку.

Вход в зал суда охраняли от ожидавшей толпы оперативники в штатском, среди которых были замечены те же лица, что выполняли подобные функции во время суда над Гинзбургом в Калуге. Когда в один из дней суда А.Цурков, проходя в зал, случайно увидел ожидавших его друзей, он воскликнул “Да здравствует демократическое движение!”, за что конвоиры несколько раз его ударили.

Сотрудник газеты “Ленинградский рабочий” Валерий Репин, знакомый со многими правозащитниками, прошел на первое заседание суда 3 апреля, предъявив журналистскую карточку. Однако, на следующем заседании оперативники потребовали от него специальное письмо из редакции. Его у Репина не было и в зал его не пустили. На следующий день его уволили с работы “за прогул 3 апреля”.

На Андрея Резникова [1978, 3-2 ; 1979, 1-1 ;  1979, 2-6 ; 1979, 4-1 ; 1979, 6-3] и его жену Ирину Федоровну, находящуюся на 5-м месяце беременности, 30 марта 1979 перед входом в их дом напало 8 человек, жестоко избивших их обоих. Нападавшие скрылись, а оставшийся на месте Резников был арестован “за хулиганство” на 10 суток, так что не смог быть у зала суда.

Это уже второе нападение на Резникова с тем же исходом [1979, 1-1]. На время суда у его жены был отключен телефон. Отбыв 10 суток, Резников узнал, что за это время его снова уволили с работы.

***

Суд над Александром Скобовым [1978, 2-2 ; 1979, 3-2 ; 1979, 1-1 ; 1979, 2-6 ; 1979, 4-1 ; 1979, 6-3] назначен и 16 апреля 1979. Стало известно, что диагноз, поставленный в Институте им.Сербского совпадает со ставившимся ранее: “шизоидная психопатия”.