Преследования крымских татар (1984, 24-1)

«« N 24 – 31 декабря 1984 »»

В 1984 в Крыму был арестован крымский татарин инженер Джелял Челебиев (р. 1936). Это его третий арест.

Он уже дважды отбывал трехлетний срок заключения по ст. 190-1 УК РСФСР (или ее республиканским аналогам), первый раз в 1967-1970. Дж. Челебиев приехал в Крым, но не получил там прописки и в 1979 был выслан вместе с семьей из с.Кривцово Белогорского р-на Крымской обл. Дом и имущество, оставшиеся в Крыму, ему возмещены не были. Дж. Челебиев позднее вернулся в Крым, но был задержан органами КГБ.

Читать далее

Положение крымских татар (1987, 19/20-4)

NN 19/20 – 31 октября 1987

7 октября 1987 началось мирное шествие крымских татар из Тамани в Симферополь, которое предполагалось закончить 18 октября 1987, в день 66-летия со дня образования Крымской АССР [1987, 17/18–3]. Участники шествия должны были за 12 дней пройти приблизительно 250 км по территории Краснодарского края и Крыма. В шествии участвовало 2000 человек.

На 7-м километре от Тамани дорогу участникам шествия преградили отряды милиции, которые образовали вокруг них оцепление. Из оцепления удалось вырваться лишь примерно 200 чел. Задержанных участников шествия избили и заперли в клубе с.Приморское. На многих надели наручники. После задержания участников шествия около 1500 татар из Тамани и близлежащих селений пришли выразить им поддержку. Через несколько часов все задержанные были освобождены и отосланы по месту жительства (в том числе в Узбекистан). 14 человек были административно арестованы на короткие сроки. Среди них – Абдурашит Джеппаров, Асан Хуршутов, Дильшат Ильясов, Сейтумер Эминов, Энвер Муртазаев, Муене Саттарова и Амет Асанов. Более чем 60 участникам шествия вынесено официальное предупреждение.

По дороге от Тамани до порта Кавказ были установлены семь милицейских постов с металлическими заграждениями. Милиционеры с автоматами в пуленепробиваемых жилетах останавливали машины, задерживали находившихся в них крымских татар. Дороги в нескольких местах были перекрыты, на них набросан металлолом, установлены шлагбаумы. Территория Темрюкского р-на Краснодарского края, где проходит путь к порту Кавказ, патрулировалась вертолетами.

16 октября 1987 была прервана телефонная связь между Ташкентом и Крымом. В Крыму еще 6 октября 1987 был объявлен карантин в связи с эпизоотией вирусно-геморрагической болезни. Был запрещен въезд и выезд из Крыма автотранспорта, ограничено “передвижение и сосредоточение туристских групп”. На главных дорогах Крыма были установлены посты под транспарантами “Санэпидзона” и “Внимание, карантин!”. Машины останавливали, у водителей проверяли документы, крымских татар высаживали и задерживали. У пассажиров международных автобусов также проверяли документы и задерживали крымских татар. Арестов произведено не было.

7 октября 1987 прокуратура Крымской обл. сделала официальное предупреждение 9-и крымским татарам, проживающим в Крыму, в том числе Бекиру Умерову, Эльдару Шабанову, Сидамету Мамутову. Все девять отказались подписать предупреждение.

На 11 час. утра 18 октября 1987 в городах Крыма, где живут татары, крымско-татарские активисты назначили митинги. Площади, на которых находятся в этих городах памятники В.Ленину, были в этот день закрыты, в г.Саки, например, была устроена ярмарка. Всюду были усиленные наряды милиции. В Симферополе на митинг пришло лишь несколько человек, остальные были превентивно задержаны дома или на работе. Их по нескольку часов не выпускали. Зоре Меметову, фотографировавшую происходившее в Симферополе, задержали и вывезли за пределы города.

***

В Узбекистане были попытки провести 18 октября 1987 демонстрации крымских татар в Ташкенте, Фергане, Маргелане, Янгиюле и других городах, но в большинстве случаев властям удалось воспрепятствовать демонстрациям. Активистов крымских татар подвергали превентивному задержанию, дороги блокировались, площади закрывались. В Янгиюле (Ташкентская обл.) один из двух памятников В.Ленину (крымские татары традиционно собираются около таких памятников) был заколочен досками, на другой надели мешок. Проводились тренировки милиции и дружинников по разгону скоплений народа (например, 8 октября 1987 в Янгиюле).

С 13 октября 1987 шестеро крымских татар из Янгиюля проводили голодовку протеста против запрета на демонстрации 18 октября 1987.

В пос.Пахта близ Янгиюля на митинг собралось около 1000 чел. Памятник В.Ленину и здесь был обшит досками. Тогда татары провели 1,5-км шествие под транспарантами: ”Да здравствует Ленин, КПСС, узбекский народ!”. На следующий день, 19 октября 1987 был задержан участник шествия в Пахте Ниязи.

В Узбекистане продолжаются репрессии против крымских татар. В Бекабаде 7 октября 1987 исчез Сервер Туварчи, рабочий металлургического комбината. Позднее выяснилось, что он был административно арестован на 15 сут. Примерно 800 рабочих завода, где работал С.Туварчи, заявили, что они не выйдут на работу, пока С.Туварчи не будет освобожден. Тогда представитель прокуратуры явился на завод и заявил, что, если крымские татары не выйдут на работу, то каждый день один человек “будет исчезать, как С.Туварчи”.

3 октября 1987 в Самарканде была задержана Сабрие Суетова, находившаяся в гостях у Энвера Абдуллаева, на том основании, что машина, на которой она приехала, якобы совершила наезд на пешехода. Группа крымских татар из 25 чел. сопровождала С.Сеутову в милицию. Вскоре выяснилось, что никакого наезда не было, и приехавший в отделение милиции первый зам. прокурора Самаркандской обл. Эркин Абжалов признал действия милиции неправомерными. Он отказался дать санкцию на обыск автомашины и обещал наказать виновных. В тот же день машина С.Сеутовой была вновь задержана (“по подозрению в убийстве”). После резких протестов со стороны С.Сеутовой ее отпустили.

8 октября 1987 С.Сеутову в сопровождении милиции доставили в прокуратуру УзССР, где с ней беседовал ст. помощник прокурора УзССР Д.Непомнящий. Беседа снималась видеокамерами. С.Сеутовой было сделано официальное предупреждение по ст.191-3 УК УзССР (аналог ст.190-3 УК РСФСР) в связи с возможными демонстрациями 18 октября 1987. С.Сеутова отказалась подписать предостережение.

26 октября 1987 Решат Билялов, Мунире Халилова и Мустафа Куртвелиев объявили 5-дневную голодовку, протестуя против продолжения дискриминации крымских татар. К голодовке присоединилось еще несколько человек.

6 октября 1987 Инициативная группа крымскотатарского национального движения решила выпускать на крымскотатарском и русском языках “Курьер национального движения крымских татар”. Редколлегия еще не выбрана. Предполагается обратиться за официальным разрешением на издание.

***

Контакты крымских татар с официальными представителями были не очень успешными. С 24 сентября 1987 в Москве находилась делегация из 16 крымских татар, добивавшаяся встречи с М.Горбачевым. В приемной ЦК КПСС представителям крымских татар было заявлено, что ЦК КПСС их вопросом не занимается. Делегацию принял лишь один из Членов государственной комиссии, и то лишь затем, чтобы просить их разъехаться. 26 сентября 1987 зав. приемной ПВС СССР Колесников принял Рефата Куртиева и сообщил ему слова М.Горбачева о том, что крымскотатарский вопрос будет решен “на основе ленинских принципов”. Р.Куртиев – житель Новороссийска, председатель краевой инициативной группы крымских татар. Газеты “Советская Кубань” и “Правда Востока” сообщают о том, что он – коммунист, полковник запаса, который “тоже за автономию, разделяет абсолютно все требования крымских татар”, но не является “экстремистом”, и поэтому, “местные лидеры создали вокруг него атмосферу недоверия, обвиняя его в ложной информации”.

28 и 30 сентября 1987 делегатов крымских татар принял зав.приемной ЦК КПСС Молокоедов. Он вновь предложил им разъехаться по домам.

26 октября 1987 в Ташкенте Мустафа Джемилев, Решат Джемилев, Фуат Аблямитов, Искандер Фазылов и др. были вызваны в прокуратуру УзССР к прокурору УзССР А.Буторлину. На беседе присутствовали министр внутренних дел УзССР Рахимов и ряд других лиц. Беседа длилась 4 часа. Вызванным, как “лицам, имеющим влияние на свой народ”, было предложено обратиться к народу с призывом отменить митинг и демонстрации в предпраздничные дни (“чтобы не было жертв с обеих сторон”). Крымские татары отказались это сделать. Тогда их просили дать хотя бы устное обещание не проводить демонстраций, заметив:”ЦК ждет”. Такое обещание им не было дано.

Официально было сообщено, что 15 октября 1987 в Кремле состоялось заседание государственной комиссии [1987, 14-4] под председательством А.Громыко. В сообщении много говорится о необходимости “более полного удовлетворения культурных запросов крымских татар” и т.п. Говорится о “необходимости взвешенного подхода к поставленным вопросам”, но ни словом не упоминается о возвращении крымских татар в Крым и о восстановлении их национальной автономии.

Преследование крымских татар (1979, 12-4)

N 12 – 30 июня 1979

В Крыму продолжаются репрессии против крымских татар.

Сейдамет Меметов из г.Саки [1979, 11-8] 15 марта 1979 осужден в г.Евпатории на 1 г. лагерей строгого режима и 4 г. ссылки по ст.214 ч.1, 185 и 196 УК УССР (аналоги ст.209, 187 и 198 УК РСФСР: “тунеядство”, “невыполнение приговора о высылке” и “нарушение паспортных правил”). Перед судом Меметов в течение месяца держал голодовку. О суде родителям Меметова было сообщено лишь накануне, причем о месте суда была дана ложная информация.

Гулизар Юнусова [1979, 11-9] 19 марта 1979 осуждена на 2 г. лишения свободы в нарсуде г.Саки. Обвинение – ст.186-1 УК УССР (аналог ст.191-1 УК РСФСР, “сопротивление милиции”). Юнусова была взята под стражу в зале суда.

В Симферополе в начале марта к 1,5 г. лишения свободы за “нарушение паспортных правил” был приговорен Эбазер Юнусов. Он был арестован 22 января 1979 в купленном им доме в с.Мазанка Симферопольского р-на, куда его семья вернулась после двух выселений с вывозом из Крыма под конвоем милиции. Когда жена и сын приехали в Симферополь узнать о судьбе Юнусова, их 15 февраля задержали и в третий раз вывезли из Крыма, ничего не сообщив о судьбе мужа и отца.

***

4 мая 1979 в Белогорске шофер Эльдар Шабанов (р.1940) был приговорен к 3 г. лагерей за “злостное хулиганство” (ст.206 УК УССР и РСФСР). Он был арестован 14 марта 1979 в г.Белогорске. Это его вторая судимость. В 1969 он вместе с женой Зерой был приговорен к 2 г. высылки из Крыма за “нарушение паспортных правил”.

В день его ареста у Шабанова был произведен обыск, во время которого были изъяты адреса его знакомых и родственников. В тот же день в Белогорске подверглись обыску Зеки Муджабаев и Мухсим Османов. 15 марта 1979 обыск произошел у Эбазера Сеитвапова (Симферополь) и Гулизар Абдуллаевой (сестра М.Джемилева; хозяйка была в это время в Москве с делегацией крымских татар). 16 марта произошел обыск у Мамеда Чобанова (с.Журавка Кировского р-на).

У Османова на обыске взяли отрывки из Корана и книги советских изданий на крымско-татарском языке, у Абдуллаевой заявления и “Информации” крымских татар, у Сеитвапова – фотографии М.Мамута, покончившего жизнь самосожжением
[1978, 3-18], у Чобанова – Коран и магнитофонную ленту с рассказом жены Мамута о самоубийстве мужа. Во время этой серии обысков систематически изымались материальные ценности: 3000 р. у Чобанова, 600 р. у Абдуллаевой, 150 р. у Усние Аметовой, находившейся на обыске у Муджабаева, у самого Муджабаева – 50 р., а также ручные часы и японский зонтик жены.

***

В Узбекистане тем временем против Наримана Джемилева (р.1957), сына Решата Джемилева [1979, 7-4], возбуждено уголовное дело об отказе от дачи показаний на процессе М.Джемилева в марте 1979 [1979, 5-1].

“Юридическая” основа выселения крымских татар (1979, 9-13)

N 9 – 15 мая 1979

Приводим выписку из Постановления Совета Министров СССР N 700 от 15 августа 1978 “О дополнительных мерах по укреплению паспортного режима в Крымской области”.

Совет Министров постановил, что в качестве временной меры, начиная с 15 октября 1978:

— лица, пребывающие в Крымскую область в неорганизованном порядке и проживающие без паспортов, по недействительным паспортам, без прописки и регистрации, несмотря на наложенное на них административное взыскание за нарушение паспортных правил, по решению исполнительных комитетов городских, районных, районных в городах Советов народных депутатов удаляются из области органами внутренних дел.

— граждане, являющиеся владельцами домов, нанимателями или поднанимателями жилых помещений, либо проживающие в общежитиях, допускающие проживание других лиц у себя без паспортов, по недействительным паспортам, без прописки или регистрации, если они за это время дважды в течении года подвергались админитстративному взысканию, выселяются за пределы Крымской области на срок до двух лет по решению исполнительных комитетов городских, районных, районных в городах Советов народных депутатов”.

Этот документ стал юридической основой усилившихся с конца 1978 выселений крымских татар, явочным порядком прибывающих в Крым [см., например, 1979, 7-5].

Репрессии против крымских татар (1979, 7-5)

N 7 – 15 апреля 1979

3 февраля 1979 в дер. Некрасово Симферопольского р-на Крымской обл. были арестованы 4 крыских татарина: Лютфи Бекиров, Сефрае Хирхара, Якуб Байтуллаев и Иззет Уста. Всем им около 50 лет, все они прописаны в Крыму.

В день их ареста милиция предприняла выселение из Крыма брата Иззета Усты и его семьи из 5 чел., которые приехали в Крым в октябре 1978 и с тех пор безуспешно добивались прописки. Бекиров и его товарищи, прибывшие на место события, были обвинены в сопротивлении милиции (ст.УК, аналогичная ст.191-1 ч.П УК РСФСР).

Суд, состоявшийся 27 марта 1979, приговорил Бекирова к 4 г. лагерей, а остальных – к 3 г.

На следующий после суда день, 28 марта, еще две семьи, общей численностью 12 чел., были выселены из Крыма. Дома их были или полностью разрушены или приведены в негодное состояние.

Репрессии против крымских татар (1979, 3-2)

N 3 – 15 февраля 1979

Около 60 крымских татар было задержано 31 января 1979 в Москве около здания ЦК КПСС и в двух автобусах вывезено за пределы Москвы. Вечером того же дня они были освобождены.

Крымские татары прибыли в Москву, чтобы получить ответ на поданную несколькими днями ранее петицию, требующую отмены ограничений на въезд крымских татар на родину. В ней утверждалось, что 15 августа 1976 было принято неопубликованное постановление Президиума Верховного Совета СССР о высылке из Крыма “нелегально” въехавших туда татар.

На другой день, 1 февраля, крымским татарам было разрешено небольшими группами встретиться с представителями ЦК КПСС. Официальные представители отрицали существование неопубликованного постановления.

***

Между тем, стало известно, что в Крыму местные власти усилили кампанию по розыску и выселению живущих без прописки татар. По некоторым оценкам таких лиц насчитывается около 3 000.