К суду над Леонардом Терновским (1981, 2-4)

N 2 – 30 января 1981

Приговором суда Л.Терновский [1981, 1-3] признан виновным в написании статьи о принципах деятельности Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях (N9 ее “Информационного бюллетеня”), письма с протестом против направления С.Ермолаева на психэкспертизу (N17), статей и писем о судьбе М.Кукобаки (N14,15,18). Кроме того, ему были вменены в вину заявления против арестов Т.Великановой и В.Бахмина.

Председательствовала на суде судья Байкова, обвинение поддерживал прокурор Жеребко, защищала Л.Терновского адвокат Е.Резникова, просившая его оправдания. Л.Терновский виновным себя не признал.

По делу было допрошено три свидетеля. Два из них – сослуживцы Терновского Недоступ и Софиева, давшие ему высокую оценку, третий – В.Сокирко, допрошенный по эпизоду, позднее исключенному из обвинения (распространение сборника “В защиту экономических свобод”).

Положение Михаила Кукобаки (1980, 7-10)

N 7 – 15 апреля 1980

Михаил Кукобака [1979, 12-1 ; 1979, 20-8] подвергается в лагере сильному давлению со стороны администрации. За невыполнение нормы по вязке сетей его систематически сажали в ШИЗО. 6 февраля 1980 его перевели на пониженную норму питания.

Оперчасть лагеря изъяла у М.Кукобаки все адреса, включая официальные адреса прокуратуры, УВД и т.п., а также адреса магазинов “Книга-почтой”. Изъяты копии его собственных жалоб и заявлений, опись личных вещей, книги на английском языке. Ему запрещено закупать книги через магазины “Книга-почтой” (что разрешено Исправительно-трудовым кодексом). М.Кукобаке не позволяют брать из библиотеки немецко-русский словарь и другие книги. Ему отказали в праве посещать курсы токарей, открытых для других заключенных.

Недавно М.Кукобака был помещен на 6 мес. в ПКТ (лагерную тюрьму) за то, что во время киносеанса отвернулся от экрана и заткнул уши ватой. Посещение кино в этом лагере – принудительное.

Политзаключенные в уголовных лагерях (1979, 20-8)

N 20 – 31 октября 1979

Евгений Бузинников в лагере в Тавдинском р-не Свердловской обл., ст.Азанка, учр. И-299/2-1-4 окончил в лагерном ПТУ курсы электриков. Однако, начальник колонии п/п Мальцев отказывается назначить его на работу по специальности, поскольку Бузинников – “плохой человек”.

Бузинников продолжает работать разнорабочим. Письма к нему практически не доходят, из-за рубежа не доходят совсем. Начальник отряда лейт. Шуляев заявил Бузинникову, что переписка с заграницей запрещена (на сомом деле в законе нет таких ограничений).

*

Михаил Кукобака в лагере в г.Новополоцке Витебской обл. (учр. УЖ-15/10-“Д”) работал сначала в тарном цехе, а потом был переведен в цех полировки, где вынужден постоянно дышать вредными испарениями. У него хронический двусторонний отит.

Начальник лагеря полк.Новик и зам.нач. по режиму майор Косяк резко ограничивают переписку Кукобаки. 28 октября 1979 член Московской Хельсинкской группы В.Некипелов обратился в прокуратуру Владимирской и Московской областей с требованием возбуждения уголовных дел по ст.171 УК РСФСР (“превышение власти или служебных полномочий”) против сотрудника Владимирского УКГБ Евсеева и сотрудника института им.Сербского Фокина, ответственных за госпитализацию Кукобаки в 1969-1976 в СПБ (поскольку данные последней экспертизы говорят об отсутствии у него каких-либо психических отклонений).

*

Мирослав Симмич [1979, 16-23] переведен в новый лагерь: Пермская область, г.Кизел, п/о Гашковка, пос.В.Косьва, п/я 201/20. Он работает уборщиком в бараке на 200-250 чел. Администрация натравливает на него уголовников.

М.Симмич страдает язвой желудка, гипертонией, радикулитом.

Освобождение политзаключенных продолжается (1987, 5/6-1)

« NN 5/6– 31 марта 1987 »

Политзаключенных продолжают постепенно освобождать из лагерей.

Стало известно много новых имен освободившихся. Одни, действительно, освободились только в самое недавнее время, о других сведения поступили с запозданием. Так, например, Арво Пести [1987, 4-1], который, как считалось, был освобожден в феврале 1987 вместе с другими, на самом деле освободился еще 28 ноября 1986. Он написал заявление о раскаянии.

9 марта 1987 был освобожден Генрих Алтунян {суд, см. 1981, 7-2}. До этого он в течение двух дней держал голодовку, но снял ее по состоянию здоровья. Освобождены также (кроме названных в более ранних сообщениях)

Читать далее