К суду над Леонардом Терновским (1981, 2-4)

N 2 – 30 января 1981

Приговором суда Л.Терновский [1981, 1-3] признан виновным в написании статьи о принципах деятельности Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях (N9 ее “Информационного бюллетеня”), письма с протестом против направления С.Ермолаева на психэкспертизу (N17), статей и писем о судьбе М.Кукобаки (N14,15,18). Кроме того, ему были вменены в вину заявления против арестов Т.Великановой и В.Бахмина.

Председательствовала на суде судья Байкова, обвинение поддерживал прокурор Жеребко, защищала Л.Терновского адвокат Е.Резникова, просившая его оправдания. Л.Терновский виновным себя не признал.

По делу было допрошено три свидетеля. Два из них – сослуживцы Терновского Недоступ и Софиева, давшие ему высокую оценку, третий – В.Сокирко, допрошенный по эпизоду, позднее исключенному из обвинения (распространение сборника “В защиту экономических свобод”).

Положение Михаила Кукобаки (1980, 7-10)

N 7 – 15 апреля 1980

Михаил Кукобака [1979, 12-1 ; 1979, 20-8] подвергается в лагере сильному давлению со стороны администрации. За невыполнение нормы по вязке сетей его систематически сажали в ШИЗО. 6 февраля 1980 его перевели на пониженную норму питания.

Оперчасть лагеря изъяла у М.Кукобаки все адреса, включая официальные адреса прокуратуры, УВД и т.п., а также адреса магазинов “Книга-почтой”. Изъяты копии его собственных жалоб и заявлений, опись личных вещей, книги на английском языке. Ему запрещено закупать книги через магазины “Книга-почтой” (что разрешено Исправительно-трудовым кодексом). М.Кукобаке не позволяют брать из библиотеки немецко-русский словарь и другие книги. Ему отказали в праве посещать курсы токарей, открытых для других заключенных.

Недавно М.Кукобака был помещен на 6 мес. в ПКТ (лагерную тюрьму) за то, что во время киносеанса отвернулся от экрана и заткнул уши ватой. Посещение кино в этом лагере – принудительное.

Политзаключенные в уголовных лагерях (1979, 20-8)

N 20 – 31 октября 1979

Евгений Бузинников в лагере в Тавдинском р-не Свердловской обл., ст.Азанка, учр. И-299/2-1-4 окончил в лагерном ПТУ курсы электриков. Однако, начальник колонии п/п Мальцев отказывается назначить его на работу по специальности, поскольку Бузинников – “плохой человек”.

Бузинников продолжает работать разнорабочим. Письма к нему практически не доходят, из-за рубежа не доходят совсем. Начальник отряда лейт. Шуляев заявил Бузинникову, что переписка с заграницей запрещена (на сомом деле в законе нет таких ограничений).

*

Михаил Кукобака в лагере в г.Новополоцке Витебской обл. (учр. УЖ-15/10-“Д”) работал сначала в тарном цехе, а потом был переведен в цех полировки, где вынужден постоянно дышать вредными испарениями. У него хронический двусторонний отит.

Начальник лагеря полк.Новик и зам.нач. по режиму майор Косяк резко ограничивают переписку Кукобаки. 28 октября 1979 член Московской Хельсинкской группы В.Некипелов обратился в прокуратуру Владимирской и Московской областей с требованием возбуждения уголовных дел по ст.171 УК РСФСР (“превышение власти или служебных полномочий”) против сотрудника Владимирского УКГБ Евсеева и сотрудника института им.Сербского Фокина, ответственных за госпитализацию Кукобаки в 1969-1976 в СПБ (поскольку данные последней экспертизы говорят об отсутствии у него каких-либо психических отклонений).

*

Мирослав Симмич [1979, 16-23] переведен в новый лагерь: Пермская область, г.Кизел, п/о Гашковка, пос.В.Косьва, п/я 201/20. Он работает уборщиком в бараке на 200-250 чел. Администрация натравливает на него уголовников.

М.Симмич страдает язвой желудка, гипертонией, радикулитом.

Освобождение политзаключенных продолжается (1987, 5/6-1)

« NN 5/6– 31 марта 1987 »

Политзаключенных продолжают постепенно освобождать из лагерей.

Стало известно много новых имен освободившихся. Одни, действительно, освободились только в самое недавнее время, о других сведения поступили с запозданием. Так, например, Арво Пести [1987, 4-1], который, как считалось, был освобожден в феврале 1987 вместе с другими, на самом деле освободился еще 28 ноября 1986. Он написал заявление о раскаянии.

9 марта 1987 был освобожден Генрих Алтунян {суд, см. 1981, 7-2}. До этого он в течение двух дней держал голодовку, но снял ее по состоянию здоровья. Освобождены также (кроме названных в более ранних сообщениях) —

  1. Фридрих Акаденко
  2. Евгений Андрюшин {суд, см. 1983, 6-16}
  3. Павел Ахтеров {суд, см. 1982, 1-7}
  4. Зайгис Балодис {см. 1986, 1/2-9 и 1986, 5/6-28}
  5. Михаил Бомбин {суд, см. 1986, 19-5}
  6. Иосиф Беренштейн  {суд, см. 1984, 24-4}
    (освобожден 26 марта 1987)
  7. Галина Барац-Кохан
    (освобождена 16 марта 1987)
  8. Давид и Леван Бердзенишвили {см. 1985, 2-7}
  9. Петр Бутов {суд, см. 1982, 20/21-6}
  10. Леонид Вольвовский {суд, см. 1985, 12-2}
    (освобожден 22 марта 1987)
  11. Тариэл Гвиниашвили {см. 1984, 12-4}
    (освобожден 18 марта 1987)
  12. Владимир Делидивка {суд, см. 1984, 16-5}
  13. Вячеслав Демин {см. 1985, 15/16-9}
  14. Вахтанг Дзабирадзе
    [1986, 4-1, там неточность в фамилии. См. 1987, 10-1]
  15. Алексей Зоркальцев
    (впрочем, возможно, просто по концу срока)
  16. Иван Ковалев {суд, см. 1982, 7-1}
    (освобожден 16 марта 1987)
  17. Яков Левин {1984, 22-4} и Марк Непомнящий {1985, 3/4-4}
    (оба освобождены 18 марта 1987)
  18. Виктор Некипелов {суд, см. 1980, 11-6}
    (освобожден 20 марта 1987)
  19. Владимир Лифшиц {суд, см. 1986, 5/6-4}
  20. Дмитрий Мазур {см. 1987, 10-1}
  21. Мирослав Маринович {суд, см. ХТС 49.4}
  22. Юрий Мельник
  23. Татьяна Осипова {суд, см. 1981, 7-1}
    (освобождена 16 марта 1987)
  24. Алексей Разлацкий {см. 1984, 19/20-17}
  25. Михаил Ривкин {суд, см. 1983, 21-1}
    (освобожден 16 марта 1987)
  26. Рыжов
  27. Николай Семенцов
  28. Валерий Сендеров {суд, см. 1983, 5-2}
    (освобожден 18 марта 1987)
  29. Алексей Смирнов {суд, см. 1983, 11-3}
    (освобожден 16 марта 1987)
  30. Эммануил Тваладзе {см. 1986, 12-6}
    (освобожден 18 марта 1987)
  31. Ираклий Церетели  {см. 1983, 23/24-5}
    (освобожден 18 марта 1987)
  32. Анатолий Чурганов {см. 1985, 20-12}
  33. Глеб Якунин  {суд, см. 1980, 16-1}

Из СПБ и ПБ освобождены, соответственно, Альгирдас Статкявичюс {см. 1980, 16-10} и Анатолий Лупинос {см. 1984, 5-34}. Освобожден из ПБ Павел Скочок (видимо еще раньше).

Поступило сообщение об освобождении Анатолия Матвеева. Это первое сообщение (если оно не будет опровергнуто) об освобождении политзаключенного, осужденного по ст.64 УК РСФСР за “бегство за границу”.

Освобождены еще трое политзаключенных, о которых ранее не было известно. Это Солончук из Ленинграда, Гольданский и Миронов (о последних ничего неизвестно, кроме фамилии).

27 марта 1987 со значительным опозданием освобожден, наконец, находившийся в ссылке Андрей Шилков {суд, см. 1983, 3-9}. В конце января 1987 к нему приезжал прокурор и убедил его подписать какое-то заявление. Через несколько дней после этого А.Шилков перерезал себе горло бритвой и около месяца провел в больнице. Сейчас он поправляется.

***

Поступили дополнительные сведения об освобожденных заключенных, о которых ранее известно не было.

Беляков [1987,  3-1] – это на самом деле Владимир Иванович Беликов из Киева. Он был арестован 19 января 1984 и по ст.62 УК УССР (аналог ст.70 УК РСФСР) осужден на 7 лет лагерей и 5 лет ссылки.

Плосконис [1987, 4-1] или Плосконос Василий Петрович (р. 1935) – агроном из г.Черкассы (УССР), по той же статье УК был осужден на 6 лет лагерей и 3 г. ссылки.

Гриднева [1987, 3-1] зовут Сергей. Он из Томска, родился в 1963, арестован летом 1985. Его обвинили по ст.70 УК РСФСР в распространении магнитозаписей иностранных радиопередач. Он был приговорен к 2 г. лагерей.

Известны инициалы Дубинского [1987, 3-1] – Ю.П., он из Ленинграда.

Фамилия Георгия Кашиева [1987, 3-1], видимо, более правильно звучит как Кащеев.

***

Особо следует отметить, что досрочно освобождены – впервые, если не считать единичного случая Вениамина Маркевича [1987,  4-1], – несколько заключенных баптистов. Это Эвальд Фриман, Ульяна Германюк, Павел Зинченко, Андрей и Егор Вольф, Иван Штеффен. Серафима Юдинцева [1985, 7/8-8] была в свое время приговорена к 2 г. лагерей с отсрочкой исполнения приговора до 1 марта 1987. Приговор, однако, в исполнение приведен не был. Из Благовещенской СПБ освобожден Владимир Хайло {см. 1980, 20-12}.

В феврале 1987 были освобождены из предварительного заключения Альгирдас Патацкас [1987, 4-2] и Гедиминас Якубченис [1987, 3-2]. Дела против них прекращены. 5 марта 1987 прекращено дело ранее освобожденного из предварительного заключения Павла Негретова [1986, 24-9].

25 марта 1987 досрочно освобожден из лагеря сын Анатолия Корягина Иван, без которого семья не могла эмигрировать [1987, 4-1]. А.Корягин подал документы на выезд в Швейцарию и ожидает ответа через месяц.

***

Михаил Кукобака [1987, 3-1, No 15] не освобожден, он находится в СИЗО г.Витебска (учр.УЖ- 15/ИЗ-2, ул.Гагарина,2). 11 марта 1987 у него было свидание с родственницей М.Петренко. От М.Кукобаки требуют написания заявления с просьбой о помиловании. М.Кукобака отказывается это сделать и в свою очередь требует немедленного разрешения на эмиграцию.

Ряд других заключенных также вывезены в СИЗО, чаще всего по месту ареста, где с ними ведутся переговоры.

12 марта 1987 в Москву в СИЗО КГБ “Лефортово” вновь доставлен В.Русак. Г.Куценко возвращен в лагерь ВС-389/37. Валентин Новосельцев, о котором сообщалось, как о находящемся в “Лефортово” [1987, 4-1], почему-то находится в Ленинградском СИЗО КГБ (?), вместе с Борисом Митяшиным.

Еще 21 января 1987 из лагеря в Киев был вывезен Клим Семенюк, однако, он пока, по-видимому, не освобожден. В Вильнюс в СИЗО КГБ привезли Сигитаса Тамкявичюса и Альфонсаса Сваринскаса, в Тбилиси – Гурама Гогбаидзе и Захария Лашарашвили, в Махачкалу – Вазифа Меиланова.

Особо следует отметить, что в Москву в “Лефортово” доставлен Леонид Бородин. Если этот перевод тоже связан с процессом освобождения, то это будет первый случай, когда он коснулся заключенного лагеря особого режима.

Тенгиз Гудава, находящийся в СИЗО КГБ в Тбилиси, 23 марта 1987 объявил голодовку, требуя освобождения. 28 марта 1987 к нему присоединился находящийся в лагере Эдуард Гудава и их мать Раиса Уварова. Р.Уварову недавно просили “обновить” выездные документы на всю семью.

***

Многие заключенные по-прежнему отказываются писать заявления с просьбой об освобождении.

Так, Юлиан Эдельштейн отказался писать такое заявление, поскольку его в свое время не освободили по медицинским основаниям (он получил крайне тяжелую травму в лагере). Иосиф Зисельс написал заявление не с просьбой об освобождении, а о намерении эмигрировать. Прокурор отказался это заявление принять. Просьбу о помиловании И.Зисельса, однако, написали его жена и мать.

Впрочем, сейчас уже ясно, что прямой зависимости между освобождением и написанием заявления или отказом от него нет. Так, освобожден не написавший заявления с просьбой об освобождении (точнее – написавший ряд вызывающих по тону заявлений) Валерий Сендеров {выше No 28}. Написавший же просьбу о помиловании Леонид Шраер до сих пор находится в заключении. Есть много других таких же примеров.

Дочерям Валентины Пайлодзе в начале февраля 1987 сказали, что их мать, по-видимому, будет вскоре освобождена. Однако, уже в конце февраля им заявили, что это невозможно {1987, 24-3}.

Сообщение об освобождении Рафаэля Папаяна [1987, 4-1, No 6] оказалось ошибочным. Он находится в ссылке в г.Ростове-на-Дону.

Лидия Доронина, находившаяся в СИЗО КГБ в Риге, была возвращена в лагерь. Ей сократили срок лагеря на 1 год и 6 января 1987 отправили из лагеря в ссылку в Алтайский край (пока в Барнаул, откуда, видимо, переведут дальше).

Александр Рига переведен из Благовещенской СПБ в республиканскую ПБ в г.Рига.

Низаметдин Ахметов 12 февраля 1987 переведен в 10-е отделение Челябинской областной клинической психоневрологической больницы №1 (454028, Челябинск, ул.Кузнецова, 2а). О нем см. в настоящем номере [1987, 5/6-9].

***

Правовое положение освобожденных не вполне ясно.

В большинстве случаев они получают прописку, в частности, в Москве (кроме тех, кто по каким-либо личным причинам не имеет сейчас жилплощади, например В.Сквирский и А.Огородников).

В Ленинграде, как уже говорилось [1987, 4-1], прописку дают лишь временную (М.Меилах) или вообще в ней отказывают, как Р.Зеличонку и В.Погорилому. Последний намеревался, если ему окончательно откажут в прописке, начать 2 марта 1987 голодовку. Неизвестно, пришлось ли ему прибегнуть к этой мере.

У В.Плосконоса по прибытии в родной город Черкассы отобрали выданный ему в лагере паспорт и заявили ему, что он освобожден условно с испытательным сроком 5 лет.

***

Я. Рожкалнс посетил зам. прокурора ЛатвССР Интса Батаракса, который был обвинителем на его процессе, и спросил его о своем правовом положении и о возможности реабилитации.

И.Батаракс резко заявил Я.Рожкалнсу, что об этом “нечего и мечтать, ибо в его правовом положении нет никаких перемен”. Его по-прежнему рассматривают как преступника, а освобожден он потому, что “его нахождение в заключении сейчас нам невыгодно”. И.Батаракс сказал, что он и сейчас готов поддержать обвинение, выдвинутое в свое время против Я.Рожкалнса. “Если вы опять возьметесь за старое – вновь окажетесь за решеткой” , – сказал И.Батаракс.

Кад идет освобождение политзаключенных (1987, 7-1)…