К суду над Александром Лавутом (1981, 2-3)

N 2 – 30 января 1981

А.Лавуту [1980, 23/24-1] инкриминировалось участие в написании или подписание 19 писем и обращений.

В их числе 6 документов Инициативной группы по защите прав человека в СССР, включая письма У Тану, К.Вальдхайму, 5-му Всемирному конгрессу психиатров в Мехико и др. Среди прочих документов: “Московское обращение”, “30 октября – День политзаключенного в СССР”, Обращение к Белградской конференции, Заявление к 40-летию пакта Риббентроп-Молотов и др.

Кроме того, А.Лавуту инкриминировалось распространение книг: “Архипелаг ГУЛал”, “Ленин в Цюрихе”, “История болезни Леонида Плюща”, а также письма “Об отмене смертной казни”. А.Лавута обвиняли также в устном распространении “клеветнических измышлений”.

В числе свидетелей был канд.хим.наук Айедин Шеми-Заде, крымский татарин, проживающий в Москве. Обвинение вызвало его с целью показать, что утверждения А.Лавута о преследовании крымских татар – клеветническое. Однако, в ответ на вопросы А.Лавута свидетель подтвердил, что репрессии против татар продолжаются. Тогда судья прервал его.

Сообщение [1980, 23/24-1] о том, что позиции адвоката и А.Лавута разошлись, другими источниками не подтверждается.

Суд над Александром Лавутом (1980, 23/24-1)

NN 23/24 – 31 декабря 1980

24-26 декабря 1980 в Мосгорсуде состоялось слушание дела Александра Лавута [1980, 8-2], обвиняемого по ст.190-1 УК РСФСР. Председательствовал Владимир Богданов, обвинение поддерживала прокурор Татьяна Праздникова, защищала А.Лавута адвокат Елена Резникова.

А.Лавуту вменялось в вину “изготовление и распространение” различных писем и заявлений в период 1968-1980 и передача этих документов на Запад, где они были использованы зарубежными “антисоветскими подрывными” радиостанциями и изданиями. Распространение А.Лавутом таких материалов было подтверждено, в частности, свидетелями Василием Антиди и Владимиром Ковальским. С показаниями выступили также Юрий Фридман, Илья Мостинский, Исаак Ефрайкин и др.

А.Лавут виновным себя не признал. Он подтвердил факты своего участия в составлении ряда инкриминируемых ему документов, но категорически отрицал, что эта деятельность его была незаконной или противоречащей интересам государства. Позиции адвоката и подзащитного разошлись. Е.Резникова в своей речи заявила, что обвинение доказано и правильно квалифицировано, однако просила о снисхождении к подсудимому, т.к. он – хороший семьянин и хорошо зарекомендовал себя на работе.

Суд приговорил А.Лавута к 3 г. лагерей общего режима.

Арест Александра Лавута (1980, 8-2)

N 8 – 30 апреля 1980

29 апреля 1980 в Москве был арестован Александр Павлович Лавут. Ему предъявлено обвинение по ст. 190-1 УК РСФСР.

Перед арестом в квартире А.Лавута прошел обыск. Изъят многочисленный самиздат, опубликованная на Западе литература, магнитофон, фотографии. Многочисленные друзья, пришедшие на обыск, в квартиру допущены не были и ожидали на лестнице. Сразу после обыска А.Лавута увели, позволив попрощаться с друзьями.

В тот же день состоялись обыски у медика Натальи Кравченко (р. 1948) и историка Владимира Тольца (р. 1944). Все обыски проводила Московская городская прокуратура.

А.Лавут (р. 4 июля 1929) – математик, один из старейших и активнейших участников правозащитного движения, член Инициативной группы по защите прав человека в СССР. Жена А.Лавута Серафима Мостинская (р. 8 сентября 1932) живет в Москве по адресу: 2-й Троицкий пер., 6, кв. 16. У А.Лавута взрослая дочь Татьяна и внуки.

Арест В. Бахмина (1980, 3-1)

N 3 – 15 февраля 1980

12 февраля 1980 в Москве был арестован инженер-программист Вячеслав Иванович Бахмин (р. 1947), член рабочей Комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях.

Арест был произведен на квартире Ирины Гривниной [1980, 1-9]. К ней явился милиционер Новиков и сотрудник угрозыска Тарасов из 58 о/м г. Москвы. Они заявили, что к ней на квартиру проник неизвестный человек, повидимому, вор. Увидев Бахмина, они увели его с собою в 3 о/м – обычный промежуточный этап перед отправкой в Бутырскую тюрьму. Никаких документов при этом предъявлено не было. Позднее жене Бахмина Татьяне Хромовой в Мосгорпрокуратуре сказали, что ее муж арестован.

В день ареста на квартире Бахмина (107497, Москва, ул. Байкальская, 46, корп.2, кв. 52) был произведен обыск. Дома была только жена Бахмина с малолетним сыном. Обыск производил следователь Мосгорпрокуратуры Георгий Владимирович Понаморев (он ведет дело Бахмина). Изъято 4 Бюллетеня Рабочей Комиссии, сборники “В защиту экономических свобод”, бланки Рабочей Комиссии, литература по психиатрии. Обыск проводился по делу N 49603/0580. Предполагают,что это дело Рабочей Комиссии (или ее Бюллетеня).

В тот же день по выходе из дома на работу был схвачен другой член Комиссии Феликс Серебров. Его обвинили в сопротивлении милиции и тут же осудили на 15 сут. Сначала его держали в 80 о/м, а затем перевели в спецприемник “Березки” под Москвой. Тем временем в его квартире (119361,Москва, ул. Озерная,27,кв. 109) был проведен обыск по тому же делу, что и у Бахмина. Обыск был очень тщательным. Жену Сереброва Веру Павловну и ее 80-летнюю мать подвергли личному обыску. Изъяли , однако, только литературу советских изданий (по психиатрии и др.), фотографии, личные письма – всего 52 наименования.

Обыску по делу N 49603/0580 подверглась и квартира третьего члена Рабочей Комиссии Леонарда Терновского (113452, Москва, Балаклавский пр., 4, корп.6, кв. 431) Обыск проводили 5 чел. во главе со следователем Сазоновым. Дома были сначала только жена Людмила и 19-летняя дочь Ольга, затем жене разрешили вызвать мужа с работы. Изъяты 4 номера Бюллетеня Рабочей Комиссии, Бюллетень Комитета в защиту Великановой, ряд открытых писем,стихи Ф. СеребровА, фотографии, личные письма.

Четвертый обыск в тот же день был проведен у члена Инициативной группы по защите прав человека Александра Лавута (Москва, 2-й Троицкий пер., 6, кв. 16) – по тому же делу, что и предыдущие. Обыск проводился в отсутствии Лавута. Изъято несколько выпусков Хроники текущих событий, 5 сборников документов Хельсинкской группы, самиздатская книга В. Мейланова (критический разбор советской прессы), письма, записные книжки, фотоаппарат, бумага. Изымали целыми папками, подробно не описывая. Обыск проводил следователь С.Р. Андреев.

Положение Лавута в последнее время угрожающее. В течении 2 мес. за ним идет открытая слежка. 31 января 1980 у него отключили телефон. 6 февраля 1980 его жену Серафиму Мостинскую вызвали в отдел кадров. Два сотрудника КГБ беседовали с ней, требуя повлиять на мужа, чтобы он прекратил “антисоветскую деятельность”.