Арест Ольги Антонив (1982, 18-1)

«N 18 – 30 сентября 1982»

В конце авг. 1982 в г.Львове арестована врач Олена (Елена) Тимофеевна Антонив (р.1937), жена политссыльного Зиновия Красивского.

Перед ее арестом, 18 авг. в газете “Вiльна Украiна” была опубликована статья “Антонив и Клеопатра” с резкими нападками на Е.Антонив. Статья обвиняла Е.Антонив в том, что та, будучи представителем Русского общественного фонда помощи политзаключенным и их семьям, присваивала деньги Фонда. В статье сопоставляются данные из отчетов Е.Антонив, изъятых при обыске у распорядителя Фонда С.Ходоровича в Москве, и показания ряда политзаключенных и членов их семей. Согласно этим показаниям (так, как они процитированы газетой, политзаключенные и их семьи либо вообще не получали помощи, либо получали в меньшем объеме, чем указывала Е.Антонив. Газета приводит показания Екатерины Мандрик, Михаила Осадчего, Екатерины Зарицкой, Марии Гель. Упоминаются в той же связи также имена Петра и Василия Сичко, Ирены Зисельс, Василия Стрильцива (сопоставляются отчеты Е.Антонив и цифры, проставленные на бланках почтовых переводов).

Адрес Е.Антонив до ареста: УССР, г.Львов, ул. Спокойная, 13. На ее попечении находится сын ее мужа Тарас (р.1966). Ее муж Зиновий Михайлович Красивский находится в ссылке в Тюменской области.

Дело Ивана Кандыбы (1981, 9-5)

N 9 – 15 мая 1981

Иван Кандыба, арестованный 24 марта 1981 [1981, 7-4] содержится во Львовской тюрьме (г. Львов, п/я 12, ул.Мира, 1). По его делу допрошена Мария Гель, жена политзаключенного И.Геля.

На обыске у М.Горыня [1981, 7-4], проведенного по делу И.Кандыбы, изъято обращение в защиту Украинской Хельсинкской группы. М.Горынь полагает, что оно было подложено обыскивавшими.

26 марта 1981 в г. Умань по делу И.Кандыбы [1981, 7-4] проведен обыск у Надежды Витальевны Суровцевой, неоднократно упоминаемой в “Архипелаге ГУЛаг”. Изъяты мемуары Н.Суровцевой. 28 марта в Киеве проведен обыск у племянницы Н.Суровцевой Лидии, а 1 апреля 1981 – у знакомой Н.Суровцевой, у которой та обычно останавливается, приезжая в Киев. На последнем обыске также изъяты мемуары Н.Суровцевой и документы, относящиеся к ее матери.

Арест Ивана Кандыбы (1981, 7-4)

N 7 – 15 апреля 1981

24 марта 1981 в с.Пустомыты Львовской обл. арестован член Украинской Хельсинкской группы Иван Алексеевич Кандыба (р.1930).

Ему предъявлено обвинение по ст.62 ч.2 УК УССР (аналог ст.70 ч.2 УК РСФСР). В день ареста И.Кандыбы прошли обыски в г.Львове у бывших политзаключенных инженера Михаила Горыня и канд. ист. наук Ярослава Дашкевича, а также у Олены Антонив, жены З.Красивского. По делу И.Кандыбы во Львове было проведено несколько допросов.

И.Кандыба – юрист, ранее, в 1961, был арестован вместе с Л.Лукьяненко и др. за попытку создания “Украинского рабоче-крестьянского союза” и приговорен к 15 г. заключения (ст.56 УК УССР, аналог ст.64 УК РСФСР). После освобождения жил в с.Пустомыты под административным надзором, работал кочегаром.

И.Кандыба – один из основателей Украинской Хельсинкской группы. Добивался эмиграции из СССР, но регулярно получал отказ. И.Кандыба не женат. Отец живет в г.Львове.

К суду во Львове (1981, 2-5)

N 2 – 30 января 1981

Дело С.Хмары, В.Шевченко и А.Шевченко [1981, 1-9] слушалось во Львовском облсуде с 15 по 24 декабря 1980. Председательствовал Крючков-Дворецкий (после окончания суда ему присвоено звание Героя Социалистического труда), обвинение поддерживал прокурор Дорош, защищали обвиняемых адвокаты Степаненко, Липкис и Брусенцов.

***

С.Хмара обвинялся в составлении, редактировании и передаче за рубеж “Украинского вестника”. Обвинение базировалось на показаниях шофера Будного и продавца Наконечного из г.Львова.

Приговор С.Хмаре (7 л. лагеря и 5 ссылки) находится в соответствии с предложением прокурора.

***

В.Шевченко обвинялся в распространении различного самиздата и в авторстве статьи “Чехословацкая политика глазами украинца”, а также в устной пропаганде. Против него свидетельствовали партработники из г.Невельска на о.Сахалин, где некогда работал В.Шевченко: Воронежский и Беспалов, а также сотрудники РАТАУ Гнатенко и Еременко, киевские инженеры Матвиенко и Трояк.

Прокурор предлагал для В.Шевченко 6 л. лагеря и 3 ссылки, но суд, учитывая личность подсудимого (партработник, офицер запаса КГБ), вынес более строгий приговор: 7 л. лагерей и 4 г. ссылки.

***

А.Шевченко обвинялся в устной пропаганде (свидетели Баланюк, Михалец и Трояк), в сборе материалов для “Украинского вестника” и передаче их С.Хмаре, в частности биографии и стихов политзаключенного А.Лупиноса (свидетели Могильный и супруги Соловей).

Прокурор предлагал для А.Шевченко такое же наказание, как и для В.Шевченко, но, учитывая признание А.Шевченко своей вины, суд вынес более мягкий приговор: 5 л. лагерей и 3 г. ссылки.

Процессы на Украине (1979, 24-1)

N 24 – 31 декабря 1979

В декабре 1979 состоялось несколько судов над украинскими правозащитниками.

4 декабря во Львовском областном суде слушалось дело отца и сына Сичко [1979, 13/14-1], обвинявшихся по ст.187-1 УК УССР (аналог ст.190-1 УК РСФСР). Председательствовал судья Крючков, обвинение поддерживал зам. прокурора области Руденко. Обоим Сичко инкриминировались их выступления на кладбище во время похорон композитора Ивасюка. Василию Сичко (сыну) инкриминировались также его стихи. В зал суда никого из друзей Сичко не пустили. Обвиняемые виновными себя не признали.

Петр Сичко осужден на 3 г. лагерей строгого режима, а Василий – на 3 г. усиленного. Они отказались подавать кассационную жалобу и запретили делать это своим родственникам.

***

17 декабря в г.Кагарлык Киевской обл. начался суд над членом Украинской хельсинкской группы Олесем Бердником [1979, 21-15 и ранее], обвинявшимся по ст.62 УК УССР (аналог ст.70 УК РСФСР).

21 декабря был вынесен приговор: 6 лет лагерей строгого режима и 3 г. ссылки. Подробности суда пока неизвестны.

***

Суд над другим членом Украинской Хельсинкской группы Юрием Литвином [1979, 15-3] проходил в Киеве 17-19 декабря. Ю.Литвин был приговорен “за сопротивление милиции” или “хулиганство” (точное обвинение неизвестно) к 3 г. лагерей строгого режима.

Ранее суд был назначен на 13 декабря, но потом отложен на неопределенное время. Поэтому о его начале заранее не было известно и на суде была только мать, вызванная в качестве свидетеля.

***

19-22 декабря в Киеве состоялся суд над Г.Бадзьо [1979, 9-1]. Он обвинялся по ст 62 УК УССР. Председательствовал судья Усатенко, адвокатом был Корытченко. Жена Г.Бадзьо не была допущена в зал заседания.

Г.Бадзьо был приговорен к 7 г. лагерей строгого режима и 5 г. ссылки.

Демонстрации против войны в Афганистане (1987, 24-1)

«N 24 – 31 декабря 1987»

На заявление Группы доверия в Исполком Моссовета о разрешении на проведение 26 декабря 1987 демонстрации протеста против войны в Афганистане зам. председателя Исполкома А.Костенко ответил отказом, мотивируя его тем, что улица, избранная демонстрантами, – большая транспортная артерия.

А.Костенко также указал на “активные шаги” советского правительства в направлении мира в Афганистане. 23 декабря 1987 Евгения Дебрянская, Дмитрий Пергамент, Александр Рубченко и Николай Храмов были приглашены в Исполком Моссовета, где с ними говорил зам. председателя Исполкома Лебедев. Он предупредил, что “не исключены хулиганские выходки со стороны москвичей, поддерживающих оказание военной помощи Афганистану”.

23 декабря 1987 на некоторых вагонах московского метро появились надписи “Свободу Афганистану!”

24 декабря 1987 в здании факультета журналистики МГУ во время просмотра дипломных фильмов выпускников ВГИК Е.Дебрянская, Д.Пергамент, А.Рубченко и Н.Храмов разбросали листовки с призывом прийти на демонстрацию.

25 декабря 1987 в связи с восьмой годовщиной советской интервенции в Афганистане члены Группы доверия Александр Шойхет и Евгений Матусов провели в Москве демонстрацию. У здания Министерства обороны они развернули плакат: “Советские войска вон из Афганистана!”. Через 3 мин. они были задержаны и 26 декабря 1987 приговорены к 15 сут. административного ареста каждый. По дороге на эту демонстрацию было задержано еще 5 человек: Ирина Кривова, Ася Лащивер, Яна и Юрий Краснорутские, Руслан Кривобок.

26 декабря 1987 члены Группы доверия вновь провели демонстрацию около станции метро “Арбатская”. До места демонстрации удалось добраться не всем. Юрий Денисов был блокирован у себя дома, по дороге на демонстрацию задержали Римму Аронову, Андрея Кривова и Дмитрия Эйснера (последний в тот день был дважды избит). На месте демонстрации собралось около 20 чел. Были развернуты плакаты: “Прекратить оккупацию Афганистана!” “Мир земле Афганистана!” “Революцию нельзя принести на штыках. В.Ленин”. Плакаты тотчас же сорвали милиционеры и агенты в штатском. Были задержаны Александр Вяльцев, Евгений и Елена Григорьевы, Степан Гура, Евгения Дебрянская, Дмитрий Пергамент, Александр Рубченко и Михаил Гусаков. До задержания Е.Дебрянской удалось разбросать около 150 листовок. При задержании были избиты Александр Вяльцев, Е.Григорьев, С.Гура и, особенно сильно, Е.Григорьева, которая в результате этого в милиции потеряла сознание и была доставлена в больницу. Там ее хотели госпитализировать, но после вмешательства сопровождавшего Е.Григорьеву человека в штатском от этого намерения отказались.

С.Гура был помещен в камеру при 123 о/м, где он объявил голодовку. Е.Григорьев был в тот же день оштрафован на 20 р. Остальные получили повестки в суд на 28 декабря 1987, однако А.Вяльцев, Е.Дебрянская, Д.Пергамент и М.Русаков по повестке не явились. Суд над С.Гурой состоялся 28 декабря 1987. Дело рассматривала судья Бубнова (райнарсуд Киевского р-на г.Москвы). С.Гура (украинский пацифист, приехавший из Львова) потребовал переводчика, в роли которого выступил конвоир. С.Гура был оштрафован на 50 р.

26 декабря 1987 в Москве провели также одиночные демонстрации Валерия Новодворская, Аля Лащивер и Дмитрий Стариков. Они были задержаны и доставлены в милицию.

***

В Ленинграде демонстрация состоялась 26 декабря 1987 в 15 час. 40 мин. у Казанского собора.

Здесь собралось около 150 чел., из них активных участников демонстрации – около 30 чел. Демонстранты встали в круг, в центре которого были люди, державшие плакаты: “Прекратить грязную войну в Афганистане!” “Вывести советские войска из Афганистана!” и др. Демонстрация продолжалась 10 мин., после чего плакаты были сорваны милицией и агентами в штатском, а 14 чел. было задержано. Столкновения на месте демонстрации между милицией и зрителями, которые выражали сочувствие демонстрантам, продолжались около получаса.

Задержанных доставили в 27 о/м Куйбышевского р-на г.Ленинграда. Там же состоялось выездное заседание нарсуда, наложившее на участников административные взыскания. Елена Князева и Владимир Сытинский были приговорены к 15 сут. административного ареста, Александр Скобов, Александр Фишман и Александр Богданов – к 10 сут. Ольга Суворова и Елена Рык были оштрафованы на 50 р. каждый, Екатерина Молостова – на 25 р. Остальным было вынесено предостережение (в их числе Вадим Соловьев).

Ряд организаторов демонстрации, в их числе Марк Шойхет и Кирилл Болдовский, были блокированы либо на работе, либо дома и не могли прибыть к Казанскому собору. Накануне демонстрации многих ее организаторов навещали представители прокуратуры и предупреждали об ответственности за участие в демонстрации.

***

Львовская Группа доверия решила провести демонстрацию против войны в Афганистане 26 декабря 1987 в 17 час.

Накануне, 25 декабря 1987 Николай Маргорин и Дмитрий Каминский пытались расклеивать листовки с объявлением о демонстрации. Им удалось расклеить лишь 3 листовки, после чего они были задержаны и доставлены в опорный пункт РОВД Ленинского р-на г.Львова. После обыска и изъятия листовок Д.Каминского отпустили, а Н.Маргорина (р. 1968) отправили в 3 отд. Львовской областной ПБ (лечащий врач Эдуард Архипов). Там Н.Маргорина продержали до 29 декабря 1987. Э.Архипов заявил, что оснований для госпитализации Н.Маргорина не было.

25 декабря 1987 работники Львовской прокуратуры посетили на дому ряд Членов Львовской Группы доверия и предложили им подписать письменное предупреждение об ответственности за участие в демонстрации. Некоторые такое предупреждение подписали.

Те, кто пытался 26 декабря 1987 пойти на демонстрацию, были задержаны милицией пр выходе из дому, в их числе Олег Олисевич (через час его отпустили). Площадь, где была намечена демонстрация, была оцеплена милицией и сотрудниками КГБ. Демонстрация поэтому не состоялась.