К обыскам в Ленинграде (1980, 7-6)

N 7 – 15 апреля 1980

Обыск у Эрнста Орловского [1980, 5-14] проводился по делу N 12. Орловского доставили на обыск с работы. Проводили обыск сотрудники КГБ кап. Валерий Иванович Аксаков, Георгиев, Баранов, Молодцов и Володин. Перед обыском у Орловского потребовали “выдать все, полученное им от С.Дедюлина, кроме материалов об А.Ахматовой”, хотя дело N 12 – это дело В.Пореша.

Сначала на обыске были отобраны все материалы “Международной Амнистии” и кап. Аксаков упрекал Орловского за связь с этой ” антисоветской организацией”. Однако, в конце обыска все эти материалы были возвращены, кроме писем из Секретариата в Лондоне В.Турчину и К.Любарскому. На обыске были изъяты все материалы СМОТ, книга Р. де Жувенеля “Тито – главарь предателей” (советского издания), речи В.Молотова, книга Р.Баро, журнал “Альтернативы” (Париж), номера “Шпигеля”, рукопись русского перевода романа А.Камю “Чума”, опубликованного в СССР. Взяты также статьи и письма самого Э.Орловского. Изъятые первоначально сочинения А.Солженицына (в машинописи) были в конце обыска возвращены.

Допрос Э.Орловского после обыска  [1980, 6-18] проводил кап. Жерлицын при участии п/п Тотоева и кап. Аксакова. У Орловского взята подписка в неразглашении материалов следствия (к протоколу обыска это не относится).

Кроме обысков у Э.Орловского и С.Дедюлина  [1980, 6-18] в Ленинграде 10 марта 1980 прошли также обыски у Валерия Сажина и у Кобко.

К суду над Дмитрием Марковым (1984, 9-3)

N 9 – 15 мая 1984

Стали известны дополнительные подробности о деле Дмитрия Маркова [1984, 5-19].

Дмитрий Дмитриевич Марков (р. 1929) – в прошлом офицер военно-морского флота. Была членом КПСС, но вышел из нее. Окончил историко-архивный институт, работал архивистом, но был вынужден уйти с этой работы. В последнее время жил в Калуге, работал переплетчиком, кочегаром, фотографом. В последнее время много занимался (неофициально) изучением творчества М.Волошина.

Д.Марков привлекался свидетелем по делу П.Якира (1972 {ХТС //}). У него был обыск в 1982 по делу А.Верховского [1982, 20/21-8], во время которого были изъяты изданные за рубежом книги и сделанные с них микрофильмы. Еще один обыск прошел у него по делу С.Григорьянца [1983, 8-2], после чего Д.Марков в марте 1983 был арестован. Его дело вели следователи КГБ И.П.Борецкий, В.С.Денисов и Быков.

Суд над Д.Марковым, обвинявшимся по ст.190-1 УК РСФСР, состоялся 12 октября 1983 в Калуге. Конкретно Д.Маркову вменялось в вину распространение книг («Собачье сердце» М.Булгакова, «О рабстве и свободе человека» Н.Бердяева и др.) и микрофильмов с них. В суд было вызвано 8 свидетелей, в том числе один хронический алкоголик, лечившийся в ЛТП, и один человек. Во время суда находившийся на психиатрической экспертизе. Из остальных пятеро полностью отрицали вину Д.Маркова и лишь один – житель г. Обнинска Дубровин – дал нужные следствию показания.

Адвокат Д.Маркова Трач фактически занял позиции обвинения. Д.Марков отрицал «антисоветскую» и вообще политическую направленность своих действий, настаивал лишь на том, что его «взгляды, за которые он предстал перед судом, выработаны под влиянием самой жизни».

Суд приговорил Д.Маркова к 3 г. лагерей общего режима.

После суда Д.Марков направил в Лондон, в штаб-квартиру «Международной Амнистии» письмо, в котором просил «не принимать участия в его судьбе», т.к. такое участие, по его мнению, «преследует политические цели».

***

О.Запальская и В.Катагощин, в отношении которых судом по делу Д.Маркова было вынесено частное определение – не супруги [в 1984, 5-19 ошибка].

В.В.Катагощин – историк-архивист, работал в Калужском областном архиве, ныне – сторож. В ходе допросов по делу А.Верховского [1982, 13-10] В. Катагощину неоднократно угрожали возбуждением дела против него самого. Основанием для этих угроз была находившаяся в распоряжении следствия записка, присланная из-за рубежа Юрием Иваском и адресованная некоему «В.В.» В этой записке речь идет о рецензии «В.В.» на книгу Ю.Иваска о К.Леонтьеве. В.В.Катагощина обвиняли в том, что он был посредником между Ю.Иваском и его корреспондентами в СССР, а также в написании материалов для «Хроники текущих событий». Сейчас, однако, принято решение дело против В.В.Катагощина не возбуждать.

Отказано в возбуждении уголовного дела и против биолога Олеси Александровны Запальской, которая ныне работает медсестрой в г.Обнинске. Но уже после этого, в начале января 1984 О.Запальская была вызвана в следственный отдел УВД г. Обнинска, где ей сообщили, что против нее возбуждено дело о хищении книг из библиотеки. Во время обыска у О.Запальской по делу А.Верховского [1982, 13-10] было изъято около 70 книг с библиотечными штампами (в основном по истории и философии). Они в свое время были списаны из библиотек, а затем были куплены О.Запальской у частных лиц или подобраны на свалке. Дальнейший ход дела пока неизвестен.

15 января 1979 (№ 1)

«Вести из СССР», 1979 г.

Дело “левой оппозиции” [1-1] Ленинград.

Суд над Александром Огородниковым [1-2] г. Конаково.

Арест адвентистки Валентины Запорожец [1-3] Эссентуки.

Дело В.А. Щелкова [1-4].

Независимое профобъединение {СМОТ} [1-5].

Смерть Гелия Снегирева [1-6] Киев.

Обыск у Виктора Браиловского [1-7] Москва.

Судьба братьев Подрабинеков [1-8].

Разные сообщения [1-9 — 1-18]

1-9.

Викторас Пяткус тоже переведен из Владимрской в Чистопольскую тюрьму. Поскольку Пяткус находится на особом режиме, то это доказывает, что в Чистополь переводят политзаключенных всех режимов, и Владимирская тюрьма, как политическая, перестает существовать. Таким образом, адрес всех политзаключенных, перечисленных [в 1978, 4-16], теперь меняется на следующий: 422950, г.Чистополь, ТатАССР, учр. УЭ-148/ст-4. Для писем из-за рубежа: Москва, п/я 5110/1-УЭ.

1-10.

В начале января 1979, за 3 месяца до конца своего лагерного срока, Георгий Винс был переведен из лагеря в Якутии в Москву, в следственный изолятор КГБ в Лефортово. Причина перевода неизвестна, но не исключено начало какого-либо нового дела против Г.Винса.

1-11.

22 декабря 1978 жена Ю.Орлова И.Валитова была на свидании с мужем. Орлов закончил период ученичества на слесаря, однако “норму” не выполняет ввиду сильного физического утомления. За время пребывания в лагере он уже трижды подвергался наказаниям (один раз за попытку продолжения научной работы).

1-12.

А.Щаранский до сих пор не получил копии своего приговора. Поскольку он был судим Верховным Судом РСФСР, приговор не подлежит обжалованию в кассационном порядке.

1-13.

Ида Нудель официально уведомила власти Томской области, что она в знак протеста против несправедливого осуждения отказывается от переписки. В своем заявлении она просит все запросы о ее здоровьи и условиях жизни направлять властям, поставившим ее в нынешнее положение.

По впечатлениям лица, посетившего И.Нудель в ссылке, состояние ее здоровья сейчас хорошее.

1-14.

26 декабря 1978 с Г.Давыдова [см. 1978, 4-20] снят административный надзор, как незаконно продленный. Снятие произошло в результате энергичных обжалований надзора со стороны Г.Давыдова.

1-15.

Виктор Анисимов после дачи им ложных показаний на суде над Орловым на короткое время был возвращен во Владимирскую тюрьму, где одно время делил камеру с А.Щаранским. После того, как сведения о суде проникли в тюрьму, товарищи подвергли его бойкоту.

Через 2-3 мес. Анисимова перевели в лагерь общего режима (общеуголовный) на Урале. Это было сделано в результате окончания “политического” срока Анисимова или помилования (не полного, а лишь по “политической” статье). Анисимов – уголовник с восемью судимостями, проведший всю жизнь в лагерях и попавший в “политические” за расклейку листовок в лагере.

*

Ростислав Эпельфельд, бывший политзаключенный особого режима, выступавший свидетелем по делу Гинзбурга, также находится сейчас уже в общеуголовном лагере в г.Коммунарск Воронежской обл. Эпельфельд известен тем, что в свое время, деля камеру с Валентином Морозом, пытался склонить его к гомосексуальному сожительству, после чего Мороз потребовал перевода в одиночную камеру.

1-16.

Член редколлегии самиздатского журнала “37” Виктор Кривулин (Ленинград) вызывался в ноябре 1978 в КГБ вторично [см. 1978, 4-13]. Несмотря на давление, журнал “37” все же будет выходить. Однако, уступая этому давлению, редколлегия изъяла из последнего номера журнала стихи находящейся в лагере Ю.Окуловой-Вознесенской, поместив, однако, ее ответы на вопросы анкеты по проблемам религии и искусства.

Другому члену редколлегии, Вадиму Филимонову, было предложено подать заявление о выезде из СССР без обычного “вызова” из Израиля. Филимонов согласился. Виза была ему выдана за три дня, и 24 декабря 1978 Филимонов покинул СССР.

1-17.

Московская группа Amnesty International в течение долгого времени не функционировала, так как Международный Секретариат в Лондоне не присылал ей досье на политзаключенных, нуждающихся в защите. Теперь, наконец, досье получены, и группа приступила к работе.

Андрею Твердохлебову, одному из основателей группы и ее секретарю (после ареста Твердохлебова им стал В.Альбрехт), не было разрешено вернуться в Москву по отбытии им ссылки в Якутии. Он поселился в г.Петушки Владимирской обл. по адресу: ул.Красноармейская, 29. Он работает учеником токаря (по профессии Твердохлебов – физик).

1-18.

Адрес одного из учредителей Ассоциации защиты прав инвалидов Валерия А.Фефелова (р.1949): 601800, Владимирская обл., г.Юрьев-Польский, пер.Промышленный, 14, кв.1. Фефелов страдает спинальным параличом нижних конечностей.

Осенью 1977, после того как Фефелов начал поддерживать контакты с диссидентами, его по надуманному поводу лишили водительских прав, и он не может теперь использовать свою автомашину “Запорожец”. Это для него фактически означает домашний арест.

N 2 – 30 января 1979 …